Умри, народ!

 Гуго Вормсбехер
 "Умри, народ"?
 или Психоанализ не по Фрейду
 (О новом курсе журнала „Ost-West-Panorama“)
 
                К читателям не из российских немцев: Эта статья касается
                сугубо внутренних вопросов национального движения
                российских немцев, его защиты от всё новых попыток
                расколоть и дискредитировать его. Она адресована прежде
                всего активистам нашего движения, на которых годами
                выливается всё новая грязь всё теми же «борцами за дело
                народа», в самый ответственный момент это дело предавшими.
                Наверное, любому народу стыдно за таких «борцов», любому
                народу не хотелось бы, чтобы по ним представители других
                народов судили обо всём народе. Отсюда моя просьба: по
                возможности не читать эту статью – если вы не российские
                немцы и не занимаетесь специально их национальным
                движением. Заранее признателен. – Автор



         Содержание
     1. Вызов принят
     2. Моссад, ЦРУ и сочувствие «попавшим в ситуацию»
     3. «Современная этнография» и российские немцы
     4. Российские немцы снова «пятая колонна»?
     5. Говорить о вкладе отцов в Победу – «неэстетично»?
     6. «Сталинской версией» снова по российским немцам?
     7. «Яйцо Кащея» и светлое будущее
     8. «Российские немцы – не народ»?
     9. Церковь впереди лошади?
    10. Национальные районы: первый шаг, за которым не последовал второй
    11. «В чем же были не правы Гроут и его сторонники?»
    12. «Туловище» осталось без головы навсегда?
    13. О национальной гордости российских немцев
    14. Сколько можно открывать для себя Америку?
    15. «Ура! Пропадаем!»
    16. Был замечен в попытке сделать хорошее…
    17. Cacatum non est pictum
    18. Борцы с «мировой закулисой» взялись за собственный народ?
    19. Лучший аргумент за исчезновение – личный пример
    20. О пользе следования собственным советам
    21. Этапы великой борьбы за ликвидацию своего народа
    22. «Почувствуйте разницу…»
    23. Зачем? (Вместо послесловия)


 
                1. Вызов принят
                Ihr naht euch wieder, schwankende Gestalten.
                Goethe. Faust.

 В начале была боль: мы готовились отметить очередной День памяти и скорби, в этот раз 70-ую годовщину депортации; во многих странах, куда нас раскидало, были намечены мероприятия; СМИ тоже не совсем безмолвствовали, и «Радио России» передало к этой дате интервью со мной , которое вызвало на интернет-портале «Die Geschichte der Wolgadeutschen» обмен мнениями, наполненный всё той же болью: от выпавших на долю нашего народа репрессий и дискриминаций, от невосстановления нашей государственности, от глубокой тревоги за наше будущее. Пока не появился, как из табакерки, новый «участник дискуссии» с категорическим предложением заканчивать разговоры о «пресловутой автономии», потому что она уже никому «не нужна» и восстанавливать ее уже «не для кого».
 
После стольких лет огромных усилий народа по достижению своей реабилитации оставить такое без ответа означало бы согласиться с дискредитацией и всех этих усилий, и нашей цели, от достижения которой зависит: быть или не быть нашему народу. Поэтому я тоже высказал свое мнение . Что вызвало новый залп того же участника, уже со ссылкой на авторитеты:
 
 «Речь идёт о более принципиальных вещах разобраться в которых нам с вами, как мне кажется, крайне не обходимо. Помочь нам в этом сможет соввместная статья моих хороших знакомых Роберта Гайгера и Генриха Дауба опубликованная в сентябрьском номере журнала «Ост-Вест панорама» за этот год. Называется она «в яйце том смерть Кащеева» и касается непосредственно затронутых нами вопросов. …Люди ставящие вопросы и сами вопросы – серьёзны, и требуют ответов и желательно серьёзных. …Но вот дать серьёзный ответ вышеназванным авторам Гуго Густавовичу будет уже не так просто. Да и вообще сомневаюсь, что у него будет что ответить». (Цитаты здесь и далее даются без корректуры. – Г.В.).
 
 Так мне стало известно, что есть статья «серьезных авторов» о «принципиальных вещах», что есть люди, ждущие ответа на поставленные «серьезные вопросы», и есть уверенные сомнения в том, что у «Гуго Густавовича» будет что ответить «вышеназванным авторам». Ну как тут не откликнуться на пожелания трудящихся?!
 Когда удалось раздобыть нужный номер журнала «Ost-West-Panorama», выяснилось, что тираж у него не очень большой даже по сегодняшним меркам: в пределах 1000 экземпляров, да и выходит он не в России, а в Германии, а значит, и читатели в основном там. То есть можно бы и пренебречь его публикацией – не в Германии же решается наш вопрос, и не теми, кто издает там журналы. Однако в эру интернета и один голос могут услышать миллионы, да и речь начата о «принципиальных вещах», и ответа ждут конкретно от меня…
 
 Знакомство с номером было полезным. Даже очень полезным. Потому что выяснилось, что категоричный участник дискуссии В.Бетц, – сотрудник этого журнала; что его «хорошие знакомые» – главный редактор Г.Дауб и зам. главного редактора Р.Гайгер; что названная им статья – фактически передовая в этом номере, т.е. программная; что статья действительно подписана тандемом – редкий случай, чтобы главный редактор публиковал свою статью в своем журнале в соавторстве с кем-то из своих же сотрудников (для убедительности? для храбрости? или от неуверенности в собственной компетентности?); и что вопросам, затронутым в статье, посвящены и другие материалы этого номера, – т.е. можно сказать, что это спецвыпуск журнала о том, что реабилитация «не нужна».
 
 И еще выяснилось не менее важное: что этот номер посвящен не только 70-детию депортации нашего народа, но и 60-летию бывшего сопредседателя общества «Возрождение» Г.Гроута. Хотела ли этим редакция смягчить для своих читателей их многолетнюю боль, или имела нехороший замысел уравнять по трагичности для них эти две даты, – остается каждому гадать самому. Я же, благодаря этому номеру, смог хоть и с некоторым опозданием, но узнать о юбилее моего бывшего (в течение нескольких месяцев) коллеги в движении российских немцев и с тех пор уже 23 года моего «вечного оппонента», как назвал его тот же В.Бетц, – самого озабоченного своей «исторической ролью» в этом движении; самого сосредоточенного на своей главной функции в нем – показе «истинного лица» своих никак не убывающих «противников»; самого непритязательного в выборе аргументов и характеристик для этих «противников»; самого непредсказуемого в своей переменчивой политической ориентации; и самой разностильной (в зависимости от авторства и соавторства) творческой личности в нашей публицистике. Узнать, и хотя бы сегодня искренне поздравить его с такой датой. И так же искренне поблагодарить его за то, что ему – в его давние юные годы – удалось (с моей точки зрения, но, как выясняется из «спецномера», уже не с сегодняшней точки зрения его соратников) однажды захотеть сделать для своего народа и что-то непредосудительное (о чем ниже).
 
 Хотя вышеперечисленное и важно, и интересно, однако вряд ли этого было бы достаточным, чтобы вступать в спор с теми, кто уже давно определил своими действиями, своей позицией, своими многочисленными выступлениями в печати свое нескрываемо негативное отношение к реабилитации российских немцев, так же давно выражаемое поливанием сторонников этой реабилитации. Да и нам не доставляет никакого удовольствия спорить на предлагаемом уровне. А уж тем более читателям наверняка обрыдло смотреть, как одни никак не могут успокоиться от того, что кто-то еще помнит, какими «борцами» проявили они себя в самый ответственный момент; другие не могут равнодушно плюнуть на то, что снова и снова их вынуждают защищать свое движение и себя. Отчего вполне может возникнуть отторжение всего: и поливальщиков, и защитников, и движения. На это и расчет? Чтобы с грязной водой выплеснули, наконец, и ребенка? После всего, через что народ прошел?
 
 О том, что цель серьезна, как и намерение покончить с «оппозицией» тому, кто никогда не имел собственной ясной и четкой позиции и идеи, а всегда был лишь уязвленно-нетерпимым противником всех, кто таковые имел, говорит и мобилизация сил: на этот раз не одиночный солист, и даже не очередной дуэт исполняет очередную статью, а собрана в ансамбль (аж в целый квартет!) вся голокоролевская рать: и историк-редактор-публицист, и филолог-профессор, и испытанный гроутовед, и «профессиональный журналист», якобы когда-то бывавший «наверху» (в каком качестве – не уточняется), и даже целый журнал подключен к реализации великой цели – доказать, что народа российских немцев нет и «пресловутая автономия» никому не нужна.
 
 Цель, как видим, серьезна, и на кон поставлено всё: от любимого издания до набедренных повязок. Только вот бой его инициаторы решили вести несколько не по правилам: на ринге одни свои, а их «противники» лишь случайно узнают, как «бойцы» махали кулаками и победно вскидывали руки на ристалище в закрытой комнате перед бумажными изображениями своих «врагов» в виде перепечаток их статей. Если уж действительно так хотелось выяснить истину, почему бы не пригласить «противников», не обговорить с ними круг вопросов, которые возникла необходимость еще раз обсудить, и потом спокойно опубликовать в журнале мнения и аргументы обеих сторон?
 
 Но не это, надо полагать, нужно было храбрым бойцам, и не в «оппонентах» дело, а в том, чтобы покончить с тем, что вопрос о реабилитации всё еще поднимается. Покончить, как этого хочется сегодняшним российским чиновникам от «национальной политики», давно сведенной к распределению бюджетных средств на «проекты», и как это нужно их верным исполнителям в сегодняшнем «движении российских немцев», которое с помощью этих же чиновников они всё больше заполняют собой.
 
 Казалось бы: ну а нашим-то бойцам, давно выехавшим в Германию, какое сегодня дело до проблем российских немцев в «немытой России», которую они с таким пафосом покидали двадцать лет назад? Что это: вдруг проснувшаяся ностальгическая забота о покинутой стране? Или обнаружилась выгода на вновь обретенной «исторической родине»? Или это просто синдром тех, кто всегда нуждается в объекте полива? Или этих объектов в пределах германских границ уже недостаточно: пора начать новый «дранг нах остен»? Или всё еще проще: давние заказчики их великой борьбы против собственного народа в прошлом не забывают об их проверенных способностях и сегодня?
 
 Ну да ладно, что нам гадать? Обратимся лучше к самому научно-вокальному парфюму, выданному журналом. В первую очередь к его передовой.
 
                2. Моссад, ЦРУ и сочувствие «попавшим в ситуацию»
 
     Название статьи – «А в яйце том смерть Кащеева…» – вызывает смутный позитив: через столько лет после выезда авторы всё еще помнят милых персонажей русских сказок! Правда, уже первые слова под заголовком заставляют содрогнуться: «Генриху Гроуту в сентябре этого года исполняется 60 лет…». Неужели наши авторы ищут юбиляру погибель страшную? Однако через много-много строчек приходит успокоение. Оказывается, у авторов другие трудности, и всё дело в том, что:
 
«Гуго Густавович Вормсбехер очень плодовитый писатель и публицист. Он написал так много текстов, посвященных проблематике российских немцев, … что заниматься поиском в них главной идеи, которой он руководствовался в своем мировоззрении и политике, это то же самое, что пойти в тридесятое государство в поисках яйца, в котором хранится Kащеева смерть: не одну пару сапог стопчешь и не один посох сотрешь…».
 Вздох облегчения вызывает сразу приступ альтруизма: как же помочь бедным авторам? Хотя бы советом?
 
Например, использовать в качестве средства передвижения что-нибудь более прогрессивное, чем доисторические, особенно в сегодняшней Германии, сапоги: допустим, летательный аппарат в виде ступы Бабы Яги, гражданской подружки Кащея? И на сапогах сэкономишь, и посох не «сотрешь»: любой профессор и доктор наук из российских немцев, перебравшийся на историческую родину и получивший там для поддержания ее чистоты вместо кафедры в вузе метлу в руки, наверняка готов будет уступить ее авторам хотя бы напрокат как проверенный веками навигатор, а она ведь об воздух не так быстро «сотрется». Или, может быть, посоветовать авторам искать не те произведения «Гуго Густавовича», в которых выражена его главная идея (т.е. идея реабилитации и восстановления государственности российских немцев), а найти хотя бы одно, в котором она не выражена?
 Еще один вводный тезис сочли авторы необходимым привести для читателей:
 
      «Как „гроутовцы“, читая многочисленные статьи Вормсбехера о тех событиях, мы, естественно, во многом чувствуем несогласие с ним».
 
В отличие от авторов, мы, не относясь к «гроутовцам» с их таким «естественно» предопределенным несогласием, несогласия с ними тут не чувствуем: это очень необходимый тезис, чтобы все сразу знали, что авторы не согласны не потому, что в «статьях Вормсбехера» что-то не то и не так, а просто потому, что авторы – «гроутовцы», и значит, не могут иначе. Этот тезис важен и для того, чтобы всегда помнить, с каких позиций авторы видят и движение российских немцев, и роль в нем разных участников, и свою собственную.
 
И еще один момент почему-то сочли необходимым отметить с самого начала авторы:
 
«Предварить свои размышления мы хотели бы такой мыслью: чтобы выразить неприятие чьей-то позиции, не надо в нём искать агента КГБ, Моссада, ЦРУ или других тайных служб. Если кто-то когда-то попался на крючок такой службы, этот бедный человек наказан уже самой ситуацией, в которую он попал».

Глубокая «мысль», ничего не скажешь. И, наверное, тоже очень нужная для понимания и статьи авторов, и их позиции. Но признаемся: несколько странно выглядит этот пассаж для «предварения размышлений». Авторы всерьез призывают проявить сочувствие к «падшим»? Это актуально для самих авторов? И нам надо теперь все их «размышления» воспринимать не только с их позиции как заведомо несогласных «гроутовцев», но и с позиции бедных «попавшихся»?
 
И совсем уж неожиданная мысль может возникнуть у читателей: а что, «гроутовцы» и «попавшиеся» – это одни и те же лица, требующие сегодня сочувствия к себе за свою тяжкую долю? Независимо от того, что они делали против своего народа? И что: от того, что они «наказаны уже самой ситуацией, в которую попали» (совершенно случайно, проходя мимо, наступили в «ситуацию»!), их «размышления» и их дела – в прошлом и сегодня – становятся теперь априори правильными? И на пользу народу?
 
Непонятно. Но допустим, что так надо. И что же отсюда следует? Уважать их теперь и не спорить с ними? И помогать им и сегодня поливать грязью всё и вся, против чего они, страдальцы, боролись и продолжают бороться: против своих коллег в национальном движении, против самого движения за реабилитацию народа, против реабилитации, против интересов народа? А к тем, кто боролся за интересы своего народа, кто – в советские-то времена! – был «националистом и автономистом», кого прорабатывали в парткомах и месткомах, увольняли с работы, помещали в тюрьмы и психбольницы, – к ним-то теперь как относиться? Считать, что правильно им тогда досталось? И травить их и сегодня – уже не через государственные структуры, не через «Моссад и ЦРУ», а руками самих «российских немцев» и через журналы «российских немцев»? Так что ли?..
 
Приступая к своим «размышлениям по принципиальным вещам», авторы упорно стремятся внушить читателю, что все эти их «размышления» будут неоспоримы. В том числе и потому, что так, как они, думают кое в чем и другие авторитеты: Виктор Суворов, Владимир Буковский. Например, приводится цитата из статьи последнего:
 «Мы с вами, люди, прожившие в уникальном тоталитарном государстве, знаем прекрасно, что самые большие злодеяния совершаются с благими целями, что благими намерениями устлана дорога в ад».

Вообще-то раньше эта известная дорога была вроде вымощена благими намерениями, но если она теперь еще и устлана ими – тоже неплохо, наверняка легче идти, да и меньше сапоги стираются от спотыканий. Правда, это выражение всегда вызывает у меня вопрос: значит, иметь благие намерения – плохо? Лучше иметь неблагие намерения, которыми, надо полагать, устлана уже другая дорога – в рай, так что ли? А учитывая, что один из наших авторов довольно часто подкрепляет свои публицистические выступления цитатами из Библии (правомерности чего мы не будем сейчас касаться, достаточно вспомнить хотя бы богослова Фому Аквинского с его безапелляционным: «Верую, потому что абсурдно!»), обратимся и мы к великой книге.
 
«Господь сказал: Сотворим человека по образу нашему и по подобию нашему». (Быт. 1, 26), и дальше: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его». (Быт.1, 27). О подобии уже ничего не говорится. То есть у Бога было два хороших, т.е. благих, намерения, но реализовал он почему-то лишь одно. Можно ли считать, что отсюда и началось провидческое мощение дороги к объекту, которого тогда еще вроде не было, потому что еще не было человечества, для которого сооружение этого объекта было бы рентабельным? Мы уж не задаем вопроса: а кто же, получается, первым вступил на эту дорогу?
 
Афоризм про устланно-вымощенную дорогу вызывает всегда в памяти лозунг советских времен: «Без бога шире дорога!». Можно себе представить, какое удовлетворение вызывал этот лозунг у верующих, знающих с детства, что «широкая дорога» – это дорога в ад; в рай же ведет узкая тропинка.
 
Ну да ладно, пусть другие занимаются вопросами оптимального дорожного покрытия спецдорог. Просто хотелось бы, чтобы когда-то кем-то в конкретной обстановке по конкретному поводу высказанное меткое словцо не воспринималось, тем более такими уважаемыми авторами как наши, за аксиому, за философский закон. Да и вряд ли цитируемый автор имел в виду движение российских немцев. Или выразить свое согласие с авторитетом в одном позволяет, по мнению наших авторов, самим считаться авторитетами в другом?
 
Для еще большей доказательности своей априорной правоты авторы цитируют и себя:
 
«…Мы уже отмечали в наших публикациях … какими утопиями руководствуются сегодняшние левые на Западе, искусственно создавая «мульти-культурное» общество: человек должен людей чужой национальности любить больше своего народа. … Надеяться, что массы людей действительно будут любить и уважать чужие народы больше, чем свой, тоже утопия и, кроме кучки моральных уродов, называющих себя «антифашистами», искренне эти идеи на самом деле никто принять не может. … Мы утверждаем, что служение любой утопической идее обязательно ведет к страданиям людей».

Тут возникает сразу много вопросов. У нас-то ведь речь вроде не об антифашистах на Западе, а о российских немцах в России? И – кто же в произведениях «Гуго Густавовича» призывает любить чужой народ больше своего? И – почему «антифашисты», т.е. имеющие, судя по всему, иное мнение, чем наши авторы, обязательно «кучка моральных уродов»? И – значит ли это, что все кроме этой кучки – фашисты и не уроды? И – разве иметь другое мнение – это уже быть моральным уродом? да еще неискренним? И – причем здесь утопии? И – кто будет определять утопичность «утопий»? И – забегая немного вперед: вы-то сами, уважаемые авторы, дистанцируясь от своего народа, выступая против его реабилитации и даже требуя его скорейшего исчезновения, – вы что, делаете это из горячей любви к своему народу?
 
И еще: «мы отмечали», «мы утверждаем», «мы убеждены» – это, конечно, сильные аргументы в «размышлениях о принципиальных вещах». Такие же неопровержимые, как, например, «ха!», «хо!» и «хэ!» (насчет «ху!» пока не знаем) в устном споре, а по претензиям – как библейское «Истинно говорю вам!». Только надо учесть, что их легко опровергнуть, – хотя бы тем, что «оппоненты», которые ведь тоже созданы по образу (и не подобию!) божию, также могут сказать: «а мы отмечаем, мы убеждены, мы утверждаем, что…». И чем тогда крыть?
 
Спрашивается: зачем же такая лексика, такая категоричность, такое нагнетание идеологической криминальности? Чтобы с самого начала ни у кого даже поползновений не возникло усомниться в правильности того, что дальше авторами будет сказано?..
 
Оказывается, всё это нужно, чтобы перейти к главной идее «Гуго Густавовича». Идее, которую авторам так трудно найти в его произведениях. Что, однако, совсем не мешает им заявить:
 
«Но, признаемся, что поняли мы эту его идею уже давно, и утверждаем (опять этот железный аргумент! – Г.В.), что она тоже утопическая. (Прямо как у того «советского рабочего»: «Я произведений этого автора не читал, но утверждаю, что он враг и его надо расстрелять!». – Г.В.). И: «Утопия Вормсбехера уже привела к страданиям тысяч людей. (Тех, которые «наказаны самой ситуацией»? Так много их было? Но тут ведь не чья-то идея виновата, а отсутствие собственной идеи, что лишает иммунитета от чужих «вредных» идей. – Г.В.) … В последнее время практически эту же идею, но в несколько обновленной упаковке пытаются вытащить на свет божий (интересно, откуда: из покрытия стратегической дороги? – Г.В.) и продвинуть в жизнь некоторые наши земляки и здесь, в ФРГ, и понимая, что она может снова принести нам (опять же: кому «нам», – наказанным ситуацией «гроутовцам»? но ведь вы свой выбор сделали давно, и сами. – Г.В.) вред уже на нашей исторической родине (всё еще исторической? даже через двадцать лет пребывания на ней? – Г.В.), мы оказались вынужденными высказаться по этой надуманной, буквально высосанной из пальца лжетеории».

Как точно, емко, масштабно, а главное научно показано и оценено то, что так ненаходимо скрыто в произведениях «плодовитого писателя и публициста» и что, тем не менее, нашими авторами давно понято! И какое смелое решение приняли они, испытав внезапную нужду: «высказаться» о том, на поиск чего решили отправиться, еще до того, как сапоги натянули перед дальней дорогой. И означает ли вредность «надуманной, буквально высосанной из пальца лжетеории» (какой высокий штиль! каким родным запахом из времен незабвенного культа личности дохнуло! – Г.В.), что ни в советские времена, ни в постсоветские российским немцам добиваться своей реабилитации было никак нельзя? И как всё это наши авторы совмещают сегодня со своим высоким статусом «гроутовцев»: ведь Г.Гроут вроде тоже начинал когда-то с этой же «надуманной, буквально высосанной из пальца лжетеории»; он что, теперь против самого себя тогдашнего? Или его теория была тогда высосана им из чего-то другого? И действительно ли призрак этой «лжетеории» уже бродит по Европе, по «исторической родине», угрожая повергнуть весь цивилизованный мир в новую катастрофу? Если это так, то можно только вздохнуть: бедные-бедные «гроутовцы»! Ну нигде им не удается укрыться от вредных утопий-идей-лжетеорий! И от своего мессианского удела: вечно биться за спасение человечества… от своего народа.
 
Вот такую основательную идеологическую артподготовку сочли необходимым провести наши авторы, прежде чем перейти к делу. Из чего можно заключить, что «дело» действительно чрезвычайно важное, и что нам обещают не просто размышления по «принципиальным вещам», а минимум Сталинградскую битву.
 
