На плотах по Белину, Кызыл-Хему, Ка-хему. 1974

     По Бурятии, Туве, Хакассии. Сплав по  Белину,  Кызыл-Хему, Ка-Хему. 1974 год.
 
   

       В сентябре прошлого года по окончании ординатуры  я был избран на должность ассистента кафедры туберкулеза СГМИ по курсу фтизиопедиатрии. База курса фтизиопедиатрии кафедры  туберкулеза – детское отделение    Свердловского городского туберкулезного диспансера и детский туберкулезный санаторий № 1 по Сибирскому тракту. Детское отделение занимает 3 маленьких деревянных домика по улице Д.Н.  Мамина-Сибиряка сразу за гостиницей «Большой Урал». Это уютные домики и прилегающий участок  утопали в цветах – богатейшие кусты сирени окружали двор и они цвели все лето. Сначала наша сирень, затем белая, после них персидская. 
     В магазине кулинарии от гостиницы  можно купить разную вкусную выпечку. Хорошее соседство. Дороговато, но иногда можно себя побаловать вкуснятинкой. Детский туберкулез на кафедре вел доцент Ю.П. Чугаев, блестящий специалист, великолепный лектор и обаятельный человек. Детски отделением командует Тамара Васильевна Кривошейкина, прекрасный специалист, изумительная и очень красивая женщина. Она относится к детям к детям лучше, чем собственная мать. Очень порядочный и совестливый человек.
    Это с моей точки зрения (я был  главным врачом туберкулезных диспансеров 16 лет) идеальный руководитель отделения. Я не встречал лучшего заведующего за 50 лет службы в медицине. В отделении 3 врача – фтизиатра старой школы, опытнейшие специалисты Галина Александровна Мокрецова, Валентина Андреевна Касаткина и Нонна Александровна Волова. Школу детского туберкулеза я получил обстоятельную, и в дальнейшем это очень пригодилось. Об этих врачах стоило бы писать отдельную книгу, но это надо уметь. 
       Кафедра фтизиатрии СГМИ. Много лет ее возглавлял профессор И. А. Шаклеин. После его ухода из жизни на заведывание избрана ученица профессора доцент Людмила Викторовна Озерова. Но она вскоре уехала в Москву по месту работы мужа, а заведующим кафедрой был избран профессор Михаил Львович Шулутко, ныне почетный гражданин города Екатеринбурга, создавший школу легочной хирургии на Урале.  Работа на кафедре туберкулеза, общение со студентами, с коллегами по кафедре (Н.А Ларюшкина, Н.Ф Падерин)  это был неоценимый опыт. Это лирика, однако.
        Отпуск у меня теперь 48 рабочих дней и в свой первый долгий отпуск я отправился с Сашей Реутовым на сплав по Белину. Это Саяны, Тува. Совсем немного о районе будущего путешествия. Кызыл, столица Тувы. На берегу богатыря сибирского Енисея - взметнулась трехгранная пирамида рядом с земным шаром. Внизу надпись ни трех языках – «Центр Азии». У того, кто коснется рукой до этого места, до этих камней, сбудутся все желания – так говорят тувинцы. Мы не только прикоснулись к этому священному месту, а поклонились ему, потрогали «Центр Азии» руками. Пусть будет счастливым предстоящий год, пусть сопутствует удача в предстоящем сплаве, пусть сопутствует удача всем всегда, везде и во всем.
