Кто заказал Талькова, или Правда, которая...

...НИКОМУ НЕ НУЖНА



Прошло уже более двадцати лет с того злосчастного дня, когда роковой выстрел оборвал жизнь популярного и любимого народом певца-трибуна, певца-лирика, певца-философа. Одного из ярких представителей на нашей отечественной сцене. Человека, который мог успеть ещё очень и очень многое, если бы…
…Как приговором звучащее это «если бы».

Заострять внимание на уже известных фактах события того октябрьского вечера, думаю, не стоит. Всё это не раз смаковалось в СМИ, передавалось из уст в уста и набило уже достаточную оскомину. Народный гнев, возмущение и ажиотаж вокруг этой трагедии уже давно сошли на нет. А следствие по делу завели в глухой тупик и ничего существенного, в общем-то, не ожидается…

Надо ли снова возвращаться к этой теме?
Надо.
Ибо кое-что из замалчиваемого все эти годы всё-таки просочилось на свет.
А может, и не замалчиваемого… Не услышанного. Или же не желаемого быть услышанным.

В общем-то, основных версий существует только две. Удобных версий. Как для одной стороны, так и для другой.
Поясняю.
Версия первая. То, что произошло в ДС «Юбилейный» 6 октября 1991 года было ни что есть, как нелепая цепочка сложившихся обстоятельств. Артисты не поделили поочерёдность выступлений, одна сторона спровоцировала конфликт, другая втянулась. И в итоге – то, что и случилось: нелепая смерть из-за неуёмных амбиций.
«Это была чисто мужская заваруха!» – помнится так пыталась представить журналистам картину произошедшего оправдывающаяся певица Азиза Мухамедова. В принципе, и послав для того, чтобы она, эта заваруха, случилась, своего телохранителя (по совместительству бой-френда).
Ситуация просто вышла из-под контроля.
Может быть, может быть…

Версия вторая (особенно популярная среди патриотически настроенного населения). Тальков пел слишком откровенно-протестные песни. И это не нравилось властям. За что его решили устранить, дабы он, как прирождённый лидер, не собрал и не повёл за собой массы. Против тех же самых властей.
Что ж, тоже весьма убедительно звучит…

А теперь берём и аккуратненько сворачиваем эти версии.
Дабы освободить место для третьей, и более правдоподобной.
Но для начала небольшая пища для ума.

По первой версии – следственных косяков чересчур уж много. Расследование шито белыми нитками – то там несовпадение, то тут притянуто за уши.
Враньё на вранье. Умалчивание. Недоговорённости.
Мотивировка замены мест в концерте: Азиза якобы не успевала «наштукатуриться». А на самом деле преспокойненько сидела в баре и попивала… Что-то там попивала. А во время заварухи прыгала вокруг дерущихся и даже умудрилась натянуть одному из телохранителей Талькова Александру Барковскому (кстати, убитому через несколько лет в подобной же потасовке – забили железными прутьями) куртку на голову, когда тот, сидя на Малахове сверху молотил его кулаками.
Ну, естественно, успеешь тут к выходу на концерт…

Ещё один достаточно странноватый момент. От места потасовки до зеркала (к которому по рассказам очевидцев и подошёл раненый смертельно в сердце Тальков) достаточно приличное расстояние (см. фильм – ссылка внизу текста). И хватило же сил…
Или ещё один момент. Как показала Мария Беркова (жена Геши, костюмерша группы «Спасательный круг»), когда Игорь поднялся с пола, на нём не было ни кровинки, а около зеркала (в тот момент, когда она обратила внимание на него в следующий раз) он стал вдруг медленно оседать.
Там уже потянулись и кровавые следы по зеркалу. И когда Игоря стали приподнимать, то её руки, подсунутые ему под спину, тоже оказались в крови.
Это наводит на мысль, что прицельный смертельный выстрел в Талькова прозвучал как раз уже там, у зеркала, когда он попытался привести себя в порядок перед выступлением. И как раз можно было прицелиться в него намного удачнее, нежели среди крутящихся в потасовке тел. Версия. Не факт. Но звучит куда правдоподобнее.
Стрелял киллер, а не какой-то там трясущийся потный Шляфман. Несомненно, профессионал. И так как всё происходило недалеко от сцены (сами понимаете, какой там стоит бум от усилителей), выстрела, конечно же, никто не услышал.
Кстати, молодой человек в жёлтой футболке был замечен возле гримёрки, живо интересующийся о последствиях (это видно из той известной съёмки, которую показывали не раз). А до этого некоторыми артистами он был замечен, как один из нагнетателей конфликта. Но опять же, в официальном расследовании об этом не упоминается.
Врачи из зала (мужчина и женщина), подошедшие вскоре после рокового выстрела, оказались вовсе не врачами, а добивателями. Мужчина с таким усердием давил на грудную клетку Талькова, якобы делая ему искусственное дыхание (причём даже идиоту понятно, что при ранении в область сердца это категорически запрещено), что впоследствии стало очевидным: вдалбливал пулю. Такой своего рода контрольный выстрел. Причём у гримёрки он объявил всем, что привёл медсестру, но проник следом за нею и потрудился уже сам.
Понятное дело, в этой шоковой ситуации трудно было сориентироваться и предотвратить данный инцидент: все были и напуганы, и растеряны…

