Золотой унитаз 2

                В  пресловутые девяностые годы он вдруг со всей очевидностью понял, что пришло его время.  Да, работы  стало мало! Да, народ побежал с завода! Ну и черт с ним, с этим народом! И черт с ней, с этой общезаводской работой!  Но у него ведь такое производство, которому ничего не страшно! Никакие кризисы, никакие государственные катаклизмы!  Сварные конструкции были, есть и будут нужны всегда!  При любом государственном строе  будут  нужны.  Сварка – это основа основ  современного  промышленного производства.  Любого!  От коровника и гаража  до самого  космоса. Надо только самостоятельности побольше!
                И он убеждает Генерального директора сделать его цех самостоятельным производством по выпуску  сварных конструкций. А его самого, то есть Эдуарда Васильевича Крапивка – назначить директором этого производства с правом самостоятельного заключения договоров с заказчиком. Генеральный дал согласие.  Естественно же, что на определенных,  не слишком  бескорыстных для самого Генерального  условиях. Так он стал директором  ПСМК, то есть,  директором «Производства Сварных  Металлоконструкций» при ОАО «Машиностроительный завод»  с отдельным личным счетом для осуществления финансовых операций.
                Ура!  Наконец-то он директор! Наконец-то  он – хозяин!
                Когда его назначили директором ПСМК, то первое, что он сделал, сев в руководящее кресло -  перекроил свой кабинет по самому наимоднейшему  образцу. Кабинет стал двухкомнатным: одна, большая комната -  рабочая,  для  совещаний;  вторая,  меньшая – для  его персонального отдыха.   На заводе, да и в городе тоже скоро стали шутить -   «интим-комната» директора ПСМК.
                Здесь  стоял  громадный итальянский двухкамерный холодильник, бар с набором  разнообразнейших напитков, современный музыкальный центр, японский телевизор с большим плоским экраном и мощной видеоаппаратурой, четыре  мягких кресла около низкого столика с овальной, матового стекла  столешницей, шикарный диван с откидной спинкой, покрытой бархатным покрывалом и мебельная стенка из нескольких шкафов светлого, под орех цвета.
                В комнате была еще одна дверь, скрытая за шкафом. Она вела в отдельный, директорский туалет. Туалет был отделан индийской плиткой с эротическими рисунками  и  имел  громадную двухметровую ванну с позолоченными двусторонними рукоятями по бокам . И хотя директором  ПСМК  являлся мужчина, и туалет делался, естественно же, для него и под него, в туалете помимо унитаза стоял еще и биде.
                Как говорится  -  на все случаи жизни. Нельзя ведь запретить жить красиво, если в твоих руках теперь  все:  и власть, и финансы, и безудержная фантазия, а контроля над тобой - никакого. Даже того самого, очертеневшего  до рвотных импульсов парткома, вечно лезущего туда, куда его не просят!
                Теперь над тобой только Бог, да совесть, да, может быть, еще  - собственная жена и собственные   дети. И все! Больше никого. Разве здесь - утерпишь! Не ты - первый, но не ты и - последний. Так оно было, так - есть, так оно и будет. Так все «нынешние» хозяева сейчас живут. Те самые, кого называют теперь «новорусскими».  А он кто? Он и есть теперь тот самый новый тип русского руководителя,  промышленника, предпринимателя, ставшего бизнесменом. 
                В углу второй комнаты кабинета, на отдельной тумбочке стояла большая немецкая микроволновая печь,  в которой  можно было приготовить или просто разогреть любые блюда для него одного или  для целой компании гостей, оказавшихся  по  той или иной причине в его кабинете.
                Чаще всего гостями у него  теперь  были его заказчики. В местной и областной газете, а потом и в интернете появились объявления о принятии заказов по изготовлении сварных металлоконструкций широкого профиля в  «ПСМК ОАО  МАШИНОСТРОИТЕЬНЫЙ ЗАВД» . 
                И заказчики пошли потоком.   С заказчиками он обычно общался в своем большом кабинете. И лишь в исключительных случая встречи происходили в его маленьком кабинете. 
