На плоту и катамаране по Оке - Ие. Бурятия. 1982 г

                1982 год. Бурятия. Сплав по рекам Ока и Ия.

               

Прошло 3 года. Я по-прежнему в Катав-Ивановске. В декабре 1980 г. назначили главным врачом туберкулезного диспансера. Увы, на главных врачей не учат, пришлось все осваивать по ходу. Проблем масса. Некоторые из них требуют неотложного решения: надо добиться подводки в здание централизованного водоснабжения (до последнего времени диспансер работал на привозной воде), отремонтировать помещения под дезинфекционную камеру, физиотерапевтический кабинет, приобрести физиотерапевтическую аппаратуру, масса других забот. Все упирается в деньги. Приходится ходить и в горисполком, и в горком партии, и к главному врачу района. В Челябинске приходится общаться с главным фтизиатром области доктором медицинских наук Яковом Израйлевичем Нестеровским, часто бывать у различных специалистов облздравотдела. Сделали все или почти все намеченное: вода подведена, физкабинет открыт, дезкамера работает, диспансер выходит из прорыва. Эпидемиологические показатели улучшаются. Я немного  похудел, зато приобрел некоторый опыт. Наладились деловые связи со специалистами облтубдиспансера в Челябинске, у нас прекрасный куратор Климова Александра Васильевна. В наш очень отдаленный район приезжают бригады врачей-специалистов с проверками, проводят семинары, учат уму-разуму.  На годовых отчетах я уже не прячусь за коллег. Очень важно, кто руководит  в области. Я.И. Нестеровский  блестящий руководитель. Фтизиатрии Челябинска  повезло, что у нее нашелся такой лидер. Он подобрал себе хорошую команду, в которой каждый специалист знает свое дело в совершенстве и умеет добиваться своих целей. Вячеслав Николаевич Ободзинский, заведующий диспансерным отделением; Зоя Андреевна  Шестакова, фтизиоуролог; Галина Пантелеймоновна Лифанова, фтизиопедиатр; прекрасные рентгенологи;  институт кураторов, из которых каждый  – личность. Многие и многие встречи и беседы с главными врачами диспансеров области во время официальных и неофициальных встреч, совещаний, заседаний, – все было своеобразной школой.
    А еще я был целых 2 месяца в Новокузнецке. Учился туберкулезу в институте усовершенствования. Город так себе, не очень приглянулся. Слишком грязный, в безветрие и мороз держится смог. Институт славный, хорошая библиотека, вполне приличное общежитие, хорошая столовая при институте. Жили мы в комнате коммуной как в студенческие времена. В Новокузнецке работал в то время заведующим поликлиническим отделением диспансера Дима Голубев (Дмитрий Николаевич, будущий доктор медицинских наук и профессор).. Они с Татьяной имели квартиру. Несколько раз бывал и ночевал у них, водился с Федькой. Дима с Таней оставляли его на меня, уходя в гости. Ничего, Федька спокойный парень, я справлялся с ним.
А пока обычная текущая работа главного врача: отчеты, заседания, собрания, выколачивание денег на ремонт, на питание, на лечение, походы в разные организации, горком КПСС, исполком и др. 
  Дима мой пошел в школу, Елена учится в детском садике. В выходные дни ходим с ними в лес. Летом пешком,  зимой на лыжах. Есть у нас заветное место в зимнем лесу. Почти каждое воскресенье уходим на лыжах семьями (Брагины и мы) на берег лесной речушки, где у нас есть место для костра, стол, лавки, заготовлены дрова. Отдыхаем, встречаем здесь праздники, Новый год, провожаем зиму. Миша и Ольга Брагины на выдумщики. Как-то после встречи Нового года у костра с шашлыками, пельменями и блинами пришли домой ночью, пробираясь по лыжне в полной темноте.
    Весной 1982 года из Серова позвонил на работу Витя Филимонов. Витя, Виктор Иванович, в Серове, заведует детским отделением городской детской больницы.  Сказал: «Готовься. Этим летом  идем на Оку и Ию, подробности письмом». Я ответил, мне пошел 5 десяток, и если ему не страшно меня брать, то я готов идти хоть на край света. Витя ответил – старые кости крепче и тяжелее.  Выдержат и не это.
