На Байкале. 1975

   
         1975 год.  На Байкале
  Старость меня дома не застанет. Продолжение.

   Озеро Байкал. Вряд ли найдется человек, который ничего не знает о Байкале. О нем пишется в школьных учебниках, снимаются фильмы, слагаются песни. Им занимаются  многие специалисты, наблюдают, изучают. Им восхищаются, удивляются, ему поклоняются, и покоряются все, кто хоть раз побывал на его берегах. Об озере известно многое – глубина 1620 м., длина 636 км, ширина 79 км, а площадь составляет 31500 кв. км, его береговая линия протянулась более чем на 5000 км. Байкал живет своей жизнью, стараясь сохранить свою неповторимость и уникальность. Огромная масса воды оказывает несомненное влияние  на  климат – зимой здесь теплее на 5–7 гр., а летом холоднее, чем в прилегающих районах. Зато здесь столько же солнечных дней, сколько их на курортах Черноморского побережья Кавказа и Крыма. Большая глубина, устойчивый режим физических свойств воды, гигантский объем, древность нашли отражение  и в живой природе. Из уже обнаруженных  в озере живых существ 3/4 нигде в мире кроме как в Байкале, не встречаются. В озере водится ценная промысловая рыба – байкальский омуль, черный и белый хариус, сиг, таймень, а так же байкальская нерпа. В горной тайге  водятся белка, лось, медведь, северный олень, кабарга, баргузинский соболь.
     Бытует образное выражение о людях, когда-то имевших или имеющих отношение к Байкалу: те, кто жил на Байкале месяц – пишут о нем книгу, кто жил несколько лет – очерк, а те, кто живет здесь всю жизнь – не пишут ничего. Эти люди живут Байкалом и не представляют для себя иной жизни. Байкал –  их жизнь, их родина, их судьба.
      Мы прожили здесь всего неделю, и  не собираемся писать о нем ни книги, ни рассказа, ни очерка, а просто попытались поделиться  своими впечатлениями от первой встречи со «славным морем, священным Байкалом». Все, что написано о Байкале – все же написано кем-то, и все скрашено индивидуальностью  автора.  Лучше увидеть собственными глазами, услышать самому, прочувствовать его непосредственно стоя на берегу, вдохнуть его воздух, испить его воды.
       Своими глазами мы увидели Байкал много лет назад, когда, направляясь на сплав по Цыпе, поезд «Свердловск-Владивосток» шел  его берегом несколько десятков км, то удаляясь от озера, то ныряя в многочисленные тоннели и снова возвращаясь  к нему. Но это была встреча из окна вагона. Собственно первая встреча состоялась в Слюдянке, станции на южном берегу Байкала, куда мы прибыли поездом, собираясь  на сплав по  Оке  в этом  году. Пока устроились на ночь,  уже совсем завечерело. На берег пришли уже со звездами. Странное чувство осталось от первой встречи: все обыкновенное и вместе с тем необыкновенное:  черное  с потрясающе яркими звездами небо, бархатно – черная вода гладкая, тихая, ласковая и холодная. По берегу белые камни. На другом, западном берегу, огни, отражающиеся в воде. До глубокой ночи сидели молча на перевернутых лодках. Слушали и смотрели. Озеро жило своей жизнью, дышало, тихо плескалось в берег, ласковое и приветливое. Ему чужды наши проблемы, наши заботы, наши печали.
     Ранним утром поезд унес нас из Слюдянки в  Кырен, откуда надеялись  вылететь в аэропорт Ока.  Подвела нелетная погода и, просидев в Кырене неделю, одурев от ожидания, решили вернуться к Байкалу другим путем: по великолепной дороге  из Кырена через Иркутск до Листвянки, поселка на западном берегу озера. Автобус пришел в Листвянку поздним вечером, оставив позади почти 200 км пути… Усталые, голодные, злые на погоду и родной «Аэрофлот», оказались в поселке без всяких надежд  хоть как-то  устроиться с ночевкой. Темно. Ветер.  Холодно. Листвянка спит, в домах  ни одного огонька. В поселке нет даже  лампочек на столбах, не то, что фонарей на улицах. Глаз выколи, темно.  