                3. «Современная этнография» и российские немцы

Чтобы читателям было, наконец, ясно, что же хотят нам внушить наши авторы и к чему никак не могут подойти в своей объемной статье, поможем им. Авторы хотят убедить нас в том, что никакая реабилитация, никакое восстановление государственности российским немцам не нужны; более того – они вредны. И чтобы доказать это, они утверждают, что российские немцы – не народ, а те, кто их народом считает и за реабилитацию выступает – приверженцы «высосанной из пальца лжетеории», как та кучка западных левых моральных уродов.
 
Логика вроде понятна: внушить народу, что он вовсе не народ, т.е. что его нет, означает отказать ему и в праве претендовать на что-либо, положенное народу, в праве возмущаться обрушенными на него репрессиями и преследованиями, а значит, и в праве на реабилитацию, оставив ему один удел – молча ассимилироваться. И таким образом подвести к выводу, что правильной, прямо-таки провидческой была совершённая двадцать лет назад переориентация «гроутовцев» с борьбы за реабилитацию на спринт вдогонку выезжающим, т.е. на ту же ассимиляцию, только в Германии. И что, значит, движение за реабилитацию было и остается предательством идеи ассимиляции, являющейся, по нашим авторам, «интересами народа».
 
Не будем пока задавать сакраментальные вопросы: кому же опять так понадобилось то, что предпринимают в очередной раз «гроутовцы»? и почему они так активно реанимируют свои прошлые функции именно сегодня? и в чьих интересах они снова действуют? и почему они это делают из Германии? Посмотрим сначала, как они обосновывают свой главный сегодняшний тезис: российские немцы не народ.
 
Наши авторы – люди с высшим образованием: Г.Дауб – историк, Р.Гайгер – филолог, т.е. тоже не без исторического уклона. И, насколько можно понять, убеждены, что уже само образование делает специалистом. Причем не только в сфере полученных в процессе учебы знаний. Во всяком случае, в достаточности их для стоящей перед ними задачи они вроде не сомневаются. И чтобы показать чуть ли не генетический характер своей прозорливости и научной непогрешимости, они начинают издалека.
 
В 1989 году, сообщают они, известный писатель из российских немцев, Герольд Бельгер, написал статью о проблемах своего народа. (От себя замечу: Г.Бельгер – человек, чья жизнь настоящий подвиг как в преодолении выпавших на него после депортации недугов, так и в борьбе за получение высшего образования, и в труде; его творчество, при знании трех языков: немецкого, русского и казахского, уникально не только для нашего народа, но и вообще в стране; а его высокий авторитет немало привнес уважения в отношение к российским немцам хотя бы в Казахстане. – Г.В.). В этой статье он, в частности, спорил с одним из ученых, П.Г.Подъячих, который в своей книге «Население СССР» (1961 г.) утверждал, что «не имеют своей государственности в составе СССР представители тех народов, основная часть которых проживает за пределами Советского Союза (немцы, поляки, болгары и др.)».
 
(Заметим: непонятно, почему в этом списке не были названы хотя бы евреи с их Автономной областью? Или «основная часть» их, имеющихся в мире, даже после создания Израиля до сих пор живет в России?
 И еще: что, ликвидация АССР НП была связана с тем, что «основная часть» немецкого народа была вдруг в начале войны обнаружена проживающей в Германии, т.е. «за пределами Советского Союза»? Или это открытие было сделано еще позже: когда возник вопрос о том, почему другим репрессированным народам вернули их автономии, а российским немцам нет?).
 
Писатель справедливо – не на взгляд наших авторов, а на мой, – указывал на то, что российских немцев, несмотря на их более чем двухвековую историю в России, таким образом фактически отторгают от своей страны и подталкивают к мысли, что за решением своих национальных проблем они и обращаться должны к другой стране, со всеми вытекающими отсюда политическими и иными последствиями.
 
Для информации могу также сообщить, что еще I делегация советских немцев в 1965 г., требуя восстановления государственности, на приеме у Председателя Президиума Верховного Совета СССР А.Микояна выразила свое возмущение именно этим тезисом: «Находятся теоретики, которые утверждают, что мы не имеем государственности лишь потому, что наше национальное большинство находится за границей». А.Микоян велел тогда своему помощнику найти книгу Подъячих и сказал, что «это несправедливо и глупо» . Так что Г.Бельгер вполне по-государственному заострил опять внимание на этом вопросе.
 
Наши же авторы сегодня, в отличие от их отцов в 1965, очень хотят доказать, что российские немцы вдобавок ко всему еще и не народ – и не только в России, а вообще. И «доказывают» – в своем стиле:
 
 «Но уже в 1976 году, первокурсник исторического факультета Генрих Дауб, попадись ему тогда на глаза вышепроцитированные слова Г. Бельгера, сказал бы, что неправильной была именно его оценка, а не утверждения П.Г. Подъячих. Не говоря о Гайгере, которому эти, вобщем-то элементарные положения этнографической науки, были понятны еще раньше». (Правописание, напоминаем, оригинала, т.е. филологически выверенное. – Г.В.).
 
Так что наши авторы, которые сначала в студенческой работе через строчку называли советских немцев народом, потому что так писали в газете советских немцев писатели и журналисты из советских немцев, после указания научного руководителя так же убежденно стали утверждать противоположное. И можно только гадать, что случилось бы, если бы им на глаза тогда попало то, что написал через 13 лет после их первокурсничества этот этнографически безграмотный писатель Г.Бельгер! А попадись им сам Г.Бельгер? И тем более А.Микоян, не кончавший ни омских, ни казахстанских вузов, а лишь какие-то закавказские духовные семинарии? – Страшно подумать!
 
Так что признаем: не только для нас является великой честью иметь дело с людьми, которые сегодня могут так убедительно и так скромненько показать широким массам, какими смотрящими в корень будущего и восприимчивыми к указаниям они были уже 35 лет назад, первокурсниками. Доступно ли нам, простым смертным, постичь, кем они стали после окончания своих вузов? А тем более к настоящему моменту?..
 Разрушение представлений о связи российских немцев как народа с Россией ведется по всем направлениям. Авторы пишут:
 
 «Мы привыкли говорить, что у российских немцев в России 200-летняя история. И может создаться впечатление, что все наши предки 200 лет назад купили билеты и одновременно переехали в Россию. Но это ведь не так».
 
Авторы совершенно правы, потому что действительно находятся такие недоумки, которые считают, что немцы в России появились еще во времена Киевской Руси, а затем на протяжении веков приглашались в нее – в качестве ученых, военных, специалистов, ремесленников. И даже если наши авторы имеют в виду только колонистов, то всё равно они правы, потому что сегодня мы говорим уже о скором 250-летии их переселения в Россию, а 250 лет – это вам не 200 лет, а, – твердо убеждены! – больше.
 
Правы наши авторы и в том, что неправы те, у кого могло сложиться впечатление, будто «все наши предки 200 лет назад купили билеты и одновременно переехали в Россию». Не могло быть такого никак! Потому что за билетами на рейсы «Люфтганзы» уже тогда приходилось стоять в очереди месяцами, а то и годами: ведь аэродромы в тогдашней России были еще не очень приспособленными, а нынешнего аэродрома стратегической бомбардировочной авиации в г. Энгельсе – тогда будущей, а сегодня бывшей столице будущей и бывшей республики немцев Поволжья, вроде совсем еще не было, что исключало прямые рейсы на заволжскую целину. Так что наши авторы правы совершенно: всё было «не так». Чем еще раз подтверждают: для делания таких фундаментальных открытий сегодня нужно было еще на первом курсе иметь недюжинные собственные таланты и недюжинных научных руководителей.
 
Еще одно этнографическое открытие наши авторы делают (уже просто так, от избыточной природной одаренности) безотносительно к тому, насколько это доказывает, что российские немцы не народ. Они пишут:
 
«В России поселялись они в разных регионах: в Новороссии, в Поволжье, на Кавказе… (Вообще-то последовательность была несколько иной, ну да ладно. – Г.В.). Основывали сельские поселения – колонии и селились в городах. (Опять насчет последовательности: сначала-то селились в городах; например, Немецкая слобода в Москве возникла задо-о-олго до первых немецких сельских колоний. – Г.В.). Не будем претендовать на истину в последней инстанции (с чего вдруг такая скромность? – Г.В.), но допускаем, что таким образом формировались новые этнические группы немцев в России и что именно таковыми, а не разными социальными слоями одного народа (тогда всё-таки еще народа? когда же он перестал быть народом? – Г.В.), как может на первый взгляд показаться, были немцы сельские (колонисты) и городские (мещане), немцы-ремесленники и немцы-купцы и промышленники, немцы военные, ученые, чиновники…».
 
То есть, согласно нашим авторам, крестьяне и купцы, ремесленники и военные, ученые и чиновники были у российских немцев, оказывается, не «разными социальными слоями», а разными этническими группами! Ну что с этими российскими немцами делать: во всем они не как все народы. Можно ли после этого даже подумать, что они народ?!..
 
Для доказательства, что российские немцы не народ, наши авторы не могут, конечно, обойти и вопрос об ассимиляции. И тут, разумеется, тоже делают открытие. Оказывается, «процессы ассимиляции нельзя считать ни позитивными, ни негативными – это объективные процессы». Трудно удержаться от радостного изумления: да неужто?! И от вопроса: а насильственная ассимиляция – тоже объективный процесс? А также: почему тогда вся история человечества полна сопротивления ассимиляции? Не правильнее ли будет «допустить», что она может восприниматься и как позитивный, и как негативный процесс? Как «позитивный» – теми, кто ассимилирует; как негативный – теми, кого ассимилируют? И – что же, кроме негатива, несет ассимиляция российским немцам? И – почему они, по крайней мере в последние 70 лет, так отчаянно борются против нее? Не понимают своего счастья, глупые? И – не путают ли наши авторы ассимиляцию с интеграцией, когда вполне можно сохранять свое национальное, дополняя его тем, что необходимо для нормальной жизни в инонациональной среде?
 
И еще один момент: если ассимиляция ни позитивна, ни негативна, потому что это объективный процесс, то следует ли из этого, что объективные процессы надо всегда воспринимать покорно, не обращая на них внимания и не сопротивляясь им? В том числе и такие процессы как рост населения планеты, умирание от голода миллионов людей, глобализация со всеми ее проблемами, накопление негатива в генофонде человечества из-за успехов медицины и снижения регуляторной функции естественного отбора, стихийные бедствия, эпидемии и т.д. и т.п. и пр. Или и здесь можно сказать, что для одних «объективные процессы» положительны, для других нет, кому-то приносят неимоверные прибыли, а кому-то безработицу, нищету, голод и смерть? Или опять же: только российские немцы должны не обращать внимания на «объективный процесс» их ассимиляции и, как это им навязывают уже 20 лет, бездумно петь и плясать на определенном им пути в никуда? При научном обосновании «объективности» этого процесса своей «национальной элитой»?..
 
И в завершение демонстрации своих глубоких знаний о полной нейтральности процесса ассимиляции авторы пишут:
 
 «В результате ассимиляции из ассимилируемых не образуется нечто третье, как вульгарно считают те же Вормсбехер и некоторые наши земляки проживающие в ФРГ … – то есть новый народ, а происходит растворение национального меньшинства в основном этносе страны».
 
«Вульгарно считать» – это, наверно, плохо. Но, во-первых, кто это считает, что в результате ассимиляции образуется новый народ? Если речь идет о «тех же Вормсбехере», то «оне», – насколько это мне известно! – считают, что российские немцы «образовались» как новый народ не благодаря ассимиляции, а в результате переселения их предков в Россию и в ходе их теперь уже 250-летнего пребывания в России. И то, что они имеют существенные отличительные черты от других народов России, и даже от немцев Германии, откуда (в основном) вышли их предки, не говоря уже о том, что по своей численности они превосходят многие другие народы России в разы, позволяет им считать себя народом с не меньшим правом, чем считают себя самостоятельными народами, допустим, украинцы, белорусы и десятки других народов. А во-вторых, с какого времени можно считать ненародом тех, кто еще находится в «процессе» ассимиляции, кто сохранил еще многое из своей национальной идентичности и в то же время приобрел, в ходе интеграции (что совсем не ассимиляция!), многое из национальной идентичности «титульного» народа? И почему в Германии к российским немцам, если они там свои в доску (ведь принимали только тех, кто «сохранил свою немецкость»!), отношение и сегодня далеко не всегда как к немцам?
 А что касается действительно ассимиляции, то лично «те же Вормсбехер» считает, и не раз уже об этом писал, что в ее результате не образуется «нечто третье… т.е. новый народ», а образуется лишь, через растворение в титульном населении страны, прибавка к этому титульному населению: в России станет побольше «русских», в Германии – побольше «немцев». Так что хотя бы представления о позиции «вульгарных» авторов, которых так хочется оспорить, вправе читатели ожидать от наших светил? Ведь незнание чьей-то позиции еще не является достаточным основанием считать ее неверной. Или не зная (искажая) позицию оппонента, легче опровергать ее?..
 Но пока у авторов это всё еще была идеологическая артподготовка для деморализации «противника» пропагандой своей научной мощи, непогрешимости и непобедимости. И вот, наконец, они решили: пора запускать сигнальную ракету! Да грянет бой!
 
                4. Российские немцы снова «пятая колонна»?
 
Очередное обращение наших авторов к «терминам этнографии» приобретает уже формы настоящей политической провокации и доноса. Потому что теперь они стремятся доказать, что российские немцы не только никогда не были одним из народов России, но не были никогда и патриотами России.
 
 «Уже с 70 годов 19 века начался и обратный процесс … – эмиграция немцев из России в основном в США и Канаду. …Люди имели возможность реэмигрировать, то есть возвращаться в Германию, и, скорей всего, немалое количество немцев этим тоже воспользовалось (такой статистикой мы не располагаем)».
 
Заметим, что прежде чем делать такие очередные «утверждения», было бы очень полезно всё же поискать весьма важную статистику, тем более что обнаружить ее авторам было бы наверняка легче, чем найти главную идею в произведениях «Гуго Густавовича»: даже домашних тапочек не пришлось бы «стереть». А обнаружив, авторы бы узнали, что при действительно массовом выезде в Северную и Южную Америку после введения для колонистов воинской повинности, от которой они при приглашении были освобождены «навечно», (что никак не назовешь обратным процессом) российские немцы практически не возвращались в Германию, даже если их путь за океан лежал через их «историческую родину». Почему? А это пусть останется непостижимой загадкой для наших скуповатых на обувь историков-этнографов.
 
«Сформировалась некая этническая общность «российские немцы», – пишут они, – члены которой, при всех их особенностях, сформировавшихся в новых условиях, никогда не забывали (если, конечно, не были ассимилированны), откуда они и какой страны они дети».
 
Для начала приведем, в качестве анти-иллюстрации к этому очередному утверждению, цитату из другого источника – из железного канцлера Германии Бисмарка. В 1883 г. он поручил своему посольству в С.-Петербурге собрать материал по всем немецким колониям в России и составить доклад, предварив свое задание такой запиской:
 
 »Они рано или поздно станут российскими подданными, а их прилежание, благосостояние, без сомнения, укрепят налоговую систему и экономику России. Для Германии же они станут экономической и налоговой потерей».
 
Бисмарка беспокоило, что выехавшие (в Россию) немцы могли стать «достоянием» принявшей их страны и со временем противниками Германии.
 В докладе о своём посещении немецких колоний посол отмечает в них чистоту, аккуратность и более высокий уровень жизни по сравнению с соседними деревнями. Но в то же время приходит к выводу, что в большинстве своём колонисты «почти не проявляют интереса к бывшей родине». Не имея «связи с отечеством, не интересуясь его историей, литературой, её техническим прогрессом, они почти не посылают на родину своих сыновей для получения образования, за исключением Сарепты» (была такая знаменитая суверенная колония в Поволжье. – Г.В.).
 
Это к вопросу о том, помнили или нет российские немцы еще 130 лет назад, «какой страны они дети». Конечно, у наших авторов наверняка имеются более убедительные источники для своих утверждений, но т.к. они их привычно не приводят, то читателям остается самим гадать, кому больше верить: железному канцлеру или их предположениям.
 
Однако главное здесь даже не в этом, а в том, понимают ли сами авторы, что они говорят и что провоцируют такими своими «научными» упражнениями? И зачем они это делают? Чтобы показать, что российские немцы никогда не были патриотами России? Что они всегда смотрели, как волк в лес, только на свою «историческую родину», которую вынуждены были когда-то покинуть, чтобы выжить? И что правы были те, кто разжигал в царские времена антинемецкие кампании о «немецком засилье», о «гадинах тыла», а в советское время обвинил российских немцев в пособничестве фашизму, депортировал, загнал их на годы за колючую проволоку, где уничтожал непосильной работой, голодом и издевательствами согласно призыву официального германофоба «Убей немца!»? И что правы были те, кто разжигал такую же антинемецкую кампанию на Волге в 1989-1992 гг. под лозунгом «Лучше СПИД, чем немецкая автономия!» и кто делает это там по сегодня?
 
Зачем же наши авторы, переполненные любовью к своему народу, – пардон! к своей «фольксгруппе»! – так сливаются в экстазе с теми, кто принес столько бед их народу? И почему они так напрочь забывают, что же было на самом деле? Забывают о громадной роли российских немцев в становлении и укреплении Государства Российского в царские времена – можно ли это делать, будучи врагом своей страны? Забывают об их вкладе в защиту своего Отечества в войнах тех времен – зайдите в Георгиевский зал Московского Кремля: чуть ли не каждая третья фамилия в бесконечных списках георгиевских кавалеров – немецкая. Забывают об их мужестве на фронтах Великой Отечественной войны, их подвиге при защите Брестской крепости, их героизме в партизанском движении, в подполье на оккупированных территориях. Забывают о том, что хотя российские немцы смогли быть на фронте лишь в самые трудные первые месяцы войны, среди них около 15 Героев Советского Союза. О том, что даже из трудармии, несмотря на угрозу расстрела за «дезертирство», они бежали – на фронт! – чтобы пусть под чужим, ненемецким именем, но воевать против общего врага народов своей страны? О том, что даже за колючей проволокой, под конвоем, они добивались права работать не во «искупление своей вины», а под лозунгом, под которым работала вся страна: «Всё для фронта, всё для победы!». Что собрали – за колючей проволокой! – деньги на танковую колонну и эскадрилью самолетов, за что получили благодарственную телеграмму от Сталина, сыгравшую немалую роль в изменении отношения к ним. Неимоверным напряжением сил добивались выполнения срочных, нужных обороне, заданий, ставя, кстати, – уже ближе к концу войны – нередко условие: снять колючую проволоку, за которой их держали. И добивались! Так что же, всё это российские немцы делали как «дети Германии»?
 
Да могут ли хотя бы представить себе наши авторы, каким было бы отношение к российским немцам и какова была бы их судьба, если бы они действительно считали себя «детьми Германии» и вели себя как «дети Германии», тем более в годы войны с Германией? Зачем же они пытаются опорочить подвиг своих отцов – воинский и трудовой подвиг по защите своей страны от фашизма?
 
Вам хочется, чтобы и сегодня к российским немцам относились в России так, как это предписывал Указ 1941 года? Вам хочется доказать, что и послевоенный комендантский режим для них, и 20 лет каторги за его нарушение, и десятилетия их дискриминации, и невосстановление их государственности, – всё было и остается правильным, потому что российские немцы «никогда не забывали, какой страны они дети»?
 
Вам хочется показать, что и Указ 1964 года, снявший с российских немцев обвинения 1941 года как необоснованные, – был неправилен? И Закон о реабилитации репрессированных народов 1991 года в отношении российских немцев неправилен? И отмена всех постановлений о репрессиях и дискриминации российских немцев была неправильной? И что единственно правильное, по-вашему, – это чтобы и сегодня российских немцев все народы их страны считали предателями? А также те – уже в Германии – кто в германских школьных учебниках приписывает сегодня российским немцам участие в еврейских погромах на оккупированной территории в годы войны? И это вы делаете из любви к своей «фольксгруппе»? А вы не думаете о том, куда бы вас послали с такими «научными выводами» ваши отцы и деды, и куда могут послать вас сегодня те российские немцы, которые по-прежнему добиваются в России своей реабилитации и равноправия?
 Не думают об этом наши авторы, не думают…
 
                5. Говорить о вкладе отцов в Победу – «неэстетично»?
 
Стремясь доказать, что российские немцы – не народ, наши авторы пытаются по сути доказать, что российские немцы – не российские немцы, а германские, и значит, не могут и не должны быть патриотами России, и значит, не имеют права на реабилитацию, на восстановление государственности. Этому вопросу авторы уделяют особое внимание, из чего можно заключить, что доказать этот тезис для них по значимости – всё равно что «разбить яйцо Кащея». Отсюда – еще одно их обращение к этому вопросу, уже с другой стороны, но такое же провокационное и низкое:
 
«В идеологической схеме (А что это такое? – Г.В.) Г. Вормсбехера есть еще один малоэстетичный момент (Вы сильны и в «современной идеологической эстетике»? И, по-вашему, сама «схема» в общем «эстетична», только некоторые ее моменты – не? – Г.В.), который проверку временем, убеждены, не выдержит. (Какие проверенные научные аргументы! Может, всё же подождать сначала этой проверки временем? – Г.В.). При всяком «удобном случае» (Это цитата? Или ваш искрящийся юмор? – Г.В.) он доказывает властям и российскому обществу, что российские немцы своим «ударным трудом внесли вклад в великую Победу» (Еще одна «цитата»? Или собственное изобретение для привычного оглупления позиции «оппонента», чтобы легче было его «опровергать»? Ведь вы же хорошо знаете, что у меня такого сочетания слов: «ударным трудом внесли…» – нет. Найдете – куплю вам новые сапоги вместо «стертых». И – вам ваша ученость позволяет так «цитировать»? – Г.В.) над «фашистской Германией». (В кавычках – это опять ирония? Что, Германия тогда не была фашистской? Проживая в СССР, вы тоже так считали? – Г.В.).
 
К сожалению, мы видим, что авторы не только «размышляют», но и «цитируют» весьма своеобразно: приписывают «оппоненту» свои варианты его утверждений, делая их «малоэстетичными», и потом обвиняют их в «малоэстетичности» и «опровергают». Но если исходить из того, что мною на самом деле, и не раз, было сказано, а именно: что российские немцы своим трудом (а также участием на фронте в начале войны, в партизанском движении, в подполье) внесли и свой вклад в Победу, а значит, и в освобождение Германии, Европы от фашизма, то что здесь неправильного? Что здесь малоэстетичного? Или для вас «эстетичность» патриотизма и предательства зависит от того, по отношению к кому они были проявлены и с какой территории вы их оцениваете?
 
И если российские немцы внесли вклад в Победу, то почему это сегодня для вас так «малоэстетично»? Для вас было бы «эстетичней», чтобы российские немцы не внесли своего вклада в Победу? И если участие российских немцев в войне против фашизма так нехорошо, то чем же лучше ваши действия против своего народа?
 
