Душа жены на расстояньи! рис. автора

ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2011/12/25/771

СБОРНИК "ЛЮБОВЬ И ЛЕТО!" рис.автора, рец.0
Продолжение рассказов "Любовь и лето!Катюша..." и "Агроном поджаренный!"

ДУША ЖЕНЫ НА РАССТОЯНЬИ!

Когда душа с душой срослась,
То ни при чём здесь расстоянья!
Я чувствую любимой душу
Без осязанья, обонянья!

Её  душа – магнитный полюс!
Моя, как будто компас  точный!
Не дай Бог, если заболеет-
Диагноз выставлю заочный!

Её  душа меня спасала
От бед,  уверен  я,  не раз!
И я её всегда спасал!
Всегда всерьёз! Не напоказ!

Ведь жизнь прожить, как говорится,
Не поле с песней перейти!
Колдобин много и ухабов
И терний много на пути!

Она  меня с детьми спасала!
А я их всех спасал от бед!
Вот так мы с нею и с детьми
Достигли жизненных побед!

Не факт ли то, что наши дети
И внуки – наше продолженье
Есть , в общем,  двигатель прогресса
И  Человечества Движенье!

Со славой прадедов и дедов
Не потеряют внуки связь!
И в жизни знаю – не посмеют
Они лицом ударить в грязь!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,2011, январь.
     Это как  вступление к рассказу о том, как жена чувствовала на расстояньи, то, что мне нужна помощь. Мне бы хотелось, чтобы читатель сначала прочитал юмор на 10 страниц «Агроном поджаренный!», а потом , как продолжение этот рассказ. Там, про агронома концовка такая, что мы, то есть я и мой напарник  по комбайну - Саша,  из того отделения, где начинали уборку урожая в качестве комбайнёров по направлению с  предприятия «Волгоградский сталепроволочно-канатный завод», были отправлены в отстающее отделение на помощь на  комбайне-доходяге, работавшем восьмой сезон в то время как,  для комбайна в те времена, работающего при полной нагрузке, фактически круглосуточно, максимум  – четыре сезона и его надо в металлолом сдавать. Мы же ремонтировали его «в борозде», как говорится, то есть в поле,  в день по несколько раз и выполняли и перевыполняли норму. Даже когда комбайн «упал на пузо», то есть лопнула рама, нас заставили  раму заварить и отправили  «на помощь», это чтобы прозвучало по радио: «Вот, мол, мы какие! Даже помогаем!»
     Уехали мы  с Сашей, сильно повздорив с поварихой Дусей,  и она  отомстила, чего-то  подмешав нам в компот, из-за чего мы с Сашей  вынуждены были на ходу, лишённые возможности остановить комбайн, по очереди  справлять нужду, а потом лечить наши животы водкой и тоже на ходу.
     Приехали мы  в другое отделение, немного протрезвев, представились бригадиру, доложили, что ехали без аккумулятора и,  что в пути отказала  муфта  сцепления. Сказали, что утром будем ремонтироваться и нам  нужен аккумулятор. Бригадир сказал, что нет у него аккумулятора для нас и что нам аккумулятор должен был дать тот, кто нас посылал. Я сказал, что утром отремонтируем сцепление, запустим двигатель с буксира и поедем к директору совхоза, так как он нас лично посылал. А заодно скажем, что двое суток не ели. Бригадир, уже сделавший шагов пять, уходя от нас, вдруг замедлил шаг, потом повернул сторону столовой и сказал:
-Идите в столовую!
     Подойдя к поварихе он  сказал ей, чтобы она нас накормила  и  готовила с учётом вновь прибывших. Сказал, чтобы выдала нам постель и указала место в общежитии. Потом сказал нам, что к утру аккумулятор будет. Мы переглянулись, а когда он отвернулся, уходя, мы довольные заулыбались. Повариха, молодая  женщина, с игривым взглядом засмеялась:
-Вот так-то лучше! А то пришли набыченные, как будто сто  стогов сгорело у них! Весёлых и накормить не жалко! Садитесь!
  Она сама нам вынесла и первое и второе, поставила компот с  пончиком, а Саша, схватив её за руку с заговорщицким видом тихо спросил:
-А кроме компота ничего не найдём в лечебных целях? У нас животы расстроились,  так что всю дорогу удобряли. Нас по  этим следам без собаки найти можно!
   Повариха захохотала:
-Ешьте! Вечерком подлечим вас! Найдём лекарство! – а сама при этом почему-то на меня     «глазом косит».
     Познакомились. Леночкой её зовут, а я сразу  переиначил на ласковое «Алёнушка», что ей очень понравилось,   даже румянцем зарделась и отошла, довольно хихикнув, а Саша многозначительно на меня посмотрел и сказал тихо:
-Всё ясно! Влип ты,  как кур во щи!
-Не во щи,  а в ощип!- сказал я.
-Тем более! – сказал  Саша,  - Не подведи! А то,  поварА, как лечат, так и калечат, если не оправдаешь! 