                Обслуживала их всегда один и тот же человек,  красивая сорокалетняя   женщина, технолог  одного из  бюро цеха,  бывший парторг цеха, влюбленная в него до «очертенения»,   и постоянная его любовница в течение последних нескольких лет.  Она готовила ему ежедневные обеды на «микроволновке»  и  еще закуски  для гостевых встреч. 
                Женщина была замужем, имела мужа, ведущего инженера конструктора завода  и  двух детей, заканчивающих школу. Но его,  своего непосредственного начальника, она просто боготворила.  Боготворила, как личность, как мужчину и как начальника.  А он платил ей двойную зарплату с хорошими  премиальными  за собственное обслуживание. Другой работы она теперь не знала. И оба они были  друг другом довольны.
                Естественно, что каждая такая встреча с заказчиком сопровождалась и заканчивалась выпивкой. Когда основательной, когда небольшой, когда средней.  Но выпивка была всегда. Причем,  была всегда дорогая выпивка,  приятная на вид и на вкус!  Коньяки, виски, «текилла»,русская водка высшего качества, хорошие импортные вина. И конечно же – дорогая и сверх дорогая  закуска! Чего жалеть на удовольствия?  Деньги-то не свои, цеховые и практически  дармовые!
                И когда, проводив гостей, он оставался один, ему трудно было удержаться, чтобы  не поздравить самого себя с успехом и не  выпить за прекрасно завершившуюся сделку, выпить одному  и за себя,  подойдя к большому  настенному зеркалу в малом кабинете и  чокнувшись бокалом со своим отражением. А потом он обычно ложился спать на своем шикарном диване, предупредив секретаршу, что на все совещания вместо него пойдет сегодня его первый зам, зам  по производству.
                Он вообще теперь перестал проводить  цеховые совещания, переложив решение производственных вопросов на плечи  своих заместителей. Благо, что у него их было пять. Было пять и столько же осталось! А себя он  посвятил работой с заказчиками.
                Между тем, работы  в цехе было много. Хотя завод наполовину стоял  и численность работающих в нем уменьшилась более, чем  в три раза.  Но это в отделах и других цехах завода.  А в  ПСМК  численность работающих снизилась не намного, от силы на треть.  Он работу для своего цеха находил. Особенно много было строительных сварных конструкций для бурно строящихся в Московской области  частных  вилл  и  коттеджей.
                Причем, затраты на разработку чертежей, на покупку  металла  и  комплектующих деталей, а также на механообработку деталей заказов   шли через  основные отделы  и  цеха  завода  вперемешку с   основными   заказами завода  и в себестоимость цеховой продукции не входили, а размазывалась по общезаводским заказам.
                Поэтому прибыль от деятельности  ПСМК  была просто фантастическая.  Но эта прибыль  шла  не в кассу  завода, не в карманы работников завода,  а в карманы начальника  ПСМК,  Генерального директора, и его зама по производству, а также  начальника Отдела снабжения, Главному бухгалтеру  и еще кое  кому из руководителей  завода. Ну и, естественно, что на зарплату работников цеха. Ведь ПСМК»  работой был загружен основательно  в отличии от других цехов завода!
                Деньги теперь у него было много. И он серьезно  занялся перестройкой  своего загородного дома. Он приобрел себе по дешевке еще три  опустевших соседних  дачных участка  и отгородил свой увеличившийся  участок трехметровой  бетонной стеной. Причем, не просто бетонной стеной из стандартных безликих панелей, а заказал  для себя специальные бетонные плиты в художественном  исполнении.
                Внутри участка он  построил трехэтажную виллу, внешне похожую на средневековый замок,  с  дополнительным техническим  подземным этажом,  где разместил  гараж  на пять машин,  для себя, для жены и для своих детей, а также все коммуникационные узлы дома: электрические, сантехнические и теплотехнические .  А во дворе виллы он соорудил   бассейн,  с подвижной крышей, оборудованным системой  подогрева  воды,   и еще  множество других  «прибамбасов» , как простых, так и экзотических, делающих  жизнь на  этой  вилле  не только удобной и комфортной для ее обитателей, но и завидной  для гостей и соседей.