И почему этот факт не выдержит «проверку временем»? И если о нем в советское время не надо было, по-вашему, говорить, то что: надо было говорить о том, что советские немцы во время войны помогали фашистской Германии? Подтверждая тем самым грязные обвинения Указа 1941 года? Или ваш призыв к замалчиванию того, что наши отцы, даже несправедливо обвиненные, даже за колючей проволокой и под конвоем, вносили своим трудом вклад в Победу, объясняется тем, что вам сегодня «неэстетично» от того, что части их удалось вернуться живыми из лагерей? Лучше бы они дали тогда повод расстрелять их всех? О чем вы говорите?
 Впрочем, авторы и сами вроде не отрицают этого вклада.
 
«Объективно, по отношению к тем, кто находился в трудармейских концлагерях, это, конечно, так. Вносили. (Но если «объективно» это так, то в чем же здесь «малоэстетичность»? В самой объективности, т.е. неоспоримости этого факта? Или в том, что это был вклад в победу над Германией? – Г.В.). Только не поворачивается как-то язык давать такую оценку сталинским лагерям смерти для поколения наших отцов».
 
Тут наши авторы демонстрируют еще один излюбленный прием «гроутовцев»: напёрсточничество. Ведь мы говорим о подвиге наших отцов в этих лагерях, подвиге, который не уступал подвигу сражавшихся на фронте, а часто был еще более трудным, потому что совершался в неизмеримо более тяжелых физических, моральных и психологических условиях, – а не о подвиге «сталинских лагерей смерти»! И тут требуется не языком ворочать, а хотя бы немного мозгами пошевелить.
 
Но наши авторы не унимаются:
 
«Да к тому же надо ведь тогда и каким-то образом оценивать «вклад» тех российских немцев, которые находились под германской оккупацией?».
 
А причем тут это, когда речь у нас о вкладе трудармейцев в Победу? И – кто против того, чтобы оценивать и этот вклад? И еще: а что у вас есть против российских немцев, бывших под оккупацией? Ведь даже западные исследователи этого вопроса не нашли фактов их особого сотрудничества с оккупационными властями. Вам сегодня хочется, чтобы такие факты «нашлись»? Зачем? Чего вы так упорно добиваетесь? Дискредитации российских немцев и перед сегодняшней Россией? Чтобы исключить восстановление их государственности? Или вы хотите, чтобы переселенцы выглядели в глазах сегодняшних властей и народа Германии пособниками нацистов? Вам от этого будет лучше?
 
И – почему вы берете здесь слово «вклад» в кавычки? Ведь российские немцы и под оккупацией вели себя не хуже, чем представители других народов: тоже были в партизанах, в разведчиках, в подполье. И среди них тоже есть несколько Героев Советского Союза. И до сих пор никто их ни в чем вроде не обвинял. Это, по-вашему, плохо? Лучше бы для вас было сегодня, если бы они тогда были в карательных отрядах? Или вы согласны с теми, кто приписывает им сегодня участие в «еврейских погромах»? Или о российских немцах под оккупацией вы готовы говорить «правду», а о подвиге трудармейцев – нет? Тогда почему?
 
 «Лучше, на наш взгляд, бороться за то, чтобы как можно больше людей в России узнали правду о той войне (А кто против? И кто вам мешает это делать? И – разве правда о войне требует замалчивания правды о подвиге наших отцов как части правды о той войне? – Г.В.), о том, кто виноват в ее развязывании. … И не надо будет придумывать, что это особый народ, якобы не имеющий ничего общего с Германией, а что ни на есть «коренной, российский».
 
А какое отношение имеют российские немцы к развязыванию войны? И развязывание войны к тому, являются ли российские немцы народом или нет? И кто это «придумывает», что российские немцы – народ? Это вы придумываете, что другие это придумывают: «другие» же лишь говорят то, что есть. И кто хоть когда-нибудь говорил, что российские немцы не имеют ничего общего с Германией? Опять пускаете в ход ваши наперстки?..
 
Понятия «Родина», «народ», «отчий дом» убиваются уже давно. В России в последние два десятилетия тоже. Так что сегодня вполне можно услышать на очередном ток-шоу по телевизору, как размалеванная красотка-содержанка на всю страну открыто демонстрирует свой новый «патриотизм»: «Родина там, где твоей заднице теплей!». У наших авторов тоже такое представление о Родине?
 
Или как в другом ток-шоу ведущие и авторы, один другого русее, целый час доказывают всей России, онемевшей от такой очередной реализации незабвенного призыва А.Чубайса: «Больше наглости!», что русского народа вообще нет, т.к. у него нет своих корней, нет происхождения, нет ничего собственного, русского, и Московский Кремль – нерусский, и самовар, балалайка, матрешки и блины заимствованы у других, и даже генетически русского народа как такового нет, что твердо доказано наукой (наверняка «современной этнографией»).
 Наши авторы хотят то же самое доказать в отношении российских немцев? И спецвыпуск их журнала – это их ток-шоу?
 
                6. «Сталинской версией» снова по российским немцам?
 
Задача доказать, что российские немцы – не российский народ, у наших авторов остается такой непреложной, что для ее решения привлекаются даже глобальные аргументы:
 
 «И не решается их проблема в России потому, что нынешние российские власти, скорей всего (очередной «аргумент»! – Г.В.), приняли правила игры и идеологию, навязываемые мировой глобалистской элитой…».
 
Зачем же эти бесконечные утверждения на базе предположений? Зачем строить догадки, когда о причинах невосстановления автономии уже давно и не раз сказано – открыто, без гаданий на кофейной гуще?
 
«В эту идеологию, кстати, совершенно непротиворечиво вписывается сохранившаяся до сих пор в России сталинская версия истории Второй мировой войны, которая оставляет Германии и всему немецкому народу только роль «злодеев», роль народа-преступника, а российским немцам, как части этого народа, – роль потенциальной пятой колонны. Нельзя ничего давать изгнанным со своей родины в 1941 году «злодеям» в России, ведь это может стать заразительным примером для других таких же «злодеев», изгнанных со своей родины уже в 1945 году».
 
Версия, как говорится, интересная, однако слишком она из давних времен. К тому же, к сведению ученых мужей: Сталин даже в начальные дни войны заявил на весь мир о том, что фашизм и немецкий народ – это разные «вещи», что Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается. И: если вам «сталинская версия» в вашем ее понимании не нравится, зачем же вы так хотите сегодня именно ее внедрить в сознание людей, выступая против того, что российские немцы не были «пятой колонной», что они тоже внесли вклад в Победу, что они и фашизм – тоже «вещи» разные? Почему вы против этого?
 
 «Если попробовать так же, как это делает Гуго Густавович в своей статье, подвести итоги всему сказанному «библейски-философски», то очень сюда подойдет следующий библейский совет: «Не строй свой дом на песке, а строй на камне»».
 
Непонятно, как же вы читаете «Гуго Густавовича»? Отдельными пазлами? Вы не в состоянии охватить и понять вашим высоким умом то, что пишет «Гуго Густавович» хотя бы в двух соседних предложениях? Ведь я писал: «но не греет почему-то «библейско-философский подход»…
 
И – а где и когда «Гуго Густавович» предлагал строить дом для народа на песке? Посмотрите хотя бы материалы 2-ой конференции «Возрождения» и мой доклад на ней – на каком «фундаменте» я предлагал строить «дом» – уже тогда. Или другое мое выступление – «Территориальные варианты: стереотипы и аргументы» , в том же 1990 г. Или еще один доклад: «Есть ли будущее у советских немцев?» – на Всемирном Конгрессе VDA в 1989 г. в Бонне. Может быть, вы хотя бы после этого получите некоторое представление о том, в какой обстановке шел тогда напряженнейший поиск ответа на вопрос: как нам восстанавливать наш «дом» – нашу государственность? Поиск, между прочим, в то время, когда один из вас, таких активных сегодня критиков национального движения, гаст-профессорствовал в Берлинском университете, а другой объявился в движении лишь чтобы «обсудить подходы» к выезду?
 
Так что закономерен вопрос: вас-то с чего так волнует проблема фундамента, если вы вообще не хотите строить этот дом сами и не хотите допустить, чтобы его построили другие? И если, по-вашему, народ должен для собственного блага как можно скорее исчезнуть? Вы для таких ваших слов и действий не хотите поискать подходящую цитату из Библии?
 
Но вряд ли об этом думают наши авторы. Потому что продолжают в своем стиле «утверждать»:
 
«Когда речь идёт о российских немцах, этими терминами – «этническая группа» («фольксгруппа»), «этническая общность» – современная этнографическая наука и оперирует».
 
И возникает очень ненаучная мысль: а не пора ли этой «современной этнографической науке», азы которой так успешно изучали 35 лет назад наши талантливые первокурсники, поискать термины, более отражающие сегодняшнюю ситуацию в жизни? А если эти термины по-прежнему безупречны как вечное учение Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина, то, может быть, нашим авторам следует хотя бы не требовать от других выражаться научными терминами, когда речь идет не о студенческих работах, а о публицистике, о мнениях и предложениях простых читателей? Если же «современная этнография» не может этого, то не пойти ли ей туда же, куда гипотетически послали бы российские немцы, боровшиеся и борющиеся за будущее своего народа, историко-филолого-этнографов, так заблудившихся в трех соснах, что не могут за ними леса увидеть?
 
Пока же ответа на этот вопрос от авторов нет, они, построившие свое «мировоззрение и политику» на железобетонном фундаменте конъюнктурных выводов П.Г.Подъячих, остаются убежденными и в правильности своего метода доказательства путем утверждений:
 
«Сравните этот строгий научный подход с теми всхлипами наших родных российсконемецких квасных патриотов об «уникальном народе «российские немцы», рожденном в России и могущем быть счастливым только в России, которые они издают на всех перекрёстках жизни, политики и в печати… При этом им и в голову не приходит, что такие «научные открытия» нуждаются в научном обосновании!»
 
Не будем особо придираться к стилю высокоученых сегодняшних, надо полагать, уже настояще-немецких пивных патриотов, затыкающих рот всем, кто не является «гроутовцем», и требующих научного обоснования даже «всхлипам». Зададим им лучше еще один простой вопрос: а им не приходит в голову попытаться хотя бы понять, что речь у нас – о реабилитации народа, а не о терминах «современной этнографии»? А также: не могут ли они вспомнить из своих студенческих наук, что язык – это движущаяся, постоянно развивающаяся живая система, нередко наполняющая слова более полным или вообще новым содержанием? И что в живом языке, в публицистике и литературе научные термины как правило неуместны и даже противопоказаны, – иначе не было бы ни художественной литературы, ни поэзии, ни публицистики, ни самого живого языка, а была бы сплошь школярская жвачка самовлюбленных первокурсников?
 
                7. «Яйцо Кащея» и светлое будущее
 
Но что нам тратить время на задавание глупых вопросов, теряя драгоценную возможность приобщаться к мудрости наших авторов в вопросе о том, как преступно употреблять термин «народ» в отношении своего народа! Мы почтительно внимаем им дальше!
 
 «Вот как это формулирует Г. Г. Вормсбехер в своём «Письме президенту России В.В. Путину»: «Российские немцы являются народом, рожденным в России и рожденным Россией, а потому одним из ее коренных народов». Вот это мы и называем «яйцом Кащея», в котором хранится его «смерть», то есть это и есть та главная утопия Г.Г. Вормсбехера, которая обеспечила нашему национальному движению раскол, распыление сил во взаимной борьбе и «запудренность мозгов» у многих наших земляков, которые годами, а некоторые и до сих пор ждут, когда же их пригласят в восстанавливаемую республику немцев, вместо того, чтобы ясно увидеть своё положение в России».
 
Прервем на мгновение цитату, чтобы полнее познать и усвоить главные премудрости ее.
 
Итак, во-первых, выясняется, что наши авторы в поисках своей заветной цели, а именно – яйца, в котором хранится «смерть Кащеева», цели вроде наконец достигли. С чем от души их поздравляем!
 
Во-вторых, неожиданно оказалось, что «смерть Кащеева» – не на конце иглы, которая упрятана в яйце, которое упрятано в утке, которая упрятана в зайце, который упрятан в сундуке, который на высоком дубе, который Кащей как свой глаз бережёт, – а смерть Кащеева это яйцо самого Кащея! Видимо, изменчив не только живой язык, но и русский фольклор, который, перебравшись без прохождения шпрах-теста на чужбину, так сблизил смерть чудища и само чудище. Наверняка неудобно ему теперь, бедному, с таким содержимым в таком-то месте, да еще при необходимости день и ночь глаз не спускать!
 
В-третьих, смерть Кащея, т.е. его яйцо, после тщательного научного исследования нашими авторами оказалась «главной утопией Г.Г. Вормсбехера» (или «утопия» оказалась яйцом Кащея? – пока окончательно вроде еще не выяснено, ждем-с). Остается только воскликнуть: Господи, слава Тебе, что наконец-то, хотя бы в третьем тысячелетии от рождества Твоего, расшифрован многовековой код русского фольклора! А также за то, что заложена смерть чудища была в виде утопии конкретного российского немца, имя которого наверняка войдет теперь в анналы всемирной истории, как войдут имена и нашедших судьбоносное яйцо несмотря на его коварную передислокацию! Всё-таки знали мудрые сказители-провидцы, откуда русскому народу ждать спасения от нечисти, несущей ему погибель! Одним словом, отныне русские и «фольксгруппа» – братья навек! Дружба – Фройндшафт! Наверняка теперь и с реабилитацией у нас пойдет легче!
 
Но это еще далеко не все мудрости в цитате из наших авторов: концентрированно вещают они, а потому каждое их слово изучать да изучать! Что и продолжим.
 
Мы уже знаем теперь, что утверждение о том, что российские немцы – народ, и что он рожден в России, авторы называют «яйцом Кащея» – наверное, чтобы показать, как их «современная этнография» оперативно реагирует на наше пожелание ей подумать о работе над терминами. Что ж, отметим: реакция блистательна! Благодарствуем! Надеемся только, что другие термины не получат так же скоропалительно названия близлежащих органов чудища-юдища.
 
Дальше: не совсем понятно, как литературный образ: «российские немцы – народ, рожденный в России и рожденный Россией», можно судить с точки зрения его соответствия терминам «современной этнографии». И как этот образ, употребленный в письме Президенту в конце 2003 года, мог «обеспечить нашему национальному движению раскол, распыление сил во взаимной борьбе и «запудренность мозгов» в 1989-1992 гг.?
 
И – о каком таком «нашем национальном движении» идет речь у авторов? Если о движении за реабилитацию, то оно, во-первых, совсем не их движение. А во-вторых, начиная с 1960-х гг. и по сегодня, в нем никогда не было и нет сомнений в том, что российские немцы являются народом и одним из народов России.
 
Если же имеется в виду движение за выезд, – не менее, кстати, длительное, упорное, мужественное и трагичное, чем движение за реабилитацию, – то оно было практически параллельным первому и имело во многом те же причины: нереабилитация российских немцев и их дискриминация, и тоже, насколько известно, не было движением наших авторов.
 
А если имеется в виду «движение» самих «гроутовцев», то это не было ни самостоятельным движением, ни национальным, а было (и как видим сегодня – остается) всего лишь управляемым противодействием движению российских немцев за реабилитацию своего народа. И оно вначале действовало в рядах движения за реабилитацию под флагом восстановления государственности (т.е. под флагом «утопической идеи» тысяч, десятков тысяч активистов, сведенной сегодня нашими авторами почему-то к «утопической идее Вормсбехера»). А когда «гроутовцы» увидели, что с государственностью получится не скоро, и родили другую идею – «правительства в изгнании», то переметнулось к другому движению – движению за выезд, которое стало к тому времени еще более протестным и массовым. Переметнулось, и попыталось его оседлать, чтобы на его волне и осуществить свою идею о «правительстве в изгнании». Или хотя бы решить через выезд свои личные вопросы: ведь в России им уже ничего не светило. О чем более подробно мною написано в очерке «Триптих в траурной рамке», где «главная идея Гуго Густавовича» может быть обнаружена даже, надеюсь, нашими способными авторами. Поэтому отделим мух от котлет.
 
Обо всем этом надо бы иметь хоть некоторое представление, прежде чем браться за такие темы.
 
То же самое – о «запудренности мозгов». У тех, кто действительно добивается реабилитации своего народа, мозги достаточно устойчивы, и утверждение о том, что российские немцы – народ, их не запудрит: они это знают и без подсказки извне. Если же у кого-то мозги настолько слабые, что это утверждение может привести к полному их расстройству, то, видимо, таким никогда не было места в национальном движении. И не им сегодня продолжать пудрить мозги другим, а пора пропылесосить собственные.
 
Непонятно также, кого имеют в виду наши авторы, когда говорят о тех, кто «годами, а некоторые и до сих пор ждут, когда же их пригласят в восстанавливаемую республику немцев, вместо того, чтобы ясно увидеть своё положение в России». Непонятно, потому что те, кто добивается реабилитации своего народа, не ждут приглашения в республику, а добиваются ее, чтобы потом своими руками вместе со своим народом сделать ее такой, какой она нужна их народу. И «своё положение в России» они тоже видят очень ясно, уже 70 лет, потому и добиваются его изменения. Так что «некоторые» пусть и дальше ждут приглашения: были бы способны действовать, не ждали бы, а раз ждут, раз видят свою задачу только в том, чтобы мешать другим, – могут и не дождаться…
 
Просто удивительно, как люди – ученые, образованные, остепененные, да еще издающие журнал, т.е. пытающиеся просвещать других, – могут столько нагородить в одной-единственной фразе, когда начинают «размышлять» про звон, не зная, откуда он…
 
                8. «Российские немцы – не народ»?
 
Но продолжим прерванный дуэт на заданную тему:
 
«Рассматривая приведенную выше цитату Вормсбехера, мы утверждаем (Как ново! – Г.В.): российские немцы – не являются народом, они, как народ, не рождены в России, а имеют свою историческую родину – Германию и соответственно не являются коренным народом России».
 
Ну что ж, вроде заговорили, наконец, орудия главного калибра; вроде высказана, наконец, позиция наших высокообразованных авторов во всей ее конъюнктурной омерзительности по отношению к собственному народу. Зададим только еще несколько вопросов – для полной ясности: это вы от имени кого «утверждаете»? И для кого? А при Советской власти вы тоже такое утверждали? Если нет, то почему? А если да, то не после этого ли вы начали так ожидать сочувствия к «попавшим в ситуацию»? И что: иметь исторические корни на одной территории исключает возможность быть народом на другой территории? Если да, то сколько тогда народов – в России и вообще на нашей планете, хотя бы после Великого переселения народов, – являются коренными народами, и вообще народами? А если нет, то почему только у российских немцев несовместимо иметь исторические корни где-то и быть народом?
 
Авторы не приводят доказательств тому, что в очередной раз так научно «утверждают». Поэтому попробуем хотя бы коротко пройти по цепочке главных событий истории нашего народа.
 
Предки российских немцев (ограничимся первыми колонистами, несколько десятков тысяч) прибыли в Россию 250 лет назад (следующие группы уже позже). И можно сказать, что первые два их поколения были в основном из германских земель (Германия как государство возникло ведь лишь через 100 лет после образования первых немецких колоний в России). То есть все остальные поколения родились и выросли в России. Можно ли сказать сегодня, что исторические корни российских немцев в Германии? Если не особо привередничать, можно. А что их историческая родина Германия? То же самое. То есть наших авторов нельзя упрекнуть в том, что они уж совсем во всем неправы, как мы.
 
Но продолжим. Если только два первых поколения российских немцев из (на сегодня) 12 родились на территории, где возникла потом Германия, а остальные 10 (за 200 лет), включая последнее (на сегодня около 4 млн. человек: выехавшие+оставшиеся) родились в России, то можно ли сказать, что исторические корни российских немцев в Германии? Опять же – можно: гены есть гены, против них не попрешь. А можно ли сказать, что корни этих последних 10 поколений и 4 млн. сегодняшних российских немцев – в России? Вряд ли кто сможет доказать, что нет. А если это тоже можно считать, то возникает вопрос: почему же наши авторы так стремятся убедить нас в существовании только одних исторических корней, совсем не говоря о других, будто не видят их, не знают или их вообще нет? И если у российских немцев имеются исторические корни как в Германии, так и в России, то почему исторические корни из времен первых двух поколений переселенцев надо сегодня видеть и учитывать, а прибавившуюся к ним мощную российскую корневую систему десяти последних поколений нет? И какие из этих корней сегодня живее, функциональнее, выраженнее? Иначе: если 250 лет назад из Европы привезли саженцы, из которых на российской почве выросли рощи и леса, то почему сегодня эти рощи и леса не имеют никакого отношения к России и не являются рощами и лесами России?
 
Известно также, что во всех послевоенных поколениях российских немцев число смешанных браков стремительно росло. Возникает вопрос: можно ли по «современной этнографии» считать детей из этих браков российскими немцами? Если нет, то почему? А если да, то еще один вопрос: если один родитель русский, другой немец, у одного 50 поколений предков родились в России (ограничимся этим числом), у другого 10, и только 2 (причем двести лет назад) – в Германии, то их ребенок – тоже дитя Германии? Его «немецкие корни» тоже превыше всего? Или он дитя того народа, который сложился в России и называет себя «российские немцы»?
 
И – положа руку на сердце: если бы в России в 1980-1990-х уровень жизни был как в Германии, а в Германии – как в России, какие «корни» были бы главнее и какой страны детьми считали бы себя наши авторы?
 
Теперь о том, народ ли российские немцы? Наверное, допустимо предположить, что не все российские немцы являются, как наши авторы, специалистами по «современной этнографии». А отсюда наверняка допустимо и предположить, что для выражения своих мыслей они используют не термины этой этнографии, а простые слова того языка, на котором говорят. То есть называют свой народ – народом, и считают его как один из народов России – одним из народов России. И их вполне понимают. Потому что тоже так считают. Даже не зная, что по науке это называется самоидентификацией, право на что признает даже «современная этнография». Так что же здесь неверного, утопического, несущего несчастье и гибель тысячам «соплеменников»? Иными словами, где же здесь «утопия Гуго Густавовича», или, по блистательной образности наших ученых авторов, – яйцо Кащея?
 
На той же 2-ой конференции ВОСН «Возрождение» в 1990 г. я говорил:
 
«В процессе своей 225-летней истории в составе России и СССР советские немцы сложились как самостоятельный народ. Народ, который стал – хотим мы это признать или не хотим – ребенком двух великих родителей: немецкого народа и русского народа. В этом ребенке неразрывно слилось унаследованное от отца и полученное от матери. Ему дороги оба родителя, потому что они оба для него родные. И он не может отказаться ни от одного из них, потому что это означало бы убить себя наполовину. Не он виноват в том, что родители не всегда жили дружно: он неизменно старался стянуть их руки вместе. Однако в этих ссорах труднее всего приходилось именно ему: мать била его за то, что он похож на отца, носит его имя и не хочет забыть его язык, а отец был недоволен тем, что в ссоре родителей ребенок защищал мать, не хотел расставаться с ней и ему дорого то, что он усвоил от нее. Верность отцу, любовь к матери, нежелание предавать никого из них стоили ему дорого.
 