 -Да,  уж имеем опыт! – сказал я,  горько усмехнувшись, но тут подошла Леночка и предложила нам выпить вместо компота какой-то особый её чай и мы с благодарностью  согласились.
   Вечером, как пообещала Леночка, она пришла на кухню, и глянула в нашу сторону, потому как мы сидели на ступеньках общежития метрах в пятнадцати. Мы взгляд её поняли и,  не привлекая внимания других механизаторов, зигзагом, с тылу зашли на кухню, а на столе… бифштексы с солёными огурчиками и бутылочка 0,8 запотевшая с прозрачной жидкостью. Мы поняли – «лекарство» двойной перегонки! Леночка поинтересовалась состоянием наших животов после  её лечебного чая и мы сказали, что вроде бы «обстановка мирная».
-Ну, сейчас продезинфицируем ваши желудки и всё будет нормально. Чем же ваша повариха  вас могла так  травануть. Наверно травки заварила или смешала кипячёную воду с некипячёной. А может быть то и другое вместе! Но чем вы так ей насолили?
-Обидели мужа её агронома и папашу одновременно, потому что они охамели! – ответил я.
-Так это Дуся, что ли? – удивлённо спросила Леночка -  Ба-а-а! Так это же землячка моя! По переселению наших родителей!
-А откуда вас переселяли?
-Да, вы не знаете! Это всё Цимлянским морем покрыто! Концы в воду! Нижний Курман был или станица Нижнекурмоярская! Я то уже здесь родилась после переселения, да и Дуся тоже. Это мы по родителям земляки.
-Так выходит и я твой земляк, Алёнушка! Я там родился в Нижнекурмоярской, могу паспорт показать, хотя и концы в воду!
-Да, ты что! – воскликнула Леночка, хлопнув в ладоши , - Ну, и круглая же земля! Запишу твою фамилию и родителям расскажу! Наверное,  вспомнят земляков - казаков! За эту встречу стоит выпить! Не зря же свела нас судьба!- вся зардевшись и сверкая глазами, энергично говорила Леночка.
-Да! – сказал я, - Только напрасно она с Дусей нас свела!
-А напрасно ничего не бывает!- ответила Леночка, - Не было бы Дуси и со мной не встретился бы!- дополнила она, проникновенно и многозначительно глядя мне в глаза.
    Стукнулись , выпили, потом ещё, закусывая вкусными бифштексами с огурчиками, но на третью стопку я посмотрел с сомнением и  шутливо  сказал:
-Алёнушка! А ты снотворное не подмешала в самогоночку? Я прямо за столом засыпаю!
    Леночка с сомнением посмотрела на меня и приложила руку к моему лбу.
-О-о! Да, у тебя температура , казачок!  Это не от самогоночки! Так что смотри – пить или не пить!
-Ладно!  Я последнюю и пойду прилягу! Утро вечера, сами понимаете, мудренее!
    Выпили, Леночка нашла в аптечке термометр и я тут же за столом поставил градусник подмышку. Через пару минут глянул… 38 градусов! Леночка хотела заставить  меня выпить таблетку анальгина, но я возразил, что с алкоголем мешать нельзя, да и температура не опасная, чтобы её сбивать. На ночь взял я  градусник и таблетки  на случай, если хуже будет.
     Ночью я почувствовал прикосновение чьей-то руки к моему лбу. Душа встрепенулась, потому что почудилось мне,  что это рука жены. Открыв глаза,  увидел в полумраке Леночку, взял ласково её руку, поцеловал  и сказал:
-Спи, Алёнушка! Мне не хуже!
  Она  оглянувшись с опаской на спящих в комнате механизаторов, наклонилась и чмокнув меня  в щёку пошла  из комнаты к приоткрытой двери, помахав мне рукой.
     Утром температура у меня была 37.5. Мы с Сашей решили быстренько разобраться  с муфтой сцепления и Саша поедет  работать, а я отлежусь денёк в общаге. Леночка  за завтраком поинтересовалась нашими планами на день и очень неодобрительно отнеслась к тому, что я сейчас буду участвовать в ремонте, но мы её убедили, что это ненадолго. 
       Провозиться нам пришлось всё-таки до обеда, пока мы отрегулировали муфту сцепления. А, главное, что мы выяснили и удивились… фиксатор регулировки муфты был кем-то отпущен на несколько ниток резьбы. Самопроизвольно это не могло произойти! Кто же это мог сделать? Бригадир отделения, Петрович? Быть этого не может! А, хотя…Стоп! Ведь Леночка вчера за столом вспоминала, что  Петрович тоже родственник Дусиному папаше. Значит он сделал так, чтобы мы не убились, но ехали и не остановились в селе.  Видимо так было задумано! А я бы заехал попрощаться с Катюшей, потому что мы с нею,  как бы друзьями стали после той ночи, когда мы с нею купались в  пруду и  воровали  абрикосы. Надо бы было попрощаться и некрасиво с моей стороны получилось. К обеду мы запустили комбайн и Саша получил от  бригадира этой бригады  направление на участок поля на подбор гороха. Саша удивился, потому что ему за несколько его уборок не приводилось убирать горох, но он слышал, что его в одиночку на комбайне подбирать тяжело.  