                Стесняться сейчас было некого. Справками и и товарными  чеками о покупке материалов, оборудования и аппаратуры для хозяйства виллы запасаться не требовалось – ОБХСС в стране больше не существовало.
                Проект виллы делало архитектурное бюро Отдела Капитального Строительства или ОКСа  завода, сидевшее сейчас без работы, и при непосредственном его участии.  А строила виллу бригада рабочих завода, составленная им из мастера и трех рабочих строительного цеха  того же ОКСа ,   которых он приказом по заводу перевел в  свой ПСМК.   В помощь им он добавил еще трех рабочих из своего цеха: электрика, сантехника и сварщика. При необходимости, добавлял еще и других рабочих.  Платил им всем зарплату из цехового фонда.  И платил неплохо. Рабочие были  довольны. А материалы для виллы он  проводил через ОКС, за что платил его начальнику солидную ежемесячную плату. Короче, виллу он построил за счет завода и очень быстро, всего лишь за год с небольшим! И построил именно такую, какую  хотел, о какой мечтал.
                Для себя на вилле  он сделал отдельную ванную комнату, куда никто из домашних не имел права заходить. Только лишь  уборщица виллы. В этой  ванной комнате   все было в золоте!  И настенная плитка, и сама ванная, и умывальник и, конечно же  -  унитаз.  Естественно, что уж здесь притворяться,  сантехника была не золотая,  а всего лишь позолоченная. Но на вид – настоящее золото!
                Это был своеобразный "понт", которые тогда начали массово входить в моду у представителей "новорусской" мелкой буржуазии, так называемого, среднего класса России, для подчеркивания своей исключительности в этой жизни и для психологического своего самоудовлетворения. У кого "понтами" являлись сверхдорогие, эсклюзивного изготовления яхты или автомобили, у кого сногосшибательные виллы сверхвычурной архитектуры, у кого часы или тяжеленные золотые кресты, усыпанные бриллиантами, у кого мобильники в платиновом или золотом корпусах, ну, а у некоторых, как у короля "чиркизона" или у Пугачевой с Галкиным -  даже сказочные дворцы стоимостью в десятки миллионов или миллиардов долларов.
                В принципе, их можно понять, если попытаться! Ну, а как же еще выделиться из окружающей тебя серой действитенльности, как  показать окружающему тебя "быдлу", что ты самая выдающаяся и самая исключительнейшая личность на этой земле? Как?! Тяжким трудом на благо отчизны? А потом годами сидеть и ждать, пока тебя заметят и оценят? Не-ет, только золотыми дворцами, да золотыми унитазами! Другого пути здесь нет и быть не может!
               Хотя мечта о золотом унитазе для него не была "понтом".  "Понты" делаются для публики, для заострения внимания других на неповторимости твоей собственной  персоны.  А золотой унитаз - только для себя и во имя себя! Другим в такой мечте места не было! И не могло быть!               
                Поэтому ванная комната стала любимым его местом дома.  Сюда он любил уединяться и здесь он проводил большую часть своего домашнего времени, сидя на унитазе.  Я не оговорился, именно так,  сидя на унитазе.  Потому что ни на чем другом в этой ванной комнате сидеть было нельзя.  Ну, а торчать час-другой, третий в ванной комнате и не сидеть было бы чересчур утомительно.  Ванная комната была оборудована музыкой, телевизором, а потом   даже и компьютером. 
                Вот он и там и сидел, спрятавшись от всего мира в золотой своей комнате!  Человек, добившийся в своей жизни всего того, о чем мог только  мечтать  с самого детства. 
                И что же дальше?  Ездить он никуда не ездил, хотя загранпаспорт для себя и для членов своей семьи сделал. Он не любил длительные поездки. Был несколько раз с семьей в южной Европе, в Испании, в Италии, в Сербии, но возвращался из поездок всегда злой и раздраженный.
                Так и шла его жизнь без особых внешних событий, пока однажды утром уборщица  не нашла его мертвым, сидящем  на своем золотом унитазе со спущенными трусами.  Диагноз врачей был простой – инфаркт. Почему инфаркт? С какой это стати инфаркт?  Ведь он был еще совсем молодой для мужчины – всего лишь пятьдесят пять! Тянуть, да тянуть до пенсии!