     Маршрут: Серов – Свердловск, Улан-Удэ – аэропорт Ока,  река Ока –  река  Хойто -  Ока, перевал Дада -  Дабан – река Ия, поселок – станция Тулун, Свердловск – Серов. Как всегда маршрут выбран такой, что есть пешеходная часть и сплав.
   Ока. Несколько лет назад Виктор командовал сплавом по этой реке. Правда, из того состава идем вновь на Оку только он и я. Ока, мощная река. Все  препятствия на ней  в ущелье Орхобом длиной всего в 50 км, где  уместилось  больше 60  порогов и шивер. Это означает, что на 1 км 1–2 препятствия. самые сложные пороги под номерами 1– 4 и «Ары-Бурье». В порогах обилие камней, мощные прижимы и большой  стоячий вал в сливе.
   Река Ия впервые пройдена  туристами Иркутска в 1966 г. Сплавляются по ней редко так как она в стороне, и приходиться много идти пешком. Основным порогам, что предстоит пройти на Ие,  имена даны первопроходцами –   «Ухтум», «Ворота», «Сохатый», «Камни», «Встречный», «Барбитай». Особо назван порог «Черный», он же «Котел», «Ведьмин котел», «Щеки», «Ворота».
      Опять и как всегда идет компания, в которой понимают друг друга без слов или с полуслова.
В.И.Филимонов, многолетний руководитель, надежный как скала. Б.И.Никонов, бессменный завхоз, прижимистый и экономный.
А.В. Смирнов, работник одного из центральных главков СССР.
С.И. Тагильцев, в принципе это никто, его среди нас нет, но здоровый и выступает в качестве шерпа.
Г.Ф. Мирошин, врач, говорят хороший, любит опаздывать, безумно любит начальника, который это знает, но этим не злоупотребляет.
С.Б. Шуклецов, очень исполнительный, не может спать и мало ест.
В.Е. Кошкин, заместитель начальника по снаряжению. Очень злой, выполняет при начальнике функции полицейского.
     Я опоздал. Ребята уехали поездом вчера, 17 июля 1982 г.  Плакать по этому поводу не имело смысла. Решил лететь до Иркутска самолетом, а там будет видно. Найду ребят, хорошо, не найду, значит, судьба, поеду домой. Вылетел из Кольцово (Свердловск) в Иркутск на ТУ-154 рейсом «Свердловск-Владивосток». В Иркутск самолет прилетел в 01.15 по местному времени. До прихода поезда 4 часа. Надел свой рюкзачок и отправился с аэропорта на железнодорожный вокзал пешком. Тихо, никого нет. Иду себе тихонько, у редких прохожих спрашиваю, куда идти дальше. До вокзала дошел за 1,5 часа. Посмотрел на ночную Ангару, через нее перекинут очень длинный мост. А вокзал в Иркутске невзрачный. Плохо, вся  текущая  информация о поездах держится в секрете. Когда приходит поезд, на сколько опаздывает, знает только диспетчер, а пассажирам знать это совсем не обязательно. Нужный мне поезд пришел ранним утром, когда едва-едва забрезжил рассвет с опозданием  на 1 час 15 мин. Все это время я проторчал на перроне. Встретил поезд, в вагонах темно, все спят. В каком вагоне  ребята не знаю. Жду, вдруг кто-нибудь выйдет. Смотрю, идет Борис. Все! Теперь все будет нормально. Билетов, конечно, нет. Ребята уговорили проводника, и я благополучно доехал с ними до Улан-Удэ в служебном купе.  Так я еще ни разу не ездил.
   Сегодня, 20 июля, сидим в аэропорту Улан-Удэ с билетами до аэропорта Ока на 21 июля. Теперь все надежды на летную погоду. С летной погодой в этих местах плохо. Сидели долго, вылетели только 24 июля. Чем занимались 4 дня? Ждали. Ждали, не отходя от кассы с надеждой, что вот-вот объявят посадку.  Играли в карты, пили водку, пиво, 2 раза были в бане, 1 раз в кино.
