Их же не бе достоин мир

(О реальностях русского бытия XIX века)

И доныне слышится нам громкое эхо великих побед русского оружия, коими прославился XIX век. Но начался он со всероссийской трагедии: ночью 12 марта 1801 года был убит в Михайловском замке император Павел I. Взломав дверь в спальню императора, заговорщики граф П.А. Пален и генерал П.А. Зубов потребовали от императора отречения. Павел отказался. Тогда в спальню были впущены офицеры Яшвиль, Татаринов, Гарданов, Скарятин.
«Многие заговорщики, сзади толкая друг друга, навалились на эту отвратительную группу, и таким образом император был удушен и задавлен, а многие из стоящих сзади очевидцев не знали в точности, что происходит».
Поздно ночью вдохновитель заговора граф П.А. Пален доложил цесаревичу о «скоропостижной смерти» императора.
После недолгой слабости Александр вышел к гвардейским офицерам и сказал: «Батюшка скончался апоплексическим ударом, все при мне будет, как при бабушке».
Офицеры в ответ закричали «Ура!».
Увы, горьким и пагубным смыслом отличалось это, выражающее восторг, восклицание от многих последующих, действительно оправданных и заслуженных. Громкое «ура» всегда сопровождало великие и малые победы русского воинства. Вот лишь беглый взгляд на эти значимые исторические победные вехи, ознаменовавшие начало XIX века…
1807 год:
11 мая. Флот адмирала Д.Н. Сенявина одержал победу над турками при Дарданеллах.
19-20 июня. Афонское сражение. Эскадра вице-адмирала Д.Н. Сенявина разбила при Афонской горе турецкий флот.
1808 год:
Война со Швецией.
В ночь с 8 на 9 февраля. Русские войска пересекли границу с Финляндией.
20 марта. Манифест «о покорении Шведской Финляндии и о присоединении оной навсегда к России».
26 апреля. Капитулировал Свеаборг.
17 сентября. Заключено перемирие между Россией и Швецией.
1809 год:
Начало марта. П.И. Багратион занял Аландские острова. Русский конный отряд появился в окрестностях Стокгольма.
12 марта. Пройдя по льду Ботнического залива, дивизия М.Б. Барклая-де-Толли без боя взяла шведский город Умео. Переход этот сравнивали с переходом Суворова через Альпы. За два дня по ледяным торосам дивизия прошла около 100 верст.
Июнь. Русские войска перешли Дунай. После кончины 80-летнего А.А. Прозоровского главнокомандующим назначен П.И. Багратион.
14 сентября. Сдался Измаил.
1810 год:
30 мая. Турки сдали Силистрию.
15 сентября. Турки сдали Рущук.
1811 год:
31 января. Разбит 15-тысячный отряд турок под Ловче.
Июнь. Русская армия отведена на левый берег Дуная. Кутузов рассчитывает на успех в оборонительных сражениях.
2 октября. 8-тысячный отряд генерала Маркова, незаметно переправившийся на правый берег Дуная, обратил в бегство 30 тысяч турок.
25 ноября. Завершилась Рущукская операция. Капитулировали остатки турецкой армии, брошенной великим визирем Ахмед-беем.
1812 год:
16 мая. Подписан Бухарестский мир с Турцией. К России присоединена Бессарабия. Турция лишилась права держать войска в Молдавии и Валахии.
12 июня. Ночью 600-тысячная армия Наполеона переправилась через Неман. Началась Отечественная война, которая завершилась бегством Наполеона в Париж и отступление его армии...1
Это лишь малый список того, что делалось во славу и на благо Отечества. По Божию благословению, могучие ветра наполняли необозримые паруса России и влекли ее к вящей славе, могуществу и благоденствию. Но были и подводные камни, мели, встречные течения — препятствия, которые воздвигал враг нашего спасения на пути Богоспасаемого Великого Русского народа…
9 марта1809 года в день памяти 40 мучеников Севастийских в Петербурге возникла ложа «К мертвой голове». 20 марта. Открыты ложа Палестины и ложа «Елисаветы и Добродетели». В октябре в доме барона Розенкампфа собирается ложа «Полярная звезда».
22 мая1810 год открылась ложа «Петра к Правде».
В 1811 году в Москве братья Муравьевы организовали тайное «Юношеское братство» с целью образования республики на Сахалине. «Были учреждены настоящие собрания и введены условные знаки для узнавания друг друга при встрече…»
В 1814 году капитан Александр Муравьев основал в Петербурге «Священную артель», тайное общество из офицеров Главного штаба и бывших лицеистов.
В Феврале 1816 года образовался «Союз спасения», поставивший целью установить конституцию и отменить крепостное право в России.