Остальные же подробности известны более чем, не хочу повторяться.

По второй же версии…
Вспомните то время. Только что случился путч, новый ажиотаж борьбы за власть, неразбериха на местах. Кому-то сверху есть дело до певца Талькова? Пусть даже и протестующего. А что, тот же самый Шевчук, например, меньше тогда протестовал? Или же тексты у него были менее злободневными? Однако же лично его ни тогда, ни потом никто не тронул.
Значит, не всё так гладко с официальными версиями.
А между тем, суть-то всё время была на поверхности. Только замечать её – одни не могли, другие не хотели. А третьи делали всё, чтобы об этом как можно меньше кто узнал. И, в принципе, своего добились.

Меня, как заинтересованного сознательного гражданина, не могли не волновать некоторые вопросы. На которые я получал весьма размытые ответы (из различных источников). Или же не получал их вообще.
А в частности. Почему не были наказаны считавшиеся якобы виновными в гибели артиста – ни Малахов, ни Шляфман? (Кстати, последний жив до сих пор, тусуется в «Одноклассниках». Хотя и ходили упорные слухи, что его, взявшего звучный псевдоним Высоцкий, и кинувшего своих криминальных подельников, вальнули где-то в Австралии).
Почему дело, можно сказать, спустили на тормозах, не дав ему дальнейшего вразумительного хода? Почему следствием не прорабатывались другие конфликты, возникающие в последние месяцы жизни Талькова? Или же их было так много, что просто глаза разбегались?

А между прочим, вот он – шаг к разгадке.
Но немного для ясности. Незадолго до гибели Игорь Тальков снимался в фильме режиссёра и сценариста Геннадия Васильева (1940-1999) «Князь Серебряный» (переименованный позднее в «Царь Иван Грозный»). Васильев известен также по таким культовым лентам, как «Финист – ясный сокол», «Русь изначальная» и др.
Очень серьёзный конфликт произошёл во время съёмок «Князя Серебряного». Но не с режиссёром, а с продюсером данной картины. Звали этого, известного в узких кругах кино-бизнеса и совсем почти неизвестного в народе, продюсера – Исмаил Таги-Заде.
Вроде бы конфликт как конфликт (зная нрав самого Талькова). Но не всё так гладко. Продюсер, разругавшийся со всей съёмочной группой, наверное, тоже не так прост. Не находите?


А теперь обратимся к тому, о чём поведал известный продюсер, кинокритик Марк Рудинштейн в своём повествовании «Бандитский «Кинотавр». Весьма любопытное повествование…
Отрывок:


«…Мир кино всегда обладал какой-то невероятной притягательностью для криминала. Достаточно вспомнить, как американские гангстеры негласно хозяйничали в Голливуде, женились на красавицах-кинозвездах и ломали карьеры неугодным. И Россия вовсе не исключение. Начиная заниматься кино, я прекрасно понимал, что проблемы с преступными авторитетами неизбежны. Первый раз столкнулся с ними ещё до «Кинотавра», когда делал фестиваль в Подольске. Как продюсера меня тогда никто не знал. А вот в кинопрокатном бизнесе я уже имел какой-никакой вес: прокатывал «Интердевочку» и «Супермена», заключил договоры с почти сотней кинотеатров по всей стране... Народ, измученный соцреализмом, валом валил на новое кино – «Интердевочка» была для людей не просто трагической историей валютной проститутки, это был первый глоток свободы. И вдруг буквально в один день мне стали звонить директора кинотеатров – от Калининграда до Владивостока – и отказываться от проката. Я ничего не понимал: «Вы что, не хотите зарабатывать? Кассовые же картины!» В ответ слышал что-то невразумительное.