     24–26 июля. Днем, 24 июля, улетели в Оку, а в 20 – у  устья Жомболока. Здесь и устроились на ночевку. Отметили начало похода. Палатку в этот раз не взяли. Вместо нее легкий тент и накидка из полиэтиленовой пленки. Тент – это полотнище из легкого материала с боковыми и задней стенкой. А еще одна стенка отсутствует. У открытого места делается костер – нодья (Надька) из бревен. Такой костер тлеет всю ночь, и спать тепло. 
     Сплав предполагается на 2 посудинах: плот спасательный надувной (ПСН), на нем поплывут пятеро и катамаран на 2 человека. Целый день занимались доводкой ПСН, так как он где-то пропускает воздух. Долго искали прокол. Сережа младший готовился строить катамаран, собирал для него строительный материал. 26 июля около 13 дня вышли от Жомболока к  входу в ущелье. Плот где-то немного  «травит», найти дырку так и не удалось, и Виктор постоянно его подкачивает. Загрузили в него 5 рюкзаков и 5 человек. Держит хорошо. Плыть и управлять таким плотом с непривычки трудно: сидишь как в яме, никакого тебе обзора. Зато на валу качаешься как на морской волне, ПСН идет по верхам вала, а не таранит его как бревенчатый или комбинированный плот.
   До входа в ущелье пригреблись  к левому берегу и побывали в поселке Хуражир, надеясь купить хлеба и кое-каких продуктов. В деревне всего десятка два домов, но зато есть сельский Совет, баня, пекарня и магазин. Хлеб в магазине  не продали, но  удалось приобрести кое-какие продукты.
   Зашли в ущелье около 18 дня, с ходу прошли «0», 1 и 2 пороги. Пороги однотипные – камни, слив и вал около 1,5 м. Оказывается, ПСН очень маневренное судно, хорошо слушается и управляется. На ночевку остановились  перед 3 порогом. Спать улеглись только ближе к полночи.
     27 июля, Вторник. Ночью было тепло, даже жарко. Вчера легли очень поздно, почти в полночь. Ночью пошел дождь. Утром тоже, да и днем он принимался несколько раз. Пасмурно.
    С утра опять клеили ПСН, но найти прокол никак не удается.  А потом решились на экстренную операцию по жизненным показаниям – отрезали заднюю верхнюю гондолу, а образовавшиеся дыры заклеили. Стало просторно и не стало опасных мест, где возможны разрывы. Заклеили дно плота, разорванное еще вчера. Занимались этим делом Виктор, Володя и Борис. ПСН стал еще красивее, и, самое главное, «травить» перестал.
   Смотрели прохождение 3 и 4 порогов несколькими группами. Одни шли на 2 катамаранах, другие – на камерном плоту, третьи – на ПСН-6. Пермяки (камерный плот) вошли  в 3 порог кормой, а вышли носом и сразу причалили к левому берегу. Сразу за ними пошли на ПСН-6 ленинградцы. Зашли они  как-то непродуманно, плот запрыгал по валам, попал в бочку, неудачно в ней сманеврировал, встал боком и перевернулся. Правда, все очень быстро забрались на него снова, потеряв при этом 3 весла, и вошли в 4 порог, пытаясь грести 2 веслами и ладошками. Мы с Виктором побежали с веревками за порог, вдруг надо оказывать помощь. Но ребята сумели причалить, и в помощи не было необходимости.
     А у нас получилась дневка. Пока смотрели прохождение 3 и 4 порогов  разными группами, время ушло. Оба Сергея и Кошкин прошли рыбачить и пришли с хорошим уловом. Вечером была царская уха и много жареной рыбы. Хорошо. Особенно, если это в первый раз и много. Вечером Витя меня «обрадовал», сказав, что я поплыву на катамаране. Мне эта мысль не очень понравилась,  что-то эта посудина не внушает  доверия.