В январе 1820 года в Петербурге на квартире Федора Николаевича Глинки, недалеко от Поцелуева моста, состоялось конспиративное совещание Коренной управы «Союза благоденствия». Решено бороться за установление в России республиканского правления.
19 ноября 1825 года в Таганроге после внезапной болезни умер император Александр I.
9 декабря 1825 года члены тайного общества выбрали будущего «диктатора» — князя Сергея Петровича Трубецкого.
10 декабря. А. А. Аракчеев сообщил Николаю, что в гвардии готовится
заговор с целью осуществления государственного переворота. «Я еще не государь ваш, но должен поступать уже, как государь», — сказал тогда Николай.
14 декабря Михаил Бестужев и князь Дмитрий Щепкин-Ростовский развернули агитацию в казармах Московского полка. 700 московцев с заряженными ружьями двинулись к Сенату. Они выстроились здесь в каре, возле памятника Петру I.
К восставшим примкнула рота лейб-гренадер Александра Сутгофа. Петру и Николаю Бестужевым удалось взбунтовать Гвардейский экипаж, и предводительствуемые ими 1100 матросов побежали на Сенатскую площадь, когда там начали стрелять.
К восставшим, взяв в руки крест, направился митрополит Петербургский Серафим.
«Воины, успокойтесь! — сказал Владыка. — Вы против Бога и церкви выступили...»
Появление Владыки произвело большое впечатление на солдат, но офицеры-заговорщики помешали ему завершить дело миром.
«Какой ты митрополит? — начали кричать они. — Константин в оковах! А ты изменник! Не верим тебе!»
После депутации великого князя Михаила Павловича к восставшим Николай приказал рассеять мятежников картечью. Было это в пять часов вечера.
13 июля 1826 года состоялась казнь пятерых декабристов. На кронверке Петропавловской крепости были повешены Павел Иванович Пестель, Кондратий Федорович Рылеев, Петр Григорьевич Каховский, Михаил Павлович Бестужев-Рюмин, один из деятельнейших распорядителей на Сенатской площади, а также арестованный на юге Сергей Иванович Муравьев-Апостол. «Экзекуция кончилась с должной тишиной и порядком, — сообщал генерал-губернатор царю, — как со стороны бывших в строю войск, так и со стороны зрителей, которых было немного».
«Бог и Государь решили участь мою; я должен умереть и умереть смертию позорною, — писал в предсмертном письме К.Ф. Рылеев. — Да будет Его святая воля!... Благодарю моего Создателя, что Он меня просветил и что я умираю во Христе»…
И в Псковской губернии бывало неспокойно. Так, например, с июня по декабрь 1860 года имело место 17 случаев «неповиновений» крестьян властям и помещикам. Иногда крестьяне не только требовали свободы, но и стремились физически расправиться с помещиками и управляющими, вплоть до убийства. В мае 1860 года, например, крестьяне деревни Ручейки, принадлежавшей холмской помещице Готской-Данилевской, предприняли попытку убить управляющего имением Худзинского, и только бегством ему удалось спастись. В июле этого же года крестьяне великолукского помещика Тулубьева-Абрамова избили до полусмерти управляющего за то, что он был требователен к ним на работе. Но в целом случаи эти были единичны, поскольку в провинции русский человек еще оставался верен идеалам, умещающимся в короткую формулу патриотизма, озвученную графом Уваровым: «За веру, Царя и Отечество!» (2)…
Таковым был XIX век, переживавший расцвет внешнего благополучия и постепенное угасание внутреннего; век военных побед, великих научных открытий, рассвета литературы и искусства, но полный потрясений и смут, предвещавших еще более страшные катастрофы. По милости Божией, и этот век не остался без утешения и помощи. На протяжении столетия, в разные периоды, на Руси ярко светили живые светильники веры: преподобный Серафим Саровский, святители Игнатий Брянчанинов и Феофан Затворник, праведный Иоанн Кронштадтский, Оптинские старцы, преподобный Парфений и другие киевские подвижники благочестия. Вспомним некоторые значимые имена…