Мог ли в этой ситуации ребенок вырасти иным, чем он есть сегодня – молчаливым, замкнутым, с единственной радостью в жизни – работой, позволяющей ему хотя бы на время, уединившись, забыть о своей горькой судьбе? Но он вырос, и уже сам способен понять: в нём ценно всё, что составляет его суть. И он хочет эту свою суть сохранить.
 
Неразрывное сочетание качеств двух народов, собственная двухвековая история российских и советских немцев, отразившаяся на их национальном характере, языке, культуре, обычаях, – и является тем, что отличает советских немцев как от других советских народов, так и от других немецких народов. Они являются самостоятельным народом. Поэтому, когда речь идет о будущем советских немцев, то мы говорим о возможности для них сохраниться как самостоятельному народу».
 
Заметим, что никто тогда из нескольких сот участников конференции, включая «гроутовцев», не выступил против такого ненаучного пассажа. А сегодня в него можно бы добавить к уже названной бинациональной идентичности и особой истории российских немцев еще и несколько других элементов, отличающих наш народ: у него была своя государственность в России, он признан народом самой Россией, и его «исторические корни» преимущественно, причем несравнимо преимущественнее, находятся в России. А также его численность – более 4 млн. чел. только по статистике, т.е. только учтенных, т.е. самоидентифицированных (для сравнения: народ суверенного государства Южная Осетия – несколько десятков тысяч чел.).
 
И если всё это так, то можно ли утверждать, – причем даже по логике наших авторов, – что российские немцы как народ рождены в России и рождены Россией? Утверждать хотя бы в качестве литературного образа? Если нет, то почему? Здесь должна быть применена иная логика? Какая? И что, для германских наших корней должна быть одна логика, для российских – другая?
 
И если российские немцы рождены в России, то почему подзасохшие кончики их германских исторических корней должны быть признаны более важными для сегодняшних судеб российских немцев, чем вся их мощная живая разветвленная корневая система последних 200 лет их жизни в России? Только потому, что Германия сегодня более благополучная страна, чем Россия?
 
Зачем же наши авторы хотят, чтобы российские немцы в России полностью ассимилировались? Или чтобы тоже переехали в Германию? Причем опять же: не для того, чтобы сохранились там как народ, или хотя бы как «фольксгруппа», а чтобы и там ассимилировались и исчезли без остатка? Зачем им это? Что, им нужен «человеческий материал» для обновления крови «выродившихся» коренных немцев? Или митингово-баррикадное мясо, чтобы добиваться «освобождения германского народа от мировой закулисы»? Так скажите об этом прямо, чтобы и российские немцы знали о том высоком предназначении, которое им готовится. И чтобы они уже осознанно, как на подвиг, под лозунгом тех «моральных уродов», о которых вы так живописно говорите в начале своей статьи: под лозунгом «любить чужой народ больше своего», шли к своим германским «историческим корням», не задавая больше вопросов ни о вашей логике, ни о ваших высоких целях, ни о таком желанном для вас их этническом суициде…
 
 «И нам больно, что за все эти годы Гуго Густавович Вормсбехер не понял, что, как сыну российских немцев, ему нужно защищать интересы прежде всего российских немцев, а не интересы российского государства», – реквиемно надрывают наши авторы души своим читателям глубокими страданиями от потраченной не на то жизни «Гуго Густавовича»!
 
Остановись, мгновенье! Ибо никогда и в самом утопическом сне не могло мне присниться, что «гроутовцы» будут так сокрушаться по моей напрасно прожитой жизни. Наконец-то хоть они мне открыли, что я должен (был) защищать в ней! И наконец-то миру стало известно, кому так больно теперь от того, что «Гуго Густавович» – всю свою жизнь! – защищал интересы российских немцев не тем, чтобы не считать их народом, изображать их предателями и призывать их к скорейшей ассимиляции, – а тем, что делал всё наоборот! Как это больно настоящим «сынам российских немцев» в лице наших «гроутовцев»!
 
И опять возникает вопрос: вы хоть сами-то понимаете, граждане этнографы-историки, что вы говорите? Или длительное ожидание сочувствия «попавшим в ситуацию» так лишило вас способности видеть реальность, что вы уже не в состоянии осознать, что делаете?
 
И – если вы способны отделить судьбу российских немцев – не как индивидуумов, а как народа, – от судьбы России, в которой только и возможно их будущее как народа, потому что только в ней возможно восстановление их государственности; если, по-вашему, они за десять поколений своей истории в России должны были всегда чувствовать себя детьми другой страны; если вы призываете свой народ скорее исчезнуть; если вы его вообще не считаете народом; если вы не понимаете, что защищать интересы российских немцев – это значит в первую очередь защищать дом, в котором они уже 250 лет живут вместе с другими народами России и без которого у них, опять же как народа, нет будущего; и если вы не понимаете, что когда горит дом, как горит уже 20 лет Россия, то в настоящей семье все должны сначала спасать свой общий дом, а потом уже думать о лично своем спасении, – то какое моральное право вы имеете вообще заикаться о народе, который, судя по вашим «размышлениям», давно уже не ваш?..
 
                9. Церковь впереди лошади?
 
Стремление показать свою неоспоримую правоту во всем и одновременно недотёпство оппонентов – также во всем, сквозит чуть ли не в каждом «утверждении» наших авторов:

«Кстати, не половина российских немцев на сегодняшний день уехала из России, а, как минимум, 3/4, и уехала она не для того, чтобы «избежать окончательной потери всего национального» … а для того, чтобы избежать окончательной потери своей немецкости, … чтобы избежать ассимиляции…».
 
Вряд ли у всех читателей статьи наших авторов лежит рядом с ней мое письмо Президенту России, положения которого так пытаются здесь опровергнуть. Если же у кого лежит, то он может увидеть, что написано оно было 8 лет назад, поэтому данные в нем не могли быть «на сегодняшний день», т.е. на 2011 год, из которого наши авторы их опровергают. Но даже если за прошедшие годы эти данные вообще не изменились (при резком сокращении приема Германией «поздних переселенцев»), то и в этом случае мы видим всё те же наперсточные манипуляции. Потому что в письме не говорится «половина», в нем говорится «больше половины», что может быть – по нашей логике – и две трети (что ближе к истине), и три четверти (по мнению наших авторов), и еще больше.
 
К тому же в этой сфере всегда надо учитывать, из какой статистики исходить. Если авторы исходят из германской статистики, вполне внушающей доверие, то российских немцев Германия приняла почти 2,5 млн. чел., т.е. больше, чем их вообще было в Советском Союзе: в 1989 г. по переписи было 2 млн. 38 тыс. Получается, что выехало даже не 3/4 немцев, а 5/4! Но мы-то знаем, что такое советские переписи по российским немцам. Знаем также, что по российской переписи 2002 г., при которой указывать национальность не было обязательным и ее приходилось порой прямо-таки «пробивать», всё же указавших ее было 597 тыс. российских немцев. И с учетом их ментальности (не очень афишировать свою национальность), числа смешанных браков, с учетом переписных традиций это вполне позволяет предположить, что их было значительно больше; по опыту локальных проверок прежних переписей – до двух и более раз. К этому надо добавить переписных немцев в других странах СНГ, на тот момент около 300 тыс. чел., с теми же поправками. Так что статистика сама по себе вещь хитрая, не стоит еще и хитрить с ней намеренно.
 
Странным выглядит и спор наших авторов по другому пункту: немцы выехали «не для того, чтобы «избежать окончательной потери всего национального» … а для того, чтобы избежать окончательной потери своей немецкости, … чтобы избежать ассимиляции…». Значит, «национальное» у российских немцев всё же не только немецкость? Или немецкость у российских немцев – вообще не национальное? У них национальное – эфиопство? Или трудармейская телогрейка? Или казахский бешбармак?
 
И если российские немцы выехали, чтобы избежать ассимиляции, то разве ассимиляция – не потеря национального? И значит, они не хотели ассимилироваться? Или они не захотели ассимилироваться, только когда появилась возможность выезда? Или можно всё же допустить, что они не хотели ассимиляции и раньше? И поэтому добивались восстановления государственности – чтобы сохранить свою немецкость? И тогда вопрос: почему же российские немцы должны ассимилироваться, если они этого не хотели и не хотят?..
 
Чем дальше, тем больше предстает статья наших авторов неиссякаемым кладезем поверхностных или (пользуясь их языком) «вульгарных» знаний и утверждений по проблематике российских немцев. Остается только надеяться, что им еще не удалось сделать всех читателей своего журнала такими же специалистами в «современной этнографии», а значит, есть смысл довести наш разговор до конца, несмотря на всю его обрыдлость.
 
Авторы пишут:
 
 «Кстати, задумываются ли изобретатели нового «уникального народа» о том, что составляет сущностную основу, «корень» каждого народа? … Что же создало современные народы? … Вот этот ответ: главное, … что создавало современные народы, была религия. Русский народ создан православным христианством, немецкий народ христианством западноевропейского образца – католичеством и евангелизмом. До христианства, в языческую эпоху, этих народов не было, были разные племена наших предков, не осознававшие своего единства».
 
О, сколько же открытий чудных являет просвещенья дух в одной статье! Оказывается, не народы создавали (перенимали) религии, а религии создавали народы… И какая же из «религий» создала германский народ: католицизм, лютеранство, или меннонитство? Или каждая создала свой народ, т.е. из одного народа возникло три? И – что, до Лютера немцев как народа не было? И почему одно христианство создало так много разных народов? И ислам – тоже? И почему католичество до сих пор не создало хотя бы единый европейский народ? И – до христианства в Европе народов не было? И – греки, сменив свою прежнюю религию на христианство, стали и другим народом? И – при первобытно-общинном строе народов не было только потому, что не было религии? И – если Европа, Россия, Китай, Африка, Индия примут завтра одну религию, их народы станут одним народом?
 
И еще: что же хотят наши авторы сказать своим новым открытием российским немцам: ведь речь-то у нас о них? Что три «религии» смогли создать в Германии народ из всяких там баварцев, верхних и нижних саксонцев, восточных и иных пруссаков и разных гессенцев, но те же три религии создать народ из одних российских немцев так и не смогли? Слабо им было? И даже православие не смогло помочь?
 
Впрочем, некоторая связь открытия авторов с российскими немцами всё же существует. Так, первое открытие позволяет им сделать тут же второе:
 
«Задумываются ли те, кто мечтает о возрождении немецкой жизни в России о том, что начинать это нужно с возрождения прежде всего католической и евангелической церквей? В прямом смысле – с возрождения развалин церковных храмов?..».
 
Тут не может не возникнуть встречный вопрос: а задумывались ли те, кто мечтает о том, чтобы не было «возрождения немецкой жизни в России», что они дают очередной совет именно в этом направлении? Задумывались ли они, что лучше всё-таки возродить не развалины храмов, а храмы из развалин? И что возродить и ходить в эти храмы можно, лишь живя вокруг них, т.е. проживая компактно? И что на возрождение храмов нужны средства – солидная экономическая база? Для чего прежде всего надо иметь территорию и государственность?
 
Так с чего же следует начинать: с возрождения церквей без народа или с восстановления государственности, чтобы возродить и церкви, и школы, и учреждения культуры, и народ? Не является ли эта «утопическая идея» наших авторов очередным благим намерением, которым устилают они дорогу своему народу в небытие? И опять же – в чьих интересах нам пытаются привить такие «идеи»?
 
                10. Национальные районы:
              первый шаг, за которым не последовал второй
 
Чтобы показать обреченность российских немцев в России, наши авторы не могут, конечно, обойти и судьбу наших двух национальных районов в Сибири.
 
«В результате создания в Омской области «Немецкого национального района» в ней на сегодняшний день нет ни одной немецкой школы!», – пишут они.
 
Напомним, как, в каких условиях и для чего создавались национальные районы. На Алтае такой район был до войны, и там до начала 1990-х гг. оставались практически чисто немецкие села этого бывшего района, с очень хорошими экономическими показателями, с развитой культурно-образовательной инфраструктурой, и в школах там велось преподавание немецкого языка как родного. Там задача была только в том, чтобы восстановить район, что и было сделано.
 
В Омской области раньше немецкого района не было, но тоже были старые немецкие села, как алтайские. Здесь предстояло создать район, и это тоже удалось.
 
Создание районов было, наряду с восстановлением государственности, частью программы Всесоюзного общества советских немцев «Возрождение», одним из сопредседателей которого был в то время и Г.Гроут. Но когда появились проблемы с восстановлением государственности, еще точнее – когда открылись «ворота» для выезда, «гроутовцы» сделали всё, чтобы не допустить ни создания районов, ни восстановления государственности, и полностью перешли на поддержку выезда. (Как и почему – см. «Триптих в траурной рамке» и «Трудная весна 1991» ). Однако для народа выезд не снимал ни проблемы его реабилитации, ни проблемы его будущего, т.к. выезд тоже вел к ассимиляции, пусть и на гораздо более предпочтительной немецкой основе и в гораздо более благополучной, особенно по сравнению с Россией тех лет, стране.
 
В этой ситуации движение за реабилитацию, верное своей программе, не отказалось от нее, а по-прежнему стремилось использовать любой шаг, ведущий к ней. Создание немецких районов было одним из таких шагов. И руководители, и актив движения, да и тысячи его участников хорошо понимали, что для всех российских немцев районы дадут не так много. Однако для жителей конкретных сел, где российско-немецкость сохранилась как нигде больше и имела хорошую базу, создание районов могло иметь большое значение, хотя бы для снижения темпов ассимиляции. Районы позволяли также тем, кто не хотел выезжать, и дальше жить в своем родном селе со столетними традициями, среди своих родных и близких, знакомых и товарищей по работе, в своих обустроенных домах, – в привычной, родной атмосфере. То есть районы позволяли части нашего народа лучше сохранить свою «национальную идентичность» до восстановления государственности для всего народа. На базе районов можно было также отработать решение ряда вопросов, которые встают при создании республики.
 
Районы сыграли еще одну важную роль: они показали, что немецкие территориальные образования можно создавать практически бесконфликтно; если вспомнить об антинемецкой кампании на Волге, это имело большое значение.
 
Идею создания районов поддержала германская сторона – политически и, весьма основательно, экономически. С российской стороны поддержка выглядела вначале довольно вынужденной, и была только политической, лишь гораздо позже – и экономической. Была проведена огромная работа, были вложены большие средства, были приложены большие усилия руководства районов и их жителей. Успехи – и в национальной культуре, и в экономике, – впечатляли. Особенно на фоне тогдашней всеобщей разрухи в стране.
 
Однако восстановление государственности, которое должно было последовать за созданием районов, не состоялось. Поэтому вопросы политические, вопросы национальной культуры и образования, решать которые районам самим не по силам, остаются до сих пор во многом нерешенными. Тем более не могли районы, где проживает лишь 2-3 процента от общего числа российских немцев в стране, помочь в этих вопросах остальным, по-прежнему живущим распыленно на огромной территории и не имеющим практически ничего для поддержания своей «немецкости».
 
Невосстановление государственности не могло не вызывать беспокойства за свое национальное будущее и у немецкого населения районов. Поэтому многие из оставшихся, особенно после разрыва по живому родственных кланов в ходе выезда, также пришли к решению о выезде. Сегодня «немецкость» районов действительно под большой угрозой. Но не потому, что они в свое время были созданы, а потому, что после первого шага – создания районов, не был сделан второй, главный шаг – восстановление государственности, без чего решить вопросы «немецкости» для всех российских немцев, в том числе и в районах, невозможно.
 
Упрекать, обвинять сегодня тех, кто вложил огромный труд и значительную часть своей жизни в создание немецких районов, в создание максимально возможных в той и сегодняшней ситуации в стране условий для национальной жизни своих земляков – легко. Особенно тем, кто пальцем не пошевелил, чтобы поддержать эти районы, кто даже всячески мешал их созданию.
 
Непорядочно и требовать от двух небольших оазисов решения проблем целой пустыни, обвинять их в том, что они не сделали того, что под силу лишь государственности. Тем более непорядочно говорить, что из-за создания немецкого района в Омской области исчезли «немецкие школы» (таковых в стране вообще не было и нет уже 70 лет). Школы – с изучением немецкого языка как родного – исчезли (и не только в Омской области, а практически во всем СНГ) не потому, что были созданы немецкие районы, а потому, что до сих пор вопрос российских немцев не решен политически. И сегодняшний статус этих районов, их правовая незащищенность – тоже следствие отсутствия национальной политики в стране, следствие невосстановления нашей государственности. Неужели это так трудно понять искателям Кащеевых яиц – смерти для своего народа?
 
Однако наши авторы продолжают:
 
 «Нетрудно спрогнозировать ближайшее будущее немцев «немецких национальных районов» – они будут быстро ассимилированны».
 
Спрогнозировать нетрудно. Гораздо труднее – тем, кто так поучающе «прогнозирует», – сделать что-то для предупреждения этой ассимиляции. Впрочем, зачем им это делать? Ведь они как раз и призывают к скорейшей и полнейшей ассимиляции. Так что даже непонятно, чем они недовольны: радоваться надо! Или радость обвинять других выше всех прочих радостей?..
 
                11. «В чем же были не правы Гроут и его сторонники?»
 
«А теперь скажите, – вопрошают авторы на голубом глазу, – в чем же были не правы Гроут и его сторонники в начале 90-х, предупреждая, что буквально через пару десятков лет процесс ассимиляции немцев в России войдет в свою завершающую фазу, и ставили вопрос ребром: или восстановление настоящей республики – или выезд в Германию! Но!!! Такая логика может быть понята только теми, кто не заморочивает себя утопическими идеями об «уникальном народе «российские немцы», который, конечно же, «может сохраниться только в России», и не задается при этом центральным вопросом: а что же всё-таки составляет суть немца – будь то в России, в Германии, в Аргентине, в Парагвае, в Намибии или хоть на Антарктиде?».
 
Не всё сразу понятно, но попытаемся разобраться, отметив для начала, что о логике нашим авторам лучше бы не говорить: она, как видим, не очень дружит с «современной этнографией». Что же касается предстоящей «завершающей стадии ассимиляции», то о ней говорили еще члены первых двух делегаций советских немцев в 1965 г., т.е. почти за 30 лет до «Гроута и его сторонников», так что и здесь никакой новой «идеи» он не выдал на-гора. А если он был такой прозорливый, то почему он тогда пришел в движение российских немцев за реабилитацию с той же идеей тех же членов первых двух делегаций о восстановлении государственности, а не с идеей выезда, – тоже был «заморочен»? И не пришел даже в движение за выезд, идеи которого были выдвинуты тоже за несколько десятилетий до него? Потому что тогда выступать за выезд было еще опаснее, чем выступать за реабилитацию, и получить «прощение» за такую бациллу было бы труднее? Или потому, что кому-то был нужен оперативный контроль именно в движении за реабилитацию? Или он, по примеру «архитектора перестройки» А.Яковлева, с самого начала имел «личную» задачу «разрушить систему, используя ее же собственные механизмы»?
 
«В чем же были неправы Гроут и его сторонники»? Да в том и были неправы, что так ставили вопрос: или государственность, или выезд! Потому что это настраивало сторонников реабилитации против выезда, а сторонников выезда – против реабилитации, а значит, они становились противниками друг друга (что «гроутовцы» стараются сегодня продолжить, внося уже раскол между выехавшими и оставшимися). И это несмотря на то, что главная цель обеих сторон была одна и та же: избежать ассимиляции. Для властей же такая постановка вопроса, тем более когда выезд уже не запрещался, а на Волге уже невозможно было переломить ситуацию, означала фактически, что «борцы» гроутовского образца за государственность лишь прикрывают «решительными» фразами свою переориентацию на выезд. Из чего власти сделали логичный вывод: раз «борцы за автономию» теперь за выезд, значит, не стоит больше ломать голову и над восстановлением автономии. То есть такая постановка вопроса стала для тех во власти, кто без большого энтузиазма относился к восстановлению автономии и прежде, хорошим поводом снять теперь вопрос вообще – несмотря на выраженное на встрече с Президентом СССР в 1991 году согласие на ее восстановление.
 
Неужели это до сих пор не понято «теми, кто не заморочивает себя утопическими идеями об «уникальном народе «российские немцы»»? Как и то, что такая постановка «вопроса ребром» как раз и расколола тогда движение? Родилась ли эта идея у ее инициатора на собственном навозе, или кто-то отвел ему лишь роль держателя транспаранта с этим лозунгом, – сегодня уже неважно: Герострат сделал свое дело, и имя его тоже осталось в памяти у многих – таким, каким и должно остаться. А «гроутовцам» уж самим решать, гордиться ли им и дальше таким знаком качества своей «любви к народу»…
 
Над кем же тогда так возвысился, по мнению наших авторов, в своей прозорливости, повторяющей зады предшественников, оракул «нового пути» спасения народа от ассимиляции через скорейшую ассимиляцию? Естественно, над сторонниками реабилитации! Но какой же была тогда позиция самих этих сторонников реабилитации? Поможем еще раз нашим авторам, которым, как всё больше выясняется, совсем недосуг отыскать в произведениях «Гуго Густавовича» действительно его идеи и действительно его позицию.
 
А позиция эта была такая: не противопоставлять интересы сторонников реабилитации и сторонников выезда, а считать их общими интересами всего народа, и вместе их отстаивать. То есть не «или республика, или выезд!», а «и республика, и выезд!». Чтобы каждый сам мог определить, что его больше устраивает, и чтобы обе стороны поддерживали друг друга, а не боролись друг с другом.
 
В этой связи напомним еще раз о 2-ой Конференции «Возрождения». Среди предложений, высказанных после анализа сложнейшей ситуации, в которой тогда оказались советские немцы, в моем докладе было и такое предложение для властей:
 
«Рассмотреть вопрос о неущемлении интересов советских немцев, выезжающих в ГДР или ФРГ, а именно;
 а) о выплате им компенсаций за оставляемые жилища;
 б) о праве вывоза средств, заработанных ими в течение своей трудовой деятельности;
 в) об организации нормальных условий для проживания семей советских немцев в Москве непосредственно перед выездом».
 
И еще: позже именно Международный Союз российских немцев, возглавлять который мне было доверено, создал специализированную структуру для защиты выезжающих от беспредела московской мафии; лично я как председатель Союза выступал на заседании Межправительственной российско-германской комиссии по российским немцам о защите выезжающих, о создании хотя бы минимальных человеческих условий для тех, кто днями вынужден был стоять под дождем и снегом у посольства Германии в Москве. Потому что для нас, «негроутовцев», проблемы выезжающих были тоже проблемами нашего народа, а значит, и нашими личными проблемами.
 
