На катамаранах по Хоньчину - Урику. 1988

   
                Сплав по Хоньчину - Урику
                Восточные Саяны
                1988.
             
        Прошло 4 года. Моя Елена перешла в 4 класс,  Дима –  в 6.  Мы с ними побывали уже в семейных походах по Белой и Чусовой, сплавлялись на байдарке.  Спали в палатке. Дежурили по кухне. Делали всю работу, какая есть на маршруте. Привыкали к прелестям походной жизни. Кроме этого с классом  Елены ездили на экскурсию к хребту Зигальга с восхождением на Большой Шелом. Ночевали в палатках у подножья горы в красивом месте.  Ребята были в восторге.
       Письмо из Серова не застало врасплох, в принципе я был готов пойти на любой маршрут. В.И. Филимонов писал, что собирает старую команду на сплав по Хоньчину и Урику.  Это Восточные Саяны, места отдаленные, туристы туда добираются редко. Далеко. Что надо с меня? Желание. Здоровье. Врачебные обязанности. Время похода вторая половина  августа – первая половина сентября.
      Нас семеро.  Очередной маршрут. На этот раз Восточные Саяны сплав по  Хоньчину и Урику.  Как обычно, сначала переход 50 км, а потом  сплав на 2  катамаранах 160 км.  Маршрут 5 категории сложности. Пропуск на въезд нашей группы в приграничные районы Бурятской АССР Тункинский и Окинский есть. Маршрутная книжка № 25/88 от 19 августа 1988 г.  на совершение похода  в сумке у командира. Предполагаемые сроки прохождения 20 08–13 09 1988, с контрольными  пунктами поселок Сорог 26 августа, Инга 1 сентября и  Черемхово 11 сентября. Так поздно мы еще не ходили, в это время всегда были уже дома и, будучи студентами, готовили портфели.

     Группа изменилась мало: Филимонов В.И. руководитель; Захаров А.А. завснар; Никонов Б.И. завхоз; Тагильцев С.Н, Егоров А.Г. участники; Смирнов А.В. фотограф; Мирошин Г.Ф. врач. Первый поход, в котором рядом с Филимоновым не было Владимира Кошкина, умницы, мастера на все руки, потрясающе интересного человека, надежного и обязательного, обстоятельного и обаятельного, доброго, въедливого и  дотошного. Жаль.
     20 августа. Поездом «Москва-Благовещенск» со станции Свердловск выехали в Иркутск, 25 августа из Иркутска на УАЗике через  Монды в поселок Сорог.  Все попытки нанять лошадь в Сорогах  и уехать,  сколько возможно близко к Хоньчину, не удались. Буряты готовы дать лошадей и проводника только за спирт. Однако даже готовность расплатиться спиртом не дает гарантии, что они способны доставить рюкзаки и нас по назначению.
     Все. Решили идти. 28 августа пополудни началось собственно прохождение маршрута. Около 18.00 собрали рюкзачки, навьючились и пошли. Одновременно пошел дождь. Так и шли вместе с дождем. Дорога кое-какая, но идти по ней можно. Вот и шли по 50 мин.  с 10 мин. перерывами на отдых. Цель – дойти до фермы, что в 20 км Сорога. Дошли до цели около 23. Спасибо живущей здесь бурятской семье, они не только накормили всех, предложив чай, молоко и хлеб, но и ночлег в избе.
     29 августа. Понедельник. Все болит. Все ноет – плечи, ноги, руки, поясница. Все тело отказывается тащить рюкзачище даже несколько минут. Лошадей, однако, нет, приходится временно стать лошадью.  Сегодня решено взять перевал. В 09.00 все началось. Первый переход 45 мин. Прошли 4 км. До обеда сделали 4 перехода, после обеда решили взять перевал на четвертом переходе. Дежурный сегодня Григорий, он готовит обед, а все остальные отдыхают, сушат одежду и обувь. А зачем? Как будто после обеда будет другая дорога, сухая и чистая. Асфальт. Ничего подобного. Мох, вода, болото, ерник, ручейки и речки, еле заметная тропа. Тяжело. Предложили начальнику сделать переходы по полчаса. После второго послеобеденного перехода подумали, а куда, собственно, спешить? Бог с ним, с перевалом сегодня, одолеем его завтра. С трудом нашли место для ночевки, с трудом набрали дров. Перевал близко, лесу почти нет, одни палочки да веточки. С трудом нашли материал для нодьи, без нее нельзя, холодно. Поставили полог, переоделись, высушили одежду. Поужинали и около 23 легли спать. На ночь соорудили хорошую нодью.
                А. Захаров
 