Первым раскололся директор из Екатеринбурга – после того как я, выведенный из себя, напомнил ему про контракт: «Марк, когда к тебе домой приходят братки с «макаровым» и бейсбольной битой, ты наплюешь на все контракты. Есть люди, которые не хотят видеть тебя в этом бизнесе». Что это за люди, я выяснил после того, как на подольский «Фестиваль некупленного кино» приехала съёмочная группа с белорусского телевидения. Ребята сказали, что собираются снять несколько сюжетов о перестроечном кино, о новых веяниях, новых людях... Они показались мне профессионалами, и я возражать не стал: разрешил везде ходить, со всеми разговаривать. Мне и в голову не пришло, что эти «журналисты» были засланными казачками и выполняли вполне конкретный заказ человека по имени Исмаил Таги-Заде.

Я, конечно, слышал об этом московском «цветочном короле» с обширными связями и неоднозначной репутацией. И слухи о том, что он решил податься в кинобизнес, до меня тоже доходили. Но это не беспокоило, я наивно думал, что места в прокате хватит всем. Ну, амбициозный человек, организовал первый в России неправительственный прокат. Да и замами у него не кто-нибудь, а серьёзные люди – Ермаш, Сизов, Павленок. И все наперебой твердят: как хорошо, что богатые бизнесмены решили вкладывать деньги в возрождение российского кино. Истинная же цель этой конторы сводилась к одному слову – деньги. Схема проста: Таги-Заде в огромных количествах закупал права на американские фильмы, которые не имели успеха в Штатах. На российский рынок хлынул поток низкопробных картин категории «Б» – именно для них Таги-Заде и освобождал кинотеатры. Я уверен, что он был меньше всего заинтересован в том, чтобы в России снималось своё, качественное кино. Это же прямая конкуренция! Логика типичная для лихих девяностых. И всё-таки было за этим что-то ещё. Я смотрел фильм, который сняли на подольском фестивале «мальчики» Таги-Заде, и не мог понять: меня-то он почему? Это была ужасная сатирическая картина, где вместо моих текстов подкладывалась песня «Не губите, мужики, не губите». Зачем ему позорить лично Марка Рудинштейна? Зачем монтировать моё лицо с чьим-то разухабистым пьяным пением? «Ермаша и ему подобных не волнует ничего, кроме денег, –  просветил меня один знакомый. – У «цветочного короля» другой интерес. Он славы хочет».

Над творческими амбициями Таги-Заде тогда посмеивалась вся киношная Москва. Картина «Князь Серебряный» (позже она стала называться «Царь Иван Грозный») задумывалась как проект века, ни больше ни меньше. На главную роль Таги-Заде пригласил Игоря Талькова. Сам выступал в скромной роли продюсера, этакого интеллигентного мецената. При этом вмешивался буквально в каждую мелочь и к концу съёмок вдрызг разругался со всеми – от режиссёра до самого Талькова. Ссора с Игорем была настолько серьёзной, что на озвучание пришлось пригласить другого актёра, поэтому герой Талькова говорит чужим голосом. Но фильм всё-таки вышел, Таги-Заде показал его на каком-то местечковом слёте прокатчиков, а потом повёз в Канны. Набережная Круазетт, наверно, до сих пор помнит безумное конное шествие, организованное в честь показа «нового русского шедевра». Кавалькаду возглавил сам Таги-Заде – в белом фраке, верхом на лошади. Это само по себе было смешно, а тут ещё у коней с перепугу случилось недержание. Поэтому торжественный конный парад двигался по Круазетт под конвоем мусороуборочных машин, которые, в отличие от наших, мусор не собирают, а сметают его к обочинам. В результате все, кроме Таги-Заде, были в г...не. Шутки кончились в день московской премьеры. Она, так уж случилось, совпала с путчем 1991 года. Но Таги-Заде ухитрился извлечь пользу даже из этого: объявил, что «Князь Серебряный» – патриотическое кино, очень нужное и важное в дни судьбоносных для страны перемен.

