Зимний поход группы Дятлова 1957 года

Гора Молебный камень. Зимний поход группы Дятлова по Северному Уралу в 1957 году


Предисловие

Этот поход группы описываю более подробно только потому, что трагическая гибель туристов группы Дятлова произошла в этих же местах и в таких же зимних условиях.
Много версий и небылиц было придумано о причинах гибели. Поход в 1957 году был не легче, а, может быть, даже сложнее по нескольким причинам. Это был первый поход Дятлова по тем местам, а первым быть всегда труднее. На  этом маршруте испытывались методы передвижения по глубокому снегу (1,5 – 2,0 м) с грузом до 50 килограмм; испытывались разные типы лыж и виды креплений, обувь и снаряжение; отрабатывались способы установки палатки, разжигания костра, режимов движения и отдыха группы, наиболее эффективные и менее трудоёмкие. Кроме того, на картах не было обозначено обилие лагерей заключённых, опоясавших север Урала между «населёнкой» и нетронутой тайгой. И мы об этом знали. Поэтому «буферная зона» вызвала определённые коррективы и трудности. Поход 1957 года нас многому научил.


***


Из отчёта Дятлова «По хребтам Уральским». Поход второй категории. Зима 191957 г.

МАРШРУТ

Маршрут группы указан на схеме 1.
Маршрут по дням указан в приложении 2.
Пройдено на лыжах 220км, совершено 10 ночёвок в полевых условиях (палатка).

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ

Знакомство с природой и хозяйством Северного Урала.
Повышение спортивного мастерства и приобретение туристских навыков.
Выполнение заданий метеостанции (снегоизмерение).


ПОДГОТОВКА ГРУППЫ

Поход был задуман ещё осенью. Четыре больших воскресных похода определили состав участников. Собирались регулярно раз в неделю, ходили коллективно в кино, пели песни. Выбор трудного и интересного маршрута обязывал серьёзно и детально готовиться к походу. Шьём чехлы на ботинки, капюшоны к телогрейкам, конструируем печку.


СОСТАВ ГРУППЫ

1. Дятлов Игорь, II разряд, руководитель группы;
2. Трегубов Николай, II разряд, охотник;
3. Тибо-Бриньоль, II разряд;
4. Григорьева Лида, II разряд, культорг;
5. Колмогорова Зина, III разряд, санитар;
6. Ощепкова Нина, III разряд;
7. Хализов Слава, III разряд, завхоз;
8. Чубарев Женя, значок, ответственный за снаряжение;
9. Шунин Володя, значок, ответственный за дневник;
10. Русских Лиля, значок;
11. Бычков Борис, значок, ответственный за боевые листки;
12. Митрофанова Рита, значок, научная работа.


ОБЩИЙ ОБЗОР РАЙОНА ПУТЕШЕСТВИЯ

Территория северных районов Свердловской области известна русским уже в XIV веке. Заселение происходит лишь в XVIII веке. Здесь возникли первые рудники и заводы. До революции были большие сёла и призаводские посёлки, хотя численность населения в некоторых из них достигало нескольких тысяч человек (Надеждинск).

Полуночноё. Это – рабочий посёлок. Здесь добывают марганцевые и железные руды. Первое поселение – присланные для работы на золотых приисках крепостные крестьяне.

В лесах встречаются манси, занимающиеся в основном охотой и оленеводством. В январе и июле они ездят на нартах; к лету уходят на север в бесконечные просторы нетающих снегов. Урал в этих местах представляет собой ряд параллельных хребтов со сглаженными вершинами, среди которых поднимаются высшие точки (Чистоп-1295м, Молебный камень-1296м, Ойчкачахл и Ишерим).

Зимой и летом выпадает много осадков (толщина снежного покрова до 1,5- 2м). Морозы доходят до -40 градусов по Цельсию. Реки в верховьях быстрые, не замерзающие и зимой. Приуралье изобилует болотами, горелыми лесами. На хребтах сосны уступают место кедрам, ели, лиственнице.