     28 июля. Среда. Встали рано, в 7 уже были на ногах. Доклеили ПСН, надули, держит хорошо. Катамаран вчера унесли за 3 порог для страховки. Вода в Оке малая, много камней торчит в русле и прохождение в этих условиях сложнее.  Я со своей оптикой пошел снимать, как будут идти 3 и 4 пороги наша группа. В 13.10  ПСН оттолкнулся от берега, ушел максимально под левый берег и прошел порог  метрах в двух слева от бочки, в которой вчера перевернулись ленинградцы. Затем, с ходу ушли  в 4  порог и прошли его удачно по левому краю струи. Я успел сделать 12 кадров, потом бегом на катамаран. Перевезли меня на левый берег. И я побежал снимать катамаран в 4 пороге.  Его проводили два Сергея. Все нормально. Со слов Леши, у него и у Бориса во время прохождения были весьма неприятные ощущения. Что до меня, так долго еще тряслись руки от страха за них. Володя Кошкин как-то сказал, что в 1975 г. после 3 и 4 порогов они встали на ночевку, настолько вымотались. А сегодня все нормально. Прошли  «Ары-Бурье» (кипящая вода). Борис отметил, что  у него водяным валом выдернуло изо рта сигарету.  Причалили у 48 препятствия и поклонились свердловчанину  Гере Смирнову, байдарочнику, погибшему в 3 пороге в 1967 г.  У  53 – поклонились  байдарочнику из Куйбышева.  ПСН идет хорошо. Рюкзаки уложили по середине вдоль судна, стало удобней сидеть и грести. Кроме того, фартук теперь в середине плота выступает как двухскатная крыша и вода, если попадает, стекает с него, не попадая внутрь плота. Сидишь теперь сухой, а это приятно. Если все верно, плот идет по верхам валов, заливается только в случае, если идет косой вал, или при неправильном маневре, когда плот встает косо к валу или боком к нему. Встали  в 16, устроили лагерь и бросились на рыбалку. Плохо с рыбалкой, неудачно, все пришли с пустыми руками.  Ночуем сегодня на высоком правом берегу Оки у 59 препятствия.

      29 июля. Четверг. Ущелье заканчивается, берега не столь красивые. Вышли сегодня при хорошей погоде в 10.  и шли до вечера  с небольшим перерывом на обед и на рыбалку. Скалы, уловы, водовороты, быстрины, прижимы, омуты с темно-зеленой водой. Всего  этого было много и на любой вкус. Цель сегодняшнего дня пройти от 59 препятствия до 101, до впадения притока Хойто-Ока. Обогнали все плоты и катамараны и на Ию идем первыми. Сегодня рыбалка, хариус и 15 ленков. Даже я выудил одного. Чемпион на сегодня Сергей Тагильцев – 7 штук. Спать устроились в большой избе на стрелке Оки и Хойто-Оки. Готовится праздничный ужин по случаю конца сплава по Оке и началу перехода к Ие. Ужин будет роскошный - уха их голов и хвостов ленка, жареный ленок под разными соусами и майонезом, кисель и еще кое-что. А на завтра поставлено тесто на пироги с рыбой.
      30 августа. Пятница. Дневка. Сегодня  есть все для отдыха – отличная погода, отличная стоянка, отличные места для рыбалки, отличная баня на вечер. Рыбалка только неудачная,  времени ухлопали много, только все впустую – или рыбы нет, или рыбаки плохие, или что-то с погодой. Занимались стиркой, сушкой, ремонтом. Никонов и Кошкин провели ревизию и распределили продукты и снаряжение на пешеходку. Получилось что-то около 24-25 кг общественного груза на душу. Алексей и Сергей Шуклецов занимались баней. Я занимался тестом. Сделал импровизированную печку и испек в ней два пирога с ленком и еще булку. Пироги получились отменные, такие, что не всегда и дома получаются.  Как делать тесто в походных условиях? Очень просто. Для этого надо иметь теплую воду, сухие дрожжи и молоко, муку, сахар, соль, растительное масло и, если есть, яичный порошок. Развести 2–3 ложки сухих дрожжей в кружке  теплой воды с 2 ложками сахара и 3 ложками муки, поставить все в теплое место, чтобы дрожжи поднялись. В большой котелок налить 1.5 литра теплой подсоленной воды, добавить полстакана сухого молока, 2–3 столовых ложки яичного порошка, 3 столовых ложки растительного масла, все размешать и добавить  муку до густоты хорошей деревенской сметаны. Затем вылить в это тесто дрожжевую массу, хорошо перемешать и поставить в тепло. Когда тесто поднимется, добавить еще муки и хорошо перемешать рукой, чтобы получилась однородная достаточно плотная масса. Муки уходит на тесто около 2,5 кг. Поставить снова в теплое место. Тесто должно еще раз подняться. Когда это будет достигнуто, можно его раскатывать на пироги, на булки, на хлеб, на что угодно. Одно замечание, когда будущие пирог, булка или булочка будет лежать на противне или сковородке, нужно, чтобы изделие расстоялось, т.е. увеличилось в объеме (поднялось). На это уходит некоторое время. Только после этого его можно выпекать. Если поспешить и поставить в печку не расстоявшееся изделие, оно в готовом виде  будет похоже на подошву, которой можно забивать гвозди.