    30 августа. Вторник. Вчера был понедельник тяжелый день. А сегодня с утра туман. Днем солнечно и тепло. Спать было тепло, несмотря на то, что близко перевал и приличная высота. Я спал в тельняшке и без носок. Вышли в 10 и за час вспорхнули на перевал. Он называется Ботогол-Дабан, его высота 2270 м.  Залп из орудий, фотосъемка, подарки на место поклонения Богам. Перевал короткий и голый. Одни камни. Тропа, как до перевала, так и после него ровная и сухая и обозначена затесами. Идти вниз не легче, чем вверх. Круто. Ноги устают не меньше. Слева от тропы на гольцах лежат снежники. Далеко внизу просматривается Ботогол, пункт, в котором может быть будет окончание пешеходки. 
 До поселка шли 40 мин., миновали его и остановились на обед на левом берегу у одноименной речки. Плыть нельзя, мелко. Борис натер спину, пришлось ее заклеить  лейкопластырем. А Витя стер ноги. Как он идет? Всегда удивляюсь Филимонову, одни мослы, лицо как у голодающего в последний день недельной голодовки,  а идет как трактор. Откуда силы берутся.  Правда, я представляю, насколько он устает. В 18  были у  Хоньчина, перешли его и еще через пару переходов остановились на левом берегу. Пешеходка завершена. По плану она 50 км, по карте – 64 км, сколько на местности одному Богу известно. Мне показалось  около сотни. Если судить по состоянию ног и спине – гораздо больше.   Вся пешеходка  заняла 2,5  дня.
                Г. Мирошин.

         31 августа. Среда. Последний день лета.  С утра дождь и, не переставая весь день. Я проснулся в 7.30.  Алексей завтрак готовит, может быть, поэтому дождь. До обеда делали катамараны, готовились к сплаву. Рыбалки пока нет. В горах выпал снег. Как хорошо, что перевал взяли днем раньше.  Погода такая мерзкая, что кроме А.Захарова никто не стал умываться. Наверное, поэтому и с катамаранами провозились долго, отчалили только в 17.30. Плыли 2 часа. Препятствий много, работаем вразнобой, получается  еще плохо, несколько раз «садились» на камни. На большом катамаране Филимонов, Захаров, Егоров, Мирошин и я, на маленьком – Смирнов и Тагильцев.  У нас вместе со мной впереди сидел сначала Егоров А.Г., получается у него не очень.  Начальник  посадил его на отдых, а на левое  переднее место посадил  Мирошина. Проплыли минут десять, и Григория Федоровича  с катамарана как ветром сдуло, вылетел за борт.  Ногами за борт не держался, а судно  бортом стукнуло о камень. Вода в реке большая, но слишком много камней, идти сложно. После одного из сложных порогов причалили. Начальник ушел на разведку, а Захаров с первого заброса поймал на мушку хариуса. Я подумал, ну началось! Ничего подобного,  на этом все и кончилось.  Пришел Виктор и сообщил, впереди каскад сложных порогов, а наш катамаран, по крайней мере, в трех из них не вписывается  между здоровыми камнями. Пришлось тащить  и катамаран, и имущество 700–800 м. ниже порогов. А плоты пришлось бы разбирать. Ужинали около в 23. Все, кроме Сергея и Алексея, легли спать, они никак не могли сделать Надьку. Знать, ночевка будет прохладной. Так оно и получилось.
                Б. Никонов.

