глава 1. Очень смешная работа

              Режиссер по определению нормальным быть не может. Ну, разве это нормально, жить все время в трех, пяти, а то и десяти измерениях? Видеть мир таким, каков он есть и каким он  может быть? 
Есть мнение, что талант  режиссера - и дар Божий и сущее наказание.
Он, как лекарь, каждому зрителю врачует душу,  дает силы и показывает путь к осуществлению мечты.  Это и есть – дар. А поскольку люди изначально не любят «лечиться», жизнь режиссера   превращается в сущее наказание.
И, несмотря на все это, они (режиссеры театра, кино, телевидения) продолжают творить новую, счастливую  реальность. Продолжают  жить в своем, десятом измерении, вместе с целой армией таких же борцов за красоту мира: актерами, операторами, монтажерами, гримерами, журналистами…    Они живут  странной, непонятной постороннему человеку, жизнью. С ними постоянно  происходят  забавные, необъяснимые, почти мистические случаи.

         Эта история могла случиться в любом городе нашей необъятной страны, где есть телевидение и творческие люди. Ну, еще должно быть море, не обязательно «Японское». Должна быть тайга, Уссурийская. Эти  условия – не прихоть. Именно отсюда, как говорят, «растут ноги»  всех описанных далее событий. Отсюда же, огромное количество   талантов, то есть   действующих  лиц,  волей автора соединенных в небольшой коллектив придуманных творцов:
Режиссер-  Семен,  32 года. Худющий жердина. Жена и дочка живут в другом городе.
Телеоператор – Лешка, 25 лет. Умница и весельчак. Прекрасно (как все телеоператоры) стреляет из всех видов оружия.
Журналистка, ведущая программ  -  Оля. 23 года.   Лицо в кадре  и  голос за кадром.  Замужем, есть сын 3 лет. Работает на трех работах.
Ведущий –Яков Сергеич. Заслуженный артист России, попавший в этот странный коллектив исключительно по доброте душевной. Мастер на все руки. 
Этих людей свела судьба  на одном из проектов. Проект закончился, а дружба осталась. Когда Семену предложили создать махонькую студию при торговом доме, все согласились с радостью. О том, что они уже попали в десятое измерение, творцы еще не знали…

В героях рассказов вы легко узнаете  очень дорогих мне людей:  Ирину Кулешову, Елену Розенберг, Владимира Сергиякова,  Оксану Якуш, Евгения Козуба, Сашу Кононенко, Володю Жилина, Максима Антоненко, охотников Всеармейского общества   и самих себя.  Надеюсь, Вам будет интересно.   
Ваша – Мария  Кравченко.



