Бабаня

   

                Памяти Весёлкиной
                Татьяны Осиповны               
    Бабаня прожила долгую, трудную жизнь, которой не позавидуешь.
Достойна романа, на что моего таланта не хватит!
Вся история страны прокатилась по ней КАТКОМ, но не озлобила,
не раздавила.
Родилась она в 1893 году. Прожила в селе в тяжелейших, беднее
 бедного условиях.

      А начиналась всё неплохо.
Кудрявая смуглянка удачно вышла замуж за парня с  достатком.
Справный дом свёкра имел подворье с двумя лошадьми и земля была.
  Наделы земли на семью распределялись согласно наличию лиц
 мужского пола, то - есть сыновей.
Народились и у бабани два  сына и две дочки. Наша мама родилась
 в 1916 году, накануне революции.)
Но пришли Советы...Коллективизация, продразвёрстка, неурожаи Поволжья
 с жестоким голодом 20х - 30х годов, раскулачивание и
"ошибки Советской власти."
Поскольку у свёкра крепкое хозяйство: земля, две лошади. Всё - отобрать! 
Бабушка рассказывала, что даже бадью, где буквально горстка муки была,
вытрясли, ни крошки для четверых детей не оставили.

    Деда на селе уважали, очень умный, "знал грамоте". За что и пострадал..
Когда началась коллективизация, сгоняли народ в колхозы, дед высказался:
 " Ничего из этого не выйдет, на чужого дядю никто работать не будет " .
За эти слова его по доносу односельчанина арестовали , как врага народа .
Клеймо на маме и тёте всю жизнь: "дети врага народа". Дед сидел в
 саратовской тюрьме одновременно с Вавиловым.Там оба и погибли, могил нет.
Осталась бабаня с четырьмя детьми без средств  к существованию. А тут и 
голодные неурожайные годы.

Пошла  она побираться,"пО миру"! Мама была подростком.Тётя, тоже ребёнок,
оставалась с братьями, когда мама училась в соседнем селе. Младшему не было
 ещё и двух  лет. Мама раз в неделю пешком шла домой, чтоб принести крохи еды,
которые копила от пайка, выдаваемого по месту учёбы.
Однажды,  поздно ночью у дороги увидела мертвеца, зажавшего хлеб в окоченелых руках. Трупы вдоль дороги лежали. Всю жизнь себя корила, что испугалась
 забрать хлеб, тогда двухлетний Витенька, мог бы выжить.

    Рассказала, как на распухших от голодной водянки ногах, пришла свекровь бабани, переставляла ноги через порог, взявши их руками.
- Клавдя, - говорит маме, - ты оладушки слышу печёшь? (Из травы - лебеды, замешанной на горстке муки.) -
 - Нету, - отвечает та, - уже ребятишки съели . Умерла свекровь .
Бабаня, не имея от голода сил вернуться домой с подаяниями, поручила односельчанину отнести кусочки детям, но... тот не отдал!

    Бабушка - великая труженица , за сорок лет работы  дояркой в колхозе , где ничего не платили .(Так называемые трудодни начисляли, "палочки на бумаге ставили", в конце жизни получила пенсию. Двенадцать рублей!)
В рассказе "Открытка отца с фронта", я описала трагическую смерть второго
 сына бабани в войну. Голодала и я. Помню себя в состоянии сильного жара,
думаю, что болела корью. На фоне керосиновой лампы вижу лицо бабани,
как  плывущий объект. Стала выздоравливать, спрашиваю:
- Бабаня, нет ли где "завалышка" (кусочек засохшего хлеба?
- Нет, милая. -

Очень хотелось сладкого. Однажды сидя на печке говорю:
- Вот вырасту, щи буду с мёдом варить!

    
  Весной, когда стаял снег, на неубранном осенью поле показалось просо.
 Более половины деревни вымерло. Наварили пшённой каши,отравились спорыньёй.
 Мы не умерли только потому, что ещё жива была коровёнка, которую кормили соломой, стаскивая её с крыши.
Молоко в какой - то степени нейтрализовало яд. До сего дня не могу выбросить
ни крошки хлеба. Это - великий грех! А когда вижу такое варварство,
осуждаю, объясняю...
     Когда мы, внуки, уже школьники, приезжали в село на каникулы, в
 крошечной избушке, крытой соломой, в одной комнате, собиралась масса
 народа. Спали на полу, постелей  не хватало. Помню, как хохотали,
когда бабаня с печки, где спала на кирпичах, из подголовья  вытащила
 последний валенок, служивший подушкой, запульнула в копошащююся массу укладывающихся, -
 - Нате, что ль и это! - Налила всем похлёбки, смотрит, -
 - Почто не едят? -
 - Ложки что ль вам дать? - Так мы её закружили!