      1 сентября. Четверг. Детки, в школу собирайтесь, петушок пропел давно. После холодной ночевки, сырая береза упорно не хотела гореть, Сергей накормил манной кашей. Затем каждый занялся своими делами: рыбаки ушли на охоту, охотники на рыбалку, начальник на разведку. Как и вчера, сеет мелкий, почти пыль, дождь. Настроение скверное. Хоньчин, река интересная и серьезная, но при такой погоде, когда солнце не сушит и приходиться больше работать бурлаками, а не плыть, и река перестает нравиться. Однако, пришел начальник и сказал,  после обеда делаем обводку препятствия № 10, проходим  № 11, а перед № 12 чалимся. Во время обеда, когда уже пили чай, подъехали на лошадях трое бурят с ружьями. Начальник пригласил их на чай, расспросил, Оказалось, что это охотники. Они оставили лошадей около стоянки и быстро поднялись по склону к гольцам. А мы пошли загружать катамараны и готовиться к сплаву. Катамаран с начальником отчалил и, пройдя 10 препятствие, скрылся за поворотом. Я не видел, как они чалились, но наше с Серегой причаливание вызвало серьезное недовольство начальника. Он сказал, что с таким маневром мы могли «влететь» в 11 порог.  Разгрузились и пошли дорогой, скорее всего, зимником,  по правому берегу вниз. Начальник убежал вперед и пришел что-то минут через 45–50, он нашел хорошее место для стоянки. Сейчас туда унесем груз, а завтра на разгруженных катамаранах сплавляемся до места сегодняшней ночевки. Завхоз за это время успел набрать полную каску грибов. На ужин был великолепный грибной суп с майонезом. Очень вкусно. Даже  Александр Алексеич не выдержали-с и выкушали-с. Сегодня ночью начальник обещал жару. Напилили сухого кедрача и лиственницу на Надьку. Посмотрим. Вчера он тоже обещал жар от  березы.
                А. Смирнов

     2 сентября. Пятница. Обещанной жары не было. Утром проснулись, стуча зубами от холода. Надька не грела, будь она неладна. После завтрака начальник приказал двойке стать на страховку, а четверке проходить 12 порог. «Мандраж», ибо в русле 2 хороших  слива  и в середине торчит «зуб». Прикинули с Лехой, в каком месте ловить выпавших гребцов  с катамарана. Проходит время «Ч», четверки не видно. Через некоторое время выплывает крейсер, четко плывет мимо, красиво проходит  порог. Четверка причалила и  счастливая выскочила  на берег, на котором уже поджидал с аптечкой и фотоаппаратом трясущийся главный врач похода Григорий Федорович. На берегу, удрученный начальник сообщил, что случайно уронил с руки обручальное  колечко-талисман. Какое-то время четверка здорово прибавила в физическом развитии, расталкивая камни в русле в поисках колечка. Колечко, естественно не нашли. У Егорова тоже горе, в пороге  смыло валом оленьи рога, он их мужественно нес через горы и перевалы. Рога искать не стали.
   Вы помните сказку о бабушке, она потеряла очки, а они оказались на лбу? Так и у начальника вышло. У начальника две руки. Он привычно посмотрел на ту, на которой всегда было кольцо, и, не взглянув на другую,  впал в тоску. В самый разгар поисков Алексей угодливо спросил у начальника: «Виктор Иваныч, а где Вы нашли колечко?». Начальник вытаращил глаза, посмотрел на другую руку, и счастью не было конца.
   Дальше Хоньчин разлился, но  все равно были жертвы. Двойка порвала оболочку гондолы, пришлось вставать на обед и шить. Река течет хорошо. Мы плывем, Буряты с берега рыбачат на спиннинг. Пока мы им улыбались, вместо правой протоки ушли в левую, из которой едва унесли ноги целыми. Полоскало так, что и вспомнить тошно. Еще через 0,5 км видим отмашку с берега на причаливание. Страшная картина. Четверка располосовала гондолы так, что требуется капитальный ремонт. Захаров вправляет мозги завхозу за лишний гребок. Завснар до полночи занимался портняжным ремеслом, шил гондолу. Начальник снова ходил смотреть, что ждет впереди, принес какую-то дичь, с виду большую и толстую. Когда Григорий ее общипал и принес в ладошке, завхоз изумился, куда все девалось, тут и есть нечего, кожа да кости. Однако, бросил в котел, может быть, будет запах. Жир вряд ли будет. Сегодня развели здоровенную Надьку. Тепло должно быть. сколько можно спать в холоде.
                С. Тагильцев

