Изнанка мира. Слава КПКЛ!

            Читатели по-разному относятся к всякого рода фанфикам, произведениям по мотивам и прочим апокрифам. Кто-то очередями глотает книги любимой серии, а кому-то сама идея заимствования чужих декораций кажется признаком вторичности. Лично я не считаю, что любое обобщенное мнение по этому вопросу может быть объективным. Какой интерес может представлять рассказ о мире, в котором этот мир не развивается? Что произойдет, если в рамках раскрученной вселенной, над которой работает множество разнокалиберных, никак не связанных между собой писателей, появится продвигаемая каким-то автором линия развития мира? Поскольку вероятность того, что ее поддержит так называемый канон или другие соискатели успеха, крайне мала, это будет напоминать плевок против ветра, или, если учесть «динамику» развития этих ваших Метросталкероэтногенезов – долбление о лед.

            Поэтому большинство авторов, пытающихся приобщиться к подобным сериям, и заняты спин-оффами, где развитие мира подменяют его «дораскрытием». И это в лучшем случае. Именно к такому разряду я склонен относить «Изнанку мира» (дальше по тексту – ИМ) – недописанную повесть, начальные главы которой мне довелось прочесть на этом сайте по адресу: http://proza.ru/avtor/enumaelich .

            Действие произведения разворачивается во вселенной «Метро 20ЗЗ». Для тех, кто не в танке: атомная война, все погибли, радиация отожгла на природе так, что Гордону Фримену с его безобидным антимасс-спектрометром и непредвиденными последствиями даже не снилось, выжившие зарылись под землю, в Московский метрополитен, и завертелось… Главные элементы серии, а именно перманентный плач об обреченности человечества, мистика метрополитена и болтовня у костра – выдержаны.

            Повествование сфокусировано на станциях так называемой «Красной ветки» - чем-то вроде нанореинкарнации совка под землей. В оригинальном романе Глуховского с ними связан лишь эпизод, где на рояле (зачеркнуто) краснознаменной дрезине выезжает эпизодический персонаж и спасает главного героя от Неминуемой Гибели. При этом использование термина «совок» не случайно, ведь лучше всего в ИМ раскрыты такие детали, как прогнившая элита и «в СССР секса нет» (описание внешности новосоветских женщин). Ни тебе бесплатного образования, ни хлеба за три патрона.

            Красная ветка оказывается не столь монолитной, как того хотелось бы прогнившей элите, и завязка повествует об начстанции-ренегате Лыкове. Его обращение с гайками правления приводит к катастрофе. Из-под антагониста вышибают кресло, пытаются арестовать, но Лыков оказывается тем еще ужом, и, бросив красным дочь, перебегает к Ганзе – меркантильной фракции, покровительствующей челнокам и торговле. Заполучив в свои руки источник крайне ценной информации, руководители Ганзы, недолго думая, начинают экспорт демократии в пограничную станцию Красной ветки, все тайные подходы к которой им услужливо раскрывает Лыков.

            Причины вражды между Ганзой и Красной веткой, должно быть, остались между строк «Метро 20ЗЗ», потому что из первых восьми глав ИМ трудно хоть что-то понять. Приходится принимать «холодную войну» между этими фракциями в качестве аксиомы. Полные гуро заключительные главы ИМ описывают внезапное наступление бойцов Ганзы на станцию Сталинская (и сюда дотянулся))).

            На фоне всего этого двадцать второго июня главный герой Кирилл Зорин, ведомый изменчивыми побуждениями, бегает по госпиталям и тылам, проходя жизнь в стиле «стелс».

            Все персонажи в ИМ разговаривают хоть и несколько одинаково, но очень живо. Диалоги приятно читать, характеры и истории присутствуют. Кроме главных героев есть и эпизодические, появляющиеся в единственной сцене, обычно для того, чтобы в ней и погибнуть.