      Саяны, краса я гордость Сибири, приобрели у туристов необыкновенную популярность, и она растет с каждым годом.  Всякий, кто ищет  прекрасный трудовой отдых, увлекательное путешествие, необыкновенные приключения, найдет их здесь в любое время года и на любой вкус. И начинающий турист, делающий первые шаги по таежным тропам или первые километры сплава по горно–таежным рекам, и спортсмен высокого класса, за спиной которого многие сотни километров  таежных троп или не один десяток сложных сплавов по рекам, каждый найдет для себя маршрут по силам.  Каждый увидит  то, что хотел увидеть, пройти там, где хотел пройти, преодолеть то, что хотел преодолеть. Сюда стремятся и молодые и люди в возрасте,  мужчины и женщины, приезжают отдыхать  семьями. И каждый находит то,  что стремился найти: отдых. Восточные Саяны – это Тува. Тувинская АССР – уникальное место планеты Земля. Нет на свете более мест, откуда дальше до океана, чем из Тувы.  Здесь, по хребтам Чигачева, Цаган – Шибету, Таннету – Ола, Сангилен идет водораздел между бассейном Северного Ледовитого океана и бессточной областью Средней Азии. Здесь рождается и набирает силу одна из крупнейших рек планеты – Енисей. Здесь, на территории всего-навсего в 171 кв. км, наполовину покрытой дремучей тайгой, 45 вершин высотой более 3000 м. над уровнем моря. Здесь 1500 видов высших растений, из которых 15 не встречаются более нигде, 72 вида млекопитающих, в том числе редчайшие виды, 240 видов птиц, 7 видов пресмыкающихся.
   Здесь можно увидеть и березовые рощи Подмосковья, и сосновые леса Урала, и заросли карликовой березы тундры, и разноцветье альпийских лугов, и вершины  гор, покрытые снежными шапками. Со всех сторон Тува окружена горными хребтами, что и обуславливает особенности ее климата, ее флоры и фауны. Это страна гор,  бурных рек, карликовых и грандиозных водопадов, озер, болот, лесов. Здесь основной транспорт – самолет, лошадь, лодка и собственные ноги. В горах люди  всегда  селились по долинам рек, в этих местах найдены поселения людей, отнесенные к первому тысячелетию до нашей эры.
       Веками Тува страдала под гнетом завоевателей. Ею владели монгольское государство  Алтын – Ханов, императоры Китая, скифы, Тюркский Каганат, гунны, царская Россия. Независимость народ завоевал после освободительной войны с колчаковщиной, когда в 1921 г. была провозглашена Тону – Тувинская Народная Республика. В 1944 г. она добровольно вошла в СССР.  В  тысячелетней  истории Тува свободна последние 50 лет. До 1930  г.  Тува  не имела собственной письменности, а теперь имеет институтами, техникумами, сетью школ  в  самых отдаленных уголках своей земли, театрами, музеями, стадионами. Только сейчас раскрываются богатства республики. Энергетические запасы тувинских рек в 7 раз больше энергоемкости всего бассейна Волги. На Енисее – крупнейшая в СССР Саяно-Шушенская ГЭС. Здесь разведано  уникальное  месторождение длинноволокнистого асбеста, найдены месторождения каменных солей, коксующихся углей, ртути, нефелинов, огромны запасы мягкого золота – пушнины. Славится на европейском рынке тувинский нефрит. Таков этот интереснейший край – Тува. 

    Летом 1974 г. нами, группой туристов-любителей, студентов  СГМИ, совершен поход по тувинскому краю. Маршрут 5 категории сложности и включает пеший переход от пос. Орлик вверх по Тисе через перевалы Харин – Гол – Дабан и Тенсин – Дабан до реки Белин, затем сплав по одноименной реке,  Кызыл – Хему и Ка – Хему.  Этот маршрут для Свердловска и области – первое прохождение. Сплав предполагается на плоту в основе которого волейбольные камеры и надувные детские резиновые шарики, вложенные в прочные специальные мешки-гондолы.
    Руководитель А. Реутов, завхоз Д. Серов, завснар  В.Артамонов. У других  участников (И.Пашков, А. Герасимов, Г. Мирошин) официальных должностей нет, но каждый готов делать все необходимые в походе дела, без которых группа будет голодна, холодна и недееспособна. Каждый, кто решил пройти  этот маршрут, уже бывал в сложных сплавах и умел делать все или почти все, чтобы не только выжить в тайге, но и отдохнуть. Новичков в группе не было, женщин не взяли, посчитав, что на Чуе-Катуни  прекрасно обошлись без них и не умерли от истощения. В этот раз идем одни и надеемся только на себя. Мы прикоснулись ладонями к «Центру Азии» и надеемся на благосклонность Тувы и удачу.
