Война. наброски

      Выстрелом в ухо стрельнула поломанная ветка. Он просто оглох от этого залпа.Страх.Сердце  четко и размеренно выдавало — бум-бум-бум.По лицу потекли струйки пота.
   Он так и остался с поднятой ногой  на всякий случай взяв винтовку на перевес.
   Но лес молчал,больше никаких звуков не послышалось — так же чирикали птицы и ветер  поглаживал верхушки сосен и берёз.Тишина, но он каким-то нечеловеческим чутьем чувствовал,что что-то не так,что где-то рядом есть живое существо.Это было за гранью разумного,чело веского.Как будто рядом кто-то дышал,...
    Всматриваясь в кусты и стволы деревьев, он пошел.Нужно было куда-то идти.Где свои а где чужие,- он давно потерял все ориентиры.Канонада слышалась где-то далеко-далеко.Временами она утихала совсем, так,что он различал голоса птиц и стрекот кузнечиков и особое состояние летнего леса,когда рядом нет машин,людей и шума человеческой жизни.
    Три дня назад их боевой расчет стоял прикрывая полк от нападения танков и пехоты на опушке леса.И казалось,что война — это что-то запредельное,немыслимое.Бойцы соорудили походную баню,где каменкой служила груда камней, а помещением — обычная палатка.Камни откладывались ветками,разжигался костёр.И каждый бегал со своим ведром теплой воды мыться.Хорошо, что ручей был неподалеку.
   Все было спокойно и тихо.
   Как вдруг — по рации передали,что где-то рядом высадился десант.
   И не успело это улечься в голове,как появились автоматчики в касках и застрекотало,закружило.
   - Орудие, к бою!
   Какое орудие,какой бой — их положили на землю в считанные минуты.Грохот!Николая оглушило  и   он свалился да так и пролежал до глубокой ночи.
    Открыв глаза,он почувствовал, что замерз,что звезды, что тишина... непонятный писк в ушах.
    Одно он знал,что нужно идти,идти  искать своих,- это заложено в каждом из нас,одиночество — не есть нормальное состояние.Люди — где вы?Кто расскажет — что было?Кому рассказать что видел он?Что делать дальше?
   Он подобрал брошенную кем-то винтовку и побрел на звук далекого грома.Как будто где-то шла гроза.Но на самом деле было не так.Это шел бой.
   Двое суток он брел наугад,боясь остановиться и передохнуть.Продукты и вода были на исходе.
   Звуки канонады затихли и он понял,что наши отступили.Но где он и где ближайшее жильё — оставалось загадкой.
   И тут это ощущение,что ты не один,что рядом кто-то есть.И кто это?Где?Зверь или человек?
    Опять раздался хруст ветки.Инстинктивно повернувшись в сторону звука он увидел небольшой лаз между кустов. И взгляд.Пара глаз смотрела на него.Со страху он чуть было не упал,- так задрожали коленки и опять обдало жаром.
  «Ну,сука!Сейчас я тебя достану!»  ….. Выходи! - Заорал он и передернул затвор, - Выходи сучий потрох!
    Взгляд исчез...
    «- А вдруг это немцы! Или зверь какой?»

   Послышалась возня и вдруг он увидел,как белая тряпка — потом оказалось, что это были кальсоны Фридриха  - показалась в ращелине.
  « Ничо себе ...»
    Гитлер капут! - это было нечто невообразимое.
    Стоять! Выходи по одному!Шнель!Шнель!  - Николай кричал что-то,что и сам толком перевести не мог, тут опять началась возня и откуда-то из-под земли вылез невзрачного вида немец,с сорванными погонами.Грязный и заросший легким юношеским пушком.
  «Господи,да он же ребенок ещё!»....
    Ты один? - Зи Айн?
    Я,я — закивал головой пацан.
   Твою мать!   У меня Мишка чуть старше!  –  « Над посмотреть сколько их там?»
    Почувствовав себя хозяином положения,человеком,который обезоружил как минимум роту противника,Николай деловито подтолкнул сдавшегося фашиста и сам вошел за ним в землянку.
   Сооружение было надежно выполнено,бревна в три наката,дверь с щеколдой и даже кровати с постелью.Скорее всего это была партизанская база,на случая смены дислокации.Солидный запас продуктов
    

Фридрих даже и не старался спешить.  Он просто ушёл оттуда, где находиться было выше всех мыслимых и немыслимых усилий воли. Если бы сейчас кто-нибудь из этих сумасшедших пустил ему пулю в спину или в лицо, он бы только обрадовался. Но сзади было тихо, впереди - тоже. Страха не было.
В сумерках подслеповатые глаза не различали мелких преград даже в очках. Почему он вообще попал сюда? Его должны были освободить от этой войны по состоянию здоровья. А ещё по состоянию души, по зову сердца, по глубокому убеждению, по отвращению ко всему, что связано с оружием, насилием и всем этим сумасшествием последних событий новейшей истории его родной Германии.
Он снял очки, чтобы не разбить или не потерять, и вдруг понял, что впервые за несколько месяцев остался совсем один. Нет пристального взгляда Assistenzartz* - неприятного, липкого, заставляющего чувствовать себя неуклюжим придурком. Нет чудовищных подшучиваний сослуживцев над щуплым  Sanit;tsgefreiter** Фридрихом Ланге. 
Большей глупости, чем сбежать из этого ада, он сделать не мог. Разум пытался напугать возможным пленом и всеми его последствиями. Фридрих чуть было не повернул назад.
- Горе мне, если мои убеждения будут колебаться в зависимости от биения моего сердца,- сказал он негромко вслух, вспомнив обожаемого Шиллера.
Нужно было сориентироваться. Вчера в госпиталь привезли  ещё дышащие остатки  Oberstleutnant****. Фридрих согрешил: вместо того, чтобы делать вид, будто  всеми силами помогает совершить чудо воскрешения, он вытащил из планшета карту и теперь имел приблизительное представление о безопасном для себя направлении движения.
Он больше не хотел на войну. Он хотел, чтобы война оставила его в покое. Однажды он подумал, что бескрайние леса России - идеальное место, где может потеряться маленький немецкий ефрейтор санитарной службы. В Германии его никто не ждал. Волноваться, что эти помешавшиеся на пауках и молниях идиоты начнут терроризировать родных, Фридриху было не нужно.

INCOGNITO


   Продолжение следует.


Рецензии