                Здесь надо отметить одну существенную  деталь его жизни, которой я не коснулся и которая основательно подпортила  его характер. Как и многие великие люди,  он страдал запорами. Страдал с детства. Поэтому ходить в туалет по большому  для него долгие годы  оставалось мучительнейшей процедурой. А сидеть в общественной туалете со своей проблемой для него было настоящей мукой.  И он  всегда старался оставить   эту свою  процедуру  для  дома. Дома ведь даже и стены помогают. Хотя и дома тоже не слишком удобно -   туалет у родителей был на улице.
               И в подсознании его мозга всегда теплилась эта «незамысловатенькая»   для обычного  человека  мыслишка – получить свою каплю  удовольствие от сидения на унитазе! Ну и как же здесь не «замечтаешь»  о его  золотом  варианте?  Вот он и «замечтал».
                Но с годами эта проблема усилилась. А все врачи, у которых он пытался решить эту проблему, утверждали одно и тоже – диета, диета и еще раз диета! А он любил вкусно поесть! Любил мясные острые блюда, обожал кавказскую и мексиканскую  кухню с обязательным бокалом хорошего вина или же стопкой крепкого напитка.  И что же здесь делать? Отказаться от одного из самых ярких и сильных  впечатлений  жизни, от ощущения разнообразнейших удовольствий вкуса, и перейти на утомительное жевание безвкусных каких-то там продуктов питания, предписанных врачами?  Да ни за что! Пусть уж лучше буду мучиться!
              Вот он и мучился до тех пор, пока сердце однажды не выдержало нечеловеческих  усилий своего  организма.  Ну что ж, не  он первый, не он и последний!  Ведь сколько великих ушло в иной мир, сидя на унитазе?  Но я не буду называть их имена. Зачем? 
                Хотя вполне возможно, что я ошибаюсь и его сердце не выдержало по каким-то другим своим причинам?  Ведь когда исполняется самая главная мечта твоей жизни,  то вдруг неожиданно  выясняется, что мечта эта  слишком уж мелковата и не дает твоему сердцу желаемого успокоения.  И невольно получается, что  теперь впереди у тебя  элементарнейшая пустота и полная бессмысленность жизни!  И если это так, то зачем тогда жить?

                КОНЕЦ
               

            
            
               


Рецензии
Виталий, доброй ночи!
С удовольствием прочла рассказ, спасибо Вам за ссылку на него. Очень интересно и весьма поучительно. Чувствуется, что этого человека-ГГ, Вы лично знали хорошо... Честно говоря, не позавидуешь Вашему герою - умереть так рано, хоть и на золотом унитазе. Мне понравился рассказ. Спасибо!
С уважением,- С.

Сюзанна Карамель   12.06.2018 00:17     Заявить о нарушении
Добрый день, Сюзанна!
Рад, что вы

Виталий Овчинников   12.06.2018 17:06   Заявить о нарушении
прочитали это мою философскую "притчу". От себя и от своей судьбы никому в мире еще уйти не удавалось. Такова она эта "се ля ви"
Кстати, вы у меня всякое читали, а вот такого рассказа на пределе допустимого, еще нет. Может, рискнете:
http://www.proza.ru/2018/04/15/2244

Виталий Овчинников   12.06.2018 17:11   Заявить о нарушении
Обязательно рискну)) С Вами можно смело рисковать, ибо мне нравится, как Вы пишете:))

Сюзанна Карамель   12.06.2018 23:39   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 32 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.