                БЕЗУМНАЯ КОМАНДА
         Лешка стоял посреди площади «Борцов за власть советов», что в самом центре Владивостока, и с тоской озирался. Для тоски у Лешки было сто пятьдесят причин. Во-первых – жара!
-А как вы хотели? – еще утром, во дворе своего дома, утешал он младшее поколение, отнюдь не патриотов своего края, ноющих о погоде. – Это Приморье, господа охломоны. Радуйтесь, что море есть! Дуйте на пляж, в воде не так мокро.
           В воде, действительно, не так мокро. Уже хотя бы потому, что не так жарко. Плюс тридцать два при абсолютной влажности и при полном штиле, это уже не субтропики… «Это – караул!»,  -  сказала бы моя бабушка. Такая влажность  не только осязаема, она видна невооруженным взглядом. Но, одно дело – призывать к терпению зеленых пацанов, и совсем другое – стоять посреди гектара плавящегося асфальта в абсолютно мокрых джинсах, рубашке… даже легкие сандалии на босу ногу, и те – мокрые.  И, главное – не высохнет! Если градусник поднимется выше – станет еще мокрее!
Лешка не возмущался. Он знал,  20 августа – всегда так. По крайней мере, он этот день помнил из года в год, именно таким. И площадь в этот день, каждый год выглядит одинаково: забитой до отказа киосками и лотками с учебниками и тетрадками. Это называется - школьный базар! Мокрые, потные мамашки, увешанные многочисленными сумками и орущими детьми, сновали между лотками, в спешке закупая стопками  то, что, по их мнению, поможет их чадам стать умными академиками. Заморенные  рыночными отношениями «чада»,  знали, что все это - можно и не покупать: умнее  они  от этих «причиндал» не станут. Но, покупать надо.
А Лешка с тоской смотрел, как тетки метались, упихивали в пакеты покупки, как, не считая сдачу, небрежно совали ее в кошельки, а уже их, легкомысленно бросали поверх покупок и протискивались к следующему киоску. 
Вот, точно так же, лет пять подряд, и его таскала за собой мама, готовя к школе. В последний раз он чуть не остался без учебников: у легкомысленной мамы украли кошелек. С тех пор Лешка сам закупал для себя все что нужно. И запомнил на всю жизнь –  школьный базар на «Борцов»  - злачное место  для местных «щипачей»,  время «сенокоса». Как для артистов – елки.
Школу Лешка закончил шесть лет назад, и теперь у него -  каждый день – «и елки, и сенокос»…  Дойдя в своих тоскливых рассуждениях, увлажненных воспоминаниями детства своего золотого, до – «сенокоса»,  Лешка, наконец, определился в своих желаниях. Больше всего, ему понравился крайний киоск. И продавщица – симпатичная, и торгует – бойко. 
Он еще раз внимательно осмотрел место. Отошел в сторону, присел на корточки, посмотрел на киоск с бойкой девицей снизу. Потом посмотрел на солнце, стоящее в зените, глянул на часы, и его тоску как  ветром сдуло.  Бодрой рысью (а это уже подвиг, учитывая жару) Леха направился  к подземному переходу.
Попасть в переход  ему не удалось: на скамейке у ступенек сидели девчонки, судя по всему – первокурсницы. И, были они – ну… настоящие первокурсницы. В глазах – такая вера в светлое будущее, что  Лешка, проскочив мимо, хотел  было вернуться, но, вспомнив про  время, ограничился вздохом. Купил у мороженщицы три эскимо, быстренько вручил его «первокурсной красоте», полюбовался на заслуженные улыбки…  Но, шкурность, таки проявил: дал каждой по визитке, и молча сбежал.
На той стороне  проспекта его уже минут пять ждал шеф. Леха его не видел, но в том, что шеф уже ждет, не сомневался. Более точного человека не было на свете. Разве что, английская королева.  С виду шеф -  вылитый англичанин. Худой, высокий, унылый.  С именем не повезло,  Семен! Лорд Семен? Глупо и не смешно  - успел подумать Лешка, и оказался лицом к лицу с носителем английской характеристики.
-Ну? – строго спросил шеф.
-Все! – отчитался  Леша.
-Что? – переспросил шеф.
-А все.  Киоск присмотрел, завтра можно работать. Но только после обеда.
-Ты хоть понимаешь, какие это деньги?
-Ну, не такие это и деньги. Так, мелочь… Не дергайся. Я  - обещал, сделаю! Хорошее кино получится. Что теперь?
-Едем за Олькой!
-Далеко?
-К ментам, на «Авангард»*.
-Во, здорово! – повеселел Лешка, развалившись на заднем сиденье уютной Короллы и наслаждаясь прохладой от кондиционера. – Ольку уже посадили? Или только задержали? По подозрению или как свидетеля?
-Типун тебе на язык! Скажешь тоже. Если что с Олькой случиться, я сразу удавлюсь. Да и ты тоже.
-Я – точно! Я без Ольки пропаду. Хотя нет, я героически брошусь ее спасать.  И мне дадут медаль, за спасение! И стану я героем! И все благодаря непутевой Ольке.
-Вон она. – прервал Лешкину белиберду шеф. – Открой дверь, сядет на ходу. Мы уже и так опаздываем.
Светловолосая Олька, размахивая сумочкой и  прижимая к груди стопку  папок,  с риском для жизни  сбегала по широким ступенькам отделения милиции.
-Под ноги смотри, дура. – прошипел шеф.
Ольга, естественно,  его не слышала. В туфельках на высоких каблуках, она  продолжала прыгать по ступенькам и одновременно вертеть головой во все стороны.  Менты, стоящие в ожидании дежурства, аж сигареты пороняли от такого зрелища! А посмотреть было на что. Длинные волосы так и  сверкали на солнце. Юбочка «эконом класса»  позволяла рассмотреть стройные ноги практически целиком. Тонкую талию опоясывал странный, из монеток поясок,  звенящий при каждом движении.
Выражение лица, правда, было диковатым, что не соответствовало всему гламурному  виду. Увидев открытую дверь Семкиной «Короллы», Ольга ловко запрыгнула  на сиденье.
-Поехали, только быстро! – запыхавшись, скомандовала она.
Шеф, он же Семен, и без того рванул с места.
-За нами погоня? – обрадовался Лешка. – Ты сбежала из-под стражи? Оль, за что тебя?
-Заткнись! Быстрее давай, заворачивай на «Красоту»*, а то…- спешно раздавала указания Ольга, пользуясь положением единственной дамы в этом коллективе.
Лешка возмутился:
-На «Красоту» не надо, там спрятаться негде! Надо в старый город, в катакомбах – никогда не найдут.
-Сема, заткни его! Не отвлекайся, Сема, давай, жми, обгоняй!
Желания Семена полностью совпадали с Олькиными, даже по направлению. Вот, только мотивация скорости его немного беспокоила.
-У тебя, правда, все хорошо? – спросил он, идя на обгон.
-Лучше не бывает. – заваливаясь на повороте, и роняя папки под сиденье,  ответила Ольга.
-А почему спешим?
-Потому что «догонют и посодют»!  Причем нас, как сообщников. – пояснил Лешка с заднего сиденья.
-Да, нет! –  отмахнулась Олька. – Просто приехала какая-то шишка из Москвы, так наши опять решили перекрыть дороги. Я в милиции сама слышала.
Оценив новость,  Лешка непроизвольно сел ровно. Семен вдавил педаль в пол.
-Не дай бог!- подумали оба.
И вспомнили недавнюю, восьмичасовую поездку.  Мировой рекорд скорости, можно сказать. Два квартала за восемь часов! Шесть рядов машин в обе стороны не только перезнакомились машинами, не только  отметили это событие совместными обедами прямо на капотах своих же машин, но и  прониклись таким уважением друг к другу, что когда движение открыли… короче, никто никуда ехать уже не хотел. Да и смысла не было. Ну,  проворонили дело, понесли убытки… кому это интересно? Причем, стояли и скорые помощи, и пожарные… Главное, шишка московская  лихо проехалась по городу! А сегодня, значит, еще одна приехала?
-А озиралась зачем?- деликатно поинтересовался Семен.
-Где?
-Где, на крыльце!
-А, а… статья такая…
-За разбойное нападение? – не унимался Лешка, переворачивая каждое слово Ольки.
-В «Комсомолке» статья была… Я хотела поговорить с автором, это капитан знакомый… не нашла… по моему, он там по ошибке…
-Дожили. Менты статьи пишут, а газеты их печатают. Да еще с ошибками. – проворчал Сема.

