Операция Фрэнтик или американский Перл-Харбор в Ук

             ч. 6

     Финальная часть операции « Френтик»

     Говоря  о финале,  то тут надо сразу сказать, что красивого финала не получилось.
     И если  по американским источникам проанализировать все последние  вылеты, то у нас получается вот такая  картина.

     11 сентября 1944 года  налет  75 В-17 и 64 « Мустанга» сопровождения на нефтеперерабатывающий  завод в Румынии и приземляется в СССР

    13 сентября 1944 года   73 B-17s, сопровождении  63 P-51s, продолжая полет Великобритания – СССР - Италия- Великобритания  производят  налеты на цели в Венгрии и возвращаются на   авиационные базы ВВС США  в Италия.

       15 сентября 1944 года из  Англии вылетают 110 B-17s с  поставкам для польской  армии в  Варшаве.

      Но, из-за непогоды  над Северным морем  бомбардировщики возвращаются назад в Англию. Сопровождавшие бомбардировщики истребители Мустанг тоже потерялись  в облаках и  были вынуждены, вернутся  на свои базы.

      17 сентября 1944 года  под охраной  149 мустангами  72  В-17  летают без бомб с  Италия в  Великобританию.

      18 сентября 1944 года состоялся последний  полет по маршруту Великобритания-СССР – Италия – Великобритания.
      Вылетели 107 B-17s для того чтобы поддержать  польскую армию в Варшаве  и для них  было сброшено с 1.248  контейнера с оружием и боеприпасами.

        19-ое сентября 1944 из полтавского аэродрома в  СССР взлетают 100  B-17s  и 61 P-51s   и бомбят   завод Szolnok», Венгрия,  а затем и продолжают полет  в Италия.

         Итак,  мы видим, что операция "Фрэнтик" продолжалась. Но постоянное сокращение потребности в "челночных" рейдах и усиление политических разногласий между союзниками  на послевоенное устройство Европы постепенно свели ее на нет.

       И к тому же сам Полтавский аэродромный узел оказался теперь в 800 км от фронта, и его эксплуатация с военной точки зрения потеряла практический смысл.

         А сами итоги  этой операции можно свести к таким цифрам.
         В ходе 18 рейдов эти машины совершили 2207 вылетов и сбросили на врага 1955 т бомб.
        Ударам подверглись 12 важных объектов в тылу противника, в воздушных боях было уничтожено не менее 100 немецких самолетов, на земле - более 60.
        Самолеты-разведчики выполнили 117 боевых вылетов и сфотографировали 174 цели.
        Только за период с мая по ноябрь 1944 г. на аэродромах 169-й АБОН побывали 8916 американцев.

       При работе над  сбором материала для  этой  статьи,  мне случайно в «дебрях» Интернета  удалось найти  документальный  фильм под названием «Сквозной удар. Авиабаза особого назначения».        Сама документальная лента  была снята американцами в 1944 -1945 годах и хранилась до недавнего времени в военных архивах ВВС США.
       На ее основе,  уже российская  пропаганда,   вставив туда  свои комментарии, создала такой  себе патриотический  фильм о том, как США и СССР, вместе  воевали против фашисткой Германией.

     Но, вы уважаемый читатель   надеюсь, посмотрите этот фильм и   с учетом ранее прочитанной  информации,  в том числе и в моей работе  сами разберетесь, где там, правда,  а где пропаганда.

      Нам же этот фильм   будет ценным,  так как  впервые показывает     американских летчиков, советских солдат и офицеров, да  и просто жителей Полтавы,   с которыми контактировали  американцы.

      И американцам это был не просто сделать.  Ведь все  их контакты и передвижения вне авиабазы  полностью контролировала военная  контрразведка «СМЕРШ».
      Но, не смотря на все запреты  такие контакты,  имели место, хотя и для американцев и, особенно для  советских граждан  они зачастую заканчивались  плохо.

      Были и просто курьезные случаи. Мне запомнится, например такой.

      Один американский пилот пришел в Полтавский горком партии для того чтобы «посмотреть как тут работает коммунистическая партия». Естественно он тут же был арестован и ближайшим авиарейсом выдворен из СССР.

      Поэтому   я   собрал  всю ту  информацию, которая  не касается  боевых операций, в конец свой работы и эту часть назвал

                «169 АБОН - Американский  центр в СССР»

       По мере развития  событий на полтавской авиабазе  с  июня 1944 года 169- авиабаза уже успела приобрести и новый, явно не планировавшийся ранее самостоятельный статус.
       Она  превратились в своеобразный "американский центр" в СССР или в «окно»  для американцев,  через которое им  предстояло  в течение  года , знакомится  с реальной жизнью  в СССР, сравнивая ее со своей  жизнь, как в политическом, так и в социально бытовых планах.

        Во - первых надо сказать, что существования  уникального по тем временам авимоста Италия-Полтава и Англия-Полтава,  стало большим подспорьем, для дипломатических  представителей США и Англии.
       С их помощью   в СССР и из СССР доставляли  важную корреспонденцию и дипломатические грузы.