      Тагильцев был дежурным по кухне. По части кухни нет лучшего дежурного – мастер поварского дела и  выдумщик. В праздничный ужин вложит все свое искусство и старание, приготовит так, что «пальчики оближешь».
    Днем сходили с Виктором к 11 порогу, по пути  нашли золотой корень. Здесь есть облепиха, черная и красная смородина, разные ягоды. А потом была баня. Я впервые принимал банную процедуру в полевых условиях. Это нечто! Восторг. Парились, не жалея веников. Напаришься и в воду. И так много раз. Помолодели на десяток лет.
     А потом – Ужин. Боже! Как все вкусно. Глаза еще бы ели, а брюхо уже не способно принимать ничего, настолько наполнено всем-всем.   Однако заели комары и мошка. Пора спать. Завтра переход на Ию, надо отдохнуть.
     31 июля. Суббота.    Пешеходная часть – переход из долины Оки вверх по Хойто-Оке до устья Дада-Оки. Затем по Дада-Оке  через перевал Дада-Дабан  в долину Ии. Всего по карте около 60 км, а сколько придется прошагать в действительности известно только Богу и начальнику. Точно будет известно на берегу Ии, когда скинем рюкзак на её берегу.
     Вышли в 09. По правому берегу Хойто-Оки. Тропа плохая, видно, что по ней уже много-много лет никто не ходит. Приходится все время  перешагивать через  упавшие деревья. Идти не просто тяжело, а очень тяжело. Продуктов много, хорошо уложить их не удается, рюкзак лежит на пояснице и сильно оттягивает плечи. Идем в режиме 30 мин. ходьбы и 10 мин.  отдыха.  С каждой ходкой рюкзак тяжелеет и к концу дня он враг № 1. Пришлось 3 раза переходить Хойто-Оку. С берега вроде мелко, на дне видна каждая галечка, а войдешь – мне по грудь. Переходили стенкой, иначе снесет течением. Нас пытаются обогнать катамаранщики Саратова, но это им пока не удается.  На ночь они остались на правом берегу, а мы ее перешли и завтра не придется с самого утра лезть в воду. Всего сегодня прошли 20 км. Встретилось много следов на тропе, лежка медведя. Вечером сделали большой костер, сушили сухари, одеяла, спальники, они подмокли во время переправы.   Спал я плохо, наверное, от усталости. Часто просыпался, кто-то всю ночь ходил вокруг лагеря и фырчал.