       3 сентября. Суббота. Спали в тепле. Толстая Надька не подвела, грела исправно всю ночь, подлая. Сегодня солнце. Утром Саша опять сидел  за ремонтом. Егоров быстро приготовил завтрак. Тепло. Народ стал раздеваться, умываться, чистить зубы, принимать другие водные процедуры. Пример показал именинник, Борис Иваныч. Все вымыли голову горячей водой, а Борис Иваныч вымылся весь с головы до пят и еще нырнул ну в очень  холодный Хоньчин. Больше попробовать Хоньчин никто не решился. Борис Иваныч, видно, «морж», ему, значит, холодная водная процедура только на пользу. Нам, не «моржам», такая процедура опасна. Народ, некоторые из народа, бросились на рыбалку.  К обеду катамаран снова на плаву. Рыба не ловится, дичи нет. Надел тельняшку на счастье, думал в ней будет больше везенья. Не тут-то было. Первыми ушла двойка, минут через 15 пошли мы. Вскоре их догнали, ребята подкачивали гондолы. В препятствии № 20 мощный слив с прижимом. Встали на страховку ниже порога и не зря. Двойка зашла в порог как-то неловко боком, и только ноги взлетели выше головы у обоих гребцов. Но все обошлось. Пришлось сделать внушение. С ходу прошли 21,22,23 препятствия, а в 24 оказалось много камней. Сели на камни. Обернулся, катамаран-двойка прижат к камню, одна гондола спущена, рюкзак в воде, Серега с Лешей по пояс тоже в воде. Подвели свой катамаран к берегу, взяли веревку, перебросили ребятам и потихоньку подвели двойку к берегу. За день прошли всего 5 км.  Это уже стало нормой. Полученная пробоина была,  может быть даже и к счастью, так как препятствия № 26 и 27 точно грозили оверкилем для двойки и даже для четверки, даже при ювелирной работе. Хорошо, что не влетели в них. Это я понял после просмотра  порогов.  День прошел удачно. А вечером был торжественный ужин в честь дня рождения  Бориса и Александра. Подарили ребятам ножи. Вспоминали походы, пели песни. Ужин прошел, как говорится, в теплой и дружественной обстановке.               
                В. Филимонов.

      4 сентября. Воскресенье. В 08 все на ногах.  Леша с Сергеем штопают  оболочку гондолы своего катамарана, а порванную гондолу им вчера заклеил Захаров. Рюкзаки унесли вперед на километр, так как дальше с грузом плыть опасно. Мы начинаем сплав, а Гриша снимает на фотопленку прохождение 25 и 26 препятствий, кроме этого у него и, на случай, страховка. Сплошной водный слалом. В 26 препятствии с правой гондолы начинает сползать оболочка. Швартуемся как раз рядом с рюкзаками. Вскоре причаливают и Леша с Сергеем. Выносим свой катамаран на берег, отвязываем гондолу. На оболочке местами перетерты нитки, а в гондоле дыра. Гриша с Сашей садятся штопать оболочку, Витя клеит гондолу, Борис готовит еду. Все заняты делом. В 15.40 отплываем.  Река очень сложная, рабочая, нет ни одного спокойного метра, сплошные препятствия. Обозначены и описаны только наиболее сложные из них. Только и слышно: «Греби, табань, право, лево, куда, молодцы, мать твою…». Проходим одно препятствие за другим, впереди сильный прижим к скале. Проходим удачно и становимся на страховку. Серега с Лехой входят в прижим боком. Мы на секунду зажмуриваем глаза, но река их вежливо отталкивает от скалы, и они подходят к берегу. Около 17 едва не влетели в четвертый каньон. Вытаскиваем катамаран на берег, впрягаемся в рюкзаки и выносим их к стрелке Хоньчина и Урика. По дороге любуемся каньоном. Природа здесь дикая, бесподобная: горы, скалы, реки, ручейки, тайга почти не тронута человеком. В каньоне Хоньчин верен себе, ни метра спокойной воды, все грохочет, ревет, шумит, беснуется и манит. В 19.30 встали на ночевку. Завтра каньон. В 24 укладываемся спать.
                А. Егоров

