Самовар

Самовар



Дарина Сибирцева





Огромная благодарность автору
Прозы.ру Сергею Вшивцеву
http://www.proza.ru/avtor/lovec
за создание к рассказу настоящей иллюстрации.




Русскому человеку в гуле и шёпоте самовара
чудятся с детства знакомые голоса: вздохи
весеннего ветра, родимые песни матери,
веселый призывный свист деревенской вьюги.
                Борис Садовской




 Подготовка


Степенные дни направляли последнюю дань лету. Воздух струился запахами неги и довольства. Время давно качнулось за полдень,а Марина продолжала затевать тесто к вечернему чаепитию.

С тех пор как у них появился настоящий тульский самовар - она мечтала о нём с детства - жизнь семьи неуловимым образом изменилась.  Даром что двадцать пять лет вместе, а всё одно: течет река по-новому. Степан глянул  на солнце и без напоминаний стал собирать  разбросанные возле крыльца сосновые шишки, колоть щепу и мелкие дровишки.

Тесто щурилось под руками Марины, расположившейся на веранде – летом она любила готовить на свежем воздухе. В сковороде шипела начинка из капусты. Рядом стояли банки с густым повидлом и приготовленные ягоды. Легче дышалось на ветру и в дом совсем не тянуло. Хотелось ухватить как можно больше разлившихся в воздухе пряностей.

Настало время, которого Марина боялась когда-то больше всего: дети выросли, у них своя жизнь. Приедут ли сегодня, в субботний день, навестить родителей, бог их знает.  Степан с Мариной всегда  ждали, надеялись, готовились. А как же иначе? Всё затевалось подспудно  ради них, хотя сердце давила неправильность такой причины. Иногда Марине думалось – только из-за них, любимых, таких разных и таких непохожих друг на друга, и соединила её судьба со Степаном.

Степан поднялся на веранду молча, глянул на жену, зашел в дом и вернулся через минуту с самоваром. Пора.


 Растопка


Не такие уж они и старые, обоим – по пятьдесят. Когда-то пришлось всё начинать с нуля. Марина научилась печь настоящие пироги лишь ближе к сорока, а Степан – ухаживать за домом и ставить самовар в эти же годы. Память крестьянских  корней, русская  тяга ко всему настоящему вела их рука об руку с подлинными традициями народа. Мудрый от судьбы не убегает.

Марина, поговорив с тестом, после неоднократного его поднятия-пышЕния, и ублажив его теплым словом, начала лепить пирожки. Степан размеренно заправлял самовар щепОй и шишками, задумчиво гладя бока блестящей на солнце чайной машины.

Пирожки получались разные – каждому своё. Один маленький, другой побОле, третий – кряжистый. Всё как, в жизни: разность бочков судьбы иногда напрягала, порой дарила и счастливые мгновенья. Марина аккуратно раскладывала  готовые чудо-тестульки на большом противне, готовя их к «обжигу» в печи. Мысли лились нежно и образно, забегая  то вперёд, то  возвращаясь назад, то в задумчивости останавливаясь на нынешней минуте.

Счастлива ли она? Как часто, задавая себе этот вопрос и не находя однозначного ответа, Марина задумывалась. Понимая лишь одно – не променяла бы она ни минутки прожитой со Степаном двадцати пяти лет жизни ни на что другое. Всё было – как у всех, но  она не смогла бы прожить вдалеке от этого странного человека, с которым связала её судьба, ни одного дня.

Степан разжёг самовар и взял новый кирзовый сапог, купленный специально для этой надобности:  со смехом и прибаутками применяемый им для раздувания результата русской смекалки. Было что-то сугубо мужское в этом ритуале поддержания огня, и именно этот момент в самоварной подготовке он любил больше  всего.


 Поёт


Начиненные  вкуснятиной пирожки отправились в печь. Марина, сладостно разогнув уставшую спину, села в кресло на веранде. Льняной сарафан с крупными лямками приятно холодил натруженное тело, шершаво обнимая колени. Данью русским традициям или просто любовью к простой красоте являлось Маринино пристрастие к национальной одежде, трудно сказать. Иногда она сама удивлялась пристрастию ко всему русскому, народному.
 
Тягучие как варенье, спаленные жарким солнцем, мысли потекли вяло и прерывисто. Вспоминались разные моменты, вносившие в привычную повседневность удивление новизны. Развилки судьбы иногда дарили ей возможности широкие и яркие: разом изменить поднадоевшую и горькую усталость от серости буден. Но она не свернула - не смогла, всегда оставаясь рядом со Степаном.
 
Муж присел на ступеньки крыльца и наблюдая за расходящимся самоваром, изредка потряхивал ставшей совсем седой головою. Самовар запел: тоненько, степенно выводя витиеватые рулады. Марина качнулась на кресле чуть вперёд, прислушалась и завела, будто про себя, любимую – «Полюшко».