     1 августа, воскресенье. Вышли в 9.15. Тропа приличная. Идти только плохо, жарко, мошка заедает, пот заливает очки. В 16 были у Дада-Оки и очень удачно, не переходя ее, ушли по отличной тропе вверх. Река хорошая, шумит сильно и глубокая. А саратовцы, похоже, ошиблись, ушли в сторону и им придется шагать лишние км. По описанию, здесь должна быть изба.  Виктор сходил и сказал, изба есть, но она без крыши и ночевать в ней не стоит. Перешли Дада-Оку. Ребята в броднях, я в туристских ботинках. Сейчас уже высох, но к вечеру снова буду мокрый, опять болото, броды. Тропа есть, но она переходит с берега на берег  Дада-Оки. Когда бурят едет на лошади, переправа для него ничего не значит. А для нас, грешных и пеших каждая переправа – испытание. Сегодня я расшиб левую голень. Прыгнул на камень, сорвался с него и разодрал кожу. Филимонов наложил несколько швов. Спал  плохо, нога болела. А  идти еще не меньше 3 дней. Понимаю теперь, что туристы «пешеходники», труженики, но туристы-водники, шагающие пешеходку, труженики вдвойне. Они несут на себе то, что несут пешеходники и еще то, что нужно для сплава. Зато потом все окупается на водной части. Иначе и ходить на сплав не было бы смысла.
     Здесь много брусничника и заросли голубики, но ягоды мало. Из больших деревьев встречаются  кедр, лиственница, тополь, береза, ель, редко пихта, рябина. Шишек на кедре не видно.
      2 августа. Понедельник. Весь день можно выразить в 3 словах: шагали, шагали, шагали.  Погода  благоприятствовала, было пасмурно и не так жарко. Шли все время по хорошо заметной тропе, обозначенной затесами. Очень много бродов, сплошные подъемы и спуски с общей тенденцией на подъем. Иду нормально. Утром Витя и еще кто-то из ребят взяли у меня 10 кг  сахара. Стонать стыдно. Совсем плохо идет Кошкин. В девять вечера встали на ночевку, он пришел и упал на свой рюкзак. Я начал готовить ужин, а ребята развертывают лагерь. Спать опять легли почти в полночь. 
     3 августа. Вторник. Ночью начался дождь и идет сегодня весь день почти без перерыва, мелкий, нудный, мокрый. Гольцы не видно, все закрыто плотным слоем облаков. Идти сегодня – самоубийство. Вынужденная дневка. Швы на моей ноге лежат хорошо. Сегодня обошли саратовцы. Днем Витя с Сережей Шуклецовым сходили на разведку, уточники местонахождение, нашли озеро, которое искали, нашли нужный перевал. Кошкин, Смирнов и Тагильцев ушли рыбачить на озеро Дада-Нур. Ребят долго нет, пришли они уже в 12.30 ночи. Оказывается, пошли обратно и немного заблудились. Принесли они 2 рябчика, хариусов на и уху и  хорошую жареху. А еще принесли аппетит. Слава Богу, что пришли. Что-то стало холодно, очевидно, поднялись достаточно высоко. Раньше так явно холод не чувствовался.
     4 августа. Среда. Погода по заказу, в меру тепло, в меру солнечно, в меру пасмурно. Только во второй половине дня как говорят синоптики «кратковременный дождь», но мы его переждали у Халбалы под тентом. Тропа  хорошая, но последние 300–400 м до перевала  самые трудные, тропа идет круто вверх. Первым поднялся Борис, в 12.25  все остальные. Перевал покорен, он короткий и с него открывается перспектива на долины по обе стороны. Воздух чистый. Позади круто уходящая вниз долина бассейна Оки, а впереди – долина Соруга, а далеко внизу блестит Ия. Перевал лежит между гольцами, вершинки которых обросли лишайниками и мхами. Истратили часть запаса фотопленок на обе стороны и бросились вниз. Тропа есть, но спуск, как и подъем в начале очень крут. Соруг здесь шириной в палец, но шумит как путевая река.  Воздух целебный, настоян на горных вершинах, на луговых травах. Дышать легко, но немного не хватает воздуха городской цивилизации. Кедровый стланик по обе стороны тропы. Шишек на нем не просматривается. Соруг много раз перешагивали с берега на берег, но к времени остановки на обед он уже превратился в нормальную речку и его уже не перешагнешь и не перепрыгнешь. Шли сегодня до 21.30. Появился кедр, Витя видит на нем где-то на вершине шишки. Я сколько смотрел, не увидел ни одной. Появилось много багульника и ягодников, но ягод мало. Почти не встречается береза. Кошкину тяжело. На перевале его, правда,  хорошо разгрузили, а в обед вообще забрали все вещи. Лишь бы сам шел. Остановились на очень красивом и сухом месте среди кедров. Как всегда натянули тент, сделали Надьку. Алексей наварил полное ведро манной каши. С сахаром, правда, «напряженка», но без него можно обойтись. Баню бы надо, обмыть пот и кровь пешеходки. Осталось совсем крохи, на 1 день, а может быть даже полдня.  Баня будет, начальник обещал.