-Не в газете ошибки, а в капитане! Я думаю, он не ту работу выбрал. Талантливо пишет, а мент из него… как из Лешки балерина.
-А что я сделал? – услышав свое имя, встрепенулся Лешка, увидел, что они подъехали к высотному  торговому  центру,  и без перехода набросился на Семена.
- Ты куда нас завез? Говорил, дело на три миллиона! А сам привез в контору!
-Это и есть наше дело. Между прочим, тебе здесь зарплату платят. Так что выходи, бери из багажника свои манатки, и вперед. Да, пока не забыл…  завтра снимаем рекламу «Школьный базар». Лешка киоск присмотрел. И платят прилично.  – строго распоряжался Семен, паркуясь под табличкой «только для сотрудников телестудии», на стоянке самого престижного универмага.
Охрана приветливо помахала приехавшим.  Помогая Лешке доставать из багажника штатив и многочисленные кофры, Семен протянул ключи Оле.
-Бутик 316. Подбери себе тряпки, так, чтобы – показательно.  Дескать, самый лучший магазин, самый лучший выбор! Надо срочно сделать ролик.
-Бутику, или всей громаде? – уточнил Лешка.
-Всей громаде.  Ну, быстрей! – торопил Семен, пропуская Олю и увешанного аппаратурой Лешку сквозь стеклянные двери.
-Далеко не ходи, работаем в холле. Сейчас позвоню, нам эскалаторы включат. Ставь камеру тут. Сценарий – простой: Оля спускается по лестнице, за кадром голос – типа – «Все есть!». Я текст написал, но еще подумаем, посоветуемся… А к этому плану добавим «нарезку» из отснятого материала.

