Любят... за что?

   Сын рос вялым, болезненным мальчишкой. И чтобы не сидеть с ним постоянно на «больничном» Катерина, его мать и моя подружка, нашла женщину, согласившуюся все лето жить с Димкой на их даче в Ерунаково. Деревенский воздух, молоко – главная целительная сила для квелого городского мальчишки. На это и был  сделан расчет. И знаете, получилось. Малец за лето окреп, загорел и значительно подрос.
. Однажды тетя Валя, так звали няньку, приболела. Решив показаться своему участковому врачу, она попросила меня подменить ее на два дня.  После ночной смены отправилась я на речной вокзал. Добраться летом до деревни можно было только водой. От Кемерово  до Новокузнецка ходила «Заря», маленький уютный теплоходик. Он выходил из Кемерово, доходил до Новокузнецка, спускался вниз по течению до Ячменюхи, там ночевал, утром поднимался до Новокузнецка и уже тогда с новыми пассажирами отправлялся в областной центр. Путешествие по воде было для меня в новинку. И я  с удовольствием гуляла по верхней палубе. Подставив лицо ветру и речным брызгам, любовалась на живописные берега, проплывающие мимо. Но усталость бессонной ночи взяла свое. Добравшись до отведенного мне места,  незаметно для себя заснула и соответственно проехала нужную остановку.
Стюардесса Лена повела меня к капитану. Тот категорично отказал остановиться в непредусмотренном  маршрутом месте. Так волею судьбы оказалась я в Ячменюхе.  Прошло более тридцати лет, а память сохранила мельчайшие подробности того невольного приключения.
Но более всего поразила меня не ночная рыбалка и вкусная уха у костра, а нечаянная встреча с влюбленной парой. Утром, проснувшись,  сошла на берег. На бревне, тесно прижавшись друг к другу, сидели парень и девушка. Волосами парня смоляными и волнистыми, длиной до плеч словно любовалось солнышко, так они блестели и переливались в его лучах, что невольно рябило в глазах. Когда он на шум моих шагов повернул голову,  увидела огромные карие с поволокой глаза,   прямой нос и небольшую бородку.  Молодой человек был очень красив. Я не встречала его ранее, но какое-то подсознательное чувство говорило, что это удивительное лицо мне знакомо. Уже позже в доме своей бабушки, посмотрев на икону Иисуса Христа, я невольно вспомнила того парня.
Девушка мало сказать была несимпатична. Ее огромный немного сизый нос делал лицо  даже безобразным. А парень  кутал  плечи любимой в теплую шаль, нежно гладил по голове, крепко прижимал к себе. Они оба молчали. Говорили только руки и глаза.
Я была юного возраста, когда еще ждут свою первую любовь. И копалась в себе, находя изъян за изъяном. Мне казалось, что такая я никому не нужна. Как можно полюбить  ненавистные веснушки,  рыжеватые волосы, …
       И вдруг эта пара. Они любили, это было видно. Так что значит, любовь слепа?! Или красота вторична? Выходит, любят и некрасивых. Тогда за что?
        В голову приходили разные мысли. А вот фразу очень похожую на ответ неожиданно услышала из уст четырнадцатилетнего мальчишки. Он был пионером первого (старшего) отряда, я его вожатой. На мой вопрос: «Почему никто из мальчиков не дружит с Лизой, самой красивой девочкой нашего лагеря?», - он ответил: «Она заносчива и высокомерна, она не умеет слушать и никого не любит. Я хочу быть рыцарем. Ей же нужен слуга, а не друг».


Рецензии
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.