Золотой осколок Серебряного века. Посвящается В. А

   Хочу представить дорогому читателю мои воспоминания об интересном человеке,легендарном поэте-путешественнике, реформаторе новых жанров поэзии, Викторе Аркадьевиче Урине, который перевернул всю мою жизнь. см.книгу Ирины Лазаревой " Сын пяти континентов" Нью-Йорк,2004.
                Послание Виктору Аркадьевичу Урину на тот свет.Он умер 30 августа 2004 года.
   Здравствуйте, дорогой Виктор Аркадьевич! Это я ,Людмила Криворуцкая, редкая птица (Вы так меня назвали). Хочу начать послание к Вам со стихотворения:
                ЗОЛОТОЙ ОСКОЛОК СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА.
               
                Золотой осколок Серебряного века
                Возникал, сверкая над судьбой планеты,
                И, казалось, он проносится кометой,
                Словно веха грусти над тревожной вехой.
               
                Где шабашат ведьмы на кровавом пире,
                Золотой осколок - наш путеводитель.
                Как земной кудесник и небесный житель,
                Как фрагмент победы в мозаичном мире.

                Тяжкий путь осколку предсказал астролог,
                И шальные ветры злого века встретив,
                Весь осеребрясь от прошлого столетья,
                В новый век влетает золотой осколок.
 Вы это стихотворение должны помнить. Я Вам позвонила вечером и прочла его по телефону. Услышала в трубке свист кашля - это Вы захлебнулись от восторга, и буквально через два дня Вы сочинили этот акростих :
                ОТВЕТ  ЛЮДМИЛЕ
                Акростих.
                Легко ли посреди всемирной порчи
                Юной душе соблазны побороть ?
                Друг мой,когда вокруг растлили плоть,
                Мечту не покидай с мольбою в чёрчи.
                И верь, что это много, а не мало:
                Любовь твои страданья испытала,
                А дух твой - испытал Господь.
  Да, Господь испытал меня по полной программе, но я не тужу, благодаря молитвам и Вашему активному участию в совершенствовании моего стиха. Под впечатлением Вашего стихотворения " Евангелие", которое высоко ценила  Мать Тереза, лауреат Нобелевской премии мира, я написала музыку. Получился прекрасный псалм. Я долгое время пела псалмы евангелистских церквях Бруклина и Манхэттена. А этот псалм так Вам понравился, что Вы попросили, чтобы я всё время его напевала. Он часто исполняется в евангелистской церкви Дома Молитвы в Бенсельхёрсте.
                ЕВАНГЕЛИЕ

                Евангелие - свет и синева,
                Наречье веток, щебетанье птичье,
                Духовный мир библейского обличья,
                Апостольские кудри серебра.
    
                Евангелие - хартия Добра.
                Не нас ли осеняет твоя притча,
                Что нет без обновления величья,
                Что Вера без Деяния - вдова.

                Евангелие - свет и синева.
                И не о том ли сообщают кроны,
                Что нас у Иисуса - миллионы,
                У миллионов он у нас один.
 Виктор Аркадьевич ! Хочу поделиться с Вами приятной новостью. Наконец-то закончила книгу " Неистовый полёт", куда я включила Вашу статью" Монолог птицы". Очень жаль, что Вы её  не увидите. А так хотелось бы услышать отзыв. Вы, как Строгий судья, Мастер слова, дали бы дельный совет... Но ,увы!!! Кстати, презентация моей книги состоялась в вашем любимом Клубе поэтов в Матхэттене на 33-ей стрит.
  Вы знаете, какой год для меня памятный - 1999, канун нового тысячелетия ! Вы спрашиваете, почему ? Я попробую ответить.
  Я как раз мечтала увидеть Мастера стиха, который мог бы направить мою лиру в нужное русло, отшлифовать мои бриллиантики. И вот:" О Боже! Это Он! Великий импровизатор, Маэстро!" - подумала я. Вы как комета влетели в мою закостенелую от будней жизнь и повернули мою зарождавшуюся поэзию на новую волну.  У меня дыхание перехватило, увидев Вас впервые в 1999 году в клубе поэтов Нью-Йорка в Матхэттене, где председательствовал Борис Ветров. Как помню, у Вас была удлинённая всклоченная борода и по-своему интересный, клоунский наряд. Но зато как Вы читали свои стихи ! Насколько зажигающе выразительно, с переменами голоса. Можно было не отрываясь слушать завораживающий голос с элементами импровизации. Не зря же Вы создали " Театр поэта" в Москве на Плющихе (1965г). Вся аудитория замерла от восторга, а потом...бурные аплодисменты. Да, действительно, Вы - великий импровизатор, и как никто умеете зажигать слушателей. Обычно завершалась встреча поэтов моим гимном клуба поэтов и Вы громче всех визжащим голосом почему-то повторяли припев, наверно он больше всех понравился.
             
