Золотой цветок

«„Кто не был в нашей стороне,
Не слышал никогда,
Как тёмный лес шумит во сне,
Как плещется вода.
Кто нашей не бродил тайгой,
что Пармою зовут,
Не знает, как в тиши ночной
Сказанья здесь плетут….»
                С. Попов.   

Сказание о золотом цветке, рассказанное старым тофом летом  197… года

   Есть в сердце Восточных Саян маленькая  горная страна Тофалария. Живут здесь потомственные охотники да  рыбаки, люди, для которых тайга – дом родной и нет для них краше мест на свете. Тофы, самая малочисленная нация России. В горно-таежных поселках  Саян их 500 человек. Советская власть спасла эту нацию от вымирания, возродила к новой жизни, помогла перешагнуть несколько исторических эпох.  Как-то довелось мне побывать в этих краях, пройти по Тофаларии больше 150 км.
Отошли в прошлое  последние километры и последние переправы сегодняшнего дня. Поднялись уже высоко в горы, день пути остался до перевала. Вечереет. Раскинут шатер-палатка под  прикрытием старых лиственниц и могучих кедров  на высоченном берегу реки. Черное бездонное  небо и громадные звезды так близки и так  ярко горят, что, кажется, протяни руку, прикоснись к ним ладонью, обогрей их  теплом свою мятущуюся душу. Только здесь высоко в горах ночью глядя на яркое звездное небо, ощущаешь громадину  мироздания, своё ничтожество перед могуществом Бога и преклоняешь голову перед вечностью. 
 Далеко внизу в ущелье неистово ревет и стонет река. Прозрачные зеленоватые холодные струи в веселой пляске скачут через белые отшлифованные  округлые камни, ворочают  крупный галечник и шумят, шумят, шумят. Прохладно. Круг света костра отделил стеной наступившую тьму.  Как- то тихо и  незаметно появился из ночи человек. Это пришел на огонек старый тоф, охотник. Поздоровался, сел у костра. Невысокого роста, лицо в глубоких морщинах  и большие руки, спокойно лежащие на коленях.  Завязался разговор. Поговорили о погоде, об охоте, налили ему большую кружку чаю и попросили рассказать что-нибудь. Тихо-тихо в ночи. Только там высоко над головой ведут неспешную беседу могучие кедры и старые лиственницы, много повидавшие на своем веку. Казалось, старик вздремнул, разморенный теплом и покоем. Но вот он очнулся, подбросил в костер  пару поленьев и начал  рассказ.
      «Давно это было. Очень давно. Так давно, что и дед моего деда не мог вспомнить, когда это было. Не  всегда Тофалария была так  мала, и так мало было нашего народа. Было время, когда моя страна была большой и сильной, и тофы были сильны и красивы. Тайга была богата зверем, а реки богаты   рыбой.  Дикие олени стадами бродили по тайге, а птица пускала на полет стрелы. Охотники никогда не приходили без добычи, а рыбаки без рыбы.  Хорошее это было время».
        Затаив дыхание, слушали мы  старую  сказку. «Однажды, когда ярко светило солнце и небо было чище первого снега, на вершинах гор собрались черные тучи, закрыли толстой черной пеленой, как старой оленьей шкурой, голубое небо, прогремел в огромный бубен гром, и обрушился на нашу землю дождь.   День льет, два льет, неделю льет, другую льет. Месяц проходит и другой на исходе, а дождю и конца не видно. Тучи опускаются  ниже и ниже, и уже укутали вершины кедров и лиственниц.  А дождь идет, идет и идет… Реки вздулись и вышли из берегов, превратились в моря, а ручьи стали реками.  Большие волны ходят от берега к берегу. Поднимается вода к жилью.  С каждым днем  вода все выше и выше, все ближе и ближе.  Мутные  волны  заглядывают в окна, смотрят, что же там, в доме? Верно говорят, счастье идет шагом, а горе летит стрелой. 
      Трудно Тофаларии, ох как трудно. Тайга стала непроходимой – нельзя охотиться,  вода стала  мутной и грязной – не  ловятся рыба. Голод пришел в страну. Умирают один за другим старики, не рождаются дети. Голодно. Холодно.  А дождь все льет, и льет, и льет... Вот и дети стали умирать один за другим. Плачут матери, сгорбились отцы. Что делать?
     Собрались старики на большой Совет. Сидят, молчат, трубку курят. Идет трубка по кругу. Раз прошла, другой прошла. Уже в третий раз вернулась трубка к старейшине, а все молчат старики. Погасла трубка, в темноте не видно никого, только слышно, как дышат старики, да чуть светятся угли в очаге чума. И тогда заговорил старейшина. Он давно уже забыл, сколько ему минуло весен, голова его бела, как  снег на гольцах, а кожа темна и морщиниста, как кора столетнего кедра. «Слышал я от моего прадеда, который прожил вдвое дольше  моего века, что в такую беду,  в такое злое время,  когда  народу нашему  грозит   голодная смерть, а стране гибель, только человек, сильно любящий  свой народ, свою родную землю,  может принести спасенье. А как это сделать, он, тот человек, сам знает. Я все сказал».
      Разошлись старики,  а по Тофаларии разошлась  молва: надо искать того человека, что  спасет свою Родину от злой судьбы.
     Был ли кто прекраснее во всей Тофаларии и умнее, чем любимая правнучка старейшины? Брови тонкие черные, взметнулись над  длинными узкими, черными, как угли, глазами, косы черные змеями расползлись по плечам.  Смелая, сильная, ловкая, стройная, росла она на радость в своем роду-племени.  Как услышала, что можно спасти родную землю, так и загорелось ее сердце.  И никакие уговоры не могли изменить ее решение. Много ли, мало ли прошло времени, никто не знает, а только нарядили красавицу в белые расшитые  цветными узорами  праздничные  одежды, посадили  в  лодку. Подхватила  лодку вода, покачала на крутых волнах и унесла в  туман. А на  утро поднялись темные тучи над скалами и растаяли без следа,  солнце снова заблестело ярче прежнего, и птицы  песни запели, каких и раньше не певали.
    Через год поднялись охотники высоко в горы в погоне за легконогой  кабаргой, что  птицей перелетала  со скалы на скалу,  и увидели невиданной солнечной красоты  цветок. Только высоко в горах, где небо необъятной глубины и синевы, что чище нет, где солнце рядом и ветер не знает преград, где вода чище слезы растет этот удивительной  красоты  цветок, приносящий радость и счастье молодым и возвращающий здоровье и  молодость   старикам.
         Да не каждому дано  увидеть этот прекрасный и волшебный чудо-цветок. Только тому, кто сердцем чист и душой прекрасен, открывается он, даря красоту, радость и счастье…»
   Смолкли последние слова старого охотника, Вновь стало тихо. Только высоко, у самого неба, качают вершинами кедры, будто рассказывают всему миру прекрасную  сказку. Ушел старик, а мы  еще долго сидим  в тишине у потухшего костра под впечатлением этой красивой сказки.


Рецензии
Прекрасное сказание, поведанное красочным, сказочным языком.
Спасибо!
С уважением

Людмила Белан-Черногор   24.06.2012 20:19     Заявить о нарушении
Людмила! Спасибо огромное. Я счастлив. Значит и моя сказка написана не напрасно.

Григорий Мирный   24.06.2012 20:43   Заявить о нарушении