       Там же  на 169 АБОН собирали и американских граждан, ожидавших отправления на родину.
      Например, 4 марта 1945 г. Рузвельт просил Сталина разрешить 10 американским самолетам совершать рейсы между Полтавой и теми пунктами в Польше, в которых находились бывшие военнопленные американские солдаты и летчики, совершившие вынужденную посадку.

       
        Но память о тех днях хранят не только историки и генералы. Есть память и у сердца.  Ведь тогда, в те далекие от нас дни, они что американские ,что советские военнослужащие  были молоды и пусть и в условиях  мировой войны хотели счастья - пусть короткого, пусть несбыточного, пусть опасного.

        А послевоенная  Полтава им  для  этого  предоставляла немало искушений. Скажем,  в Полтаве был  открыт в течение года  действовал  Американский клуб, где показывали американские фильмы, где имелась специальная  библиотека с американской литературой и даже место для отправления религиозных обрядов. Ну и естественно при Американском клубе был  бар, и были танцы.

     И  тут,  глядя  на бравых американских летчиков,  не одна украинская дивчина потеряла голову.
     Как кстати и сами бравые американцы от вида « славянских богинь».
     Хотя  в Полтаву  прилетали американские  бомбардировщики с чисто женскими экипажами, и эти  американки  выглядели не хуже  тогдашних американских кинозвезд.

     Среди полтавских старожилов  ходит   несколько полу легенд о  трагическом конце  взаимоотношений  американцев и украинских девушек.

     Первая нам повествует о том, что один влюбленный летчик так надежно спрятал на борту своего бомбардировщика украинскую возлюбленную, что об этом не знал даже командир экипажа.
     Над целью самолет был подбит немцами.
     С трудом удерживая на курсе охваченную пламенем машину, командир отдал приказ экипажу покинуть борт. Оглянувшись, он с изумлением увидел обезумевшую от страха девушку.
    Лишнего парашюта не было... Тогда ее любимый надел свой парашют, схватил ее в объятия и выбросился за борт.
     Его командир, чудом уцелев и вернувшись на родину, рассказал об этом случае.

     Вторая легенда основывается на воспоминаниях ветеранов 169-й АБОН. Там  был  зафиксирован случай, когда одну нашу девушку из инженерного батальона едва не забрал американский летчик к себе в Америку.

     «Потянулись друг к другу сердца, и американец взял русскую красавицу к себе на борт бомбардировщика.
      Но кто-то доложил об этом «смершевцам», и девушку ни американский летчик, ни сослуживцы  больше не видели».
      

       Но кроме легенд  есть и правдивые  данные.

      Так есть признания капитана американских ВВС Пола Дорана. Он в 1944 году  оставил в Полтаве невесту, Веру Ленскую.
     И  рассказывая об этом корреспонденту американской  газеты весной 45-го, он надеялся после окончания войны вывезти ее к себе домой в Олбани.

       А вот воспоминания Марии Царевской. Все началось с того что ее внук Евгений Гнипа, сотрудник Полтавского музея авиации и космонавтики узнал на одной из старых фото нем двоюродную бабушку Марию Царевскую. И вот свидетельства Е.Гриппы.
      «Показал бабушке фото. Имен она уже не помнит, — рассказывает Гнипа. — Ей 21 июня исполнится 90 лет.
       Царевская родилась и жила в Полтаве. Девичья фамилия — Торяник.
       Когда началась война, с сестрой Верой и маленькой дочкой Людой поехала в эвакуацию в Башкирию.

— Как только вернулись в мае 1944-го, устроились поварами на военный аэродром, — продолжает Евгений.
  — Вспоминает, не одна полтавчанка влюбилась в американских солдат.

      Мария выбрала 35-летнего начальника финансового отдела аэродрома Леонида Царевского.

— У бабушки в 1943-ом на войне погиб первый муж Михаил Яковлев, — говорит Гнипа.
 — А у Леонида Николаевича умерла жена. У него был маленький сын. Поженились в 1945-ом.

      После войны капитана Царевского перевели в Кривой Рог. Женщина была домохозяйкой, воспитывала детей».

      Но, если  М. Царевскаая   сделала  свой  выбор, избрав  в мужья советского гражданина, то  история  169 АБОП,  зафиксировала и одну  трагическую развязку. Когда американский  летчик и украинская  гражданка решили твердо  пожениться.
    И тут у нас речь пойдет об американце Ричарде Кершнере (PFC Richard G Kerchner),  и его желании вступить в брак с украинской гражданкой. Как ее  звали  и как сложилась ее дальнейшая  судьба  сказать очень трудно. Ведь архивы СМЕРША по прежнему не доступны.
     Но Р. Кершнеру,   было отказано в права на брак с гражданкой СССР.

        И тогда влюбленная пара пошла на авантюру, которая и запомнилась ветеранам 169 АБОПа,  как тот случай « когда одну нашу девушку из инженерного батальона едва не забрал американский летчик к себе в Америку.

     «Потянулись друг к другу сердца, и американец взял русскую красавицу к себе на борт бомбардировщика.
      Но, кто-то доложил об этом «смершевцам», и девушку ни американский летчик, ни сослуживцы  больше не видели».