   Сидим на аэродроме в Кызыле, ждем погоду. Здесь собрались много туристов из республик СССР – киевляне, литовцы, еще одни свердловчане, кто-то из Новосибирска, Красноярска и еще ряд групп из разных городов Союза. 20 июля после обеда получили сообщение, что, возможно, вылет в Орлик завтра ближе к вечеру.   22 июля. Утром туман, надежды на самолет никакой. Обсуждаем вариант сплава по Оке Саянской,  время уходит, и есть риск не уложиться в обусловленные сроки. Решили ждать еще день. Запасным вариантом мы уже ходили, и испытывать судьбу снова нет никакого желания. Хотя группа в этот раз не сборная, а такая, что может пройти любой, а не только запасной вариант без конфликтов.
    Сегодня солнечно, самолеты весь день в работе и вывезли всех по заявленным билетам. Улетели  и мы в аэропорт Орлик на АН-2. Начало сделано, теперь все зависит  от нас, от нашей готовности, настроя и немного удачи и везения. Всякое  путешествие своего  рода  эксперимент,   когда что-то отвергается, что-то берется ни вооружение  в  дальнейшем. Так было и на этот раз. Вместо брезентовой палатки-шатра у нас легкий тент из толстого полиэтилена. От печки отказались, вместо нее нодья. До минимума  сократили инструменты, будет испытываться и другое снаряжение.  Внесены  изменения   в конструкцию плота, он будет не на автомобильных, а на волейбольных  камерах и детских надувных шариках. Ими  будут заполнены мешки-гондолы из брезента. Все это для того, чтобы облегчить рюкзак, не быть вьючной лошадью  и сделать поход  приятным. Запаслись в  этот раз средствами против гнуса, но до перевала комары и мошка как-то не очень досаждали. И теперь, прошел  месяц после возвращения, можно сказать,  все себя оправдало.   
      140 км, пройденных с рюкзаком за  8 дней иногда по тропам, а  чаще без них по крутым склонам, осыпям, песку и  болотам,  берегами рек с бесконечными  переправами оставили незабываемые впечатления. А разве можно забыть, как шли мимо красивейших  горных и высокогорных озер, мимо  синих колокольчиковых болот,  как продирались через заросли  начинающей  желтеть,  но от этого не  ставшей менее цепкой,  карликовой березы. Надолго останутся в памяти дожди и туманы, жаркие дни и холодные ночи, постоянно мокрые  ботинки, свет и тепло костра, миска каши и кружка горячего чая на ужин.  Истинное удовольствие оценивается после, когда все осталось позади, когда отдохнули натруженные ноги, перестали болеть стертая спина и плечи. В памяти хранятся ярким чудом моря синих, желтых, красных,  оранжевых, фиолетовых,  голубых,  белых цветов альпийских лугов, великолепные суровые хребты с острыми вершинами  и лежащими на них снежниками, облака, плывущие рядом или  далеко внизу,  небо,  которое  так близко, что кажется, будто его можно погладить рукой. Незабываема панорама, что открывается на 5 долин с перевала Харин-Гол-Дабан. На перевале ослепительно белый  холодный, ноздреватый, подтаивающий снег и  полуметре от него стайка  огненно-рыжих жарков. Оказывается, здесь встречаются и живут рядом зима и лето, весна и осень. Только здесь, в горах,   рядом небо, солнце, снег и  цветы! Трудно забыть день пути от перевали Тенсин-Дабан до  Белина. Как будто попали в другой мир, о  тропах никто и  не вспоминает, их  нет. Здесь не ходит никто, разве что иногда прокрадется зверь. Дикое место. Голые скалы. Урман. Глухомань. Отвесные стены, заросшие  пихтовым  стлаником, ивняком и  березкой. Бурелом, непролазные  места. Откуда-то появились полчища  мошки, от нее не помогает ни дым, ни химия – ни сесть, ни лечь, не встать, не отдохнуть, не перекурить. Каждый метр, нет, сантиметр пути отвоевывается с боем. Шли эти 10 км 7 часов!
    Уже несколько дней плывем. Плыть не идти – отдых, вода несет сама. Не стало гнуса. Нет, он есть, только на воде его относит ветром. Меньше теперь заботы о хлебе насущном. В меню появились грибы вареные,  жареные, пареные, ягоды, компоты из дикорастущего  ревеня, рыба и иногда мясо.