       5 сентября. Понедельник. Дождь. Встали с Сережей рано, и пошли рыбачить. Я добыл 3 хариусов, Сережа ни одного. За завтраком начальник дает задание на день, а день сегодня один из самых трудных: прохождение каньона, в котором есть водопад. Водопад оказался для наших катамаранов непроходимым. Около 5 часов ушло, чтобы обнести водопад.  Я прорубал дорогу и случайно поранил ногу. Ниже водопада собрали катамаран. Все готово к прохождению, команда на месте, фотограф сидит на скале после слива. Команда начальника и катамаран на струе. Течение очень хорошее, только успевай, шевелись. Стоим на коленях, а мне очень больно, даже показалась кровь на гондоле. Весь каньон прошли за 20 мин. В 2 прижимах меня и Бориса чуть не «размазало» по скале. Меня-то ладно, я рабочий человек, а как же наша область без Бориса Ивановича. Причалили. С трудом вылезаю из посудины и иду на прием к доктору. Хорошо, очереди нет. Григорий сказал,  надо шить, иначе долго не зарастет. Я отказываюсь, а он готовится. Вскипятил иглу, вскрыл ампулу с шелком, сделал укол для обезболивания и зашил. Сказал, жить буду. Одно хорошо, что во время процедуры можно курить и смотреть, что доктор делает.  Пришел с охоты Виктор, принес кабаргу. На пару дней с мясом. Специалист по разделке, Саша Егоров, занялся своим делом.
                А. Захаров.

      6 сентября. Вторник. Весь день тепло и солнечно. Это  так редко в этом походе. День не был богат событиями, был богат едой. Даже не едой, а действием, более точно выраженным, но не литературным, жратвой. Однако все по порядку. Спали там же, и было также тепло, как накануне. После обильного завтрака переплыли на другой берег  Хоньчина и сбегали к водопаду на Урике. Грандиозное зрелище. Восторг. Насколько богата и щедра на сотворение красоты природа. С высоченного уступа падает широченным потоком вся вода мощной реки.  Урик пробил в скалах  коридор, на сотворение которого ушло бог знает сколько времени. Нет, словами не описать. Около часу дня возвратились в лагерь. Отобедали. Мясо под грибным соусом, бульон со сдобными свежими булками, чай с чабрецом. Отдохнули. В 16 выплыли и до 20 прошли по Урику 21 км, на которых было что-то 12–14 препятствий. Остановились  на ночевку у впадения в Урик Даялыка. Урик очень мощная река. А вечером было снова  кулинарное пиршество: уха из хариуса (заслуга Александра Алексеевича и Сергея Николаевича), дичь и кабарга в виде отбивного мяса.  Мясо подавалось под разными соусами. На третье – чай с брусничным листиком. Повар С.Н. Тагильцев. А удивляться нечего, повар имеет, оказывается тайное поварское образование, но не признается в этом. Отпали в полночь. Спалось тепло, хотя Сергей с Алексеем Владимировичем, как всегда, морозили ноги. Что делать, у обоих  они длинные и торчат на улице. 
                Г. Мирошин.

       7 сентября. Среда. Первый заморозок. За ночь катамараны вмерзли и  пришлось их вырубать. Отплыли в 10 и  к 11 подошли к порогу «Чертики». Витя с Сергеем сходили на разведку до конца порога, хотя он весь на виду. Река сильно сужается. В русле мощный косой вал от скал и несколько бочек  в сливах. Начальник предложил идти порог под руководством Захарова. Я сразу отказался, так как считал, он не в форме. В результате Саша  вообще отказался идти в порог. Может, он на меня обиделся. Маленький катамаран обнесли, а на большом катамаране  пошли Филимонов, Тагильцев, Мирошин и я. Готовились к прохождению порога  почти час, а пролетели в несколько секунд. В 13.10 остановились в ожидании маленького катамарана, а его все нет и нет. В 14  пошли выяснять, что произошло.  Прошли совсем немного,  и  катамаран показался на реке. Оказалось, они перевернулись. Впрочем, этого следовало ожидать,  в препятствия они входили небрежно, не готовились.  Начальник даже сегодня их дважды предупреждал, потом я говорил, что надо серьезнее быть. В 16 поплыли снова и 5 часов плыли без остановок. Прошли 2 порога. На ночевку встали около 20.30. Все избу искали, а ее нет. Ночевали как обычно, в пологе при Надьке. Было в меру тепло, в меру свежо.
                Б. Никонов