За время путешествия очень хорошо познакомились с богатым животным миром этого края. Пусть не всех животных мы видели, но их следы о многом говорят! Долина Ивделя – это настоящее звериное царство. Иногда на одном месте столько следов, что трудно разобраться, где чьи. Особенно много здесь птицы: рябчики, тетерева, куропатки, глухари. Много и пушного зверя: куницы, белки, соболя, лис, горностая. Есть и крупные хищники: рыси и росомахи,  которые отваживаются нападать даже на лосей. Медведи в это время спят, но, по рассказам местных, их тут тоже много. А вот волков сравнительно мало.


ДНЕВНИК


10.02.1957 г. Последний день сессии. Некоторые сдают экзамены, другие налаживают лыжи, запасают плёнки, подгоняют снаряжение. Ведь сегодня ночью поезд понесёт нас в дальние края!

11.02.1957 г. Ночь в дороге. Пересадка в Серове, до Полуночного поезд пойдёт через 6 часов. Посетили Серовский краеведческий музей, искренне поблагодарили экскурсовода музея Валю Мерзлякову. Снова в путь.

12.02.1957 г. Около двух часов ночи приезжаем в Полуночное – сравнительно небольшой рабочий посёлок. Имеются шахты, где добывают железные и марганцевые руды. Знакомимся с электростанцией посёлка, спускаемся в одну из шахт рудника. А вечером заводским автобусом едем на север, в Вижай.

13.02.1957 г. К нашему счастью, до Нового Вижая хорошая машинная дорога. Любуемся красотой природы этого края. Сейчас мы видим сказочный зимний лес, ели, занесённые снегом, изогнутые в виде арки берёзы. Дорога порой выходит на обрывистый берег Вижая, всё ближе к хребтам. Останавливаемся в посёлке Сотом (видимо, это и есть Новый Вижай). Это последний населённый пункт на нашем пути. Часто приходят жители посёлка, беседуем. Они относятся к нам очень сердечно.

14.02.1957 г. Подъём в 8 ч. утра, сбор рюкзаков, подгонка лыж и т.д. От посёлка идём по мансийской тропе (Азю330). Через три часа ходьбы – обеденный привал. Первый и последний раз разжигаем костёр во время обеда. (А в дальнейшем трёх грелок, наполненных какао ещё с утра, нам хватало для непродолжительного обеда). После обеда сворачиваем с тропы (Аз.260), попадаем в дикий бурелом. В последние дни выпало очень много рыхлого снега, направляющий проваливается по колено. Для большой группы (12 чел.) это не очень большое препятствие. В 17.30 останавливаемся на ночлег. Все активно принялись за устройство ночлега и в 22 часа легли спать. Оригинальнейшее изобретение – печка, спать было жарко, как на курорте.

15.02.1957 г. Первая ночёвка прошла успешно. Идём прежним маршрутом. Подьём. Дремучий бурелом сменяется горельником, идти по которому не легче. Перевал. Далеко на севере зубцы хребта Чистоп, впереди видно долину реки Тохты и белую вершину горы Б.Лайс. Около трёх часов дня обед. Тёплое какао из грелок, сухари, масло – вполне достаточно для непродолжительного обеда. Придерживаемся Аз.250 и выходим на мансийскую тропу. Останавливаемся в устье реки Тохты. Все мечтают увидеть манси. Куда ведёт тропа, встретимся ли мы с редкими жителями этого снежного края? В разведку идут Лида Григорьева и Коля Трегубов.

16.02.1957 г. Радостное чувство встречи с манси исчезло при виде их убогого жилища. В маленькой лесной избушке живёт человек восемь. Духота, полумрак, дым, двое больных. Зина с Лидой принялись лечить: ставят горчичники, моют марганцовкой язвы. Смазывают пеницилиновой мазью. Оставив половину наших лечебных запасов, двигаемся дальше. Тропа заворачивает на запад и идёт параллельно Вижаю. Ещё две юрты манси. Вот он – Вижай! С высокого берега хорошо видно белое русло реки с жёлтыми пятнами – это полыньи. Идти по нему было бы невозможно. За день прошли около 17 км. Сегодня санитарный день. Зина заставляет всех мыть ноги. Моет даже Славка Хализов в своей чашке.