                ГИМН  КЛУБА ПОЭТОВ НЬЮ-ЙОРКА.
               
               В бейсменте поэтов
               Ветров руководит.
               Ищет всё таланты
               Средь людской толпы
               
               Клуб всё время жаждет
               Новых впечатлений,
               В творческом экстазе
               Пьют за все грехи.

                Припев.
      
               Покайся, душа
               Пред Музой своей,
               Покайся,душа -
               За всех помолись.

               Встретиться не грешно
               Разик в месячишко,
               И согреть стихами,
               В ком кипит поэт.

               Если бы изданья
               Были бы шедевры,
               В долларах купались
               Много, много лет.

                Припев:

               Покайся, душа
               Пред Музой своей
               Покайся, душа -
               Читатель судья.

               В рыцарски доспехи
               Ты одень поэта,
               И покажет в слове,
               Где же есть сонет.

               Члены нам помогут
               Строчку сделать песней,
               И венки сплетутся
               В красочный букет.

                Припев :

               Покайся, поэт,
               И все члены клуба,
               Покайся, поэт,
               И ждём в next Monday.
    Я уверена, что Вы не помните, как после заседания клуба Вы со стихотворением в руке подошли именно ко мне спросить, знаю ли я английский. Нет, дорогой Виктор Аркадьевич - только на бытовом уровне. Вам надо было срочно перевести на английский одно маленькое стихотворение,Но вы меня не слышали и сунули мне его в руки. К сожалению, я не помню, какое это было стихотворение.  Может быть вот это:
               
               И вот однажды зарыдает смех,
               А слёзы засмеются почему-то,
               Огонь окаменеет, вспыхнет снег,
               И канет год быстрее, чем минута.

               Привяжешь ветер, расплеснёшь металл,
               Поймёшь, что всё разгаданное ложно,
               И людям ты отдашь, чего не брал,
               И встретишь то, что встретить невозможно.

    Тогда я держала в руках мою первую книжку" Под северным небом", посвящённую моему городу - Ленинграду. Я предложила  Вам её посмотреть, но Вы, даже не глядя, закинули её в свой потрёпанный старый рюкзак и, конечно, потеряли. Сейчас я не обижаюсь, но тогда меня это немного задело. Я Вам через недели две позвонила узнать мнение о книге, но Вы много раз извинялись, что не можете найти , и приглашали к себе домой помочь писать, т.е. стенографировать, говоря канцелярским языком, т.к. правая рука у вас не работала из-за ранения.  И здесь-то я узнала Вас, наблюдая,как рождалось творчество. Я постепенно погружалась в Ваш творческий процесс, забывая обо всём: о времени, о своих делах, находясь под гипнозом творения. Настолько полно завораживали своими оригинальными мыслями, поэтическими строками.  Мне было всё равно, на чём я сидела( а сидела я на сломанном стуле, за шатающимся в разные стороны столом, покрытом кучей разбросанных, исписанных бумаг). Только при дневном освещении у разбитого окна я черпала вдохновения, видя Ваше озарённое лицо. Много времени уходило в постоянных поисках пишущей ручки и чистой бумаги. Ручки и бумага всегда были при мне,т.к. я знала ,что всё куда-то испарялось.
  Всё это уже казалось мелочью по сравнению с тем,что, попав в Вашу поэтическую лабораторию, я уходила, обогащённая интересными замыслами, поэтическими строчками.  Каждый выходной день я соприкасалась с настоящей поэзией. В потоке хаоса и беспорядка светился Ваш лучик.
    Да, Виктор Аркадьевич ! Я не пою дифирамбы. Ведь они просто пух. Я пишу Вам искренне, Вы меня знаете. Поэзия - Ваша Повелительница и Госпожа. Вы сотканы из клубка разных смешных анекдотических причуд, как,говорят, свойственно гению - И в этом Ваша прелесть.
 
