Там, где встречаются миры

                Вспоминая протоиерея Валентина Мордасова


В этот майский день небо над погостом Камно, как окно в вечность, было прозрачным и бездонным. Заглядывали в это окно плывущие над землею купола Георгиевского храма, благословляли окрестные поля и дороги, по которым, призываемые колокольным звоном, спешил в церковную ограду на молитву православный люд.
«Подвигом добрым подвизался еси, страстотерпче Христов Георгие,  - звучало под сводами храма, - и веры ради обличил еси мучителей нечестие: жертва же благоприятна Богови принеслся еси. Темже и венец приял еси победы, и молитвами, святе, твоими, всем подаеши прегрешений прощение».
День великомученика Георгия Победоносца… Престольный праздник древнего храма погоста Камно! Здесь, в этом удивительном уголке земли Псковской, во всякое время года тихо и благодатно; когда бы ты ни приехал сюда, ничто не возмутит твоего духа. Но этот день особенный, единственный в году, и душа от того переполняется радостью…
А как, должно быть, радовался, как ликовал сердцем, батюшка, протоиерей Валентин Мордасов,  когда совершал такие торжественные праздничные богослужения, когда возглашал во время молебствия: «О всехвальный, святый великомучениче и чудотворче Георгие! Призри на ны скорою твоею помощию, и умоли Человеколюбца Бога, да не осудит нас, грешных, по беззакониям нашим, но да сотворит с нами по велицей Своей милости…»
И с каким умилением, с каким упоением духовным,  подхватывали верующие слова запева: «Святый великомучениче и победоносче Георгие, моли Бога о нас!»
Да, воистину велика радость веры! Чувство братского, христианского единства, пастырского тепла, заботы, отеческой молитвы! О, как все это знакомо духовным чадам протоиерея Валентина Мордасова! Уж четырнадцать лет как ушел он под вечные небесные кровы, в селения праведников. Но все также живо ощущение его присутствия рядом с нами: нет-нет, и почувствуешь вдруг благодатное тепло его пастырского благословения, услышишь его голос, призывающий жить по вере, покрывать всех любовью и снисхождением, побеждать зло добром…
Я иду мимо батюшкиного домика, приостанавливаюсь, смотрю на знакомое до боли крылечко…  И вдруг понимаю, почему замедлил шаг, остановился: причиной тому странная надежда увидеть батюшку – увидеть его присевшем, как бывало это в прежние годы, для краткого отдохновения на скамеечку, поймать его внимательный и такой добрый взгляд, подбежать к нему, поклониться, обнять… Увы, уж не случится этого в этой земной жизни, но дай Бог, чтобы когда-нибудь это все-таки произошло.  Надеюсь на это: буди, буди!
Двигаюсь через погост по каменным дорожкам, повсюду кресты, надгробные памятники. Вспоминаю батюшкины слова: «У Бога нет мертвых, но все живы» (См. Лк. 20, 38). Трудно вместить эту мысль, трудно представить, что все, кто обрел место упокоения на этом старом кладбище, все до единого, живы также как и мы, и также как и мы, чего-то ждут и на что-то надеются. Нет, скорее неопределенность – это для нас, обитателей земной юдоли, а у них всё определено – ждут они милости и молитвы от нас и надеются на милосердие  Божие. Все богатства мира и вся его власть  для них несравнимо малы рядом с единственным «Господи, помилуй» на церковной службе. О, сколько великих и важных дел для своей жизни, своей судьбы можем сделать мы, пока еще не избывшие «последняя своя»? Сколько раз можем произнести это великое прошение  «Господи, помилуй»?  Какому числу нуждающихся помочь? Но мы, увы, либо выбираем «челси» и «куршавели» или завидуем тем, кто это делает. Да уж, воистину, помни последняя твоя… (См. Сир.7, 39).