Зал был полон. Люди пришли не только ради фильма, им хотелось увидеть Игоря Талькова. А он до последней минуты сомневался, идти на премьеру или нет. За несколько дней до этого Игорь мне сказал:
–  Марк, он выгнал режиссёра и сам сел монтировать. Результат ужасный, просто чудовищный. Я чуть не поседел, когда это увидел. Стыдно людям в глаза смотреть.

Я попытался его успокоить:
– У всех бывают неудачные работы. Я бы на твоём месте пошёл на премьеру, потому что Таги-Заде – человек мстительный.

– Ну, значит, будет война, – ответил Игорь.

На премьеру он всё-таки пришёл. И сделал то, чего не ожидал никто: вышел на сцену, опустился на колени перед зрительным залом и сказал: «У меня к вам две просьбы. Во-первых, простите меня, что я принимал участие в этом антирусском, антиправославном, кощунственном кино. Во-вторых, не смотрите этот фильм».
Через месяц Игоря Талькова убили...


В тот вечер я был за кулисами петербургского Дворца спорта «Юбилейный». Выстрел, суматоха и чей-то крик: «Талькова застрелили!» Я сразу подумал: всё-таки до него добрались. В последнее время Игорь ходил с охраной, ему угрожали. Так что шальная пуля в случайной бандитской разборке или версия о том, что Тальков не поделил с певицей Азизой очередность выступления, – это бред. Убийство Игоря было прекрасно спланировано и организовано. Конфликт между Тальковым и директором Азизы был нужен лишь для того, чтобы искусственно создать в маленькой комнате суматоху. Человека убивают практически на глазах у всех, но никто не может сказать, кто именно сделал роковой выстрел. Такой сценарий был очень популярен у американских гангстеров времен «сухого закона»…»

Полностью:


СПРАВКА:

Таги-Заде Исмаил Сулейманович
Родился 3 мая 1951 года в Баку.
В 1975 году окончил Азербайджанский государственный институт искусств (кульпросветработник).
С 1974 года работал в Управлении кинофикации Мосгорисполкома (зам. директора к/т «Молодёжный»; зам. директора объединённой кинодирекции Ждановского р-на г. Москвы; зам. директора объединённой кинодирекции Волгоградского р-на г. Москвы; директор объединённой кинодирекции Ворошиловского р-на г. Москвы; первый зам. управляющего кинопрокатом г. Москвы).
С 1981 года – зам. директора ВО «Союзинформкино». В 1986 году окончил народно-хозяйственный институт им. Плеханова, факультет экономики и планирования народного хозяйства СССР.
В 1987 году организовал и возглавил кооператив «Метрополитен».
В 1989 году избран председателем президиума АСКИН СССР, создал и возглавил ЭТПО «ТИС-кино».
Автор книг «Кино и время» (1981, «Политиздат»), «Писатель в кино» (Союзинформкино, 1983), «Взаимодействие искусств» (1986, «Политиздат»).
Продюсер спектакля «Дядя Ваня» в постановке Сергея Соловьёва в Малом театре Москвы (1993).
Медаль ВДНХ «За достижения в области народного хозяйства СССР» (1979, 1980).
Кандидат искусствоведения.

Продюсер следующих картин:
 
«Не будите спящую собаку» (1991)
«Царь Иван Грозный» (1991)
«Вальс золотых тельцов» (1992)
«Я обещала, я уйду» (1992)

Источник с фото: http:///kino-cccp.net/publ/18-1-0-4654


Вот такой достаточно впечатляющий послужной список нашей так называемой «тёмной лошадки» от мира кино. И не только.
Кстати, узнать о нём что-то более современное за последние двадцать лет весьма затруднительно. Да и карьера (исходя из справки) что-то далее не задалась.
Или всё-таки задалась? Но нам об этом знать не дозволено.

Если брать в рассмотрение данную версию, как правдоподобную, то из всех она самая прозаическая. Но этим-то и характерна. Ибо красивые, пусть и страшные, сказки весьма подходящи для всякого рода слагающихся легенд. А вот страшная прозаическая действительность наиболее ближе к подобно происходящему в нашем несовершенном мире.