   Хочу напомнить , как мы выступали в Шорфронте на Брайтоне . Был вечер, посвящённый Пушкину. Организатором вечера было ваше "любимое" Пушкинское общество. Как Вы лихо импровизировали, ведя диалог с Пушкиным... Тогда Вы были одеты сногшибательно : наверно, все " пушкинисты" находились в экстазе, не отрывая от Вас иронического взгляда, шушукая и распространяя сплетни.  К вашему счастью, Вы на них не обращали никакого внимания.  Ваш наряд был причиной кривотолков. Ярко-красные на каблуках сапоги, жёлтая в чёрный горошек рубашка, и слегка помятые в полоску зеленого цвета брюки на подтяжках. Вы, как всегда, в своём репертуаре..Концерт прошёл на "Ура!".

   Хочется вспомнить о Ваших женщинах, особенно о той, которая написала стихи  всем известных песен " Что было, то было, закат догорел...", " А где мне взять такую песню..."," О том, как я тебя любила...".Песни старые 60-х годов.  Так это Ваша Муза - Маргарита Агашина из Волгограда( Сталинграда). Вы ездили туда в 2003году, посетили её могилу, искали встречи с дочерью Алёной. Вы со мной поделились рассказом об этой поездке. Я Вам эти песни напевала. Долгое время думали, что вторая песня "А где мне взять такую песню", посвящена Вам.  Нет, дорогой Виктор Аркадьевич,она посвящена другому мужчине, мне так сказала Ваша последняя  гёрлфренд - Ирина. Ирина Лазарева - последняя любовь, с которой Вы были связаны 18-ю годами тесной дружбы. С этой пожилой , милой, интеллигентной женщиной я продолжаю дружбу. Я общаюсь с ней каждый день по телефону,  и всё время разговор идёт о Вас. Она Вас любит и делает всё возможное, чтобы увековечить Ваше имя.  Кстати, в 2004 году она напечатала книгу" Легендарный поэт Виктор Урин. Сын пяти континентов."    Может, это стихотворение посвятили Ирине.:

                У сопротивляющейся крепости,
                В проливе любви,
                Куда чувства нежные и мысли
                Стремится причалить моя грусть,-
                Я стану на рейде,
                Как загадка.
                Возвышенно. Трепетно. И сладко.
                А ты ? О, единственная женщина,
                К которой я стремлюсь!.
 
 Любовь прекрасна, когда человек ещё может мечтать. Да, Виктор Аркадьевич, Вы ещё и Мечтатель, строитель воздушных замков. Мне становится смешно и где-то грустно, когда я вспоминаю несвершившуюся поездку в Китай на поэтический симпозиум.  Вы предложили мне в качестве секретаря посетить эту экзотическую страну, хотя денег ни у Вас, ни у меня не было. П.Е.Н.клуб не оплачивает поездки. Это было так заманчиво, но, увы, неосуществимо.

      Сейчас забавно писать об этом, но тогда Вы на полном серьёзе подали идею осваивать Аляску, и так красочно рисовали картинки жизни там, что можно было поверить: открыть там культурный центр( библиотеки, клубы, школы) - широкое поле деятельности на земле вечной мерзлоты среди белых медведей, говорящих по-английски. Шутка.Все Ваши авантюрные идеи я поддерживала.  И хотя они, естественно, не осуществлялись, было приятно с Вами помечтать.

  Вы целеустремлённый, работоспособный человек. Дай Бог всем обладать такой чудодейственной силой - работать днём и ночью над книгами: 8-м томом, "журналом"Семейный альбом".    Ещё один комплимент. Вы ещё и благородный, порядочный, добрый человек. Спасибо Вам, что советом защитили меня от недображелателей, написав стихотворение " Посредственность" Вы меня подбодрили и дали понять, что на эту мелкоту не надо  серьёзно обращать внимания. Вы мне продиктовали:" Мой ответ талантливому другу, огорчившемуся нападками недостойных нашего внимания".