Но такое сотрудничество двух движений тогда кому-то было очень нежелательным. Как по сегодня нежелательно сотрудничество между выехавшими и продолжающими добиваться реабилитации все тем же нашим «гроутовцам» (или кому-то в их лице?), вносящим очередной раскол в наш народ.
 
Что же касается «сути немца» в разных точках планеты, то авторы так и не показали, в чем она состоит. Да и у нас разговор идет вроде о российских немцах, а не о тех, кто «на Антарктиде» дальновидно осваивает разведение пингвинов…
 
                12. «Туловище» осталось без «головы» навсегда?
 
Обнаружение нашими авторами наконец «яйца Кащеева» привело их, судя по всему, в такое возбуждение, что сдержать дальнейшее извержение своей учености они уже не могут:
 
 «Так вот, со всей убеждённостью заявляем: идея оставаться в России с целью «сохранить уникальный народ» …– это чушь … это – утопия. Причем, вредная утопия».
 
Как видим, убедительность «научных аргументов» крепчает. Но мы не обижаемся. Мы даже снова готовы помочь авторам, для чего сообщаем, что кроме них то же самое утверждает еще один историк, причем гораздо более именитый и признанный, и тоже, кстати, из российских немцев. И тоже не приводит доказательств, почему эта идея – чушь и вредная утопия. Из чего можно предположить, что он тоже «гроутовец», – пока, надо полагать, скрытый. И наверняка тоже прошел спецкурс «современной этнографии». Так что самоорганизация в мире идет и среди «специалистов»: вас уже трое, что позволяет задуматься и о такой невредной и неутопической идее, как сообразить на троих…
 
 «Что это так, что эта идея Вормсбехера утопическая и вредная, что она привела к страданиям тысяч людей, видно из следующего: если бы лидеры нашего национального движения, а в конце 80 – начале 90-х это были, в первую очередь, Генрих Гроут и Гуго Вормсбехер, не тратили силы на борьбу друг с другом, если бы Вормсбехер так же, как и Гроут и вместе с Гроутом … ставил перед российскими властями простой вопрос: либо восстановление республики – либо эмиграция … (и) занялись бы проблемами эмиграции: консультировались бы с германскими адвокатами, как правильно оформлять документы, подаваемые властям ФРГ, как нужно правильно организовать выезд семьи, чтобы не было потом проблем и у нас сегодня не было бы тысяч разорванных семей, и т.д.».
 
О, эти бесконечные аргументы в форме «это видно из того, что если бы…» и банальных эмоций; эта бесконечная демонстрация своих знаний о «нашем национальном движении» на уровне даже не первокурсника, а первоклассника; это бесконечное самолюбование в исторжении нескончаемых утверждений и заявлений вместо доказательств; это неизбывное стремление «срезать» (как у известного героя В.Шукшина) своего «оппонента» – любым способом!
 
Но примем за чистую монету сегодняшнее розовое видение ситуации двадцатилетней давности: «если бы … Генрих Гроут и Гуго Вормсбехер, не тратили силы на борьбу друг с другом»… Возникает только вопрос: если вы, верные «гроутовцы», разрабатывали тогда вместе с Г.Гроутом программу ваших дальнейших действий, и при этом хотели, чтобы сторонники реабилитации и сторонники выезда работали вместе, то кто же мешал вам это сделать? Кто же вынуждал вас, по заявлению самого Г.Гроута, «тратить «80% сил и средств» «Возрождения» на борьбу с теми, кто боролся за достижение главной программной цели «Возрождения» – восстановления государственности, и совсем не был против выезда тех, кто пришел к этому выводу? И почему хотя бы сегодня вы не потрудились еще немного поистереть ваши сапоги в ваших многотрудных поисках «идеи Вормсбехера» и не посмотреть, сколько раз, начиная с 1965 г., и тем более после 1988, а особенно в 1990-91 гг., «Вормсбехер» открыто говорил, в т.ч. властям, что если не будет восстановлена государственность, то многим остается только выезд?
 
И – «занялись бы проблемами эмиграции: … как правильно оформлять документы, … как правильно организовать выезд семьи…». Так вы же тогда ничем больше не занимались, для вас это стало доходнейшим бизнесом; не поэтому ли и не хотели сотрудничества с другими: боялись, вдруг придется «делиться»?
 
И еще: вы можете найти хоть один пример того, что сторонники реабилитации боролись против выезжающих? Да еще такими методами, какими боролись вы против сторонников реабилитации? Мы старались сделать всё, чтобы устранить причины, обрекающие российских немцев на ассимиляцию и отсюда толкающие на выезд даже тех, кто хотел бы остаться, но не видел перспектив. И еще на той же 2-ой конференции «Возрождения» я говорил, пытаясь смягчить общую нашу боль: пусть люди едут, пусть это будет поездкой на «курсы немецкого языка»; когда автономию восстановим, – они смогут вернуться, и мы сэкономим время на возрождении родного языка.
 
И насчет того, что «… у нас сегодня не было бы тысяч разорванных семей». Но если вы не хотели этого, и если вы на двадцать лет вперед видели, какое это будет несчастье для «тысяч семей», то зачем же разрывали эти тысячи семей, противодействуя восстановлению государственности, создавая, вдобавок к уже и без того массовому протестному выезду, еще и ажиотажный выезд? (Кстати, точно так же, как 140 лет назад создавали такой ажиотажный выезд немцев Поволжья в Южную Америку тогдашние «дети Германии» – получая от принимающей стороны плату за каждого, кому «оформили документы»). И почему вы за 20 лет вашего пребывания на «исторической родине» не добились от германских властей, обещавших, что «ворота останутся открытыми», чтобы они сдержали свое обещание, а не прикрыли их так, что и дистрофик-трудармеец не смог бы в них уже протиснуться? Или вы можете эффективно бороться только за раздирание народа, за его исчезновение, а не за его единство, не за его будущее?
 
И теперь у вас в разрыве «тысяч семей» виноват, оказывается, «Вормсбехер», а не те, кто «советовался с Гроутом, составляя план выезда»? И без «Вормсбехера» ни «гроутовцы», ни остальные «3 миллиона выехавших» сами не в состоянии были «обсудить с германскими адвокатами, как оформить документы»? Что, Г.Гроут был прав, когда утверждал после создания Международного Союза немцев СССР, в который ушли два сопредседателя “Возрождения” из трех, почти весь Совет во главе с его председателем и практически вся идеология “Возрождения”, и где я потом был избран председателем, что этот Союз – «голова без туловища»? То есть – что «Возрождение» осталось «туловищем без головы»? Это и объясняет характер деятельности «гроутовцев» до сих пор?
 
«Но Гуго Вормсбехер тогда так же, как и сегодня, считал, что главное – это «сохранить уникальный этнос» в России – любыми способами и на любых условиях!».
 
Считал! И по-прежнему считаю! Только не в вашей очередной искаженной формулировке. Потому что выражение «уникальный этнос» слишком попахивает «современной этнографией», чтобы принадлежать мне. И относительно «любыми способами и на любых условиях!» тоже: было бы очень невредно, чтобы наши авторы хоть на этот раз потрудились сказать, где и когда «Гуго Вормсбехер» предлагал такое. Если же авторы не в состоянии обнаружить это, – так и быть, еще раз приду им на помощь. Посмотрите тот же мой доклад на 2-ой конференции «Возрождения», не поленитесь, прочитайте его целиком. И потом скажите, хотя бы своим читателям, которых вы так «заморочиваете», какими способами и на каких условиях уже тогда «Гуго Вормсбехер» считал нужным восстанавливать государственность, и почему. Понятно, конечно, что как «гроутовцы» наши авторы должны быть всегда «несогласны с Гуго Густавовичем», но было бы всё же неплохо, чтобы они хотя бы иногда сами знали, в чем конкретно им надо быть с ним несогласными. Или пребывание в «ситуации» делает достаточным исполнением долга уже само выражение несогласия?
 
                13. О национальной гордости российских немцев
 
«И вот, борясь таким образом, успел Гуго Густавович предложить российским властям для реализации своей идеи – сохранения уникального народа «российские немцы», кажется, уже все возможные территории Российской Федерации – от Калининграда до Владивостока. И продолжает «бороться», направляя властям всё новые варианты решения проблемы и поддерживая у оставшихся в России земляков те же уже явно обанкротившиеся иллюзии. И доборолся: сегодня «немецкий вопрос» в Росфедерации далек от решения, как никогда.
 И в этом мы видим еще одну отрицательную сторону в деятельности Г. Вормсбехера: не надо унижать своих соплеменников. (Полностью согласен – если этот призыв вы обратите по верному адресу: к своей команде! Потому что очень уж это разные вещи: бороться за будущее своего народа и бороться за исчезновение своего народа. – Г.В.). Не надо от имени российских немцев бесконечно клянчить у российских властей то, чего они, как теперь это стало уже совершенно ясно, давать им не хотят. (Если это стало ясно только теперь, то почему же вы отказались от идеи реабилитации уже 20 лет назад? И: то, что это «стало ясно» вам, еще совсем не значит, что это так и есть. – Г.В.). Гордость надо иметь. Именно это – гордость и самолюбие – проявили наши люди, когда в своём абсолютном большинстве на издевательскую выходку самодура-Ельцина дружно отреагировали практически общим решением: раз так к нам относится российская власть, то здесь нам не место – надо возвращаться к родным корням. Поэтому нам и сегодня ближе тот подход, который мы, уловив настроение народа, вырабатывали вместе с Генрихом Гроутом в марте 1991 года, чем это бесконечное и унизительное клянченье».
 
Бурные аплодисменты, переходящие в овацию! Оказывается, у «гроутовцев» обнаружилась гордость! (За те самые дела, за которые они хотят получить сочувствие? А разрешение на это вы уже получили?). Если бы обнаружилось еще хоть немного порядочности, было бы совсем неплохо!.. И они, оказывается, аж в 1991-м году наконец «уловили настроение народа», т.е. настроение тех, кто еще с 1950-х годов добивался права на выезд и теперь выезжал уже сотнями тысяч, не дожидаясь выработки нашими авторами вместе с Г.Гроутом подхода к выезду! И даже то, что через 20 лет после собственного выезда нашим авторам ближе, оказывается, именно этот подход, вызывает искреннее уважение: хоть в чем-то, кроме нахождения в «ситуации», авторы постоянны!
 
И гордость наши люди, оказывается, проявили только после того, как полупьяный «гарант Конституции», с которым так заигрывали «гроутовцы» в пику союзному руководству в надежде получить от этого «гаранта» поддержку (кстати, поддержку не в чем-нибудь, и не в вопросе выезда, а в «утопической, вредной, высосанной из пальца» идее – восстановлении АССР НП!) продемонстрировал на Волге всему миру, и яснее всего обожающим его «гроутовцам», что он собой представляет!
 
А до этого у российских немцев гордости не было? И они ее не проявляли? Ни в трудармии – своими рискованными инициативами против обвинений и унижений, своими смертельными побегами на фронт? Ни после трудармии – своими отчаянными обращениями «наверх» за реабилитацией, за восстановлением государственности? Ни своими двумя делегациями 1965 года? Ни тем, что десятилетиями добивались для своих детей изучения родного немецкого языка в школах? Ни возрождением массовой художественной самодеятельности – для поддержания национальной культуры и сближения народа хотя бы таким образом? Ни творчеством своих писателей, пробивавших преграды цензуры хотя бы подтекстовым содержанием своих произведений – об истории, о боли, о подвиге народа? Ни мощным, не поддававшимся управлению извне, протестным взрывом деятельности Немецкого драматического театра, исторгавшего своими спектаклями слезы боли и радости за свой народ у тысяч и тысяч зрителей и звавшего их к борьбе за реабилитацию? Ни тремя делегациями в 1988 году? Ни созданием Всесоюзного общества «Возрождение», которое на первом своем этапе выразило надежды всего своего народа – на восстановление его государственности, пока в нем не узурпировали власть «гроутовцы» под кураторством «порвавшего с КГБ» А.Кичихина? Во всем этом российские немцы как народ не проявили гордости?
 
И даже в многолетнем мужественном движении за выезд (которое вначале было движением всего лишь за воссоединение разорванных войной семей) не было проявления гордости? И только «гроутовцы» проявили ее, уловив, наконец, настроение народа и собравшись в марте 1991, чтобы обсудить, как успеть вскочить на подножку уходящего поезда? Это и было проявлением гордости российских немцев? Или это всего лишь очередная попытка опорочить свой народ и выдать себя за единственных носителей его достоинств – чтобы увести в сторону разговор о подлинных своих «гордых» делишках и о своей подлинной роли в движении российских немцев?
 
И снова «гроутовцы» не брезгуют тем, чтобы, замалчивая свою гнусненькую роль, валить вину за всё на своих «оппонентов»: и за то, что после развала СССР Россия до сих пор не пришла в себя настолько, чтобы заняться и национальным вопросом вообще и выполнением Закона о реабилитации репрессированных народов в частности; и за то, что до сих пор не все российские немцы захотели выехать и по-прежнему добиваются своей реабилитации; и за то, что германская сторона так плотно закрыла для них «ворота»; а главное, конечно, за то, что до сих пор российские немцы помнят «гордых гроутовцев» во всем их отталкивающем «борении» против национального движения, против своего народа, – в полном соответствии с получаемыми – от Моссада? или от ЦРУ? – установками.
 
Видимо, это уже необратимо, и за время нахождения «гроутовцев» в «ситуации» произошло уже их генетическое перерождение. Потому что они уже совсем не видят своей заслуги во всем этом. Ведь если бы они действительно боролись тогда за реабилитацию народа, если бы не провоцировали своими выступлениями население в Поволжье, если бы не предъявляли ультра-рреволюционных глупых ультиматумов руководству страны, если бы покритичнее относились к «самодуру-Ельцину», которого так тогда возносили, и если бы были способны хоть иногда слышать своих коллег-«негроутовцев», – то может быть давно была бы у нас опять автономия, и не надо было бы 2,5 миллионам человек, бросая всё нажитое, уезжать от старых проблем к новым, и не было бы «тысяч» (а на деле десятков тысяч!) разорванных семей, и не приходилось бы сегодня никому клянчить у германских властей разрешение на воссоединение детей с родителями.
 
Обо всем этом вам не хочется подумать? Вам надо и сегодня, через 20 лет, постараться обелить ваши прошлые неблаговидные дела и, в угоду вашему «вождю» – символу предательства своих идей, своей организации, своего народа, – обвинить его «оппонента» во всех смертных грехах? Даже в том, что Россия, доведенная до полной разрухи и разграбленная командой вашего тогдашнего кумира, а ныне «самодура», должна была хотя бы выбраться сначала из комы, хотя бы сохраниться от развала, и что не только не до российских немцев ей было в это время? Но у вас ведь главная цель другая: показать, что идея восстановления государственности, а значит, сохранения вашего народа, вредная, и что вы бесконечно чисты во всем, как бесконечно виноваты во всем другие – кто не разделяет вашей подъяческой «этнографии»…
 
Нелишне также заметить, что проявление вашей «гордости» – совсем не реакция на выступление «самодура-Ельцина». Потому что ваш «гордый подход» вырабатывался вами в марте 1991, т.е. чуть ли не за год до этого выступления 8 января 1992. Или вы и здесь были так прозорливы, и проявили превентивную гордость?
 Но это далеко не единственная хронологическая нестыковка. Напомним коротко хотя бы некоторые положения доклада сопредседателя «Возрождения» Ю.Гаара на заседании Совета «Возрождения» 01.12.1990 года, т.е. тоже задолго до выступления Б.Ельцина и выработки вами «подхода». Там он говорил:
 
«…в газете «Нойес Лебен» «появилось открытое письмо председателя ВОСН и интервью в газете «Труд», в которых он продолжал размахивать дубинкой ультиматумов, и даже более того – призывал народ к массовому выезду за рубеж. Привожу цитату из газеты «Труд» от 13 июля 1990 г.: «Именно на третьей чрезвычайной конференции, которая состоится 14-17 августа и где будут присутствовать делегаты от 70 областей, мы примем, как и всякий другой уважающий себя народ (оказывается, тогда Г.Гроут еще считал российских немцев народом? – Г.В.), решение о массовом выезде русских немцев за рубеж»».
 
В том же 1990 году Г.Гроут готовил 3-ю конференцию «Возрождения» и поехал по регионам.
 
«Оказалось, - говорит далее Ю.Гаар, – что поездку Г.Гроут использовал для популяризации своих ультимативных лозунгов типа «Республика или массовый выезд!», а также для очернения своих товарищей по президиуму и КЦ (Координационному Центру. – Г.В.), которые поддержали идею подготовки съезда… Предварительный настрой на ультиматум: «республика или массовый выезд» — предопределил состав и настрой делегатов. Именно поэтому в отдельные дни добрая их половина не присутствовала на конференции, а находилась у ворот посольства ФРГ».
 
И еще: «…В.Риттер был обвинен (насколько известно, Г.Гроутом. – Г.В.) в том, что в своем выступлении по телевидению сказал о невозможности восстановления Немецкой республики на Волге в сложившейся там общественно-политической обстановке. Однако нам доподлинно известно, что гораздо раньше, выступая на митинге в г. Красноармейске Саратовской области, Г.Гроут, воочию увидев эту обстановку, обещал местным жителям снять вопрос о Немецкой республике с повестки дня. Кстати, на последующих митингах нам неоднократно задавали этот вопрос: «Почему ваш председатель Гроут не выполнил своего обещания и обманул нас?» Уже, пожалуй, можно спросить: зачем же делать подлости в отношении своих товарищей?».
 
Вот такие факты приводил сопредседатель «Возрождения» Ю.Гаар в своем докладе на заседании Совета «Возрождения» еще в 1990 г. Так что переориентация Г.Гроута – и ваша, дорогие «грутовцы», – произошла совсем не под высоким флагом проявления гордости за свой народ, а была (если считать, что не было других «стимулов») всего лишь очередным банальным приспособленчеством к выходившему тогда на первый план, после многих лет подавления, мощному и протестному движению уже не за воссоединение семей, а за выезд в принципе. И заявление Б.Ельцина для вас сегодня лишь предлог, чтобы задним числом подать свое тогдашнее двурушничество и отступничество как проявление гордости. А почему вы проявили тогда в очередной раз свою такую высокую способность к приспособлению, и вызвана ли она была установками ваших новых «научных руководителей», или это в свое время П.Г.Подъячих так запал вам в душу, – пусть каждый сегодня думает сам…
 
И еще: как известно, высшие германские официальные лица уже не раз от имени немецкого народа вставали на колени и каялись – перед другими народами. И весь немецкий народ уже десятилетиями понуждается к бесконечным покаяниям. В том числе и за то, чего не совершал. Но почему никто из «мировой закулисы» и предкулисы не встанет на колени перед немецким народом и не покается ни за развязывание первой мировой, ни за развязывание второй, ни за ковровые бомбардировки мирного населения Германии, ни за изгнание миллионов мирных граждан с их родной земли, ни за миллионы ограбленных и убитых этих изгнанных?
 
А также – почему никто не покается перед русским народом: за экспорт в его страну революции, за превращение его страны в полигон испытания чужих идей и методов достижения чужих целей, за разжигание и поддержку гражданской войны, за стравливание его дважды с немецким народом, за огромные разрушения страны всё новыми войнами и ее истощение всё новыми угрозами ее существованию, за вырубку в развязанных войнах, как и у немецкого народа, десятков миллионов самых здоровых носителей его генофонда?..
 
Так почему бы нашим авторам и их журналу не поработать и над тем, чтобы такое ценное для них чувство гордости проявили, наконец, и германские официальные лица? Поработать хотя бы для того, чтобы российским немцам, после выполнения ими установки наших авторов стать «настоящими немцами», не пришлось потом тоже перед всеми бесконечно каяться – за то, чего не совершали? Ведь гордыми надо быть!
 
                14. Сколько можно открывать для себя Америку?
 
Но наши авторы не успокаиваются: еще не все боеприпасы, срок годности которых истек еще до их производства, израсходованы в смертном бою за исчезновение своего народа.
 
«Зададимся вопросом: зачем нужна идея «уникального народа» российские немцы Вормсбехеру? А он полагает, что таким образом ему легче будет убедить российские власти в том, что российским немцам, как «коренному народу», необходимо вернуть национальную автономию. Нам совершенно непонятно, почему этого же нельзя сделать, зная, что российские немцы, хотя и не коренной народ России, но уже длительное время являются верными поддаными России, не несущими перед ней как народ (!! – Г.В.) никакой вины, в массе своей любят эту страну и ее язык и культуру, но при этом имеют культурное и языковое тяготение и к своей исторической родине?».
 
Ну, слава Богу и нашим авторам! Наконец-то, через почти полвека участия в движении российских немцев, мне стало известно, что у меня, оказывается, есть идея уникального народа, которую я, надо полагать, всё это время тщательно скрывал, потому что никогда о ней ни говорил, ни писал. Может быть, поэтому нашим авторам так трудно было найти эту идею в произведениях «Гуго Густавовича»? Тем более в мигрирующем яйце Кащея, куда ее так неэтнографически занесло?
 
Моя «идея» была и остается простой: российские немцы – один из народов России, они были репрессированы незаконно и безосновательно, а значит, должны быть реабилитированы – как были реабилитированы другие репрессированные народы. А то, что у российских немцев как у любого народа есть свои особенности, и тем самым они как любой народ уникальны (отчего об их уникальности и не требуется говорить) – это вроде и наши авторы признают. Только вывод из этого делают странный: что российские немцы должны незамедлительно лишиться своих особенностей, т.е. исчезнуть как народ.
 
И «высосанная из пальца» идея, что российские немцы – народ, является высосанной из пальца только для наших авторов; для меня же, как и для сотен, тысяч участников движения за реабилитацию, и как наверняка для многих других российских немцев, она является не идеей, а фактом, который никогда не ставился под сомнение даже властью страны, даже после развала СССР: посмотрите хотя бы на название Закона «О реабилитации репрессированных народов»! И если сегодня опять кому-то понадобилось возродить «глупость» П.Г.Подъячих, то возникает вопрос: зачем? И почему за это взялись опять всё те же наши «гроутовцы»?
 
Авторам «совершенно непонятно», почему нельзя добиваться восстановления государственности, не говоря о том, что российские немцы – коренной народ России? Мне тоже непонятно. Потому и считал всегда достаточным, чтобы говорить лишь о том, что российские немцы – один из репрессированных народов и единственный не реабилитированный народ России. И этого всегда было вроде достаточно и для руководства страны, для реабилитационных указов, законов и международных соглашений. Если же вам это до сих пор непонятно, то не надо считать, что непонятно и другим! Нельзя же постоянно открывать для себя Америку и думать, что открываешь ее и для тех, кто в ней давно живет!
 