Преподобный Серафим Саровский (1759-1833). Младший современник святителя Тихона, преподобный Серафим покинул мир в ранней молодости, но подобно многим предшественникам — и Сергию Радонежскому, и Тихону Задонскому — святой не лишил братьев и сестер в миру милующей любви. В Саровской пустыни Серафим провел не всю свою монашескую жизнь. В зрелом возрасте он много лет жил отшельником в лесу, а вернувшись в монастырь, провел годы в полном затворе. В 1810-20-х годах Серафим вышел на общественное служение; необычайные дары Святого Духа, полученные святым, сделали его светочем Христа для множества людей…
«Желающему спастись, учил преподобный Серафим, — должно всегда иметь сердце расположенное к покаянию и сокрушенное: Жертва Богу — дух сокрушенный; сердце сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже (Пс. 50, 19).В таком сокрушении духа человек с легкостью может безбедно миновать все хитрые козни дьявола, которого все усилия направлены к тому, чтобы возмутить дух человека и в возмущении посеять свои плевелы (сорняки), по Евангельскому слову: Господин, не доброе ли семя ты сеял на поле твоем? Откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: Враг человека сделал это (Мф. 13, 27-28). Когда же человек старается иметь сердце смиренное и хранит мир в мыслях, тогда все козни вражьи бывают бездейственны; ибо, где мир помыслов, там почивает Сам Бог: в мире, сказано, место Его (Пс. 75, 2).
Мы всю жизнь своими грехопадениями оскорбляем величество Божие, а потому и должны всегда со смирением просить у Господа прощения грехов наших».
За несколько дней до смерти преподобного в Саров приехал некий паломник, мирянин, оставивший подробную запись своей беседы с Серафимом. «Я спросил еще: что прикажет он мне читать? и получил ответ: «Евангелие по 4 зачала в день, каждого евангелиста по зачалу, и еще жизнь Иова». (3) Далее, когда речь зашла о доверии тем или иным учителям духовной жизни, Серафим сказал: «Довольно одного Ангела-хранителя, от св. купели нам данного... Однако же сам разум имей и Евангелие читай». (4)
В течение десятилетий прп. Серафим читает слово Божие ежедневно; Новый Завет с Псалтирью он постоянно носил с собой в котомке за плечами. Правило чтения у преподобного менялось. В начале своего отшельничества, то есть в последние годы XVIII века, Серафим прочитывал за день по нескольку зачал (иначе говоря, примерно по полглавы или по главе) из Евангелия и из Апостола с молитвенным размышлением о прочитанном. Позднее, во время полного затвора, святой читал Писание следующим образом. В понедельник прочитывалось полностью Евангелие от Матфея, во вторник — от Марка, в среду — от Луки, в четверг — от Иоанна, затем в пятницу и субботу святой читал Деяния и Послания, в воскресение же Серафим причащался Святых Тайн.
Монахи, с любопытством заглядывавшие в келью затворника сквозь щели в двери, видели, что «иной раз он сидел над книгой, не перебирая листов, будучи весь погружен в созерцание чистой возвышенной мысли Св. Духа. Ни один орган тела его не шевелился, очи неподвижно устремлены были на один предмет». (5)
«Надо, чтобы Дух Святой вошел в сердце, — учил он. — Все то хорошее, что мы делаем ради Христа, дает нам Духа Святого, но всего более молитва, которая всегда в наших руках».
Святитель Филарет Московский (1782-1867). Святитель Филарет (Василий Михайлович Дроздов) родился в семье коломенского диакона. Обучался в Коломенской семинарии, а с 1800 года — в Троицкой Лаврской семинарии. С 1803 года — он преподаватель семинарии. В 1808 году принял монашество с именем Филарет (в честь праведного Филарета Милостивого). В 1811 году в сане архимандрита он становится ректором Санкт-Петербургской Духовной академии. В это время начинает перевод на русский язык книг Ветхого и Нового Завета, и это станет делом всей его жизни. В 1826 году он возводится в сан Митрополита Московского и Коломенского. Святитель Филарет имел огромный авторитет в русском обществе. К его помощи и советам прибегали императоры Николай I и Александр II. Святитель попечительствовал Московской Духовной академии, поддерживал добрые отношения с деятелями культуры.
Чего, например, стоит его стихотворная переписка с Пушкиным. В мае 1828 года, находясь в состоянии некоей внутренней безотрадности, Пушкин написал известные строки: «Дар напрасный, дар случайный». Святитель Московский, высоко ценивший талант поэта, увидел в этом «стон потерявшейся души, ропот самопожирающего отчаяния» и, как духовный врач, отвечал таким же поэтическим посланием:

