На катке

         Давно уже наступила зима, но снега выпало еще мало, и наше огромное деревенское озеро блестело чистым льдом в солнечные морозные дни. В один из таких дней после обеда пришел Сережка. Он еле-еле перебрался через порог, стуча коньками, привязанными к валенкам сыромятными кожаными ремешками.
         Я обрадовалась его приходу и тоже стала собираться на озеро. Коньки-снегурочки мне купил отец, но я еще плохо на них каталась. Мама помогла нам с Сережкой выбраться на улицу, и мы заковыляли по переулку к озеру. Под горку съехали на пятой точке, а когда ступили на лед, то долго не могли встать на ноги. Мы смеялись, барахтались, наконец, каждый нашел свою линию равновесия, и дело пошло, коньки покатили.
         Впереди блестела необозримая гладь озера, и этот простор звал бежать и бежать вперед. Ветер дул в спину, коньки сами несли под ветер. Иногда мы тормозили и припадали ко льду. Сквозь его прозрачную толщу можно было разглядеть причудливо застывшие водоросли, какие-то букашки, фантастические ледяные разводы - это было, как в кино, и мы подолгу разглядывали эти картины, придумывая необычные ледяные страны и города, пока не замерзали коленки и руки, тогда мы вскакивали и катили дальше.
         И вдруг заметили, что ледяные росписи стали почти не видны, мы оглянулись вокруг и испугались. Кругом было уже темно, деревенские огоньки светились где-то очень далеко, а по озеру мела поземка. Мы повернули на огоньки, стали спешить, но коньки не катили так быстро, как хотелось, мы устали, да и ветер теперь дул в лицо, а мороз пощипывал щеки, нос, кончики пальцев. Ноги разъезжались в разные стороны, мы сопели, размазывая замерзающие слезы и сопли, но все же упорно шли и шли на огоньки. Сережка тоже устал, один конек у него развязался, и он ковылял на одном.
         Смахнув варежкой льдинки с ресниц, я попросила Сережку помочь мне развязать конки. Он снял варежки и попробовал развязать тугие сыромятные узлы, но это оказалось ему не под силу, а одну из варежек тут же унес налетевший порыв ветра. Выбиваясь из сил, промерзшие до костей под сквозящим ветром, мы пошли дальше на огоньки.
         Родители хватились нас, когда смеркалось, и пошли искать. Искали долго, пока кто-то не натолкнулся на нас в “тоннеле”, который вырыл летом Сережка.
         Дома нас растерли спиртом, напоили горячим молоком, чаем с малиной. Как ни странно, но мы даже не заболели, только потом долго не выходили на улицу, боясь замерзнуть.
         А в деревне уже стояла настоящая зима с сугробами и морозами. И озеро занесло толстым слоем снега.
         А когда мы снова появились на озере, то нам пришлось очистить от снега небольшую площадку, чтобы хоть немного покататься на коньках. Потом мы поставили ворота из глызок, ледяных камней, и стали гонять ледяную шайбу, но вдвоем было неинтересно.
         И вот в один из дней на ледяной стадиончик пришли ребята-школьники, они расширили площадку и получился маленький каток, на котором всем хватало места и тем, кто хотел играть в хоккей, и тем, кто просто хотел покататься на коньках.
         Мы с Сережкой в душе очень гордились тем, что были первыми, кто сделал в деревне каток.


Рецензии