А если литературный образ «народ, рожденный в России и рожденный Россией» был употреблен мною в письме президенту страны, то вы как издатели журнала могли бы задуматься и над тем, зачем он был употреблен. Ведь не только потому, что он соответствует действительности: вне России российских немцев как народа не было, нет и не может быть, – но и потому (если вы хоть немного следите за развитием событий), что «идея», будто российские немцы не коренной народ России, опять то и дело озвучивается и антиавтономистами, и даже чиновниками от национальной политики, имеющими горячее желание удержать проблему реабилитации в рамках распределения бюджетных средств «в помощь российским немцам». Что вы в очередной раз так чутко «уловили»?
 Но главное: вам-то что от того, являются российские немцы народом или нет, являются они коренным народом или некоренным? Вас-то как это колышет?
 
                15. «Ура! Пропадаем!»
 
     Чтобы показать, что всё плохое в этом мире происходит от «утопической идеи Гуго Густавовича» (видимо, как всё прекрасное в мире, по М.Горькому, так же тотально произошло от любви к женщине), наши авторы не обходят вниманием и тех российских немцев, которые хотя и живут уже в Германии, но, в отличие от них, всё еще не отмежевались от этой идеи решительно и бесповоротно. Как делал это когда-то после арестов собратьев по творчеству один литературный критик, о котором даже частушку тогда сложили:
                «У мово у милого
                Характер В.Ермилова:
                Всю ночку процелуется,
                Наутро отмежуется».
 
Наши авторы и здесь пошли дальше предшественника: они не только сами отмежевываются от «вредных идей» (даже задним числом), не только требуют это сделать и от других «соплеменников», но и претендуют на то, чтобы еще и самим определять, какие идеи следует считать вредными и кого за них надо арестовывать.
 
 «И еще пара слов о той утопической идее, порожденной нашими земляками уже на германской земле, которая во многом и побудила нас взяться за «уничтожение яйца, в котором хранится смерть Кащея». (Чтобы Кащей стал вечно живым? – Г.В.). Она идея-близнец той, которой до сих пор живет Г. Г. Вормсбехер, – идея о том, что мы, вернувшись на историческую родину, якобы поняли, что мы на самом деле не немцы, а опять-таки новый и, конечно же, снова «уникальный» народ, настолько уникальный, что нам себя надо срочно переименовать, а именно – в «германо-россов».
 
Как же все-таки хорошо, что есть в этом подлунном мире «Г.Г.Вормсбехер» и у него есть идея, которой он может жить и которая, по глубокому убеждению двух бывших вундеркиндов (или они, как и попавшие однажды в «ситуацию», бывшими не бывают?), – «не такая» идея, какой, на их взгляд, должна быть, не имеет никакого будущего, не пройдет «проверку временем», и вообще нехорошая идея, потому что высосана из чего-то не «гроутовцами». А по всему по этому она ну никак не может быть хорошей, что убедительно доказывается тем, что в этом мире еще так много нехорошего…
 
Правда, не совсем понятно, зачем нашим авторам в своем эпохальном поиске яйца останавливаться еще и на разных других личностях, с которыми «гроутовцы» в перманентном конфликте теперь и на исторической родине? Да и нам не резон вмешиваться во внутренние дела другого государства. Поэтому отметим только еще раз исключительную насыщенность статьи наших авторов открытиями: чуть ли не в каждом предложении! Надо полагать, это единственный положительный результат вредной утопии «Гуго Густавовича»: рождая другие такие же вредные однояйцевые идеи-близнецы, она тем самым требует научной реакции наших авторов, что ведет к одному их открытию за другим. И нет сомнения, что наши авторы получат достойное признание за создание новой науки – биологии однояйцевых идей, высиженных (или выношенных?) Кащеем: не всё же российским немцам получать Нобелевские премии за открытие каких-то непонятных графенов!
 
Однако мы не можем обойти молчанием хотя бы одно высказывание, которое сподвигло наших авторов к еще одной атаке, – высказывание Ивана Шредера: уж больно красиво по своей глубине, человечности и естественности оно выглядит на общем тусклом, вертлявом фоне их статьи:
 
«Мы не хотим полной ассимиляции, которую с трудом избежали в России. Нам не нужно, чтобы это произошло с нами и на исторической родине, тем более непонятно, на какой мультикультурной основе. … Мы хотим сохраниться как часть самобытного германо-российского народа в германской нации. Вот это и есть наша простая, понятная каждому человеческая идея».
 
И чем же так плохо это ясное, полное достоинства и уважения к себе и своему народу, высказывание? Почему всем российским немцам должно обязательно хотеться, как нашим искателям яиц, скорейшей ассимиляции? Ну, хотите исчезнуть – исчезните, хотя бы тем, что больше не возникайте: пусть народ сам, без ваших благо- или иначе приобретенных установок решит потом, за вами ему последовать или свой путь избрать?
 Но не тут то было:
 
«Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! – восклицают наши опешившие авторы. – Ехали сюда… обосновывая свое желание тем, что «хотим жить как немцы среди немцев» (иначе просто не получили бы разрешение о приеме), (Так вот в чем дело! Поэтому и верующими так массово записывались, и участниками национального движения, так что ли? – Г.В.) – а теперь, оказывается, не хотим ассимилироваться, не хотим становиться настоящими немцами?!».
 
Действительно, какая тупость: люди не хотят отказываться от того, чем и как жили 250 лет; не хотят исчезнуть, став «настоящими» немцами! И – согласно нашим авторам, 2,5 млн. российских немцев, переехавших в Германию, «ненастоящие»? И должны экстренно стать такими же, какими делает немцев Германии «мировая закулиса» уже в течение 65 лет оккупации страны – через выжигание, вытравливание в них всего национального? Настоящие немцы – это те, кто с гордостью заявляет, что они уже не немцы, а европейцы? Это те, которые издают школьные учебники, где говорится, что российские немцы под оккупацией убивали евреев и затем прибарахлялись их постельным бельем? Это те, которые проводят демонстрации под супер-немецким патриотическим лозунгом «Сдохни, Германия!»? Настоящие, это те, кто в годовщину трагедии Дрездена несет транспаранты с надписью: «Все бомбы – свыше!», т.е. от Бога? Или те, кто, втянув голову в плечи, молча взирает на это, уже годами?
 
Если вы за то, чтобы российские немцы стали такими немцами, то почему бы вам не показать уже достигнутую вами настоящесть и начать проводить демонстрации под плакатами в виде обложки журнала «OWP» с надписями: «Сдохните, российские немцы!» и «Указ 1941 – от Бога!», «Трудармия – свыше!»? Не пора? Ведь по сути вы к этому зовете, это утверждаете – в передовой статье вашего журнала, за подписью самого главного редактора и его зама?!
 
И если вам так хочется соответствовать оккупационным установкам «мировой закулисы», кто вам мешает? Ведь это дело личное. Зачем же вы хотите заставить всех соответствовать? И насильно? В то время когда сами еще почему-то говорите и пишете по-русски, даже издаете журнал на русском языке. Зачем? Вы, значит, тоже еще не «настоящие»? А если так, то по какому праву стараетесь ликвидировать свой (бывший свой?) народ? Станьте сначала сами «настоящими». Тем более что, по-вашему, ассимиляция ведь не имеет ни плюсов, ни минусов – в силу своей «объективности». Почему же вы и в Германии хотите не «объективной», а насильственной ассимиляции своего народа?
 
«Сетование Ивана Шредера … – это уже явно лукавая попытка…», – сокрушаются авторы. Что вызывает новое естественное сочувствие к ним: сколько же «лукавых» роится вокруг многострадальных «гроутовцев»!
 
Наши авторы категорически против предложения переименовать российских немцев в «германо-россов» (признаемся: мы тоже, и признаемся не только чтобы еще раз показать, что в нас нет априорного несогласия с «гроутовцами»). И наверняка можно найти убедительные аргументы, почему этого не следует делать. Но аргументы почему-то не в чести у наших авторов. Может, потому, что они вдобавок ко всему еще и лингвисты, и даже знают уже язык «настоящих немцев»? Потому что главный их аргумент против именно лингвистический:
 
«Переведите это неуклюжее «германо-россы» на немецкий язык … – и вы получите «Deutsch-Russen», ибо по-немецки ведь не скажешь „Deutsch-Rossen“, получится уж совсем смехотворное – «германские жеребцы».
 
Ну очень смешно! Хотя с переводом, прямо скажем, не очень: не ощущается былое гаст-профессорство в Берлинском университете…
 
Всё-таки беда – иметь высокое образование, да еще и знать много языков! Прямо горе от ума! А вот интересно, что бы наши авторы с таким своим лингвистическим подходом посоветовали бывшему министру культуры СССР Е.Фурцевой перед ее поездкой в немецкоязычную страну? Тоже перевести сначала свою фамилию на немецкий? Или мужской половине населения Германии, – исходя из звучания и смысла на русском языке немецкого слова «Herr»? Неужели у наших ученых нет аргументов поубедительней?
 
 «…У всех проживающих в Германии этнических групп выбора только два – или ассимилироваться и стать настоящими и полноценными немцами, или жить как национальное меньшинство со всеми вытекающими отсюда последствиями»…
 
Ну а если не хотят российские немцы, задрав штаны, бежать к ассимиляции? Тем более когда «настоящим немцам» самим грозит стать приятно-смуглявыми скорее, чем «понаехавшие» к ним смуглые и черные станут приятно-блондинистыми? Тогда-то что делать?
 
«Но уверены, что Иван Шредер очень ошибается, полагая, что выражает «мнение большинства» … Немцы-переселенцы из России хотят стать частью немецкой нации, влиться туда же, откуда вышли их предки. Они не хотят, чтобы их потомки, как они в России, были национальным меньшинством ещё и в Германии. Они, наоборот, на каждом углу и при каждой возможности, и это все знают не хуже нас хотя бы из публикуемых писем и статей в нашем журнале, стараются доказать, что они самые настоящие немцы».
 
Но если всё так хорошо, прекрасные маркизы, то о чем же спор? И опять на том же уровне: «мы уверены» да письма в «нашем журнале». А сколько у вашего журнала подписчиков? И сколько российских немцев в Германии? Почему же вы отказываете другим мнениям в праве считаться мнением большинства, а своему такое право присваиваете? И то, что в вашем журнале авторы писем «стараются доказать, что они самые настоящие немцы», – разве это нормально, что им приходится такое доказывать на своей «исторической родине»? И кому они это стараются доказать? И удается ли им это? И «настоящим немцам» уже доказали? И властям тоже? И новых «настоящих немцев» из России уже свободно принимают хотя бы на работу – согласно их способностям, образованию, дипломам и ученым степеням? О чем вы говорите?
 
Но авторы на сей раз основательно вооружены:
 
 «Это убедительно показывают и статистические данные исследования от 2009 года об интеграции разных иммигрантских групп в Германии. Немцы из России активно заключают браки с местными немцами: уже в первом поколении аусзидлеров таких браков 19%, а во втором – 67%. А что будет в третьем?..».
 
Наконец-то у российских немцев определилась широкая дорога в светлое будущее и на исторической родине! Оказывается… она та же, что и в советские времена в СССР, когда они личным примером показывали всей стране, что дружба народов не «утопическая идея», а реальность: потому что были первыми по количеству смешанных браков – любимому тогда доказательству формирования «новой общности – советский народ». И превосходили по этому показателю, как превосходят поныне, все другие народы страны. Превосходят даже второе поколение аусзидлеров!
 
Только возникает вопрос: а почему это советские немцы добились таких успехов? Не потому ли, что депортацией были распылены по всей огромной стране так, что вокруг себя годами не могли обнаружить других советских немцев, в том числе и когда приходила пора любви и грусти нежной? Не потому ли, что они были лишены компактного проживания, т.к. не была восстановлена их государственность? То есть, не потому ли, что по отношению к ним проводилась политика не «объективной», а насильственной ассимиляции, лишавшая их даже возможности создавать семью из «своих»? Политика, которая, как видим, хотя бы в сфере рассредоточения российских немцев, проводится с самого начала и «исторической родиной»? И судя по бракам, с не меньшим эффектом?
 
И еще один возникает вопрос: неужели утрата того, что так берегли наши деды и отцы, наши бабушки и матери, – неужели исчезновение своего народа способно вызывать сегодня такой гибельный восторг?! Вопрос риторический…
 
                16. Был замечен в попытке сделать хорошее…
 
Вспомним, однако, что в рассматриваемом номере журнала есть еще одна тема: юбилей Г.Гроута. И большая статья, посвященная жизненному пути юбиляра, чья личность – напомним – «раскрылась ярче всего в движении российских немцев». С чем мы опять полностью согласны: не приди он в движение, кто бы знал сегодня хоть что-то об этой личности? Так что действительно, раскрылась. Вопрос лишь в том, как? И тут у нас с журналом опять особого согласия нет.
 
Впрочем, спорить об этом сегодня не будем: в уже упомянутом очерке «Триптих в траурной рамке» мы несколько лет назад достаточно полно высказали свое мнение по этому вопросу, а новая статья о юбиляре ничего не добавляет к прежним его характеристикам «гроутовцами». Даже наоборот: отнимает, что и является ее важным новым элементом, о котором в начале нашей статьи мы обещали сказать ниже. К чему и переходим.
 
Автор юбилейной статьи, тоже когда-то бывший за реабилитацию, за восстановление государственности, и тоже давно уже «на исторической родине», В.Мунтаниол, постарался показать яркий путь юбиляра как его постоянную и непримиримую борьбу со всеми, кто попадался ему в поле зрения. Показал и начало этого пути: как 22-летний студент рыбохозяйственного факультета Астраханского технического института рыбной промышленности, после долгих трудов «поднаторев в проблеме советских немцев», «пошел в атаку – лбом на бетонную стену Системы»: поехал на каникулы в Казахстан просвещать и тамошних немцев добытыми знаниями. И после первой же попытки был задержан сотрудниками КГБ. Которые его «простили».
 
И тут возникает вопрос: какие же такие знания нес студент народу, если был за них задержан сотрудниками КГБ (о чудесном прощении не будем: чего не бывает в жизни!), причем уже второй раз? Потому что еще на первом курсе имел с ними дело (тоже вполне дружелюбное), т.к. «на всю жизнь подцепил «бациллу нацизма»»? Вообще-то «бацилла нацизма» – это в те времена было хуже сегодняшнего СПИДа, даже с учетом того, что мало ли бацилл можно было схватить от тогдашних обитателей отечественных водоемов. И вряд ли за такую «бациллу» можно было получить дружелюбное прощение даже от месткома, не то что от более серьезных заведений. Остается только допустить, что речь идет не о нацизме, а о национализме – уже довольно распространенной тогда среди активистов из советских немцев бацилле: тоже не подарок, но хотя бы уже не смертельной из-за своей распространенности после первых двух делегаций за 10 лет до описываемых событий.
 
Автор статьи пишет, что на том же первом курсе Г.Гроут, попав однажды в трудное положение из-за того, что на одном торжественном мероприятии не смог, в отличие от студентов других национальностей, ничего рассказать о своем народе, решил «добровольно разобраться в его судьбе». И после поисков в библиотеках и архивах выяснил, что «дело с немцами в СССР весьма темное и табуизированное», а проблема их «остра и опасна», что и привело его к решению «действовать по-лененски» (наверняка опять опечатка, а не новое революционное или нацистское движение), и создать подпольную организацию. После чего и попал первый раз в «поле зрения спецорганов».
 Пока всё вроде хорошо, и даже искреннее уважение вызывает: в открытом доступе действительно не было информации о советских немцах, и проблема была еще как остра, опасна и запретна, и обращение за опытом к классикам марксизма-ленинизма было естественным – других ведь классиков тогда не было. Обо всём этом могу судить, потому что сам десятью годами раньше прошел через эти поиски, и информацию по истории и проблемам советских немцев смог получить только от участников первых двух делегаций, а нужные неподсудные аргументы – из книги «В.И.Ленин о национальном вопросе». И даже стремление создать «подпольную организацию» не вызывает сегодня снисходительной усмешки: если речь о том, быть или не быть твоему народу, не на это пойдешь.
 
Однако в Казахстане наш студент, по автору, после того, как напугал сельских жителей своим желанием создать из них подпольную ячейку, вдруг ограничивается лишь лекцией о 210-летии переселения немцев в Россию. Которую, правда, заканчивает «краткой информацией о незаконной депортации советских немцев» и призывом подписаться под петицией «с требованием восстановления прав своего народа». И хотя уже на следующее утро молодой подпольщик задержан и затем депортирован из Казахстана, уважение к нему остается: в те времена для таких действий нужно было иметь мужество.
 
Но память мешает иногда испытывать высокие чувства во всей их чистоте. Не дает и сейчас.
 
Как-то я уже писал, что впервые увидел Г.Гроута в конце 1970-х или начале 1980-х гг., когда он прибыл по своим делам в Москву и зашел в редакцию газеты «Нойес лебен», где я в то время работал. Тогда он и рассказал мне о своей отчаянной поездке в Казахстан и о том, что на собрании сельчан-немцев знакомил их с материалами брошюры о I и II делегациях советских немцев. Почему же сегодня в рассказе об этой поездке нет ни слова ни о первых делегациях, ни о брошюре?
 
Вспоминается и недавняя статья Г.Гроута «По следам исчезнувшей делегации советских немцев», где он пишет, что перед той поездкой отец достал ему эту брошюру, после чего он почувствовал себя политически «вооруженным до зубов». И упоминает, что во время той поездки у него среди прочих материалов был и стенографический отчет делегаций 1965 года, т.е. всё та же брошюрка. И что «почти часовая лекция о национальной проблеме советских немцев» (а не о 210-летии переезда немцев в Россию!), закончилась «призывом подписаться под петицией в ЦК КПСС о приеме 3-ей делегации репрессированного народа». То есть была сделана информация и о первых двух делегациях? И даже гораздо позже «собравшаяся в апреле 1988 г. в Москве инициативная группа советских немцев, с участием автора данных строк (т.е. Г.Гроута), объявила себя 3-ей делегацией, подчеркнув тем самым преемственность и приверженность предыдущим делегациям 1965 г.».
 
Как видим, лекция была не просто об истории советских немцев, а об их «национальной проблеме», о первых двух делегациях, ставивших вопрос о восстановлении государственности, и о подготовке еще одной делегации по этому же вопросу. Что совершенно меняет характер поездки Г.Гроута и возвышает ее практически до личного подвига – ради достижения реабилитации своего народа. И эти цели, этот настрой, эта готовность к самопожертвованию были присущи автору, если верить его словам, и в 1988 году.
 
Почему же тогда в журнале упоминается сегодня, и то не очень внятно, лишь про «лекцию о 210-летии переселения немцев в Россию»? Ведь распространение подпольной литературы, т.е. материалов I и II делегаций, и призыв создать новую делегацию – это для спецслужб уже совсем другая статья, на уровне чуть ли не «бациллы нацизма». Тем более в 1970-х гг., когда преследования «автономистов» после первых двух делегаций еще совсем не ослабли.
 
Если об этом помнить, то понятнее будет и глубина чувств, кипевших в сердце молодого человека, и опасность задуманного им, и его бесстрашие в стремлении добиться реабилитации своего народа. Так почему же об этом сегодня ни слова? Чтобы показать, что и 35 лет назад, с младых ногтей, юбиляр был не за восстановление государственности, а провидел только один «правильный путь» – выезд? Или это умолчание сделано с другой, еще более великой целью, – чтобы не упомянуть, что составитель этой самиздатовской брошюрки, подпольно изготовленной в Алма-Ате – в те времена! – никто иной как тот, кто был тогда и остается теперь на своей «неверной», «антинародной» позиции восстановления государственности? Тот, в поисках главной идеи которого так истерли свои сапоги авторы журнальной передовицы? А именно – Г.Вормсбехер?
 
Что, упомянуть это имя хоть один раз без «критики» так страшно для «гроутовцев»? И так снижает тогдашний подвиг молодого человека, позволивший мне позже поверить в то, что такие люди не могут предать ни свои идеи, ни свой народ? Или всё проще – журнал вместе с юбиляром решили действовать по известной притче: выколи мне один глаз с условием, чтобы моему соседу выкололи два?..
 
В общем, неисповедимы пути господни, как и пути некоторых «борцов» за дело народа. Впрочем, верно и то, что аз есмь давний грешник в своих завышенных оценках некоторых «соратников», и что продолжаю этим грешить, хотя и каюсь, каюсь…
 
Как видим, желание журнала предупредить всякие подозрения в том, что Г.Гроут хоть когда-нибудь придерживался тех же взглядов, что и «Г.Вормсбехер», т.е. тоже был за восстановление государственности, и тоже когда-то говорил о народе российских немцев, а не о «фольксгруппе», – так сильно, что наши авторы будто и знать ничего сегодня не знают о том, что было на самом деле. И постарались сказать о юбиляре так, как говорят об ушедших: хорошо или ничего, т.е. только хорошо. Правда, хорошо на их взгляд. Потому что сказать о человеке, который (очевидно) действительно был неравнодушен к своему народу, хуже, чем сказали они, вряд ли возможно. Потому что они фактически постарались сказать: что никогда Г.Гроут не был за реабилитацию российских немцев, что его первый поход «в народ» – просто просветительский порыв незрелого студента-рыбовода, что он никогда не считал свой народ народом и всегда обманывал своих коллег, ибо на деле боролся лишь за то, чтобы российским немцам как народу исчезнуть, – даже когда стал одним из руководителей организации, созданной для достижения реабилитации, т.е. для сохранения народа.
 
Зачем же вы так? Хоть свои прошлые-то добрые намерения, тем более когда нет сегодняшних, можно уважать? Или боитесь, что и вам скажут: вашими намерениями вымощена дорога в ад? И что не той дорогой идете, товарищи? Не скажут. Потому что ведь не все российские немцы – «гроутовцы».
 
Но у издателей журнала главная задача была – достойно отметить юбилей своего кумира. А значит, сделать ему запоминающийся подарок. И лучшим подарком, как видим, было признано основательно полить в очередной раз тех, кому юбиляр – «вечный оппонент». Отсюда и гала-концерт из вариаций на темы давних инсинуаций в современной аранжировке и «новом прочтении» собственного прошлого. Исполнители тоже подобраны проверенные: «народные», «профессионалы», даже с учеными степенями. При этом, как можно судить по публикациям, участникам шоу была поставлена и серьезнейшая сверхзадача: сделать всё на уровне, доступном юбиляру, чтобы приятно было его душе, измученной от пожизненного несоответствия собственным амбициям. И с этой сверхзадачей справились не только ведущие, не только дуэты и солисты, но и вся подтанцовка. И так как запись этого шоу была сделана на хорошей бумаге, то можно надеяться, что весь ансамбль исполнителей останется теперь в памяти на века. С ярко проявившимся уровнем каждого и всех вместе.
 