Здесь на погосте, где встречаются миры, где завеса над тайным приоткрывается для имеющих глаза, легко думается о вечном. Да, ее невозможно объять и вместить, но можно признать ее права и взглянуть на мир с ее, вечности, точки зрения. Как это сделать? Да очень просто.  Вот рядом с тобой честный работяга страдает, едва влачит свою нищую жизнь, а рядом зарвавшийся хапуга-чиновник живет в довольстве и богатстве. «Где справедливость?» – спрашиваешь ты. Ты видишь, что умирает невинный ребенок, а продавшийся ворам страж порядка наслаждается жизнью и здравствует.  «Где Ты, Бог?» - уж в полный голос восклицаешь ты. А Бог рядом с тобой, Он поддерживает тебя под руку, чтоб ты не упал и указует десницей в вечность: «Там ваша подлинная жизнь, там вознаградится  праведник и будет утешен страдалец, там обретет  наказание беззаконник». 
Вот так, с точки зрения вечности ты можешь разглядеть и понять, что любое земное, будь то страдание или наслаждение, коротко, по сравнению с будущим, грядущим, неземным. Что может сравниться с вечностью?
И чтобы понять это, не надо иметь семи пядей во лбу. Достаточно просто верить в Бога и быть православным христианином не на словах, а на деле. Так духовные чада отца Валентина, как правило, люди преклонных лет, из незнающих премудрости наук рабочих и крестьян, легко вмещали в себя представления о самых высоких смыслах христианского учения.  Батюшка не требовал многих знаний, «надо, говорил он,  с благоговением, радостью и с благодарностью к всеблагому Отцу Небесному принимать к своему назиданию то, что доступно нашему разумению, при руководстве Святой Церкви. Жаждущему, когда стоит у реки, не нужно выпивать всю реку, а довольно выпить столько воды, сколько потребно для утоления жажды; так и христианину из мирян нет нужды знать всё или даже очень много, а  надо знать то, что необходимо для спасения души».
Стою у могилы протоиерея Валентина.  Служба закончилась, почти все прихожане разошлись и я здесь сейчас один. Батюшка говорил, что при посещении усопшего, хорошо прочитать правило Серафима Саровского. Читаю…
Почему-то всплыла в памяти беседа преподобного Серафима с Николаем Александровичем Мотовиловым о цели христианской жизни. «Радость моя! – сказал преподобный Мотовилову. - Молю тебя, стяжи мирный дух, и тогда тысяча душ спасётся около тебя!»  Нет, не только Мотовилову, всем нам сказал. Но выполняют этот наказ единицы, такие, как отец Валентин. Тысячи спасались рядом с ним при его жизни и сейчас число это не умаляется. А та благодать, которую стяжал он подвигами и трудами, по милости Божией, стала благословением и самих этих мест. Вот почему так радостно здесь находиться и коль побывал тут раз, хочется непременно вернуться. Господи,  как же легко здесь дышится!
Иду в новый приходской дом, строительство которого недавно, с Божий помощью, было завершено. Дом большой просторный в два этажа. Привечает меня и угощает чаем нынешний настоятель прихода протоиерей Алексий Вовченко.  Знаю этого священника много лет, как доброго пастыря,  искренне почитающего и любящего старца протоиерея Валентина Мордасова.  Отец Алексий делится радостью: вот наш новый дом причта; здесь и трапезная, и воскресная школа, где окормляются не менее двадцати детей, и несколько комнат для паломников, количество которых год от года не убывает.
Я вспоминаю, как в начале девяностых батюшка Валентин сетовал, что негде привечать  приезжающих издалека паломников, тогда их число стремительно росло. Чтобы дать им хоть какой-то прият, построили тогда несколько похожих на шалаши сарайчиков: пусть и без всяких удобств, но зато крыша над головой есть. Уверен, что останавливающиеся там паломники были безмерно счастливы.  В новом доме намного удобнее и уютнее. Если бы еще и батюшка Валентин был рядом…
Но он и так рядом. Об этом как раз говорит отец Алексий:
- Нам бы самим никогда не построить. Приход наш человек тридцать, от силы пятьдесят. Это немощные, неимущие старушки. Откуда у них средства? А батюшкиным ходатайством, его молитвами построили хороший дом, в котором можно принимать паломников, учить деток вере православной.
- За последние годы вышло много батюшкиных книг, интересуются ли ими люди, читают ли? - спрашиваю я.