17.02.1957 г. Оленья тропа идёт вдоль Вижая. Спуск. Как всегда, много «жертв»! И вот вдалеке показались желанные вершины – Молебный камень, Ойка-Чакур. Как мне хочется скорее оказаться у подножья этих гор, а ещё больше подняться на вершину! Иметь бы крылья! Кругом такое чудо, что не хватает даже слов, чтобы описать всю эту суровую красоту. Как беден мой язык! Даль! Даль! Как она зовёт и манит нас вперёд! Через пять километров тропа пересекает Вижай. Река в этом месте течёт почти на юг, тропа идёт под Аз240. Мелкий березняк, кусты, видимо болото.

Постоянно в подьём. Снова ель, кедры. Иногда выходим на большие поляны. Отсюда чудесный вид на Молебный. Тропа поворачивает на юг. Пройдя около шести километров от Вижая, сворачиваем с тропы (Аз320). Ночуем на склоне среди мрачных, высохших елей. Еловые дрова приносят массу неприятностей: трещат, дымят, стреляют. В трубе печки выделяется смола и скипидар, который капает, оставляя большие чёрные пятна.

18.02.1957 г. Вчерашняя разведка (Коля Тибо, Нина, Игорь) добралась до границы леса. Сегодня подъём на Молебный камень.
«До гребня по вчерашней лыжне добрались быстро. Там нас ждала неприятная новость – вершины не было видно и вообще ничего не было видно. Быстро «утеплились». Ветер, облака, и мы среди них. Сердце наполнялось гордостью за человека – покорителя многих трудных загадок и не отгаданных сейчас ещё тайн. Огромные камни, снежные шапки, трещины, нагромождение камней – весь этот вид подавлял и внушал страх перед многовековой трудноизменяемой природой. Выстрел! Вершина взята! Все взволновано оглядываются, но кроме облаков ничего не видно. Пишем традиционную записку, не обнаружив других. Короткий обед и спуск обратно. Порой молочное покрывало, как бы внемля нашим просьбам, открывает нам картины, которые запоминаются на всю жизнь» - (Тибо).
Мы были не продуваемы. Капюшоны и варежки с нарукавниками с резинкой, а также ледоруб оказались очень полезными.

19.02.1957 г. Днёвка. Спим до обеда. Ночью выпал сырой снег, наша палатка обледенела, на скатах сосульки.

20.02.1957 г. Выходим на оленью тропу. За два дня её почти полностью занесло. Очень тепло и сыро. Чувствуется перевал – граница бассейнов Вишеры и Вижая – она же граница Европы и Азии. Все восхищаются дикой красотой окружающего нас леса. Вскоре тропа исчезла. Видимости никакой. Идём параллельно реке (Аз150), не теряя высоту. Идти по склону хребта лучше, чем по долине. Снег глубокий, но плотный, лучшая возможность ориентироваться, нет больших перепадов высот.

21.02.1957 г. За вчерашний день по Велсу прошли около 8 километров. Сегодня погода хорошая, иногда появляется солнце и в эти моменты лес, занесенный снегом, кажется сказочным. Исключительно плодотворно работают фотографы. Через час привал. Открытый склон, на котором мы расположились, даёт возможность обозреть наш весь путь по Велсу. Вдали среди облаков иногда появляется острая вершина Молебного камня. Белая. Высоко поднимаясь среди остальных гор и хребтов, очаровывает своим величем. По Велсу прошли 15 километров. Теперь на восток, к Ивделю (Аз120).
Перевал. Холод, ветер, пурга. Но всё же хорошо полюбоваться седым Уралом, его плоскими каменистыми хребтами. Снова спускаемся в декоративный сад, снова белые деревья и сугробы. Скорость 3-4 километра в час. Ночуем у самого истока Кула на крутом берегу. Сегодняшний день - один из самых ярких дней похода. Впереди ещё один перевал в долину Ивделя. Восьмая ночёвка в палатке.

22.02.1957 г. Придерживаемся прежнего азимута (Аз120). И вот Ивдель – маленький незастывающий ручеёк. Впереди – цепь хребтов, разделённых долиной Ивделя. Перевалили через один, к вечеру выходим на Ивдель. Здесь он пересекает хребет Хоза-Тумп.

23.02.1957 г. Настроение бодрое. По всем предположениям  сегодня должны выйти к зимовьям или избам на Ивделе. Последний подъём, срезаем петлю и длинный спуск до самого Ивделя. Лоси, россомахи, рыси проторили множество тропок по реке, по которым идти значительно легче, чем по целине.  Последняя ночёвка в палатке.