Пороги рек Белина, Кызыл-Хема, Ка-Хема сосредоточены там, где эти реки прорезают горы - хребет Оранги - Тайга системы хребтов  академика Обручева. Самые сложные  на  Белине «Бельдыкский», «Мухоловка» и «Вертикаль». «Бельдык» сложен длиной (7 км) и сложным выходом,  «Мухоловка» – стремительный переход из одного мощнейшего прижима в другой в промежутке 100 м, «Вертикаль» – на 2500 м. большой спад  высоты с прижимами  и большим валом.
Опасно в пороге? Да, конечно. Опасно и страшно. И любопытно. И интересно. Кто же без интереса бросится в такую круговерть.  Никогда не поверю  тому, кто говорит, что не страшно. Человеку по природе своей дано чувство страха. Страшно начать. А потом времени не остается на страх. Некогда. Время только на работу и на эмоции. Так и у меня зачастило сердце перед «Бельдыком». Посмотреть 7 км порога и что-то запомнить бессмысленно. Обнести поклажу и идти на облегченном плоту себе дороже – далеко и дороги нет. Асфальт здесь еще когда будет, а идти надо сегодня. Вся причина – каток далеко везти, самолет не поднимет. Шли «Бельдык»  с грузом. Прошли удачно. Но какая работа! Филигранная! Слалом на одном дыхании. Какое великолепное настроение после прохождения, какое удовлетворение от хорошо сделанной  работы, радость, сознание победы. Самоуважение, надо же, прошли! Значит, что-то еще можем.
     На стрелке трех рек – Белин, Кыэыл-Хем и  Бусин-Гол,  в великолепном месте, окруженном лесистыми увалами, расположился сезонный бальнеологический курорт Уш-Бельдир, работающий па  горячих  минеральных источниках. Приняли нас на курорте прекрасно: накормили, организовали каждому сеанс лечебных ванн, подарили три гигантских булки хлеба, кое-какие продукты. Ах, какой это хлеб! Белый, пышный, мягкий и потрясающе вкусный. Такого хлеба нет в магазине.
 Дальше шли пятеро. Андрей Герасимов должен быть в Свердловске, ему в начале сентября на работу. 
   Интересно,  у Енисея в  верхнем течении много имен. В пределах Монголии в самом верхнем своем течении Гунны – Гол. Пересекши границу СССР – Шишхид – Гол. После слияния с Белином и Бусин - Голом Кызыл – Хем. Слившись с  Ка - Хемом  ему дали имя  Ка – Хем. Объединившись с Бий - Хемом в Туве он стал Улуг – Хемом. Только покинув Туву, Енисей стал Енисеем  Кызыл - Хем – мощная   река. После стрелки с Белином он уходит изумительной красоты ущелье длиной 70 км. Правая его сторона  все 70 км почти отвесная стена-прилавок  красноватого  оттенка  с  грандиозными многокилометровыми черными камнепадами, которые то, подступают к  самой воде, то уходят от нее  вверх, где теснятся непроходимые заросли  ягодных кустарников.  Левая стена - сырая мрачная темно-зеленая  тайга. Разница оттого, что правый берег смотрит на юг  и получает много тепла и солнца.
    Ночевки в горах. Разве ж можно их забыть? Огромное, огромнейшее небо. Нет, не случайно эти два слова повторяются много раз. Небо действительно здесь кажется необъятным. Может быть оттого, что горы, что в горах,  воздух  гораздо чище и прозрачней, чем в городе и здесь не мешает ночное освещение.  Посмотришь в ночное небо, оно необъятное.  Миллиарды звезд. Огромных. Ярких. Близких. Кажется, протяни руку, и вот они, рядом, можно дотронуться рукой.  Необыкновенно  яркие ковш Большой Медведицы, Орион, Кассиопея, Полярная Звезда, звездная дорога Млечного пути. А сегодня проплыла над головой еще одна звезда, рукотворная, искусственный спутник земли. Какие контрасты! Созданная разумом человека искусственная звезда пролетает над республикой, которая до 1930 г. не знала алфавита, не имела письменности.
    А какие красивые  названия  порогов Кызыл-Хема – «Калиточка», «Ворота»,  «Голубь», «Интеграл»,  «Три черепахи», «Желоб», «Желоб с котлом».    
