Три фото из альбома

               
                ТРИ ФОТО ИЗ АЛЬБОМА               
                Эротические этюды? 
 
                ***
    В незапамятные  времена,  жарким летом,  я  оказался  в  московском  автобусе  рядом  с  незнакомкой, «девушкой приятной  наружности». Автобус  не  был плотно набит, но мы  стояли достаточно близко, и я искоса поглядывал на неё, стараясь не докучать избытком внимания. 
   В открытое окно влетел пушистый шарик,  семечко  какого-то растения, –  в детстве мы  называли  их «солнышко».  Вы, наверное, знаете эти летучие семена. Я медленно и осторожно поднял руку, и оно легло в мою ладонь. Такое бывает во сне. Но это произошло наяву. Так же  медленно  я повернулся  к  девушке и подал ей свою «добычу». И она так же медленно подняла свою руку, и взяла подарок. Слегка наклонила голову и поблагодарила меня тенью улыбки: – чуть-чуть глазами, чуть-чуть губами, –  столь  же  светлой и  лёгкой, «летучей»,  как то солнышко. 
   И – всё! Остановка! Занавес!
  Меня поразила абсолютная, волшебная, «божественная» гармоничность происшествия, всей этой «пьесы-пантомимы», экспромтом разыгранной случайными персонажами.
   Хотелось бы знать теперь : а ОНА – помнит?
                Вы спросите: -  а где же эротика?  Читайте дальше.

                ***
    В незапамятные времена, жарким летом,  наша компания проводила отпуск на Чёрном море в  небольшом посёлке Гантиади.  Там всё было прекрасно, как бывает в юности, (хотя среди всех я был «патриархом»).
    Путь от нашего обиталища до моря, по тропинке сквозь живую изгородь,  был настолько короток, что  даже не приходилось переодеваться.
    А море было тёплым, а море было добрым, а море было нашим! А море было – всегда!
   Чуть больше времени занимал «поход к Алеко» – так мы называли «черного человека», который  варил кофе по-турецки. Каждый раз, в придачу к кофе, мы получали представление! Он был больше артист, чем торговец, а мы были больше восторженными зрителями, чем клиентами.   
     Он зажимал между пальцами 4 длинные палочки-ручки от малюсеньких металлических пузатых сосудов, и жестом фехтовальщика стремительно вонзал сразу все  в раскалённый песок, поднимая  песчаные  «бурунчики», которые доставали до самых краёв жезв, и жидкость в них столь же стремительно с шипением вскипала, и тут же рука с этим «веером» возвращалась  назад… но песок ни разу не попал в  кофе, а кофе ни разу не плеснул на песок.  И мы не уставали любоваться этим искусством, и он это знал, и мы это знали.
   Ещё можно было тут же, рядом, купить мороженное, и я изобрёл собственный способ употребления «Кофе-Гляссе»: – надо приклеить языком к нёбу ледяную сладкую «лепешку», а под ней потихоньку цедить обжигающее, чёрное, горькое чудо…
     А ещё рядом были горы, не столь уж высокие, но настоящие, и однажды мы втроём, усилием воли оторвав себя от моря, сбегали на вершину, и увидели оттуда, что горизонт на самом деле – круглый, и я страшно гордился тем, что ни в чём не уступал своим молодым спутникам.   
     Также большим успехом у нас пользовалась смесь джина – (водки, настоянной на можжевеловых ягодах), с апельсиновым соком. Сок и водка покупались в ближайшей "палатке", ягоды собирались с ближайших кустов, а пропорции подбирались в соответствии с личным темпераментом и вкусом.
     Итак, у нас  тогда  было всё – синее море, голубое небо, зелёные горы, белое мороженое, чёрный кофе, оранжевый джус, – и разноцветная, яркая, общая наша юность, энергия которой так же вскипала и бурлила, как кофе у Алеко.
.       Вы спросите: – ну, а где же, наконец, обещанная эротика?  Извольте!
  Однажды вечером, когда стемнело, после очередного, видимо, весьма обильного приёма джина с тоником, мы впятером,  4 кавалера и дама, спустились в купальной униформе  к морю,  и нам четверым явилась блажь искупаться голыми. Решили - и немедленно приступили к исполнению. Мы были воспитанные ребята, вовсе не нахалы и не циники, и потому попросили нашу даму отвернуться. 
      Плавки наши слетели мгновенно!
     Фишка была в том, что стояли мы аккурат с четырёх сторон от неё: – она посередине…
                Вам хочется ещё круче? Пожалуйста!

                ***
     В незапамятные времена,  жарким летом, уж и не помню, по какому случаю и маршруту, в период которой  из  прежних  жён,  или  в  паузе  между  ними , едучи в плацкартном вагоне на верхней полке, я проснулся  среди ночи, как всегда просыпаюсь  на остановках, когда прекращается тряска и ритмичный стук колёс. 
      Вагонные ложа, как известно, весьма узкие, поэтому, лёжа на спине, я откинул руку  в пространство между полками, и  моя рука    случайно   встретилась с другой   рукой,   так   же   откинутой    в  мою  сторону, –  женщиной с противоположной полки. И она не отняла своей руки. И так, наши руки, и так, в темноте вагона,  не руки наши, – так мы  сами  ласкали  друг  друга, соединённые  этим живым мостом  над  пропастью  между   полками,  ласкали,  доставая  лишь  до локтя,  ласкали  пальцами,  ладонями, всей кожей,  ласкали горячо и нежно, ласкали жадно и щедро, пока не уснули перед самым рассветом.
    Наутро  в  вагоне  началась   обычная  поездная  жизнь,  люди  ходили  по  проходу  с  полотенцами  и стаканами, и мы, пассажиры, обычные  временные попутчики,  спокойно и  равнодушно  обменявшись взглядами  и пожелав всем соседям доброго утра, влились в эту жизнь. И, как ни странно, я принял этот лишённый контрапункта финал, как само собой разумеющуюся данность...
     Так что же это было?  Как назвать?  В чём каяться? Чем гордиться? За что благодарить?  И кого?

                Что, Вам опять мало? Тогда Вам не сюда…


Рецензии
Спасибо, Марк, за чудные воспоминания!
Прекрасные фотографии!

Людмила Вятская   16.06.2019 11:33     Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.