Нагрузившись рюкзаками, пошли на север, надеясь поскорее выбраться и уйти от поселка как можно дальше. Днем, наверное, это было бы намного проще, а ночью шли по каким-то улицам и переулкам, лезли через какие-то изгороди и заборы, взбирались на гору по невидимой тропинке почти в полной темноте и через какое-то время оказались на торной дороге. Справа, далеко внизу, вздыхая, ворочается Байкал, слева – шумит лес. Ветер немного утих. Пока шли и лазили через заборы, стало тепло. Как-то незаметно, видимо, в награду за терпение и несбывшиеся мечты, рассеялись облака, и выплыла  преогромная луна. Стало еще и светло. Глянули вниз и обомлели – Байкал  неотразимо прекрасен, таинственен, волшебен. Он тих и спокоен, будто  шепчет ласково сказку, успокаивает и убаюкивает. Лунная дорожка тянется светлой полосой по его поверхности к самому горизонту. Все дышит покоем.
       Нашли место  для ночевки – голый, относительно ровный участок берега.  До палатки ли время – расстелили ее на  берегу, забрались в спальники, накрылись брезентовым полотнищем и на отдых. 
      Утро! Великолепное утро. Яркое жаркое солнце. На небе синь–синева.  Огромное, сколько охватывает глаз, до горизонта синее – синее, то темнее, то светлее с тепловатым оттенком пространство от  единения воды и неба. Боже мой! Байкал! Красота неописуемая. Это надо видеть. Об этом не прочтешь. Это надо смотреть собственными глазами, чтобы от одного взгляда замереть в восторге, затаить дыхание и смотреть, смотреть, смотреть… 
     Карты нет. Нет даже примитивной схемы Байкала, по ней можно было бы сориентироваться. Пошли еще на север в надежде найти более живописное место, где  можно бы просто и спокойно отдохнуть без ежегодной гонки и  «голого» спорта.  Тропка идет то по верху, показывая Байкал с различной высоты, завораживая все более и более  открывающимися прекрасными далями, то круто падает вниз, когда не до красот. Наконец после очередного умопомрачительного спуска сначала по так называемой тропе, а потом по лестнице–времянке, вышли к воде. Можно сбросить рюкзак. Берег в мелком белом галечнике. Байкал набегает лениво на берег, отступает, ласкается, приглашает войти, охладиться, снять усталость, насладиться счастьем.
     О! Вода, оказывается, не так ласкова, как стремиться казаться. Она прозрачна как слеза и холодна как родниковая, вылетели быстрее ракеты. И все же  не это главное. Спустя полчаса  купались и отдыхали  как в погожие дни на Урале. Главное – видение, ощущение Байкала. Байкал не просто прекрасен. Байкал неотразимо великолепен  – он помнится, он надолго остается в душе,  он снова и снова оживает в воображении и неудержимо тянет к себе. Озеро меняется ежесекундно – то оно блестящее и гладкое без единой морщинки, нежно синее, то пробежала по нему от легкого ветерка рябь полосой, и оно уже густо-синее, даже с сероватым оттенком, то зеленоватое. А вечером Байкал окрасился красками вечерней зари – розовое, оранжевое, цвета кипящего металла, малиновое, красное, а потом темное, ночное, отражающее  звездное небо.
    Совсем другое оно в  пасмурные и ветреные дни, когда моросит дождь, когда набухло и растолстело от влаги небо. Озеро тогда серо-стальное, даже с металлическим  блеском, неласковое, хмурое и все равно прекрасное. И хоть было из 7  дней, что были мы на Байкале, всего 2 солнечных, никто не пожалел этого времени.
     На Байкал надо ехать специально, а не по пути, не на обыденку. Ехать в любом виде – группа, семья, несколько семей. Лучше от Листвянки уйти  или уехать вверх, на север, туда, где еще сохранилась первозданная красота, где редко ступает человек, где можно поискать пути к пику Черского и хребту Хамар-Дабан.


Рецензии
Вот уж действительно - вряд ли найдется человек, увидевший Байкал и оставшийся к нему равнодушным.. Ваши впечатления от этого великого озера мне напомнили мою первую встречу с Байкалом в далеком детстве - то же ощущение величия и неземной красоты. Хороший, красивый рассказ, успехов Вам в вашем творчестве!

Ольга Барышева   07.05.2012 17:16     Заявить о нарушении
Спасибо! Правда, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать и даже прочитать.

Григорий Мирный   07.05.2012 17:43   Заявить о нарушении