Сделать из Игоря Талькова мученика, пострадавшего за народные идеалы, – весьма заманчивый вариант. И удобный. Что движет теми, кто пытается приживить в наше сознание именно его, можно только догадываться. Не хочется никого укорять (при условии, что это только вольно или невольно надуманное ими).
Не хочется также думать, что Игорь так банально погиб, не уступив какое-то там трижды клятое почётное место очерёдности выхода на сцену.
Не хочется вообще смиряться со сложившейся несправедливостью.
И с тем, что его больше нет рядом с нами…

Однако же, эта кровавая история уже написана. И не изменишь ничего.

Впрочем…
Можно изменить. Кое-что.
А именно – добиться справедливости, установить и наказать виновных. Кто бы они не были. Какие бы крутые высоты не занимали.
Но…
Всё это было актуально лет двадцать-пятнадцать… ну, пускай, десять назад.

Сегодня же…
При вопиющей коррупционной обстановке, тем более по прошествии столького времени, нужно ли это обществу? Причём, обществу достаточно изменившемуся за прошедшие годы.
Вряд ли прорезавшиеся десять, сто или даже несколько сот голосов заставят зашевелиться это болото (следствие, прокуратуру и т. п.).
Формировать общественное мнение, народное большинство? Смешно. Ибо нереально.
Добиваться справедливости в нашем государстве как было хлопотным, так и осталось. Если не сказать, стало ещё титаничнее.
Да и кто будет добиваться? Жена, брат, сын? Близкие (непримазавшиеся) друзья?
Кто-то из них будет. Кто-то уже смирился…
А кто ещё?
Всем хватает своих жизненных проблем.

В итоге, правда, которая должна быть услышана, и которая (возможно!) услышана сейчас, по большой-то сути никому и не нужна.
Певец погиб, но не от пресса адовой машины власти, а от другого пресса. Криминального. Тоже своего рода борьба со злом. Но, естественно, других масштабов.
И если это так, то, извините, уже не так всё эпосно выглядит.
Да, он не предал свои принципы. Да, он вступил в неравное единоборство. Да, он проиграл. Выиграв лишь в том, что стал легендой.

А если легенда, то надо ли её доводить до рамок прозрачности?

Вот и выходит – правда-то где-то есть. А вот нужна ли она? Нам…
И что это изменит? В нас же самих…


                2.IV.2012 г.

__________________________________________________________


Посмотрите, интересно:

«Тайны века: Игорь Тальков. Поверженный в бою». 2011 г. (документальный фильм):
http:///www.youtube.com/watch?v=2hDScelxeuM


Рецензии
В первую очередь, конечно, хотелось бы сказать спасибо за статью и факты подробно истолкованные...
Но... ознакомившись внимательно с "заслугами" Таги-Заде... у меня, например, вызывает несогласие (или точнее - непонимание) одного момента в вашем опусе...
Вот этого:
"Сделать из Игоря Талькова мученика, пострадавшего за народные идеалы, – весьма заманчивый вариант. И удобный. Что движет теми, кто пытается приживить в наше сознание именно его, можно только догадываться. Не хочется никого укорять (при условии, что это только вольно или невольно надуманное ими)."

Вот почему... Разве не является такое "всемогущество" и безнаказанность "продюсера" свидетельством того, что без прикрытия властных структур он бы не смог быть таким...? На мой взгляд он как раз и был неким "смотрящим" от властей за этой сферой... о чем вы подсознательно и догадыветесь в этих строках:

"Вот такой достаточно впечатляющий послужной список нашей так называемой «тёмной лошадки» от мира кино. И не только.
Кстати, узнать о нём что-то более современное за последние двадцать лет весьма затруднительно. Да и карьера (исходя из справки) что-то далее не задалась.
Или всё-таки задалась? Но нам об этом знать не дозволено."

...но почему-то не допуская мысли о том, что это и есть "спрут", представляющий из себя наглое криминальное господство амбициозных группировок, сросшихся с властью и силовыми структурами на разных уровнях... Или вы скажете, что тогда этого ещё не было...?
Если - да, то мне остаётся только грустно улыбнуться вам в ответ...

Добрыня Никитич   02.01.2017 21:01     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.