     5 августа. Четверг. Сегодня 17 день похода и 6 день, как идем пешком. Последний день. Кажется, однако, что идем уже целую жизнь. Сейчас солнечно и тепло. Вышли в 9.45 и через 3 часа были у Ии. Кошкин дошел.
   Все! «Ура» 3  раза, залп из орудий. Устроили лагерь. Сразу же начали  делать катамаран, готовить плот и баню, сушить одежду, обувь, стирать, шить. Тагильцев, как всегда, готовит праздничный ужин, мы с Кошкиным доводим до ума ПСН, шьем, клеим, поддуваем. Нога моя болит меньше, ранка нагноилась, но это не смертельно. Обещанная баня готова, жаркая, с вольным легким паром, с холодной ванной, с веником. Уже перед баней Витя, он  ходил за вениками и увидел 2 совят на сучке. Если получится, будут интересные кадры с ними.
 А потом роскошная баня с жаром, с пылом, с веником, с холодным купаньем. Разве  можно устроить такую баню в городе!? Да никогда в жизни! В городе даже воздуха такого нет, а без него и баня, не баня. Разморило, разнежило, расслабило, усталость как рукой сняло. Теперь заслуженный ужин с «комиссарскими» песня и сон.
      6 августа. Пятница. Утром дождь. Это неожиданность. Вечером были настолько яркие звезды и такая громадная луна, что о дожде не было и мысли. Еще раз проверили ПСН и катамаран, почистили, поддули, подкачали, потом загрузили имущество, уселись сами и в 12.30 выплыли. Воды в Ие очень мало. Все камни, что были под водой,  стали надводными, и это сильно осложняет прохождение препятствий. Плыть хорошо, лучше, чем идти, но плыть мне пришлось недолго. Шиверы, перекаты в русле настолько часты, что плавание превратилось в нескончаемый слалом. Перед 1 порогом пошел с фотоаппаратом берегом, чтобы облегчить ПСН. Встали на обед в 16.30 как раз у Ухтумского порога. «Ухтум», как пишут байдарочники, самый сложный на Ие. В нем 3 ступени, но все они однотипны и сложность заключается в нагромождении в русле камней. Прижимов в «Ухтуме» нет. ПСН проводили  Борис и Володя. Леша рыбачил, а мы с Филимоновым работали  фотоаппаратами, сняли и плот, и катамаран в 1 пороге, в шиверах и  в «Ухтуме». Места здесь почти нетронутые человеком, чисто, красиво. Вода прозрачная, отвечает всем параметрам ГОСТ как питьевая вода, не требуется никакого обеззараживания, а вкус – вкус хорошей воды, такой, которой нет в городе. Эту воду можно продавать в бутылках как питьевую и она найдет своего покупателя.
     Ночуем сегодня на высоком, сухом левом берегу в 2 км ниже левого притока Ии, речки  Черная. В долине реки горы, скалы, гольцы, кедровники, немного березы и такое разнотравье, что глаза разбегаются. Видно, что здесь никогда не работала коса.
      7 августа. Суббота. Вчера прошли всего 15 км. Утром было солнце, потом дождь. Здесь много рыбы, народ рыбачит. Я тоже соблазнился, сделал  спиннинг и поймал 3 хариуса.  Одного выпустил, пусть подрастет, маленький еще. На завтрак 2 противня жареного хариуса.