24.02.1957 г. Утро сегодня было радостное, особенно для тех, кто любит порубать. Варили лосятину, которую вчера добыли у манси. Он убил трёхгодовалого бычка, по следу которого мы шли по реке. Идём по лыжне, и через пять часов доходим до плотинки (это 20 километров). Здесь изба. Плотина используется для задержания весенних вод для летнего сплава леса. Ещё 10 километров – и перед нами Северный 3-ий. Здесь проводилась разведка, нашли железо, будет рудник, а сейчас пустующий посёлок. Мы разместились в одном из пустых домов. Затопили печь. Готовили ужин. Это первая ночёвка под крышей после десяти в палатке.

25.02.1957 г. Последний переход (45 километров) до города Ивдель. Проходим селения Юртище, Преображенку. Последние километры идём пешком, надоело скользить по лошадиной дороге.
Ивдель – довольно большой город с преобладанием одноэтажных домов. Вокзал оказался на противоположной стороне города. И вот поезд, едем домой.
«Мы прошли большой, трудный путь, видели много, узнали друг друга, ещё раз убедились в силе дружбы. В силе стремления к цели» (Нина Ощепкова).


ОБЩЕСТВЕННОЕ СНАРЯЖЕНИЕ


Палатка, сшитая торцами из двух.
Печка (190х240х400), вес 4кг, труба 3м.
Топоры – 4шт.
Вёдра – 3шт.
Пила -2-х ручная -1шт.
Спальный мешок- 1шт.
Фонари - 4шт.
Карты 10- и 5-километровки., компас – 4 шт.
Свечи -5 шт.
Грелки -3шт.
Фотоаппараты – 3шт.
Запасные лыжи («манюни») – 1шт.
Ремнабор (шило, отвёртка, плоскогубцы, гвозди, шурупы, фанера, жесть, кожа, иглы, дратва, проволока).
Аптечка.
Валенки – две пары.


ЛИЧНОЕ СНАРЯЖЕНИЕ


Альпинистский рюкзак.
Ботинки с запасными шнурками.
Гетры.
Носки шерстяные – 3 пары.
Носки хлопчатобумажные – 3 пары.
Костюм лыжный.
Ватник с поясом.
Свитеры шерстяные (1-2 штуки)
Рукавицы – 2 пары.
Шапка, подшлемник.
Котелок (на двоих), ложка, нож.
Мыло, носовые платки, зубная щётка.
Одеяло, запасные брюки.
Две смены белья.
Лыжи, палки.
Чехлы на ботинки.
Блокнот, карандаш.
Спички (н.з.).
Индивидуальный пакет.
Верёвка (8мм).


СОВЕТЫ ПУТЕШЕСТВЕННИКАМ


Чуни (чехлы из брезента на лыжные ботинки до колен) – лучший способ сохранить и ноги и ботинки сухими.

Валенки нужны на привалах (ночёвках) по 1-2 пары на группу.

Место для установки палатки не нужно разрывать от снега до земли. Достаточно утоптать на лыжах это место и настелить лапник или, в зависимости от ситуации, уложить лыжи креплениями вниз, оставив 2-3 пары лыж для дежурных.

В мокрой или влажной одежде спать не укладываться. Либо переодеться в сухое, либо высушить на костре. Чем влажные носки, лучше босиком, закутав ноги в сухую одежду (одеяло, свитер).

Печка в палатке полезна в сильные морозы. И то лишь при укладывании спать или утром, когда нужно переодеться. Печку лучше иметь поменьше, из консервной банки. Можно сухой спирт применить или специальную свечку: консервная банка заполняется стеарином с воском, фитиль. Зимние рыбаки это применяют. И светло, и тепла достаточно. Можно ещё и радиаторы над пламенем из той же жести придумать.

В зимнем походе надо иметь большой длинный (кухонный) нож. На открытых местах (в горах без леса, тундре, озёрах), где плотный снег, наст, надо строить из снега юрты - «иглу». Этим ножом из снега режутся кирпичи, из которых строится этот «дом». Он надёжно защищает от ветра, пурги и стужи. Трое (один режет, двое укладывают) за 10-15 минут (в зависимости от характера снега) строят «дом». В таком «иглу» в центре костёр или печка тогда тепло.