Степан ухмыльнулся, проведя рукой по волосам, отмахнулся от мошки, и, посмотрев в сторону жены, промолчал. Он не любил петь и снисходительно относился к Марининым попыткам вклиниться в самоварное пение. Покряхтел, встал, ещё раз оглядев прилаженную к самовару сверху трубу, и стал подниматься на веранду.


 ШумИт

Марина метнулась в дом к печке, боясь упустить пирожки. Эх, тульского пряничка бы сейчас, настоящего,  из детства - в фирменной коробочке. Но  мечты съездить на малую родину Марины пока так и оставались неосуществленными. Она почти забыла себя тульскую, увезённую в раннем детстве из родных краёв. Послевкусие  воспоминаний развивали в ней любовь ко всему тульскому: самоварам, пряникам, оружию, мастерам, Ясной Поляне и  лесковскому "Левше".

Самовар у кромки дома уже шумел. Степан, облокотясь на  бревно веранды, поджидал Марину. Та вышла к нему разрумянившаяся, полноватая, сдобная, с легкой косынкой, струей обвевающей её русые волосы.

– Мариш,– Степан шагнул к ней.

Она ловко увернулась от его руки, скользнувшей по округлостям ниже спины.

– Вот ещё - нашёл время, пирожки сгорят.

– Тебе всё  не вовремя.

Степан крепко схватил Марину сзади и прижался к ней всем телом, поглаживая по груди. Она пыталась вырваться, и одновременно почувствовав родное тело мужа, повернулась и обняла его, нежно гладя по спине, вздыхая и пытаясь увернуться от его поцелуев, ищущих её губы.


 БурлИт

Самовар уже бурлил, когда Марина, поклонившись печке, вытащила румяную сдобу из духовки. Вприпрыжку побежала заваривать расписной чайник, не забывая положить туда листы смородины и малины, душицы и мяты. Степан, улыбающийся, разомлевший, спешил к самовару,  проверить, всё ли в порядке. Взяв его за ручки,   понёс на стол, уже накрытый на веранде, и аккуратно опустил на поднос как на постамент.

Вода в самоваре, смягченная наступающим вечером и необыкновенным сосудом, в котором её кипятили, устало пыхнула и запела потише. Марина, плавно огибая вынесенные Степаном стулья, носилась из дома на веранду, расставляя чайный сервиз и накрывая  уложенные в керамические блюда пирожки полотенцем.

Уселись, будто выпустив пар, посмотрели друг на друга и рассмеялись. А когда на дороге послышались шорохи шин автомобилей, расслабились и заулыбались тихими улыбками. Приехали - родные.


 Чаепитие

Самовар возвышался на столе символом, заставляющим вновь и вновь собираться вместе, рядом, таких разных людей. Семья. Марина попивала из чашки чаёк и раздумывала о редких минутах счастья, дарящих исполнение желаний. «Счастье, что трястье – на кого захочет, на того и нападёт»,– крутилась у неё в голове вычитанная где-то русская поговорка.

Степан блаженно щурился, молча ел пирожки и поглядывал на детей. Какие думы вились в голове мужа, Марина так и не узнает, видно, никогда. Да и надо ли? Пусть муж остаётся для неё навсегда загадкой. Прожита ли жизнь или всё у них впереди: родители не могли наглядеться на  сидящих рядом детей, за обе щеки уплетающих вкусную сдобу.

Сын Иван с  мальчишеским восторгом открывал и закрывал  ключ-верток самовара, и улыбаясь, наполнял всем чашки. Дочь Мария, откинувшись в кресле, и задумчиво грея руку о тёплый ещё пирожок, думала: «Самовар, само-вар, сам варит он нам, и для нас, для всех, всем тепло, как хорошо, чудесно».


Рецензии
Здравствуйте, Дарина! Великое Вам спасибо за рассказ о самоваре. Мне, хорошо знакомому с самоварным чаепитием, Ваш поэтический рассказ о самоваре согрел душу. Да и у читателей он вызвал большой интерес, о чем свидетельствует количество полученных отзывов. Очень понравилось.
А у меня есть рассказ "Гимн самовару", который, как мне представляется, мог бы быть хорошим дополнением к Вашему рассказу.
На случай, если захотите ознакомиться, даю ссылку - http://www.proza.ru/2011/09/11/1046

С уважением и добрыми пожеланиями -
Вадим Иванович.

Вадим Прохоркин   03.10.2015 17:03     Заявить о нарушении
Спасибо уважаемый Вадим за душевные отклики.С удовольствием читаю на Прозе все про самовары.так как фанатка этой чудо чае машины.
Обязательнт зайду к Вам в гости на Ваши произведения.но только в понедельник.Сейчас отвечаю с телефона.
С уважением и пожеланием всего доброгоы

Дарина Сибирцева   03.10.2015 20:23   Заявить о нарушении
Извините за опечатки трудно набирать мелкие буквы

Дарина Сибирцева   03.10.2015 20:26   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 82 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.