       Вышли в полдень, в самый дождь. Я пошел берегом до реки Эльдран, потом сел на ПСН и дальше плыли, проскребаясь между камнями в шиверах. Дождь вроде бы прекратился на какое-то время. Доплыли до реки Сибода. Опять начался дождь и Филимонов решил посмотреть, что там впереди. Я отправился с ним, надоело сидеть и мерзнуть, решил погреться.  Прошли около 2 км, все нормально, плыть можно. Витя изрек – все ясно пошли обратно. Постоял, подумал и решил пройти еще немного, а я вернулся  к плоту. Идти в кедах по камням и в дождь мне что-то не захотелось. Слышим, идет Виктор,  и что-то кричит издалека. Кода он подошел ближе, мы испугались, ладно ли с ним, кто или что его напугало: глаза горят, лицо какое-то возбужденное, сам как наэлектризованный. Сказал: «Такого порога, как этот, он еще не видел и не проводил. Готовьтесь, снимайте сапоги, надевайте спасжилеты, каски». У нас, у Кошкина, Никонова и у меня, «рожи» вытянулись, задрожали руки. Что он там насмотрел смертельно опасного? Сели, поддули ПСН, спасжилеты, надели каски, сняли сапоги, обули кеды. Оказалось, впереди порог «Котел». Он же «Ворота». Он же «Чертовы ворота». Он же «Ведьмин котел». Он же «Щеки». Посмотрели. Впечатляет! Река зажата в высоченных скалах, как в стенах. Темно и сумрачно.  Слева в русле обломки скал, к которым можно подобраться с берега. В середине реки каменный зуб и на него  идет навал центральной  струи. Вода не течет, скачет с огромной скоростью, бросаясь от левого берега к правому, образуя две бочки и стоячие большущие валы. Потрясающе! Все посмотрели, обсудили, поспорили и решили, как идти. Лешу поставили на страховке с фотоаппаратом.  Вошли под самым левым берегом, через мгновение ухнули в первую бочку. Нос ПСН задрался, мы с Борисом оказались на самом верху, наклонились вперед, еще мгновение, пара гребков и плот выровнялся. Слава Богу, пронесло рядом со скалой. Теперь стремительно летим на каменный зуб в центре. Еще гребок, мгновение и зуб остался слева. Окунаемся еще в одну бочку, плот скрывается в валу, выныривает, проносится дальше, и причаливаем  к правому берегу.  Все. Бог спас, но, сколько подарено эмоций. Бежим  на страховку катамарана. Он  прошел отлично. Встали на ночлег сразу за «Котлом» против устья реки Большая Черная. Надька была страшной силы, спали в трусах.
     8 августа. Воскресенье. День сегодня по заказу, тепло и солнечно. Спалось отлично.  Вышли около обеда и прошли всего 15 км.  Характер Ии резко изменился. После того как она приняла в себя несколько хороших притоков, стала мощной, полноводной и грозной. Плыть осталось всего ничего. Остановились на отдых в очень красивом месте на правом песчаном берегу. Наверное, здесь лесной зоопарк: на песке столько следов, что нет живого места. Знатоки разглядели следы копытных, зайцев, медведей. Рыбачили. Наловили хариусов так много, как никогда раньше. Отдыхали. Даже я поймал пять рыбин  на торпеду.
      9 августа. Понедельник. Рабочий день. Плыли с 9  утра до 10 вечера  с перерывом на 2 ч на обед. Прошли 60 км. Течение есть, но не такое, какое хотелось бы. Больше шли на веслах. Ребята окрестили этот способ сплава «рукоходка». Устали сильно. Остановились  на левом берегу  после впадения Барбитана. Лагерь делали уже в полной темноте.
      10 августа. Вторник. Последний день. В 6 вечера уже были в Аршане. Остановились на левом берегу Ии у дороги, что уходит в поселок. Разгрузились, разобрали ПСН и катамаран, развели костер, все выстирали, высушили,  вымылись, привели себя в нормальный цивилизованный вид. Ребята ушли в посёлок давать телеграмму об окончании похода и за продуктами. На ночь  палатку решили не ставить и до утра сидели у костра с ведром тушеной картошки с мясом, ведром чая, хлеба с сыром и водкой. 
      11 августа. Среда. Утром автобусом уехали в Тулун, взяли билеты на «Россию».
Все! Еще один поход остался в прошлом.


Рецензии