Не напрасно, не случайно
Жизнь от Бога мне дана,
Не без воли Бога тайной
И на казнь осуждена.
Сам я своенравной властью
Зло из темных бездн воззвал,
Сам наполнил душу страстью,
Ум сомненьем взволновал.
Вспомнись мне, забвенный мною!
Просияй сквозь сумрак дум,
И созиждется Тобою
Сердце чисто, светлый ум.


Мучимый сомнениями поэт, душа которого, взыскуя истины и жизни, тянулась к свету, понял какими чувствами был движим Владыка Филарет. С любовью и признательностью отозвался он своему целителю стихотворением «В часы забав иль праздной скуки…»:

… И ныне с высоты духовной
Мне руку простираешь ты
И силой кроткой и любовной
Смиряешь буйные мечты.
Твоим огнем душа палима,
Отвергла мрак земных сует,
И внемлет арфе Серафима
В священном ужасе поэт.

(Интересно, что есть рукопись, где последняя строфа читается несколько иначе:

Твоим огнем душа согрета
Отвергла блеск земных сует,
И внемлет арфе Филарета
В священном трепете поэт.)

Приведенная стихотворная переписка, может быть, самый яркий, но отнюдь не единственный пример прямого или косвенного воздействия Митрополита Филарета на отечественную словесность.
В конце жизни святителю удалось закончить дело перевода на русский язык Священного Писания. Перед кончиной ему явился во сне его отец и открыл, что он отойдет ко Господу 19 числа. Так и произошло. 19 ноября 1867 года после совершения литургии Митрополит Филарет приехал домой и здесь предал душу в руки Божии. Погребен в Троице-Сергиевой Лавре
Преподобный Амвросий Оптинский (1812-1891). Ученик преподобного Макария, знаменитый Оптинский старец Амвросий окормлял уже во второй половине столетия, в 1860-1880-х годах, множество народа. Сотни его писем свидетельствуют о многогранной деятельности «народного старца».
Он обладал необыкновенно живым, острым, наблюдательным и проницательным умом, просветленным и углубленным постоянною сосредоточенною молитвою, вниманием к себе и знанием подвижнической литературы. По благодати Божией его проницательность переходила в прозорливость. Он глубоко проникал в душу своего собеседника и читал в ней, как в раскрытой книге, не нуждаясь в его признаниях. Лицо его, крестьянина-великоросса, с выдающимися скулами и с седой бородой, светилось умными и живыми глазами. Со всеми качествами своей богато одаренной души, о. Амвросий, несмотря на свою постоянную болезнь и слабость, соединял неиссякаемую жизнерадостность, и умел давать свои наставления в такой простой и шутливой форме, что они легко и навсегда запоминались каждым слушающим.
«Мы должны жить на земле так, — учит он, — как колесо вертится: чуть только одной точкой касается земли, а остальными непременно стремится вверх; а мы как заляжем на землю, так и встать не можем.
Жить можно и в миру, только не на юру, а жить тихо.
Жить — не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем мое почтение.
Нужно жить нелицемерно и вести себя примерно, тогда наше дело будет верно, а иначе выйдет скверно.
Любовь, конечно, выше всего. Если ты находишь, что в тебе нет любви, а желаешь ее иметь, то делай дела любви, хотя сначала без любви. Господь увидит твое желание и старание и вложит в сердце твое любовь. А главное, когда заметишь, что погрешила против любви, сейчас же исповедуй это старцу. Это может быть иногда от дурного сердца, а иногда и от врага. Сама ты не можешь этого разобрать; а когда исповедуешь, враг и отойдет.
Кто имеет дурное сердце, не должен отчаиваться, потому что с помощию Божиею человек может исправить свое сердце. Нужно только внимательно следить за собою и не упускать случая быть полезным ближним, часто открываться старцу и творить посильную милостыню. Этого, конечно, нельзя сделать вдруг, но Господь долготерпит. Он тогда только прекращает жизнь человека, когда видит его готовым к переходу в вечность или же когда не видит никакой надежды на его исправление».