           Оля привычно открыла нужный бутик, вдавила тайную кнопку сигнализации. Раньше с ними всегда ходила охрана, которая и нажимала эти кнопки. А год назад руководство  универмага решило, что на свои нужды выгоднее иметь собственную телестудию, чем платить неизвестно кому, неизвестно за что. И уже год руководство поздравляло себя с правильным решением. Ребят оценили  По-достоинству, поощряя не только приличной зарплатой и весомыми премиальными, но и неограниченным доверием. Доверие выразилось в наплевательском отношении к результату труда троих талантов, дескать, «вам видней», и в том, что им выдали коды сигнализации, показали, где кнопки, и поприветствовали проведение съемок в выходные дни.  Вот почему, в свой выходной…
-Глупость какая. – сама себе возразила Оля. – Выходных у меня  сроду не было. И отпусков, тоже.  Вряд ли можно считать отпуском те шесть дней в роддоме и три  после него,  когда я  не ходила на работу. Да и было это три года назад. Что бы тут такое «показательное» найти?   
И она пошла вдоль вешалок, выбирая себе наряд для съемок. Добравшись до самого дальнего угла бутика, услышала, как ее сумка тоненько  пропиликала sms сообщением.
-Может дома что? Не должно, на сердце спокойно. А оно меня никогда не подводило. Значит, что-то срочное по работе.
Оля работала сразу в трех местах, и сообщения приходили   с завидным постоянством.
«Я вернулся!» – прочла она сообщение. – «Встану на ноги, встретимся. Очень тебя люблю. Твой Роман.»
 Номер абонента не высветился.
- Ничего не поняла.  Вернулся откуда? Или – зачем вернулся? «Встану на ноги»… больной, что ли… А чем болен?  Ты кто? Ладно, разберемся.