Ух! Как с ревом вздымается перед глазами сине-зелено-белая водяная стена, как плот влетает в нее,  окунаясь  целиком раз, другой, третий, прополаскивая гребцов. Красиво.  Честное слово, очень красиво. Грандиозно! С берега все не то. Теряется ощущение участия, скрадывается мощь воды, величина и буйная сила вала, мощь потока в  прижимах,  красота скал и стен мимо которых пролетает плот.
    Не забыть, как карабкались  по осыпям, цепляясь за чахленькие кустики, а потом спускались по скользким, обросшим темно-зеленым   мхом камням. Как прижимались  к скалам в изумительном прекраснейшем ущелье реки Хадын, правого притока Кызыл-Хема,  рискуя каждую минуту сорваться вниз. А все для того, чтобы полюбоваться  грандиозным  каскадом  великолепных  водопадов на Хадыне. Отдых у моря прекрасен, кто же спорит с этим? Но разве не достойно восхищения это! Природа хранит свои «изюминки»  за «семью замками с секретом» и чем труднее до них добраться, тем заманчивее с ними познакомиться.
     Горы отступили. Кызыл-Хем заканчивается. Праздничный прощальный ужин. В ожидании горячих  пирогов пятеро ребят поют песни.  Мелодия разносится по ущелью, замирая в его просторах. Конечно,  пироги, слепленные непривычными к этому тонкому искусству мужскими руками, не идут ни в какое сравнение с изделиями Свердловской кондитерской фабрики.  Они лучше их. Они тают во рту. Наслаждение невероятное. Особенно, когда давно нет хлеба, а сухарей  скупой завхоз выдает на завтрак, обед и ужин по два кубика  2х2 см. 
На стрелке рек Ка-хема и Кызыл-Хема, скала похожа на нос океанского корабля,  на ней трепещет выцветший   красный флаг. Так вот он каков, этот знаменитый Ка-Хем! Эталон высшей категории  сложности для туристов-водников. На Ка-Хем  ежегодно стремятся сплавщики со всех концов страны. В 140 км реки от впадения в Ка-Хем Сарыг-Сепа до слияния его с Кызыл-Хемом вместилось три великолепных и сложнейших каскада порогов «Лестница»,   «Мелъзей» и «Щеки».
Ка-Хем, объединившись с Кызыл-Хемом,  стал  мощным, похожим на Алтайскую Катунь. Тот же огромный вал, крутой и упругий,   едва  пробиваемый гребью. Из трех порогов Ка-Хема («Панфиловский», «Васильевский» и «Байбальский»), труднее всех достался «Байбальский», да он был и сложнее первых. Напоследок  река  должно быть «на  сладкое»  заставила крепко потрудиться  в  пороге «Москва».
  Все!
     Последние метры пути. Берег.  Эржей - конечный пункт маршрута. Завтра домой. В Кызыле снова побывали у «Центра Азии», прикоснулись ладонями к священному месту, поблагодарили за благополучное завершение маршрута, попросили, чтобы и на будущее сбывались все желания. Нам ведь немного надо от Бога – силы нам дай, разума и терпения. Секундой пролетели 13 дней. Теперь остаются в памяти только воспоминания да пахучая ветка дикого розмарина, таежного багульника, между листками дневника как память о прекрасном времени и призыв к новым походам... .
  Миллионы раз прав В. Солоухин, написавший: «Торопитесь летать, ездить, ходить, плавать. Одним словом, путешествовать по земле. Торопитесь видеть землю». Торопитесь!
Я вернулся на работу.
     Новый учебный год, новые планы, новые заботы. Мне уже без  страха доверяет пациентов Тамара Васильевна, а у меня самые маленькие пациенты, дети первых 3 лет жизни. Это самые благодарные пациенты и я их очень люблю. Если Вове, Маше  или Ване стало лучше,  это видно по глазам, по их поведению, по их аппетиту и всяким разным другим признакам, если внимательно следишь за своими маленькими друзьями. Готовлюсь к новой встрече со студентами. Начали изучать инфицированность туберкулезом наших студентов. Работа вроде бы вполне перспективная и может вылиться в статью.


Рецензии