Каждому иметь при себе НЗ (неприкосновенный запас): спички в непромокаемом пакете, кусок сахара, и 5 -10% физических сил для того, чтобы обустроить ночёвку в данных условиях и экстремальных ситуациях.

Каждому иметь компас и карту данной местности, если она вам не знакома.

Костёр. Огонь – это жизнь. Он восстанавливает энергию и физические силы, истраченные за день. Место для костра очищают от снега до земли с учетом места своего расположения. Костёр для группы – лучше три сухары параллельно комлями на костёр и далее стволы по ветру, чтобы дым не мешал. Горит долго и за дровами бегать не надо. Только пододвигай периодически брёвна к центру костра. Лучшие дрова – сосна, худшие – ель, так как трещат и стреляют углями. Мансийская «нодья» удобна для ночёвки одному: в снегу роется яма, над ней чуть выше уровня снега на рогульках две свежее срубленные ели, толщиной 5-6 см., одна на другую. Смежные части нащиплены топором, куда вставляется береста и поджигается. Стволы не горят, а шают, давая жар. Этого хватает на всю ночь. Такую «нодью» мы встречали утром, двигаясь в сторону Молебного камня. Манси, ночевавший здесь, уже ушёл, но «нодья», выгорев до середины ствола каждого деревца, всё ещё продолжала шаять.

При себе, в кармане рюкзака, желательно иметь кусок бересты и смолистые щепки, которые при случае можно нарубить у корня старого соснового пня. Для быстрого разжигания костра, экономии времени и спичек это бывает полезно.

«Каменная грелка». Бывают ситуации, когда к холодной ночёвке не готов. Поздним летом, это было на Северном Урале, днём стояла жара, даже купались в реке, а к вечеру похолодало, пошёл дождь со снегом, и завьюжило. На Кавказе на подъёме к перевалу Донгуз-Орун тоже попали в такую же ситуацию. Перевалы уже закрыты, как сказали нам альпинисты-инструкторы из альплагеря. Но мы пошли. Перед самым перевалом вынуждены были заночевать. Холод, мокрый снег. У нас запас сучьев – дров для костра – только, чтобы чай вскипятить. И одежда летняя. Славка Хализов предложил взять в палатку камни, нагретые костром. Но их хватило ненадолго, хотя и вздремнули немного.
А потом, в осеннем походе, сплавляясь на байдарках по одной из рек Северного Урала, опять попали в такую же ситуацию. Тут Шурик, мой товарищ, усовершенствовал эту «грелку», и весьма эффективно.
Нагретый на костре камень, величиной примерно в два кирпича, он закутал портянками и штормовкой. И спал в палатке с ним в обнимку, как на печи. Утром камень был ещё тёплый, и мы с удовольствием грели на нём руки. И потом все взяли эту технологию «на вооружение».

Установку палатки летом, когда заедают комары и прочий гнус, лучше делать на открытых песчаных отмелях у реки. Нагретый за день песок не требует лапника, сена или травы. Кроме того, на нём мягко. В бока не впиваются сучки и песок как бы принимает форму тела.

Сторож. Сплавляясь по рекам в населённых местах, лагерь свой, где сосредоточены байдарки, костёр, рюкзаки, палатка, обносили вокруг леской спиннинга на высоте 30-50 см. Катушку спиннинга ставили на «трещётку» и клали рядом с палаткой. Непрошеный или случайный гость, задевая леску, включал «будильник».

В серьёзные походы по нехоженым, неизведанным местам женщин и детей лучше не брать. В целях их безопасности.

Как добыть огонь без спичек? Трением палочки – это полная ерунда и сказки. А вот об этом способе мне поведал Боря Мрзляков. Ещё мальчишкой его отец брал с собой Борю на сплав леса. Возвращались осенью на плоту. Холод, дождь. Спички кончились Боря заболел – поднялась высокая температура. Что делать? Отец вырвал из своего ватника кусок ваты, скатал его ладонями, положил между двух неструганных досок, и стал с силой катать одной доской по другой. Затем взял ватный катыш и резко разорвал его. Вспыхнуло синее пламя, которое подожгло приготовленную заранее бересту. Так с костром на плоту они доплыли до места.


Рецензии