       8 сентября. Четверг. Утро туманное, утро холодное. Вышли в половине десятого. Решили сегодня идти без остановок до впадения Урика в Белую.  Это что-то около 50 км по реке. Начальник сказал,  при такой скорости будем на месте около 15. Начальнику надо верить. Большой катамаран ушел чуть раньше и быстро удалился метров на 500. Мы пытались их догнать, гребли с Серегой, но так и не могли до конца дня приблизиться к четверке. Берега Урика типичны для Саянских рек, то один берег низкий, а другой скалистый. То наоборот. Но берега Урика как-то более живописны, чем берега Оки в нижнем течении или Ципы. Особенно поразила мощная стена розовато-красного цвета высотой около 30 м. и длиной около 600 м., напоминающая крепостные стены. Я очень пожалел, что мой фотоаппарат вчера искупался в бочке, и нет возможности  использовать его по прямому назначению.
   Стали с Серегой анализировать вчерашнее происшествие. Решили, нашей грубой вины во вчерашнем оверкиле нет. Виноваты обстоятельства. Во-первых, «накаркал» начальник. Во-вторых, расслабились после Хоньчинского каньона. В-третьих, сами помогли перевороту, случайно и непреднамеренно затабанив в бочке во время прохождения порога. Нам еще повезло,  после бочки русло было чистым. Пробовали перевернуть катамаран в исходное положение, но рюкзаки как якоря держали его в перевернутом состоянии. Только выбросившись на каменный остров в реке, смогли поставить катамаран как надо, обсушиться и плыть дальше.
   Река делает поворот за поворотом, а руки уже устали держать весло. На этот раз начальник был прав, около 3 пополудни  были у  впадения Урика в Белую. Развели костер, развесили сушить все, что надо было высушить, демонтировали оба судна и остановились на ночевку у дороги на Черемхово в сотне метров от поселка
                Алексей.
       9 сентября. Пятница. Попутной машиной добрались до Черемхово, купили билеты на фирменный поезд до Свердловска. Возвращаемся. Поход закончен. Маршрут трудный, сложный, чистая 5–У. Хоньчина хватило всем с лихвой. В четвертом каньоне Хоньчина я был вымотан физически, держался на нервах. На Урике наступил психологический упадок, не хотелось идти в порог «Чертики». Скорее всего, все прохождение Хоньчина еще до четвертого каньона постепенно привело к усталости. В тактическом плане не хватило дневки где-то в середине маршрута. А вообще, с такой группой можно покорять сложные реки. Взаимопонимание и доверие полное. Материальное обеспечение хорошее. Здорово выручали гидрокостюмы. Хорошо иметь 2 судна. Питание подобрано хорошо, в сочетании с лесными добавками отличное. В сложных препятствиях на катамаране лучше всего положение гребцов в «стременах».  Неплохо бы планировать день на Боготол и 2 посвятить водопаду на Урике. Даялык, по-видимому, сплавная река. Остальные притоки маломощные. В этом году, как никогда, много групп прошло Урик, а на   Хоньчине 2 года не было никого. В этом году не было рыбы, вероятно, из-за  большой воды. По медицинскому  обеспечению –  у всех появляются возрастные болячки: радикулиты, частые растяжения, подвывихи. Нужны согревающие средства. Хорошо, что обувь резиновая, ноги были защищены от воды. Это лучшая обувь для Саян. Начало сентября, позднее время для похода, нужно ходить раньше.
      Все получилось здорово. Может быть, было немного усталости к концу похода и только. Конечно, 12 дней ожидания погоды в Сангаре заставило спешить на маршруте. Саганджу можно было бы идти не так быстро, а растянуть удовольствие на большее время, да и на Урике надо бы  задержаться чуть дольше. Места здесь интереснейшие, такие, что сейчас вряд ли встретишь где-либо поблизости от человека. Здесь живая природа в её естественном состоянии. Где еще можно в наше время встретить такое? А Якутия подарила  прекрасные дни и оставила добрую о себе память. Да, к сожалению, вряд ли еще раз удастся побывать в этих благословенных краях… Расходы на одного человека: билеты Свердловск–Иркутск 22 руб., Иркутск–Свердловск 25 руб. (плацкарта), Иркутск – Сорог 5 руб. Питание в дороге 4 руб. (7 суток), питание на маршруте 22 руб., прочие расходы 6 руб. Всего 108 руб. на чел. 
                В. Филимонов.      
     Это был мой последний поход.               
      


Рецензии