- Читают и безконечно батюшке благодарны, - отвечает отец Алексий, - ведь сейчас в основном, приезжие не те люди, что знали батюшку при жизни, а те, которые познакомились с ним по его книжкам после его кончины. Это любовь к батюшке привлекает людей. Они приезжают сюда и видят, что не ошиблись,  что состояние радости духа связано с этим святым местом
- Чем вы объясните, что батюшкины книги имеют такой спрос?
- Они доступны для сердца, касаются не общих тем, а каждой души человеческой. Книги содержат живое слово батюшки, ведь он хотел, чтобы народ спасался, у него было страдание за народ. Зримые чудеса происходят по молитвам батюшки. Так часто бывает, что люди боятся холодной воды источника. Приходят и жалуются, что хотелось бы окунуться, но вода страшно холодная. Либо ссылаются на болезни, например, болезнь почек. Кстати, не раз было замечено, что в холодном источнике с ледяной водой исцеляются почки, как это ни парадоксально. Так вот, говорят, что холодно, что боятся купаться. Мы их направляем к батюшке: «Попросите, он вам водичку подогреет». Потом приходят с округлившимися глазами и сообщают, что окунулись и не почувствовали холода, что водичка была такая тепленькая. Вот так батюшка испрямляет кривые дороги, сглаживает острые углы, делает для человека все исполненное любовью Божией.
Случаются и настоящие чудеса. Так недавно мне рассказал один раб Божий. Он был военный, получил травму: у него была повреждена рука, его преследовали жуткие боли. Ходил он по госпиталям, но состояние не улучшалось. Прибыв сюда, в Камно, он побывал на могилке, обратился с молитвой к батюшке, окунулся в источник, в тот же миг у него рука исцелилась. Зовут его Рустик. Дай Бог ему здоровья, чтобы он и впредь служил Господу.
Как-то еще один больной здесь побывал. У него тело было покрыто шишками размером с яйцо. Врачи говорили, что без операции не обойдешься. Имея крепкую веру, упование на Господа, он с паломниками пришел сюда, на могилку к батюшке. Молился, окунулся в источник. После первого же окунания шишки у него уменьшились. Он приезжал еще несколько раз и полностью исцелился от тяжелой болезни – без врачей, по молитвам к Господу, к Его угоднику батюшке Валентину. 
Мы разговаривали с отцом Алексием еще достаточно долго, и все это время вокруг нас кипела приходская жизнь: кто-то приходил к священнику за благословением, кто-то - за советом, сновали туда-сюда маленькие детки, за стеной распевались клиросные певчие.  "И за всем этим, - подумалось мне, - присматривает батюшка Валентин: где надо – поможет, где надо – предостережет, где-то - направит, где-то - остановит". Таково любящее сердце пастыря: и после смерти не оставляет он попечений о родном приходе и духовных чадах.
Уезжал же я, сохраняя  в памяти слова отца Алексия, сказанные им в завершении нашей беседы: «Каждый, кто слышал живое слово батюшки Валентина, кто читал его книги, ощутил, что это необыкновенный человек, что это человек, исполненный благодати Духа Святого, исполненный любви. Потому и слова его столь легко ложатся на сердце, проникают в душу, и  люди живут этими словами, укрепляясь той любовью, которую открыл им  батюшка. Как отец родит сына, так и он рождал своих чад, напояя их любовью Христовой».
А небо над погостом Камно оставалось все таким же прозрачным и бездонным… Над местом, где встречаются миры!


Камно-Псков, 2012


Рецензии
С какой трепетной любовью написан этот рассказ... Сколько Веры и доброты в нем. Спасибо Вам, большое. Если ббудет интересно, то приглашаю Вас на свою страничку прочесть серию Храм на холме. С большим уважением, Татьяна.

Татьяна Богдан   08.06.2012 10:10     Заявить о нарушении
Спасибо за добрые слова! Вдохновения Вам и духовных сил!

Изборцев Игорь   10.06.2012 13:08   Заявить о нарушении
Спасибо большое, взаимно. С уважением, Татьяна.

Татьяна Богдан   11.06.2012 07:29   Заявить о нарушении