     А «не видели»  их  потому, что   Р. Кернер  покончил с собой   6 октября 1944 года, застрелившись  из табельного оружия. 
       Он был похоронен 9 октября 1944 года под Полтавой на Ново Санжарском кладбище . Перезахоронен  в 1950 г. на родине в штате  Пенсильвании.

      Судьба ж его советской невесты  была  наверно не менее  страшной. Ведь по советским  законам  она совершила  попытку  к бегству из СССР.
      За,  что  согласно    УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ  РСФСР  в редакция 1926 года, за это предусматривалось  вот такая ответственность.

1. Контрреволюционные преступления 
     58_1а. Измена родине, т.е. действия, совершенные гражданами Союза ССР в ущерб военной мощи Союза ССР, его государственной независимости или неприкосновенности его территории, как-то: шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага, бегство или перелет за границу караются -
    
     высшей мерой уголовного наказания - расстрелом с конфискацией всего имущества, а при смягчающих обстоятельствах - лишением свободы на срок десять лет с конфискацией всего имущества.

       Так что мы  можем, вероятно, предположить, что их души  вскоре соединились в мире ином…
       Но,  дружеские отношения  американцы,  установили и с мужской часть  советского персонала 169 АБОП.
 
      Вот что вспоминал Дмитрий Федорович Касьянов:

     «За время работы мы очень сдружились с нашими коллегами
   - Обменялись адресами, телефонами. Договаривались общаться после войны, приехать друг к другу в гости.

      Но наше начальство сразу после отлета американцев отобрало наши личные блокноты. Оттуда вырвали все страницы с адресами и разметали их в мелкие клочья.
     Жаль! Веселые ребята были. Помню их летчика-аса -- здорового дядьку, русского по происхождению, сына еще дореволюционных эмигрантов.

       Он говорил по-русски  всего лишь нескольких слов. Приходил в кафе после боевого задания и просил официантку, причем  совсем  без  акцента: "Мне пол-литра!".

     И тут же под восхищенными взглядами коллег залпом выпивал бутылку. Но, в основном, американцы все же отдавали предпочтение шампанскому. Как-то начальство уехало, а я остался дежурным по базе.

      Вдруг слышу выстрелы со стороны самолетов. Прибегаю, а это их пилоты от радости за удачно выполненное задание напились шампанского и начали стрелять в воздух. Переполошили всю базу -- она же секретная, соблюдался режим тишины.

     Мы у них оружие отобрали - те и не сопротивлялись - и отправили нарушителей на гауптвахту до выяснения обстоятельств.

        Сидели они там вместе с нашими и всю ночь... песни распевали».

        Но давайте вернемся о т лирики к реальности. Теперь осенью 1944 г.,  когда численность американского персонала баз подверглась резкому сокращению и  5 октября 1944 г.  первый состав из Полтавы ушел через Ростов и Баку в Каир, откуда военнослужащие США отправились в Ливерпуль столь идиллическая картина  взаимоотношений между американскими военнослужащими и советскими гражданами  стала меняться.
         Оставшиеся там 200 военнослужащих США чувствовали, что оказались в стороне от главных событий и даже называли себя "забытыми в Украине".
         По данным «СМЕРША» участились случаи "выяснения отношений" между отдельными представителями союзных армий, особенно на почве ревности и злоупотребления алкоголем, а то и просто нарушения правил дорожного движения.
       Ведь  те зимние месяцы, когда в центре Европы гремели исторические сражения, в Полтаве было тихо.

         
         Но предприимчивые американцы умеют извлекать выгоду из любого положения. Пользуясь отсутствием реальной боевой работы и должного внимания со стороны своего командования, некоторые из них занялись "своим маленьким бизнесом" типа нелегальной торговли военным имуществом и т.п.
         Даже такие американские журналы были предметом продажи.

         Это еще более осложнило отношения внутри авиабазы. Генерал-майор Ковалев, сменивший к тому времени Перминова на посту командира 169-й АБОН,  когда страсти накалились до предела  уже не исключал даже возможности вооруженного столкновения с американскими  в Полтаве.
         К счастью  или вернее наверно усилиями сотрудников СМИЕРША до этого не дошло.
         Весной 1945 г. стало ясно, что "челночных" операций над Европой больше не будет, и исход последних  американцев из Полтавы возобновился.
        Их вывозили транспортными самолетами вместе с наиболее ценным оборудованием через Анкару и Каир.
        Но большая часть оборудования все же осталась на базах, включая средства радионавигации, которые были официально переданы советской стороне по закону о "ленд-лизе".
      Эвакуация проходила под управлением бригадного генерала Вильяма Ритчи (Ritchie), который последним покинул Полтаву   22 июня 1945 г   операцию  "Фрэнтик" официально закрыли.
        А в память о совместных боевых действиях советских и американских летчиков в годы войны в Полтаве установлен памятный знак в честь участников операции «Фрэнтик», находящийся на улице Бирюсова, возле школы №11.

Все фото и рисунки к статье находятся тут:
http://h.ua/story/349069/


Рецензии