    Бывало весной, праздник "Троица". Бабы у заваленок семечки
 лузгают, а бабаня всё работает в огороде..
Я спрашиваю:
  - Почему, бабаня, ты не посидишь? Грех ведь работать? -
Отвечает:
  - Боженька лодырей не любит. Работать никогда не грех. -

Игрушек никаких не было. Бабаня зимой делала ледянку. Старое решето
обмазывала навозом, обливала водой... Верёвочку приладит - красота!
Не страшно упасть, едет быстро, в гору тянется легко.
Летом, дО свету, (рано - рано) уходила в лес за ягодами, грибами.
Подросла я, стала брать с собой. Комары, жара, очень далеко...
Но земляника, а ещё вкуснее, слаще лесная клубника, это - несравненное лакомство. И красота какая!
Находили заветную полянку, пластом лягу и кисточку - прямо в рот
 губами забираю. Когда я своим детям, внукам читала "Волшебную
 дудочку", всегда рассказывала об этих походах в лес с бабаней.

    Доброта и отзывчивость бабани не только нас согревала.
Случилась беда у соседа, парализовало жену. Звали его на
деревне - дед Косырь(Косырев.)
Инвалид. Скромнейший, добрейший старик был, молчаливый,
но улыбчивый. Бабаня при всей своей занятости, помогала ему
 за женой ухаживать. Лежала женщина годы...
Помоет её бабаня, та сказать не может, а  руку поймает и целует.
Дед из чурбачка делал нам игрушки, то трещотку, то фигурку животного
 вырежет.
Потом стали они жить вместе. Я помню как концерт мы с
 парализованной устраивали. Не было ни радио, ни какого другого
 музыкального источника. Артисткой меня считают с пелёнок. Говорить
 ещё не умела, а соседку - редкостную болтушку, передразнивала, очень
 похоже гримасничая и жестикулируя.
Бабушка парализованная, с которой меня приходилось оставлять, скрипела деревянным набалдашником кровати, а я танцевала. Так мы с ней коротали
 время.

    Бабаня несколько последних лет жизни провела в семье дочерей в
 городе. Но ни сытая жизнь, ни комфортные городские условия её
 не радовали. Ждала весны, как "манны небесной"! Тянуло её к земле,
природе. Взяла я её в свой город погостить. Повезла на автобусе к
 лесу за грибами. Вышли у дороги. Стоит, сил идти не находит,
сделали несколько шагов. Сыроежка и две поганки видим.
- Всё! - Говорит бабаня, - 
- Грибы видела! Поехали домой.

   Завтра - день памяти бабанечки. Дожила она до 84х лет. А со дня
 рождения 25 января было бы 119 лет.
Это повествование для моих младших сестёр с внуками. Теперь многие
 ищут пращуров, древо родословное вспоминают, в школе задают
 сочинения на тему памяти о своих корнях. Вот им мой рассказ о самом
 достойном человеке нашей семьи. О воинах я написала  раньше, в
 рассказах: "Открытка отца с фронта" и "Несколько воспоминаний о
 моих родителях".

    Моей тёте, второй дочери бабани, 86 лет. Юрист, сейчас конечно
 на пенсии. Кое - какие льготы, как дочь репрессированного, имеет,
но до того унизительно малые. Экономить ей не привыкать.
Посланной денежке стесняется, говорит мне:

- Зачем ты посылаешь? Мне стыдно быть бедной.

Добилась она, зная законы, чтоб показали ей "Дело отца". Там и
 прочитала имя односельчанина - доносчика. Никогда мы его не
 обнародуем! Бог ему судья! Время было жестокое, а его семья,
дети - не виноваты.
Позвонила  сегодня тётя мне, в слезах благодаря за этот рассказ,
за добрую память о нашей семье и страданиях, выпавших на долю страны,
людей.


 


Рецензии
Тамара, страшные события пришлось пережить вашим родственникам, как и многим семьям в те времена. Очень впечатляет рассказ и дает представление о конкретных людях, их страданиях. Дай Бог, чтобы такое не повторялось. С уважением!

Татьяна Седых   24.01.2020 14:32     Заявить о нарушении
Танечка, отразились на потомстве даже! Формироваие нас, детей, происходило в
атмосфере тревожности, даже страхов...

Спасибо за внимательное чтение и душевный отзыв!
Поздравляю, Танечка, с Вашим, личным праздником - Днём Татьяны!

Тамара Свинцова   25.01.2020 11:45   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 92 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.