На Псковской земле в это время подвизался великий подвижник, известный как Лазарь Прозорливый. (6) Он был священником в Опочке, но по смерти жены постригся в монашество (в 1785 году). Живя в Псково-Печерском монастыре, он буквально исполнял заповедь Апостола о непрестанной молитве. Каждую ночь он удалялся в Успенскую пещерную церковь и запирал двери изнутри, предаваясь молитве, однако утром всегда служил раннюю литургию. Эти ежедневные ранние службы он оставил лишь за три дня до смерти. Вскоре по принятии монашества Лазарь наложил на себя вериги, сначала семи, затем около 10 килограмм весу. Известно, что в январе1808 году о. Лазарь лежал мертвый три дня. Его положили в гроб, читали над ним чинопоследование как над покойником. В монастыре сохранилась плита, приготовленная для его надгробия, на которой указана и дата смерти: «жизнь свою скончал в 1808 году месяца генваря 1-го дня». Однако старец ожил. После этого он увеличил свои подвиги.
1822 года мая 29 числа о. Лазарь, незадолго до своей кончины, последовавшей в 1824 году, удостоен был посещения Государем Императором Александром I, в бытность Его Величества в Псково-Печерском монастыре, на пути из Пскова в Ригу. Узнав от настоятеля монастыря, архимандрита Венедикта, о строгой подвижнической жизни о. Лазаря, Государь пожелал лично видеть старца…
В келью Императора провожал отец настоятель. Что увидел властитель России в этом убогом обиталище старца? Дощатую, покрытую рогожей, кровать с камнем в изголовье. Маленькое оконце заставлено рухлядью, так что света здесь почти не было, и солнце заглядывало сюда весьма редко. Напрягая зрение, Государь пытался разглядеть в полумраке стоящего подле него подвижника. Тот был мал ростом, согбен и по виду настолько истощен, что более походил на мертвеца. Когда скудный луч света коснулся его лица, то тотчас обнажилась восковая бледность последнего, как бы подтверждая неземную, неотмирную суть этого необычного человека. «Что от такого ждать?» — с сомнением подумал Государь. Но изнемогший телом старец, оказался весьма бодр духом. Помазанника Божия он принял с детской простотой, святой любовью и радостью.
В искренней келейной получасовой беседе на вопрос Его Величества, между прочим: «Какая молитва доступнее к Богу?» — старец отвечал: «Тебе, Государь, это известно — молитва Господня есть образец молитв; а на требование Твое от моего убожества наставления — признаю делание правды светилом для Царя пред Отцом Небесным. Жизнь Царя должна служить примером для подданных...»
Государь Император глубоко был тронут словом старца-подвижника и, конечно, внутренне убежден был, что это один из тех, «их же, — по свидетельству Апостола, — не бе достоин мир» (Евр. 11, 38). На прощание старец пал в ноги Государю; и тот, со своей стороны, почтил его земным поклоном. Окружающие заметили слезы в глазах Императора по выходе того из кельи.
Конечно же, подробности той сокровенной беседы не могут быть нам известны, но согласно воспоминаниям архимандрита Аполлоса (1862 г.), преподобный Лазарь сказал Государю, что им обоим недолго осталось жить на земле. Известно, что Александр скончался в 1825 г., а Лазарь — в 1824 году, будучи 91 года от роду…
Их же не бе достоин мир (Евр. 11, 38)… Да, много их было в «золотом» XIX веке — известных и скрытых Господом от людской молвы и славы — подвижников благочестия, духовных наставников и молитвенников, учителей и богословов. Они были светом миру и его спасением! И пусть мир зачастую старался не замечать их, думая и попекаясь о своем, но именно их молитвами и держался на плаву, не опрокидываясь в бездну беззакония, безвластия и безбожия. До времени, конечно, потому что всему этому, неведомыми судами Божиими, еще предстояло быть. Но это уже история следующего, XX века, заглядывать в глаза которого мы пока еще поостережемся…

Примечания:

(1)
(2) Граф Сергей Семенович Уваров 1786 - 1855) — русский государственный деятель, член Российской академии (1831), почётный член (1811) и президент (1818 —1855) Петербургской академии наук. С 1833 по 1849 гг. — министр народного просвещения Российской империи
(3) Архим. Серафим (Чичагов). Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря Нижегородской губ. Ардатовского уезда с жизнеописанием основателей её: преподобного Серафима и схимонахини Александры, урожд. А.С. Мельгуновой/ 2-е изд. Спб., 1903 (репринт: М., 1991). С. 434-435.
(4) Там же. С. 436.
(5) Там же. С. 108.
(6) Приводится по материалам журнала “Странник” 1862 г.


Рецензии