В советское время в Казахстане представитель титульной нации на похоронах коллеги как-то сказал: «Спи спокойно, дорогой товарищ! Ты это заслужил!». Думаю, после этого номера многие могут то же самое сказать некоторым его авторам: они это заслужили…
 
                17. Cacatum non est pictum

                Невежество всегда на что-нибудь
                испражняется.
                Братья Стругацкие
 
     Судя по древности выражения, взятого заголовком этой главы, уровень творчества – забота для человечества давняя. А судя по примерам творчества нашей «элиты», свободной, наконец, от цензуры и редакторов, нередко поднимавших уровень произведений хотя бы тем, что отсекали всё, что ниже нижнего предела, – по-прежнему актуальная. Отсюда так познавательно понаблюдать за творчеством некоторых ее представителей.
 
В «OWP» есть еще одна публикация на заданную тему – К.Кистера, которого авторы камертонной передовицы (напомним: главный редактор и зам. главного редактора) считают «профессиональным журналистом» и даже компетентнее самих себя. Что позволяет поздравить их с очень ценной для них находкой.
 
Как известно, наряду с серьезной журналистикой есть еще бульварная журналистика, которая до сих пор считалась вроде самой низкопробной. Публикация журналом К.Кистера открывает еще один ее вид – панельную журналистику. Ибо в ней наиболее ярко проявились те черты, за которые журналистику называют иногда второй древней профессией.
 
Есть также известное выражение о трех степенях лжи: ложь, наглая ложь и статистика. «OWP» этой публикацией открывает новые возможности для уточнения терминов и здесь, потому что наверняка какой-нибудь участник движения, действительно знающий события и действующих лиц в нем, сможет теперь сказать: есть три степени лжи – ложь, грязная ложь и «профессиональная журналистика» К.Кистера.
 
По всему по этому о данной публикации можно бы вообще не упоминать, и только то, что мы говорим о «новом направлении» журнала, позволяет обратить внимание и на нее – как на неотъемлемый элемент этого «направления».
 
Любой автор, хочет он того или нет, своими публикациями показывает в первую очередь кем является сам. Потому что наполняет свое творение собой. Эта статья позволяет еще больше, чем «передовая» и статья о юбиляре, понять, с кем приходилось добиваться реабилитации своего народа и почему это было так трудно.
 
В связи с тем, что содержания статьи мы касаться не будем (почему – чуть ниже), – лишь несколько замечаний к самому факту ее публикации.
 
Сегодня любой может распространить, хотя бы в интернете, свое произведение в первозданном виде, без редактора и цензуры, тем самым исполнив знаменитое пожелание Петра I: «дабы дурь каждого видна была». Но публиковать написанное или нет в печатном издании определяет уже само издание. Руководители «OWP» не только опубликовали статью, но и высоко оценили ее. Что позволяет получить представление и об их «профессионализме».
 
Хотя статья представляет собой лишь очередную демонстрацию «гроутовцами» собственных «лжи, клеветы и предательства», от этого она не становится менее ценной, наоборот: в нашем национальном движении вроде еще не встречалась такая уничтожающая самохарактеристика. И если говорить теперь обо всем номере, то никто со стороны не смог бы изобразить их так верно, как они изобразили себя сами на групповом автопортрете в своем же издании.
 
Наверняка наши авторы знают, что такое бумеранг. На всякий случай напомним: метательное оружие, которое, если не попадет в цель, может вернуться к запустившему его. Не исключено, что они догадываются и о том, что авторские творения тоже обладают свойством бумеранга. Даже еще более устойчиво: они всегда возвращаются к автору. С чем – зависит от автора. А отсюда, возможно, наши авторы уже смогли, после многих экспериментов, прийти и к выводу, что использовать в качестве бумеранга сосуд с нечистотами не очень целесообразно: в цель вряд ли попадешь, а на собственную голову то, чем наполнил его, получишь наверняка.
 
Проведенные эксперименты вполне позволяли понять и то, почему всё так происходит. Но, судя по всё новым попыткам, наши авторы поняли это, видимо, не до конца. Поэтому в духе их поучений (чтобы было доступно), поясним: всё очень просто – гравитация, господа, гравитация. Это во-первых.
 
А во-вторых, после того, как «гроутовцы» остались «туловищем без головы», они, похоже, вообще утратили способность различать, что перед ними, и стали всё воспринимать за всегда актуальное для них отхожее заведение, потому что всё больше создают впечатление, что даже в национальном движении функционируют лишь своим посадочным местом. Но наши-то авторы ведь не просто «гроутовцы», они ведь еще и руководители-издатели журнала! Неужели им наплевать на то, как их «новое направление» и их «профессионализм» будут восприняты читателями и другими авторами, искренне потянувшимися когда-то к журналу – совсем не за его сегодняшнее стремление к демонстрации своей лжи, клеветы и предательства?
 
Цель если и не всегда оправдывает, всё же часто определяет средства ее достижения. Известно и то, что цель, для достижения которой требуются неправые средства, не есть правая цель. И возникает вопрос: какова же цель наших высокопрофессиональных авторов, если для ее достижения им требуются такие средства?
 
Еще ни одного факта, ни одного документа, ни одного аргумента в нашем «споре» «гроутовцы» не смогли опровергнуть. Вместо этого – лишь всё новая грязь. Что исключает возможность спора вообще. Потому что грязь в споре – не аргумент, а самохарактеристика, которая опровержения не требует.
 
Известно и другое, а именно: у каждого человека есть моральный, нравственный предел, ниже которого он считает для себя невозможным опуститься – в своих делах, словах, поступках. Судя по упоминаниям о «гордости и самолюбии», наши авторы тоже об этом что-то когда-то слышали. Однако судя по спецномеру «OWP», у «гроутовцев» такого предела нет. Что должно, конечно, иметь свою предысторию, ибо в любой идеологии всё высокое идет ведь от ее основоположника!
 
Вспоминаю эпизод из жизни Оргкомитета по подготовке I съезда немцев СССР (1990-1991), когда Г.Гроут опубликовал в газете «Нойес лебен» свое очередное «профессиональное произведение» – о председателе Оргкомитета, академике Б.В.Раушенбахе. Перед заседанием Оргкомитета академик подошел к автору и спросил: «Как Вы могли? Вы же знаете, что это неправда!». Г.Гроут, даже не поднявшись, ответил ему: «А вы оправдывайтесь!».
 
Академик «оправдываться» не стал. А поступил согласно известной притче о том, как однажды какой-то пес вызвал на бой льва. Лев ничего не ответил, и его спросили: почему, ведь собаки будут теперь говорить, что ты испугался? Лев на это сказал: мне неважно, о чем будут лаять собаки; я не хочу, чтобы обо мне говорили львы: он связался с псом!
 
Так что последуем примеру уважаемого академика и благородных животных. Тем более что публицистика вроде не занимается бак-анализами. Да и лишать «OWP» гордости за своего «профессионального» автора, а автора – его заверенной собственной гербовой печатью самохарактеристики, было бы негуманно…
 
               18. Борцы с «мировой закулисой» взялись за собственный народ?
 
Любая проблема в этом мире основательно вписана в широкий контекст. Проблема российских немцев – не исключение. Это, судя по всему, понимают и наши авторы: не случайно же они упоминают о том, что невозвращение российским немцам их бывшей республики может быть связано и с тем, что тогда получит новое звучание вопрос об изгнанных в конце войны со своих исконных территорий миллионах восточных немцев. К тому же не первый год их журнал занимается проблемами послевоенной Германии. Выходя, естественно, на «мировую закулису», управляющую глобальной политикой с помощью своих мощных рычагов: мирового финансового капитала, экономической и военной мощи главного инструмента этой «закулисы» – США, и глобальной сети средств массовой информации. Публикации журнала по этим вопросам пусть и представляют собой по значимости (при его тираже и адресности) глас вопиющего в пустыне, тем не менее, наверняка помогают хотя бы небольшому кругу лиц видеть не только сами факты истории, но и то, что стоит (или может стоять) за ними, приучая думать. Что, на мой взгляд, всегда полезно. И что я даже как-то поддержал своим читательским письмом главному редактору.
 
Но, имея представление о целях, методах действий и инструментах «мировой закулисы», наши авторы должны бы вроде понимать и то, что ее политика проводится системно, в различных сферах и на всех возможных уровнях. Потому что надо всё сделать максимально управляемым. Отсюда цель «мировой закулисы» (как, впрочем, и любой власти) была и есть разрушить, нейтрализовать всё, что затрудняет монопольное управление: империи, суверенные и мононациональные государства, народы, сообщества, религии, идеологии, семью, личность… Для этого нужны разные средства: войны, в т.ч. мировые (чтобы ослабить, разрушить империи и неподдающиеся государства); раздирание территорий (пример – хотя бы Германия); выселение народов или, наоборот, внедрение инонациональных групп (чтобы создать конфликты, облегчающие мотивировку вмешательства извне); ликвидация национально-территориальных образований как устойчивых систем; смешение народов, ослабляющее их единство; превращение народов в неустойчивую, не привязанную к конкретной территории (Родине, родной земле, отчему дому) и всегда зависимую наёмную трудовую массу, постоянно меняющую в поисках работы место жительства; стимулирование смешанных браков и разрушение мононациональной семьи; атомизация общества (ослабление и разрушение любых форм самоорганизации); унифицирование личности (разрушение ее духовности, сведение ее интересов к чисто материальным) и т.д.
 
Всё это наши авторы, конечно, знают, и наверняка лучше нас. Однако если они это знают, то возникает вопрос: почему же они сегодня так против своего народа, против еще сохранившейся хотя бы в имеющемся виде его самоорганизации, национальной идентичности, семьи, индивидуальности, личности? Неужели они, так долго борясь с «мировой закулисой», сами стали ярыми проводниками ее курса в отношении своего народа – российских немцев? Иначе как объяснить, что они стремятся превратить их в «детей другой страны», т.е. в «пятую колонну» для их Родины – России; что они снова и снова пытаются разрушить единство их национального движения; лишить их как народа воли к самосохранению; не признавать их народом, т.е. лишить их права иметь и отстаивать свои национальные интересы; и главное – требовать скорейшего их исчезновения?
 
Или это тот же случай что с коммунизмом, для эксперимента по реализации идей которого надо было сначала выбрать народ, который не жалко? На взгляд наших авторов, российские немцы еще недостаточно пострадали от разных экспериментов над ними?
 
Или после многих лет борьбы с «мировой закулисой» наши авторы пришли к выводу о ее тщетности и, ощущая теперь жестокий синдром отмены, перекинулись на собственный народ, используя против него изученный чужой опыт?
 
И еще один попутный вопрос: а миллионы немцев, изгнанных со своих территорий из стран Восточной Европы в конце войны, – вы им тоже уже объяснили, что они должны забыть, откуда они родом, где они веками жили; забыть несколько миллионов убитых в ходе «переселения», в т.ч. женщин и детей; убедили их, что им тоже пора отказаться от своей «уникальности» и «особости», т.е. от «утопических идей, высосанных из пальца», и скорее превратиться в «настоящих немцев»; убедили и распустить свои землячества и союзы? Вы объяснили это и Землячеству немцев из России, и другим организациям российских немцев в Германии?
 
Может быть, вы тогда и покажете пример, начав с роспуска своего бутафорского «Международного Конвента российских немцев»? И его «однояйцевого близнеца» – журнала «OWP»? Его редакции – близняшки «штаб-квартиры» «Возрождения» с ее повергавшим в священный трепет ответом на звонки: «Аппарат товарища Гроута слушает!»? Редакции, неотличимой сегодня от этой «штаб-квартиры» уже и по функциям: восхвалять «вождя» и поливать грязью его «оппонентов»; и по главному противнику – сторонникам реабилитации; и по нетерпимости к другому мнению (кого еще не полили?); и по уровню «профессиональной» журналистики, на который всё больше опускается? Как такое предложение борцам с «мировой закулисой» и собственным народом?
 
                19. Лучший аргумент за исчезновение – личный пример
 
Стремление утвердить свои взгляды, свою позицию – вполне естественно. Как и стремление защитить себя и «своих» от «противников». Однако от наших авторов, занимающих вроде нерядовое положение хотя бы в публицистике, к тому же людей образованных, да еще историков-филологов, так же естественно было бы ожидать выступления покомпетентнее и поинтеллигентнее, хотя бы в части знакомства с темой, с фактами, в аргументации своих утверждений и выводов. Но вместо этого всё тот же запредельный крен в декларации, в ярлыки и в испытанный принцип «дискуссии»: когда нечем крыть – крой помоями.
 
Наверняка вам, уважаемые коллеги, захочется ответить, – конечно, мне лично как источнику всех бед в сегодняшнем мире пострашнее «мировой закулисы», – ответить на этот мой ответ на вашу массированную атаку целым журналом в стиле английской псовой охоты. Что тоже, по-моему, естественно (не атака и стиль, разумеется, а желание ответить). Только чтобы не тратить вам время на дальнейшие споры по уже сто раз обспоренному, да еще по тематике, которая, как выясняется, вам и сегодня малоизвестна, что показывает вас наверняка не с лучшей вашей стороны, – предлагаю вам несколько вариантов действий.
 
1. Учесть, что стоящим за вами моим «оппонентам» я уже давно ответил – и моими действиями в прошлом, от которых, в отличие от «оппонентов», не отказываюсь до сих пор; и моими публикациями, вполне доступными сегодня для всех; и тем, что делаю до настоящего времени. Они тоже мне ответили – своими прошлыми действиями в России против реабилитации и по расколу движения; своим бегством с поля боя, переодевшись в «гражданское» и смешавшись с выезжающими, что пытаются выдать сегодня за инициирование и возглавление выезда; своими всё новыми попытками дискредитировать национальное движение и ликвидировать свой народ. То есть мы с ними разобрались. На этом можно поставить точку. Третьим лицам не стоит беспокоиться и встревать в решенный вопрос. Даже по случаю юбилеев. Тем более не превращать своими «размышлениями» принципиальные расхождения в спор о том, какой Петр Иванович первым сказал «э», способный лишь снова оттолкнуть от нашей проблемы мыслящих людей – как в свое время от «Возрождения».
 
2. Если вам действительно хочется знать, что и когда происходило в движении российских немцев, то ознакомьтесь хотя бы с тем, что уже написано по этому вопросу: в книгах, материалах разных авторов; в двухтомнике документов по нашей проблеме (составлял не я, так что…). И может быть сочтете небесполезным ознакомиться и с моими публикациями разных лет о событиях тех лет. После чего можно будет, наверное, говорить уже более по существу (если вообще стоит), а не на продемонстрированном вами уровне.
 
3. Однако лучше, – если вам действительно небезразлично будущее нашего народа, – не тратить дальше пар на свистки, не терять времени, не раздирать имеющиеся силы на споры и взаимонейтрализацию, а сделать всё, чтобы наш народ не исчез с лица Земли. Если вы не верите в возможность этого, или не хотите этого, то лучшим вашим вкладом в сохранение народа будет последовать уже высказанному мною предложению: не мешать хотя бы сегодня, уже будучи в Германии, тем, кто в России (где хватает и своих проблем, и своих «оппонентов») не может себе позволить гадать на ромашке: «верить – не верить?», а исходит из неумолимой логики: не будет реабилитации – не будет и народа, а значит, ее надо добиться. Надо! Других вариантов нет!
 
Если такое видение решения проблемы вам кажется неверным, предложите другое. Если же у вас для своего народа нет ничего, кроме предложения скорее исчезнуть, – о чем тогда спор? Тогда ваш лучший аргумент – личный пример…
 
               20. О пользе следования собственным советам
 
Для более глубокого понимания позиции наших авторов и их журнала, их методов и уровня ведения «дискуссий», полезно обратить внимание на еще одну дуэтную статью – уже знакомого нам В.Бетца и его «хорошего знакомого» Г.Дауба, т.е. главного редактора, в августовском номере «OWP». Там спор идет с другим «оппонентом» (его имя опускаем: не в именах дело); возможно, это был разогрев перед «размышлениями о принципиальных вещах» в сентябрьском номере.
 
«Коллега, – начинают наши авторы вполне учено, – мы понимаем, что вы учились на историка заочно и потому многих курсов прослушать и многих книг прочитать вам не удалось, но диплом-то вы получили, надеемся настоящий? А он обязывает к ответственности. И мы вынуждены напомнить, … что так писать исторические статьи нельзя! Сначала нужно познакомиться с темой, которую вы намерены осветить. Затем подобрать и прочесть литературу по этой теме (чем больше, тем лучше). Попутно познакомиться с основными точками зрения на заинтересовавшую вас проблему. А уж потом приниматься за дело! Да, и обязательно подкреплять свои слова и слова оппонентов ссылками на источники. Кстати, если вы не знаете, что такое «источники», то напишите. Растолкуем».
 
Просто удивительно, какое высокоинтеллигентное человеколюбие переполняет наших очников в их стремлении помочь «коллеге» подняться (или опуститься?) хоть на один нанометр к их «уровню»!
 
 «Когда мы учились на очных отделениях исторических факультетов Томского (один из нас) и Омского (другой) университетов, нам приходилось много дискутировать: на многочисленных семинарах, конференциях, в научных кружках и т.д. и т.п. Уметь дискутировать и отстаивать свою точку зрения обязательно входит в перечень профессиональных навыков каждого образованного человека, а тем более историка. Заочник … дискутировать совершенно не научился. Хладнокровно выдерживать критику он не умеет, реагирует на неё истерично и пошло, как визгливая базарная торговка, уличенная в обмане, под воздействием неопровержимых фактов и логики аргументов признавать свою неправоту неспособен. Он не понимает, что если кто-то критикует его статью, то это не обязательно его враг. Профессиональный историк за конструктивную критику благодарен, она помогает ему совершенствоваться».
 
Интересно, это призыв только к другим, или благие планы-намерения и для себя?
 
 «NN и его грязное творчество востребованы потому, что у них есть своя «группа поддержки» и есть заказчики – интриганы, раненные в своем самолюбии люди. А за их личными дешёвыми интересами и низкими страстями стоят интересы покрупнее – разделять российских немцев, противопоставлять друг другу, наносить удары по лучшим из них, и NN, в конечном счете, бесплатно выполняет то, за что мог бы попросить и оплату (а может быть, и просит)».
 
Как верно понята суть «грязного творчества»! И как компетентно они говорят о том, что за него можно «просить оплату»! Возникает только вопрос: если хотя бы один из искателей яйца Кащеева так четко знал уже в августе, что делает, и что это так предосудительно, то зачем же он продолжил делать это в сентябре? И еще других организовал на это?
 
«…NN никогда в национальном движении российских немцев не участвовал и лично ничего знать не может …».
 А другие, кто не участвовал, могут знать? То есть: бывают исключения из этого железного правила? Или исключениями могут быть только омско-томские очники?
 
И как в этом случае быть вообще с историками? Ведь им свойственно браться за события и прошлых веков, даже тысячелетий, в которых они по некоторым причинам иногда не смогли принять участие?
 
«Пока представители нашей «интеллигенции», претендующие быть нашими лидерами, больше всего озабочены не судьбой народа (!!! – Г.В.), а тем, как себе приписать побольше заслуг, а своих противников как можно сильнее полить грязью, пока они заражены дешевыми амбициями, пока они не понимают всей серьезности положения нашего народа (!!! – Г.В.) и выдумывают все новые утопические идеи, до тех пор будет существовать потребность в беспринципных и грязных пасквилянтах…».
 
Еще раз нельзя не восхититься пониманием причин и целей «грязного творчества»! Что еще сильнее вызывает вопрос: эти положения верны только для оппонентов? Или и для наших авторов, открывших для себя очередную Америку, другим уже давно известную?..
 
Несколько замечаний.
 
Первое: значит, по крайней мере у одного из двух наших авторов еще в августе было мнение, что российские немцы – это народ, и что у этого народа серьезное положение, которое надо понимать. Но уже в сентябре это мнение кардинальным образом изменилось на противоположное: российские немцы – не народ, и чтобы им спастись из своего серьезного положения, им надо исчезнуть, как можно скорее.
 
Второе: оказывается, в августе наши авторы спорят с «оппонентом», защищая от него свой народ, а в сентябре спорят с другим «оппонентом», выступая уже против своего народа. Всё-таки высокое это искусство: быть всегда априорно «несогласными», т.е. настоящими «гроутовцами»!
 
Третье: авторы, получившие такое высокое очное омско-томское образование, в своем шедевре высокомерия, самолюбования и образованщицкого бескультурья, переполненные благородной нетерпимостью к «плебсу», дают, тем не менее, очень правильные советы (студенческая память крепка?) другим. А значит, можно допустить, что они всё еще знают, как и сами должны бы писать материалы, вести дискуссию, знакомиться с темой и литературой по ней, знать, кто есть кто в «нашем движении». Остается только пожалеть, что они не освоили эти свои собственные рекомендации (за недостатком времени? или указаний научных руководителей не было?) к своему выступлению в сентябрьском номере журнала. И пожелать, чтобы смогли это сделать хотя бы в будущем. Желательно ближайшем.
 
Четвертое: как очно поучившиеся в таких престижных вузах, наши авторы наверняка знают по себе, что накопление знаний, способностей, опыта – процесс, длящийся всю жизнь, и не заканчивается окончанием учебы в вузе. Почему же они так уверены в том, что уже достигли всех возможных эверестов? Почему так нетерпимы к другим на разных стадиях этого процесса? Почему так категорично требуют от других того, от чего сами, как видим, еще так далеки?
 
И – уже просто для информации: я тоже учился вечерне-заочно, и рекомендовал это потом моим детям. Не потому, что не понимал, как хорошо иметь возможность получать знания уже в отобранном, разжеванном и полупереваренном виде от умных преподавателей и научных руководителей, и какое счастье иметь возможность хотя бы несколько лет заниматься только учебой, только жевать и глотать. А потому, что иногда (особенно раньше, и особенно у российских немцев) очное обучение было для многих просто исключено. А также потому, что работать и учиться, и добывать знания самому, а не получать их готовыми от других, – это имеет порой и преимущества. Что доказывают своими публикациями и наши авторы.
 
               21. Этапы великой борьбы за ликвидацию своего народа
 
Но пора, наверное, подводить итоги знакомства с таким содержательным номером журнала «Ost-West-Panorama». И сделать некоторые выводы.
 
Для более ясного понимания того, что мы наблюдаем сейчас, полезно проследить славный путь «гроутовцев» по его великим этапам.
 
На этапе прихода в движение им надо было утвердиться, показать себя сторонниками цели прежних делегаций, завоевать доверие участников движения. В т.ч. «решительными» требованиями, которые не замедлили прозвучать. Но главное – занять ключевые посты. И создать инструмент для исполнения своей задачи. По возможности – неподвластный коллективному руководству движения. Что и было осуществлено (надо полагать, не без помощи «научного руководителя», «порвавшего с КГБ»): Г.Гроут стал сопредседателем «Возрождения», создал вскоре при себе «штаб-квартиру», которая хотя не была даже исполнительной структурой, а всего лишь рабочей группой при одном из трех сопредседателей, вскоре стала подменять собой руководящий орган движения.
 