            Ирина Лыкова – типичная мажор… мажорка? Мажоресса? Короче, золотая девушка! Дочь Лыкова, по совместительству также являющаяся сопровождающей. Манипулирует Кириллом, чтобы избежать уготовленного ей красными расстрела. Как выясняется по ходу действия, до него имела еще как минимум одного любовника.

            Сам Кирилл в случае, если бы ИМ принадлежала к фэнтезийному жанру, мог бы быть отнесен к категории фэнтезийных юнцов. Основными занятиями Кирилла являются противопоставление себя остальному миру, усыхание по Ирине и совершение ради сомнительных перспектив действий, ставящих под угрозу его жизнь.

            Начстанции Лыков настолько суров, что в единственном эпизоде, в которой его можно заметить, ни секунды не скорбит ни о том, что его дочь в плену у его противников, ни о том, что его родной сын при смерти.
            Но, если присмотреться, персонажи не блещут. Те немногие точки соприкосновения между ними, которые определены сюжетом, авторы неплохо показывают. Но связывает их между собой все же немногое, и большую часть повествования приходится наблюдать за войной и не слишком интересными переживаниями «постапокалиптического юнца» Кирилла Лыкова.

            Вообще, действие в ИМ разнообразное. Каждая глава начинается стихами, которые настраивают читателя на нужный лад, подчеркивая ее «изюминку». В нужный момент эти строки проскальзывают в сознании, раскрываясь на всю глубину. И почти каждая глава заканчивается мистической НЕХ о шумерских богах. К восьмой подобные вкрапления начинают попадаться все чаще, и не просто эпилогически, а вплетаясь в действие. Интересно, во что все это выльется в финале…

            Боевые действия описаны с должным вниманием, как к физиологии, так и к тактике. Хотя, конечно, странно, что красные не догадались забрасывать «бронированную многоножку» гранатами. Страшно представить, что сделала бы даже одна «лимонка» с этим диковинным симбиозом автоматического оружия и древнеримского боевого построения. Да и то, что у жирных капиталистов не нашлось ни одной дымовой шашки, чтобы накрыть завесой простреливаемый эскалатор, кажется неубедительным.

            Отдельного упоминания стоят эпизоды, создающие атмосферу мира. Например, рассказ о привидениях жертв терактов в Московском метро; золотая пыльца (привет, Пикник, но написано интересно); радиокошмар обреченного дозорного. Все они не имеют отношения к основному сюжету, впрочем, без подобных отступлений, от романа осталась бы разве что смесь «Ромео и Джульетты» и «300».

            В целом, «Изнанка мира» - это хорошее произведение. По крайней мере, первые восемь глав выглядят обнадеживающе. И все же атмосферой и потоком деталей мира не компенсировать ни прямоту сюжета, ни малое количество действующих лиц. Есть произведения амбициозные, но слабые, и есть авторы, трезво оценивающие уровень своего мастерства. Работающий над ИМ коллектив явно чего-то там недооценил. Видны великолепно реализованные задумки, достигнутые цели, и еще виднее, что задумки могли быть намного сложнее, а цели выше.

            На этот раз без оценок. К финальному варианту еще очень многое может измениться. И есть надежда, что к лучшему.

            Пятая флотилия. Отбой.


Рецензии
Есть целый ресурс, посвященный фанфикам. И среди всякого ужаса) там встречаются очень неплохие и даже замечательные работы. Но я не люблю ни читать фики, ни писать. Это всеж сковывает фантазию автора, несмотря на все АУ.
Даешь постпанк!)) коммунистическая анархия и стеб - наше все))

Анастасия Дзали Ани   31.03.2015 23:02     Заявить о нарушении
АУ - это что? Я вообще фанфики не пишу. И тем более не читаю. "Ложь" сделал и на том остановился. Теперь иногда раздумываю, как переделать ее в самостоятельное произведение. Правда, руки никак не доходят.

Гуйван Богдан   01.04.2015 10:22   Заявить о нарушении
Ау - когда персонаж ведет себя не по канону.
Очень хорошо, что ты пишешь только свое)

Анастасия Дзали Ани   01.04.2015 11:27   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.