           В холле кипела работа. Творцы установили камеру, протянули провода, подключили свет. По очереди  спустились на эскалаторе, проверяя выбранную точку. Немного поскандалили насчет ракурса. И даже кассету в камеру вставили, сопроводив этот процесс обычным ритуалом. Лешка традиционно спросил:
-А где у нас кассета? Забыл?
-С кассетой и дурак снимет. – традиционно ответил Сема, вспоминая, куда он ее, кассету, засунул. В какой карман своей модной жилетки.
-Я – то, сниму, мне не трудно. И не впервой. За тебя волнуюсь, как ты монтировать будешь?
-Да, уж смонтирую, не переживай!
-Но, чтобы потом   никаких претензий, типа – «света не хватает»,  или «не в фокусе».
-На, жлоб! – традиционно закончил ритуал Семен, выуживая кассету из кармана.
Они бы еще поразвлеклись традиционным разбором Семкиной жилетки с многочисленными карманами, в которых все терялось навечно, споря, операторская это жилетка или режиссерская, но их остановил Олькин голос:
-Я готова! Включайтесь, встречайте!
 Лешка прильнул к объективу, Сема нацепил очки. Оля, грациозно стоя на ступеньке эскалатора,  медленно плыла вниз с очаровательной улыбкой на устах, сумочкой через плечо и раскрытым зонтиком над головой. Лешка «вел» кадр! В это время Сема громко чертыхнулся, и заорал на Лешку:
-Ты что делаешь?
Лешка от неожиданности, чуть не упал.
-Снимаю, а что? Не надо? Я вел ее «панорамкой»  вниз, ровненько вел…
-Ты что, слепой? – зашелся Семен.
Оператор  на всякий случай осмотрел место съемки. Никого! После того, как однажды во время съемок зимней рыбалки, которую снимали на жутком морозе, (в метре  от берега, но впечатление было, что далеко в море) в  кадр вошел и сел у лунки кот, а обнаружили это безобразие только на монтаже…. Причем, монтажница, ехидненько так спросила: «Животное  с собой привезли? А зачем вам кот  посреди залива, если вы с ним не работаете?» Нет, ну надо же? Двое ведущих, оператор и режиссер… это же восемь глаз получается, и никто, ни одним глазом не видел кота в кадре! А животное, все интервью с известным рыболовом, неподвижно просидело у лунки. Тот скандал Лешка никогда не забудет. С тех пор правило завел – осмотри площадку перед съемкой.  Ну и осмотрел.
-В чем дело? – в ответ на Семкины претензии завопил Лешка. - Котов нет! Оля есть!
-А ты ее видел? – неожиданно вкрадчиво спросил Семен.
Вот  такого вопроса Леша не ожидал. В голове вихрем пронеслось, что в  жару люди  с ума сходят… А Сема - личность творческая, натура тонкая, и не молодой  уже… хотя нет, молодой, всего тридцать два… и худой такой… и тоска заела… от семьи уехал, на квартиру зарабатывает, а семью – любит, скучает, волнуется….Надо с ним осторожнее, решил Лешка.
-Семочка… - начал он деликатно. – Все у нас хорошо. Оля, она вон стоит на эскалаторе, мобильник  свой перечитывает. А,  я ее снял.  Причем так красиво, ровненько… тебе понравиться… - подумал, и от полноты понимания ласково добавил.  – Зайчик!
Шеф лицом изобразил полное отсутствие взаимопонимания и отстранился, сев на край главного украшения холла в виде декоративного фонтана.
-Сам ты, зайчик! Ты на Олю смотрел? Ничего не видишь? – устало отмахнулся он от Лешки. И, уже успокоившись, обратился к модели на эскалаторе.
-Что  ты одела? Мы, что, снимаем рекламу дурдома?
-Ты же сам сказал  показательно одеться. А ролик 15 секунд. Правда, здорово?
Только тут Лешка увидел,  в чем дело: на Ольге красовался практически весь ассортимент бутика!
-Смотри, я все фирмы упихнула в один ансамбль! Блузочка от Армани, жилеточка от Кензо, пиджачок от Диор….
Лешка с восторгом разглядывал Олины ноги  в разных чулочках: левая -  в  бежевых бабочках на тонкой сеточке, правая  нога  была желтой, в зеленый горошек. Сапоги тоже были разными.
-Зонтик – японский, а сумка – от немцев. Сразу понятно, в этом магазине есть все! – гордо поясняла модель.
-Даже телестудия своя есть,  с приветом! – поддакнул Сема.
Ребята возмутились.
-Это почему же с приветом? С фантазией! - обиделась Оля.
-Сем, ты же сам сто раз говорил, в рекламе надо, чтобы запомнилось.  – воодушевился Лешка. – А это… - он окинул взглядом Олю с головы до ног, причем девушка под его взглядом, кокетливо выпрямилась. -  Это, ни с чем не перепутаешь, и не забудешь. Я тебя умоляю!
-Ты, что? Предлагаешь так оставить? – с сомнением в голосе переспросил Семен.
-Ну, да! А что? Эффектно, очень! Безвкусицы нет! Даже можно еще углубить мысль – «Здесь продается все, что прекрасно сочетается».  Для теток это важно. – уверенно заявил Лешка. – Только, тогда  я бы ввел движение. Знаешь, как зеркало… чуть менять ракурс по движению, выставляя то одну часть на показ, то….
-Ну, это совсем другое дело. – согласно закивал Сема. – Оля иди сюда, слушай… Ты,  что застыла со своим телефоном? Что такого страшного тебе написали?
Оля молчала, пытаясь что-то вспомнить.
 Лешка взял телефон из ее рук и прочел: «Очень тебя люблю, твой Роман»
-Насколько я знаю, твоего мужа зовут – Владимир. – задумчиво произнес Сема.
-Насколько я помню, так. – согласилась Оля.
-У тебя новая любовь? – оторопело спросили парни.
Оля удивленно посмотрела в ответ.
-А Роман, это имя, или то,  что между вами? – поинтересовался Лешка
-Наверно имя. –  неуверенно, и чуть не плача ответила Оля. – Потому что у меня ни с кем никаких романов нет. И знакомых с таким именем нет. Ты мне веришь? – обернулась она к Семе.
-Верю. Не переживай, может это ошибка. Не туда послали сообщение. Так бывает.
Лешке тоже хотелось утешить Ольку.
-Мне однажды  прислали по ошибке - «купи хлеб по дороге». Я в трех магазинах этот хлеб искал. Пришел домой, а бабушка пирожков напекла.  Ну и, ругалась, зачем хлеб, когда пирожки… 
-Мы, вот что сделаем…  Мы забудем это недоразумение, ладно? Снимем еще дублик, но уже с движением, и я тебя домой отвезу. Хорошо?
-Конечно, хорошо!
-Не просто хорошо! Здорово! – обрадовался Лешка, сообразив, что успевает на набережную. Еще не вечер.  И он  выйдет в море, под всеми парусами. Какой никакой, а к вечеру ветер будет. Это ж, Приморье, господа!

               


Рецензии
Мемуары прям! Все, пора на работу! Зацепило! Спасибо, Машенька!!!! Читаю, читаю тебя.

Татьяна Тес   08.10.2017 23:43     Заявить о нарушении
Спасибо! Ну, да, мемуары. воспоминания. Владик - это что-то! с теплом, Мария

Мария Кравченко 2   09.10.2017 11:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.