                ПОСРЕДСТВЕННОСТЬ.
         За посредственность рано или поздно ответишь,
         Если где-то рядом вокруг иль среди.
         Но труднее всего - отстранив эту ветошь,
         Вырваться из третьестепенной среды.

         Спекулируя Пушкиным - пастью захвата
         Пушкинистам пролаял себя управдом,
         И по блату он звание лауреата
         Даст посредственности. И укусит потом.

         А другая посредственность - из грязи в князи
         Подпевает князьям, мол, Чапаев - бандит,
         И журнал эмигрантский в покорном экстазе
         На придворном балу эту боль бередит.

         Так, своей же посредственностью издёрган,
         Зубоскальствовал некий наглец- графоман,
         И " Еврейского мира" посредственный орган
         Импотентно долбил петербургских славян.

         И, мелькая, посредственные десанты
         Всё витают, парят, завлекают на крик,
         И таким постепенно становишься сам ты,
         Пообщавшись с посредственностью впритык.

         За посредственность ты всей судьбою ответишь,
         Ну, так будь же вовне, а не где-то среди,
         Как же радостно сбросив ненужную ветошь,
         Избавляться от третьестепенной среды.

  Вы дали прекрасный отпор всем обидчикам, графоманам и как вы точно сказали и другим посредственностям, защитив поэзию от грязи.  Не буду комментировать это стихотворение, может, кто-то найдёт в нём себя.
  Я хочу поблагодарить Вас, Виктор Аркадьевич, за Ваше большое участие в создании моей второй книги "Монолог птицы", вышедшей в 2001году. Я горжусь тем, что Вы  написали предисловие к ней, где назвали меня редкой птицей..
 В последний злосчастный 2004 год силы стали Вас покидать. Вы как бы чувствовали своё состояние и торопили события, бомбардируя мой телефон.  Я знаю. Вы,сильный человек, оборвали звонки, чтобы быстрее закончить " Календарь жизни", готовясь к своему 80-летию. Я старалась, как могла, выкроить время и придти к Вам на помощь. Извините, если что было не так.
 С болью в сердце я перевожу рассказ в прошедшее время. Вы всегда с нами. Ваша жизнь, переполненная до краёв,  не вместится в один том. Я оставляю место другим.
 Вы никогда не были пассивным созерцателем, не ковыляли нелепо, как спотыкающийся конь, а свой огонь дарили всем, постоянно утверждая себя. Лиру Вы оставили в надёжных руках. Будьте спокойны.
 Вы оставили нам столько неразгаданных стихов- головоломок, что хватит новому поколению поэтов их разгадывать. Я даю обещание, что попробую расшифровать Ваши поэтические термины. Ваше завещание новому поколению возьмёт на себя вся пишущая братия.
 " Все мы - альпинисты, связанные одной поэтической верёвочкой, и если кто-то обрывается, другие его поддерживают". Да, Виктор Аркадьевич! Будем стараться поддерживать друг друга в новых начинаниях и поисках, и бороться за право быть Поэтом и Гражданином, каким были Вы.
 Золотые  Ваши слова: " От поэтов зависит очень многое, но горько,что все мы разобщены в пору роста наших деревьев... Послушайте, родственные поэты, мы мало вас знаем, хотим знать больше. Хотим, чтобы каждый верил в другого, и чтобы другой доверял каждому. Пришлите. пожалуйста, ваши семена, ваши саженцы, ваши зубчатые листья, похожие на шестерёнки, пригодные для движения. Нельзя наперёд ничего гарантировать, но ни одно дерево не должно собой заслонять другое, и каждое вправе прислать семена..." - из книги В.Урин, Избранные 1938-1988...1991

    Спасибо за всё
    Ваша Людмила  Криворуцкая           2006 год, Нью-Йорк.переведён на английский язык.         
               
               
   


Рецензии
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.