После того, как сторонникам реабилитации всё же удалось – в ситуации, когда в стране во всей вертикали власти были и сторонники, и противники восстановления государственности, – добиться подготовки политического решения вопроса, «гроутовцы» начали вдруг выступать и против сторонников реабилитации в движении, и против сторонников ее во власти: провокационные заявления Г.Гроута на Волге; зубодробительные статьи А.Кичихина в «Нойес лебен»; борьба против Государственной комиссии СССР по проблемам советских немцев и против Оргкомитета по подготовке I Съезда немцев СССР; превращение конференций «Возрождения» и съездов всё больше в митинги по обличению сторонников реабилитации (во власти как цэковских аппаратчиков, а в движении как ставленников этих аппаратчиков) и по смене курса на выезд.
 
После принятия решения о восстановлении государственности советских немцев на высшем уровне (встреча их представителей с М.Горбачевым 7 мая 1991 г.), которое «гроутовцы» всеми силами постарались «не заметить», они начали кампанию по дискредитации и этого решения: ведь оно было принято без их участия, да еще и противоречило их новой ориентации на выезд и их идее «правительства в изгнании»! Они выдвинули свой «решительный» лозунг: «Республика сейчас или массовый выезд!». Лозунг, который в той конкретной ситуации был невыполнимым, а значит, популистским, дезориентировал многих российских немцев, расколол их движение и дал долгожданный повод противникам реабилитации во власти снять, «по факту отказа самих российских немцев», вопрос с повестки дня. Выступление Б.Ельцина на Волге – апофеоз этого направления и триумф противников восстановления автономии, для «гроутовцев» же тогда – мощная поддержка их «новой» идеи выезда, а сегодня – повод объявить свое тогдашнее отступничество проявлением «гордости».
 
На очередном этапе задачей «гроутовцев» стало уже закрепление успеха: через открытый отказ от целей и программы «Возрождения», через собственную переориентацию на выезд, через стремление перенести «штаб-квартиру» в Германию – уже в виде «правительства в изгнании». Отсюда и бурное привлечение средств: пожертвований от выезжающих, от немецких хозяйств и предпринимателей, от распространения акций дальновидно созданных при «Возрождении» финансовых структур, а также от оформления выездных документов.
 
После выезда в Германию «гроутовцы», не получив от официальных властей поддержки в создании «правительства в изгнании», попытались создать его сами, явочным порядком, – в виде «Международного Конвента российских немцев». С теми же претензиями на руководство (по-прежнему управляемое?) всеми российскими немцами как в Германии, так и в странах СНГ. Но подчиняться «Конвенту», тем более под так «ярко показавшим себя в движении российских немцев» Г.Гроутом, российские немцы уже не захотели – ни в Германии, ни в СНГ.
 
Сегодня в России, несмотря на принятый еще 20 лет назад Закон «О реабилитации репрессированных народов» и подписанный тогда же российско-германский Протокол о сотрудничестве в поэтапном восстановлении государственности российских немцев, вопрос реабилитации все еще практически заморожен. И все эти годы последовательно велась другая работа. Сначала чтобы тема реабилитации звучала как можно реже. Потом чтобы максимально свести ее к «проектной» работе в сфере культуры. Затем чтобы вытеснить движение за реабилитацию из официальной политики, в т.ч. из росийско-германской Межправкомиссии, и заменить управляемыми подрядными структурами. Затем чтобы всё фортиссимей озвучивать – через всё те же подрядные структуры, – «идеи» о том, что российские немцы уже реабилитированы, что государственность им уже не нужна, что они – уже совсем «свои», т.е. опять показывают пример в создании очередной «новой общности», без «растаскивания России по национальным квартирам». Что как по заказу начинают «подтверждать» и всё новые «социологические исследования» с финансированием их из тех же источников и проводимые теми же подрядными структурами; а также переписи населения, при которых национальность определяется «по Конституции» и требуется проявить настойчивость – тем, кто на нее способен в этом вопросе, – чтобы ее вообще указали.
 
Отсюда и самое свежее «доказательство» того, что государственность восстанавливать уже «не для кого»: по последней переписи число российских немцев в стране «сократилось» по сравнению с прежней переписью больше чем на треть, хотя выезда особого давно нет. То есть, надо полагать, смертность их в сегодняшней России достигла уровня их смертности в лагерях трудармии во время войны, и лозунг «Убей немца!» хотя бы в переписях населения, – опять актуален? Или российские немцы в переписях опять, как когда-то в Казахстане, всё больше получают национальность «прочие»?
 
Но и в этих условиях в самой России никто пока не отважился сказать, что российские немцы не народ, и не народ России, и что они – «дети другой страны», и что им в России ничего не светит, и что им надо скорее ассимилироваться и исчезнуть. Всё это запущено теперь нашими «гроутовцами» (или через них?) из Германии…
 Посочувствуем же тем, кто, однажды попав в «ситуацию», не может выбраться из нее до сих пор…
                ***
 Мы видим, что наши авторы накопили в себе и выплеснули теперь на всеобщее обозрение всё то «малоэстетичное», что нагородили за двадцать лет своей борьбы против сторонников реабилитации «гроутовцы» и чем они до сих пор пытаются «пудрить мозги» своим читателям.
 
Они показали все стереотипы убогой безыдейной идеологии «гроутовцев», их постоянное стремление возвысить себя через унижение «оппонентов» (потому что больше нечем), их всегдашнюю готовность отказаться от своих убеждений и даже «забыть» их в угоду конъюнктуре (или «научным руководителям»?), их ведение спора на уровне, не отвечающем даже оставшимся в их собственной памяти элементарным требованиям к студентам.
 Они показали, что весь этот «мировоззренческий» набор и «политический» инструментарий собран ими не для анализа, чтобы сделать выводы для себя, а для применения всё в том же виде в очередном «споре» на темы, в которых плавают, плавают, плавают.
 
Они показали, что «гроутовцами» можно стать не обязательно с рождения (ведь один из авторов во времена предельного напряжения сил национального движения гаст-профессорствовал за границей, показывая тем самым, что и в советское время советские немцы были очень равноправны и могли получить не только высшее образование, но и – если очень старались – разрешение преподавать за границей, которое давалось лишь весьма избранным даже из титульной нации; а другой пришел в «движение» лишь на стадии выработки «подхода к выезду», т.е. к последним выхлопам).
 
Так что благодаря нашим авторам «идеология» «гроутовцев» и сами они предстали так системно, так выпукло, так концентрированно, так «ярко» – в одном номере журнала, – как никогда раньше.
 В номере есть разве что один недостаток: в нем для полноты представления о кумире «гроутовцев», о масштабе его личности, не хватает запомнившейся статьи о том, как д-р Гроут с канцлером Колем встречался, и как на этой исторической встрече он стратегически отнесся к выбору стула, на который сел, чтобы канцлер смог не только его заметить, но и сразу понять, кто на этой встрече главный…
 
                22. «Почувствуйте разницу…»
 
С каждой новой акцией «гроутовцев» становится всё виднее, что в национальном движении они всегда были лишь группой противодействия. Об этом говорит даже отсутствие у них собственной идеологии: сначала они были «за реабилитацию многострадального народа», потом «за гордый выезд», сегодня они вообще за исчезновение своего народа. Неизменно они только дискредитировали движение, вносили в него раскол, а сегодня еще и пытаются деморализовать народ своими «размышлениями» о напрасности его прошлых и сегодняшних усилий по реабилитации и даже отказывают ему в праве считаться народом.
 
Одновременно «гроутовцы» всегда старались создать впечатление, что за ними не «направляющая рука», а представительная организация («Возрождение»), широкие массы (выезжающие), весь народ. Но: «Возрождение» возникло как организация сторонников реабилитации, а не ее противников, и до начала массового выезда в основном и состояло из них. Поэтому считать всех членов «Возрождения» «гроутовцами» значило бы просто оскорбить их: ведь они не предавали своих идей, не отказывались от своих убеждений, не выступали против реабилитации своего народа.
 
Таким же оскорблением было бы считать, что все выехавшие – сторонники «гроутовцев» только потому, что сами «гроутовцы» тоже сегодня в Германии: движение за выезд имело своих мужественных лидеров, идеологов и борцов, причем как и движение за реабилитацию – за десятилетия до появления в нем «гроутовцев».
 
Мы также видим (и не только по публикациям журнала «OWP»), что среди выехавших по-прежнему немало тех, кто не забывает о своем народе, – это и вызывает такую нетерпимость у «гроутовцев», для которых «кто не с нами – наш враг!». Видим и то, что и среди оставшихся в странах СНГ не все – активные борцы за реабилитацию, а есть и готовые тоже выехать в Германию после всего, что пережили еще и за последние 20 лет.
 
Всё это естественно для народа с такой судьбой и с такой численностью как российские немцы. Потому и считаем, что мы по-прежнему один народ, а значит, нам совсем не безразлично, как где кому из нас живется.
 
Отсюда потуги «гроутовцев» выдать себя – в прошлом и сегодня – за выразителей и защитников интересов своего народа или хотя бы выехавших, были и остаются блефом, стремлением затушевать свою подлинную роль и свою отторженность от народа, от обоих его движений – и за реабилитацию, и за выезд…
                ***
 Но к выводам!
 
1. Вывод просто читательский: всё же хорошо, что бывают юбилеи! Иначе как мировая
 общественность узнала бы о том, чем так обогатил ее спецвыпуск журнала «OWP»?!
 
2. Вывод научно-этнографический: наши авторы открыли российским немцам, наконец, глаза на важнейшие вопросы. А именно:
 - российские немцы не народ;
 - российские немцы – не народ России;
 - российские немцы имеют только «исторические корни»;
 - российские немцы имеют корни только в Германии;
 - российские немцы не имеют права на реабилитацию;
 - российские немцы не имеют будущего в России;
 - российские немцы должны все выехать в Германию;
 - российские немцы должны безостаточно ассимилироваться и исчезнуть;
 - российские немцы должны стать, наконец, «настоящими немцами».
 
3. Вывод политико-эстетический:
 - российские немцы всегда были «дети другой страны»;
 - российские немцы никогда не были патриотами России;
 - российские немцы не вносили вклада в Победу;
 - вклад в Победу внесли только концлагеря;
 - российские немцы вообще-то внесли вклад в Победу, но это нехорошо;
 - говорить о том, что российские немцы внесли вклад в Победу – неэстетично;
 - российские немцы не имеют гордости и самолюбия;
 - гордость проявили только те, кто понял за год до высказывания Б.Ельцина,
   что Б.Ельцин их оскорбит;
 - а также (вывод уже – на примере публикаций журнала «OWP»): есть люди, у
   которых нет предела, ниже которого они бы не опустились в своих делах,
   поступках, словах.
 
4. Вывод размышленческо-логический: главные аргументы отныне, и присно, и во веки веков, это
 - «ха», «хо» и «хэ»» – в обычной дискуссии;
 - «мы отмечали», «мы утверждаем», «мы убеждены», «мы уверены», «скорей всего»,
   «это видно из того, что если бы», «это чушь», «это – утопия», «вредная 
   утопия», и т.д., и т.п., и пр. – в научной дискуссии;
 - помойное ведро – в историко-идеологической дискуссии.
 
5. Вывод экзистенциально-футурологический:
 - у российских немцев нет интересов;
 - у российских немцев не может быть интересов;
 - у российских немцев есть только обязанность: эвтаназия через ассимиляцию.
 
6. Вывод селекционно-классификационный:
 - только тот, кто является носителем всех вышеперечисленных знаний и достоинств,
   может быть причислен к лику «гроутовцев».
 
7. Вывод альтруистско-гуманистический:
   Авторы, в отличие от нас, не зря прожили жизнь, что вызывает гордость за них. Глубина их публикаций позволяет предположить, даже быть «уверенным» в том, что они совершенно случайно попали в биополе своего кумира – символа организации, которая осталась когда-то «туловищем без головы». А какое биополе может исходить из такого туловища? И из какой его части?.. То-то! Поэтому не надо обижаться на попавших в очередной раз не туда. А посочувствуем им, наказанным теперь еще и такой «ситуацией».
 
8. Вывод субъективно-философский:
   Ницше говорил: идя к женщине, не забудь плетку. То есть применительно к нашей теме он хотел сказать: собираясь читать «гроутовцев», не забудь логику.
 Однако Ницше неправ. Причем глубоко неправ. Потому что идущему к женщине лучше взять розу, особенно если он надеется получить от встречи радость – а иначе зачем к ней идти? Идущему же читать «гроутовцев» не поможет ни логика, ни роза. Потому что радость исключена в принципе. Почему? – См. написанное выше…
 
                ***
    Свою статью наши авторы торжественно завершают данными статистики, которые показывают, как прекрасно ассимилируются российские немцы на «исторической родине»: и первое, и второе их поколение – через браки с «настоящими немцами». И в предвидении достижения полного триумфа в исчезновении своего народа восклицают: «А что будет в третьем?». И сами же поэтично-пафосно отвечают на свой вопрос:
 
«А третье поколение смотрит на нас лукавыми глазами 7-летней внучки и не хочет говорить по-русски». (Какое счастье для настоящих «гроутовцев»! – Г.В.). «Нас, конечно, огорчает, что наши дети, а тем более внуки теряют прекрасный русский язык (будто спохватившись, увлажняют авторы свои глаза зачатком крокодиловых слез. – Г.В.), и мы стараемся этому воспрепятствовать… (Призывом скорее стать «настоящими немцами»? – Г.В.), но если… Нет, трагедией для нас это не будет. (Кто бы сомневался! – Г.В.). А вот наши бабушки то, что их внуки не говорили с ними по-немецки, воспринимали как катастрофу. Почувствуйте, как говорится, разницу».
 
Чувствуем! Еще как чувствуем! И благодарны нашим «бабушкам», что они не знали «современной этнографии». И потому сохраняли свой народ, чтобы он не стал навсегда «прочими», как в некоторых тогдашних переписях. Сохраняли в детях и внуках российско-немецкость. В том числе добиваясь преподавания родного языка в школах. (Надо полагать, и в той, в которой один из наших авторов был директором). И именно благодаря этим «бабушкам» наши авторы смогли потом сойти за российских немцев при получении разрешения на въезд в Германию. Чтобы клеймить теперь со страниц своего журнала всех, кто еще думает о будущем своего народа…
 
Так что есть разница между нашими бабушками и нашими авторами, есть! Хотя бы в том, что «бабушки» не искали ничьих яиц с секретом, как быстрее извести свой народ, а сохраняли его – своим примером, своим мужеством, своим упорством, своей любовью. И сохранили!
 
Но, как видим, не в каждом из своих лукавых образованных внуков. Потому и чувствуем сегодня разницу…
 
                23. Зачем? (Вместо послесловия)
 
Уже не раз приходилось мне выступать в защиту и нашего движения, и нашей литературы, и конкретных явлений в нашей истории от оценок и критики, вызванных часто долгим отсутствием достаточной информации о российских немцах вообще. Сегодня наше движение приходится защищать уже не от критики (потому что назвать это критикой невозможно), а от прямой лжи, искажений фактов, поливания грязью. Защищать даже цели, идеи движения. И защищать не от тех, кто не владеет информацией, а – от «бывших участников движения».
 
Почему такое происходит? – каждый раз пытаюсь я искренне найти объяснение этому. И всё больше убеждаюсь: объяснить это в рамках предположения, что «критики» действуют в интересах своего народа, невозможно.
 
Сегодня не только мне понятно, что такое предположение – большое заблуждение. Потому что и направленность, и приемы этой «критики», а теперь и открыто высказанная, наконец, ее цель ясно показывают: не интересы народа, не поиск истины, не правда нужны нашим критикам. Потому что для выяснения правды не требуются ни грязь, ни ложь, ни оскорбление «оппонентов», ни замалчивание того, что было на самом деле, ни тем более отказ от своих прежних убеждений и действий, даже отвечавших когда-то интересам народа. Логика всё больше подводит к выводу, что эта «критика» – не только не в защиту интересов народа, а – прямо против них. То есть мы столкнулись с явлением концептуального противодействия этим интересам. Под каким флером – другой вопрос.
 
Конечно, в этой концептуальности четко прослеживается и личностный элемент, о чем не раз приходилось говорить раньше (и не только мне: вспомним хотя бы приведенные выше фрагменты доклада Ю.Гаара) и о чем сказали теперь, уже в своей манере, валя с больной головы на здоровую, сами наши «критики». Процитируем их еще раз:
 
«NN и его грязное творчество востребованы потому, что у них есть своя «группа поддержки» и есть заказчики – интриганы, раненные в своем самолюбии люди. А за их личными дешёвыми интересами и низкими страстями стоят интересы покрупнее – разделять российских немцев, противопоставлять друг другу, наносить удары по лучшим из них… Пока …претендующие быть нашими лидерами больше всего озабочены не судьбой народа, а тем, как себе приписать побольше заслуг, а своих противников как можно сильнее полить грязью, пока они заражены дешевыми амбициями, пока они не понимают всей серьезности положения нашего народа… до тех пор будет существовать потребность в беспринципных и грязных пасквилянтах».
 
То есть и наши «критики» «увидели», наконец, как движущие силы происходящего, так и личностную составляющую в этих движущих силах. Но сказав «а» и «б», не сказали главного: что если проследить еще и неизменный источник этого «грязного творчества», то путь всегда приводит к одному и тому же узкому кругу лиц, к которому наши авторы отнесли как «гроутовцев» и себя. Источник, из которого за все 23 года его существования «критика» ни разу не была направлена в защиту интересов народа, его единства, его национального движения. Наоборот, всегда была направлена против: на раскол народа, на раскол национального движения, на противодействие реабилитации, а теперь – на исчезновение народа вообще!
 
Можно также отметить, что в начальные годы эта «критика» могла, по крайней мере со стороны, выглядеть как чисто внутренние дрязги, – из-за персонифицированности самого «источника». Могла выглядеть, будто всё дело в том, что наши «борцы» были против «ставленников Кремля», потому что не попали в их число сами: ведь представители власти (кроме власти, с которой «порвал» А.Кичихин?) уже тогда не считали для себя возможным работать с ними. И отсюда их уязвленность от того, что не с ними решался вопрос российских немцев, не их принял Президент страны, не с ними хотела работать даже германская сторона, а значит, понятно и их стремление дискредитировать своих «противников». На то время это могло восприниматься так.
 Но почему это продолжается и сегодня? Причем когда сами критики уже почти 20 лет в Германии?
 
Впрочем, и здесь может быть версия «личностного момента»: мол, они просто надеются хотя бы сегодня убедить уже тех, кто не знал их в прошлом, что они тоже «пахали».
 
Но если бы это было действительно так, то кто же мешает им показать свой вклад (если он был) по-человечески? Рассказать людям о том, как всем нам, участникам движения, нелегко было преодолевать и сопротивление властных структур, и организованное противодействие на местах, да еще в условиях, когда мы были всего лишь общественной организацией – без политического опыта, без собственной экономической базы, и добивались своей цели в условиях всё большего развала страны? Рассказать и о том, чего мы, несмотря на всё это, добились, а именно: принятия на высшем уровне решения о восстановления нашей государственности?! И выразить свою признательность коллегам за их мужество, за нахождение путей, позволивших многого добиться? Признательность нашим немецким колхозам, нашим первым предпринимателям, которые немало пожертвовали на конференции и съезды? И тем представителям власти, и просто людям, русским и не русским, которые так благородно помогали нам в нашей нелегкой борьбе? Но обо всем этом – полное молчание.
 
Так что же сегодня-то движет нашими критиками? Сегодня, когда они стремятся опорочить даже идеи и цели движения, опорочить прошлое своего народа, подменить интересы народа на анти-интересы, отказать ему даже в праве на существование? Ведь это выходит далеко за рамки личных амбиций и чувства уязвленности!
 
В этом смысле признания нынешних наших критиков более чем знаменательны: ведь они теперь и сами увидели, с близкого расстояния, в зеркале своих публикаций, что всё гораздо хуже. Что эти амбиции, эта уязвленность – лишь инструменты, давно и успешно используемые подлинными «движущими силами». Однако вместо того, чтобы отшатнуться от увиденного, они, будто спохватившись, судорожно пытаются теперь отвести внимание других от увиденного и выдать за инструменты «движущих сил» вместо увиденных в зеркале всё новых NN. Отсюда и «новое направление» журнала? И новые «мысли» о достойных сочувствия когда-то «попавших в ситуацию»?..
 
Остается только надеяться, что это «новое направление» всё же не сможет помешать и читателям самого журнала, и тем, кто вообще о журнале не слышал, видеть свой народ по-прежнему таким, какой он есть на самом деле. Видеть его стойкий инстинкт самосохранения, его невероятные усилия в противостоянии ассимиляции, его мужество в борьбе за справедливость, его способность принимать иногда тяжелейшие для себя решения, как это было, когда он оказался перед серьезнейшим вопросом: как продолжить борьбу за реабилитацию на дымящихся развалинах великой страны и в то же время вывезти хотя бы своих детей в более безопасное место, хотя бы до лучших времен.
 
Вряд ли «новое направление» помешает видеть и то, как продолжали бороться за свое будущее – и будущее всего народа! – оставшиеся российские немцы; и то, как преодолевали совершенно новые для себя трудности выехавшие. Видеть, как при некоторой стабилизации социальных условий жизни и при менее распыленном, чем в необъятной России, проживании, еще больше проявились «национальные черты» российских немцев: их чувство человеческого достоинства, самолюбие, стремление показать, что они не хуже других (т.е. «местных») и в работе, в учебе, в своей культуре, в спорте, в науке, и заметно активнее – в своем разностороннем, часто вполне профессиональном творчестве. В творчестве, базой, источником, содержанием и особенностью которого является во многом именно трудная история народа и пережитая им трагедия, которая стучит в его сердце и выплескивается из него все новыми книгами, картинами, скульптурами, музыкальными произведениями.
 
Можно, наверное, быть уверенным и в том, что «новое направление» не многих сподвигнет на ударное выполнение указаний исчезнуть как народ. Ведь это означало бы утратить не только генетическую память об истории своего народа, но и свою особость – такую же непреходящую ценность, как особость любого народа: для него и других, сегодня и в будущем.
 
    Ну и напоследок зададим, после всего сказанного, уже чисто риторический
вопрос: Зачем?
    Зачем же наши авторы призывают свой народ исчезнуть? Чем им так мешают эта его особость, его мужество, его исторический опыт, его вновь возрождающийся и раскрывающийся творческий потенциал, и – он сам? Зачем вместо того, чтобы порадоваться за свой народ и преклонить пред ним колени, они (они?) хотят, чтобы у него ничего своего больше не было – окончательно? И чтобы его самого не было – вообще? Зачем?
                Январь 2012


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.