Ваан Терьян Я с юношеских лет любил...

В начале восьмидесятых годов уже прошлого века я впервые побывал на родине выдающегося армянского поэта ХХ века Ваана Терьяна – в селе Гандза в горах Джавахка. Ступив через порог скромного дома из черного камня, поразился: как мог из такого забытого богом угла на широкую дорогу поэзии бурного, насыщенного событиями столетия выйти юноша, который вскоре стал кумиром армянской молодежи, занял уникальное место в истории родной  литературы...
Кавказ не смог удовлетворить жажду знаний и самовыражения любознательного Терьяна, и в 1899 г. он держит путь в Россию, где проведет всю свою сознательную жизнь и закончит свой земной путь. В 1906 г. пытливый Терьян поступает на историко-филологический факультет Московского университета, по окончании которого, сблизившись с выдающимся ученым-востоковедом Н.Марром, становится студентом уже Петербургского университета, где специализируется в области кавказоведения.
Как оформившийся поэт Терьян явился миру в 1908 г. (хотя начинал в 1905-м со стихотворений, в которых уже определил и круг своих лирических  тем, и принципы их образного воплощения) – своим сборником “Грезы сумерек”, принесшим ему славу и имевшим исключительное влияние на духовную жизнь армянства. Современники вспоминали, что началась “терьяновская эпоха”, “воздух был наполнен Терьяном”, “у всех на устах” были его стихи, особенно “Грезы сумерек”… Строки Терьяна тех лет были оценены литературной критикой как “поэтические отзвуки души, отмеченные безмерной глубиной чувств и философской насыщенной мысли”. Затем последовали циклы и книги стихов 1906-1919 гг. – “Ночь и воспоминания”, “Золотая сказка”, “Терновый венец”, “Золотая цепь”, “Страна Наири” и др. Терьян безраздельно властвовал над чувствами и душами армян, в то время как сам порою задыхался в тисках одиночества и тоски…
Вращаясь в российской столичной среде, Терьян невольно впитывал и все то, что было в литературно-художественной жизни первого десятилетия ХХ века. Открытие для себя русских и европейских поэтов новейшего времени – Брюсова, Бальмонта, Блока, Ф.Сологуба, Верхарна, Верлена и др. – позволило Терьяну облечь в новую форму и собственные поэтические ощущения. Становилась ближе и роднее и сама Россия, с ее сложной и противоречивой общественно-политической обстановкой тех лет.
“Русский” Терьян начинается со стихотворения “Бродячего певца больная песня”, опубликованного в    1911 г. в переводе Л. Зилова, не давшего, впрочем, адекватного представления о поэзии одаренного юноши. Подлинное “пиршество” терьяновской поэзии ждет русского читателя в вышедших  в  1916 г.  “Сборнике армянской литературы” под редакцией Горького и знаменитой брюсовской “Поэзии Армении”. Именно в этих изданиях под пером талантливых русских поэтов Терьян обрел подлинное звучание. Армянский поэт приветствовал эти книги, понимая их исключительное значение для мировой известности родной литературы – ведь они показывали миру, что армяне способны, по его словам,  “внедрять европейские идеи”, “выработать национальные идеалы и жить раздумьями и стремлениями современного человека”.
Ваан Терьян, возможно, и не стал бы поэтом, способным взволновать   “загадочную” русскую душу, если бы не мастера художественного слова, взявшиеся в разные годы донести до родного читателя палитру глубоких и тонких чувств – В.Брюсов, К.Бальмонт, А.Ахматова, Вс.Рождественский, Ф.Сологуб, Е.Полонская, Е.Николаевская, В.Звягинцева, Н.Чуковский и др. Но первым, кого следует признать “крестным отцом” Терьяна для русской публики, является В.Брюсов, который не только перевел ряд стихотворений армянского поэта, но и дал весьма лестную и в то же время объективную оценку “наиболее видного деятеля” среди молодых поэтов “русской Армении” в предваряющем антологию “Поэзия Армении” историко-литературном очерке. Из брюсовских переводов следует отметить “Скользящей    стопой…”,   “Опять    спустилась     ночь…”, “Газелла”, “В весеннем городе”, “Ужель поэт последний я?”, “Как не любить тебя…”, “Если нет любви…”, многие из которых запали в душу русского ценителя поэзии и сделали имя Терьяна любимым и в российской художественной среде.
Путь Терьяна как поэта невозможно вообразить вне общеевропейского литературного движения начала ХХ века, а его связи с русской литературой и культурой были непосредственными, органическими и естественными. Его общественно-эстетические воззрения формировались под воздействием передовых идей именно русской литературы. Опыт ее был для Терьяна неисчерпаемым кладезем – он боготворил Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Баратынского, из современной ему прозы выделял произведения Леонида Андреева, любил Достоевского, преклонялся перед гением Льва Толстого.
В связи с похоронами Толстого в 1910 г. Терьян оказывается в Ясной Поляне – событие потрясло армянского поэта и он записывает у себя: “Я увидел его страдальческое лицо… это было лицо великомученика, святого. Оно было овеяно светлой тишиной и ясным покоем. На него легла печать грустных размышлений и глубокого страдания, но эта печать не затемняла благородную ясность этого лица. Я не могу верить, что нет Льва Толстого, утешающего наше сердце, пробуждающего нашу совесть… Можно не соглашаться с тем или иным мнением Толстого, но его идеал должен быть идеалом для всех нас, потому что отрицать его невозможно, потому что он бессмертен…” Поразительно, что эти глубокие, взволнованные строки принадлежат не умудренному жизнью “зрелому мужу”, а двадцатипятилетнему  юноше…
Успехи армянской (восточноармянской)  литературы Ваан   Терьян   связывал   с благотворным влиянием русской литературы. В 1913 г. он отмечал, что “свежие ростки” этой “великой литературы” уже существуют, а их полный расцвет придет в то время, когда “молодая Россия расправит свои орлиные крылья, когда живые силы страны, как вышедшие из берегов весенние воды, вольно и широко разольются – могучие и радостные”. Армянский поэт не ошибался в своих предвидениях…
Во вступительном очерке к “Поэзии Армении” В.Брюсов, характеризуя Терьяна, назвал его “учеником символистов”, и эта оценка с тех пор как бы “приросла” к армянскому поэту. Однако следует отметить, что в широком смысле “учителями” Терьяна, воспитанного на лучших образцах армянской, русской и западноевропейской литературы, не в меньшей степени можно считать Исаакяна и Туманяна, Пушкина и Лермонтова, Гете и Гейне…
Сам Терьян пытался внести лепту в ознакомление армянского читателя с русской поэзией. Будучи близок с Брюсовым, особенно в период его работы над “Поэзией Армении”, он, начиная с 1912 года, переводит его стихи, среди которых такие известные, как “Городу”, “Побег”, “Блудный сын”, “Грустный вечер”, “Одиночество”, “Благословение”, “Колыбельная песня”, “Час воспоминаний”, “Быть без людей” и др. Ознакомление с ними приводит к мысли, что Терьян переводит лишь те стихи, которые созвучны его собственным настроениям, мироощущению. Очарование личности известного русского поэта было столь велико, что Терьян посвящает ему также оригинальное свое стихотворение, написанное в дни пребывания Брюсова в Армении в 1916 году:

Я с юношеских лет любил твой строгий стих,
Холодный, северный твой сдержанный язык,
И много в нем тепла я чувствовать привык
Под скрытым пламенем спокойных строк твоих.

Ты в испытаний дни, в час страшных бурь и бед,
Когда в волнах наш челн захвачен штормом был,
Как верный друг, мой край несчастный посетил
И предсказал нам всем спасение и свет.

 В 1913 г. в статье, посвященной В.Брюсову, Терьян дает исключительно высокую оценку русскому поэту и называет его “одним из первых и блистательных деятелей новейшей литературы”.
Ваан Терьян был убежденным сторонником российской ориентации родного народа. “Тяготение и симпатии армян к России, - писал он, - стали исторической традицией. Наш народ всегда инстинктивно чувствовал верный путь своего спасения, и лучшие представители нашей интеллигенции весьма ясно и ярко выразили это чувство”. Терьян гордился этой традицией и заявлял: “Наша родина – Россия, и в ее лоне мы желаем продвигать и сохранять нашу культуру”. Разумеется, говоря так, поэт, автор глубоко патриотического цикла “Страна Наири” – поэтического символа “духовной Армении”, имел в виду культурное и политическое сближение армянского народа и пояснял программу новой интеллигенции, близкой в основных чертах к передовой русской интеллигенции: “Если мы сумеем усвоить все культурное наследство современной Европы, значит сумеем жить, если нет – мы умрем как нация”. Богатством духовных ценностей предопределяется, по мнению Терьяна, и существование армян как нации.
Гениальная поэзия певца Любви и Родины до сих пор властвует над душами армян…


Рецензии
Добрый день, Роберт! Спешу поблагодарить за открытие ещё одного поэта.Он просто чудесен,буду не только читать,но и перечитывать... Вы только послушайте:
-Я всем вам брат,у нас одни
тревоги
-Одни и те же беды без числа
-Но есть любовь в душе моей раскрытой
-И ваша боль в груди моей болит
-Ведь лишь любовь нам может стать защитой
-И сердце только сердце исцелить....
Как давно написаны, а как актуально и сейчас...
Сердечно благодарю Вас за Ваши труды. Всего Вам доброго. С уважением Милка:)

Милка Ньюман   24.09.2018 20:00     Заявить о нарушении
Спасибо! Не хотите "раскрыть скобки"? Кто же Вы, Милка Ньюман? ))) Можете сделать это в личке...

Роберт Багдасарян   25.09.2018 09:00   Заявить о нарушении
Даже не знаю, что и сказать... Обычно интересуются авторами, а не читателями :) С удовольствием бы пообщалась, но у меня почему-то односторонняя связь-письма получаю, а мои письма уходят в космос:) Уже и писала в тех.поддержку,да воз и ныне там:) Обещают исправить:)

Милка Ньюман   25.09.2018 22:49   Заявить о нарушении