Саша пошёл обедать, а я ещё не хотел есть и мне хотелось лечь. Я помылся и пошёл в общежитие. Лёг, смерил температуру. Ого! 38 и 2… Нет таблетки принимать рано… Полежу и температура снизится. А,  что вообще-то со мной творится? Я внимательно прислушался ко всему организму и пришёл к выводу, что никаких подозрительных  симптомов я не ощущаю, кроме температуры и усталости. Живот мой успокоился со вчерашнего приёма Леночкиного чая и  дезинфекции самогонкой в пятьдесят градусов, по словам Леночки. Что же это? Я закрыл глаза и с час проспал. Проснулся от прикосновения Леночкиной ладони. Я обрадованно глянул на неё, бегло оглянулся по комнате и понял, что кроме нас в ней никого нет. Она понимающе улыбнулась и спросила:
-Женатый?
-Женатый! – улыбаясь кивнул я.
-И дети есть?
-И дети есть. – так же в тон ответил я.
-Ну, как дела? Почему обедать не идёшь?
-Собака,  когда болеет – не ест! А я, что? На кобеля не похож?
-Признаться – нет! – испытующе глядя на  меня ответила Леночка.
-А, ты не замужем?
-Нет! –усмехнулась она, - А,  как ты угадал?
-По внешнему виду. Не чувствуется  семейной  загруженности, озабоченности, приземлённости! Чувствуется, что душа у тебя не остывшая!
-Ух, ты льстец! И слова-то, какие подобрал! Сказал бы прямо: Щупаешь мужиков глазами! А твоя жена приземлённая, остывшая?
-Нет, по-моему… - ответил  я неуверенно, - Хотя … не знаю. Может быть просто привык и не замечаю, но кажется –нет! Меня греет, значит не остыла!-засмеялся я.
-Ну, дай-то Бог! – почему-то покраснев и опустив глаза,  ответила Леночка, - Температуру мерил?
-Мерил! Уже меньше!
-Чего меньше! Меньше того, что было!
-А было что?
-Тридцать восемь…
-Ладно! Полежи. Мужики разойдутся и я тебе что-нибудь заказное приготовлю. Не откажешься!- и вышла.
   Я закрыл глаза, вспоминая разговор, вспомнил жену и тяжко вздохнул. Нет! Моя жена тоже не остывшая! Я же её люблю!
   Не знаю, уснул ли я, но очнулся опять от прикосновения руки к моему лбу. Я схватил руку, открыл глаза…  Что это сон, что ли?! Передо мной моя жена,  улыбаясь смотрит на меня! Сон? Да
какой же сон! Глаза сияют, а живот «лезет на нос»  от беременности! Я вскочил, обнял, но она отстранила  меня от живота и я опомнился. Жена , улыбаясь застенчиво сказала:
-Осторожнее! А то он и сдачи может дать! Знаешь,  как толкается? Мне даже страшно становится! Коля не был таким активным и сильным, а всего пять месяцев ему!
-Ты как чувствуешь себя? Лучше,  чем было, когда уезжал?
-Да конечно! Токсикоз только в первой половине беременности мучает, пока организм настраивается!
-Как я рад тебя видеть! Как же ты добралась? Как ты нашла меня?
-Я узнала в заводском отделе кадров , в каком ты районе и в каком колхозе или совхозе. Узнала, что он не далеко  от железнодорожной станции  и решила ехать, потому что  у меня так на душе было плохо! Думаю, может что-то случилось? А  я сначала  заехала в общежитие рядом с селом, а там  девчата с вашего завода. Вывели меня на дорогу и показали в вашу сторону  и сказали, что мужчины там. Сказали, что мимо не проеду. Так и получилось! Как раз к вам машина шла!
-Я очень хочу тебя поцеловать, но не буду, потому что у меня что-то непонятное со здоровьем. Температура держится, а ничего не болит.
-Ой! Мне нельзя болеть! А давно это с тобой?
-Со вчерашнего дня.
   В общежитие зашла улыбающаяся Леночка и,  смеясь сказала:
-Здравствуйте! Пошли обедать! Я как раз на троих приготовила!
-А на кого на троих-то? – спросил я.
-Ну, жена-то твоя не одна приехала! – кивнула она на живот моей жены. Мы все засмеялись, а Леночка продолжила, -  Мне сейчас рассказали юмор про твою  жену, как она удивила шофёра и бригадира на дороге. Тормозит машину твоя жена и с таким животом говорит: «А мне к мужчинам!»
   Моя жена покраснела и,  смеясь стала оправдываться:
-Ну, мне же девчонки сказали: Мужчины там! Я и сказала  их словами.
-Ну,  правильно! Однако бригадир с шофёром очень удивились! – смеялась Леночка.
   Мы пообедали, поблагодарили Леночку, а она сказала,  чтобы  я  положил  жену  отдохнуть, пока в общежитии нет никого из механизаторов или можно к ней в комнату, так как у неё есть вторая свободная койка.
-Надеюсь,  ты в ночь жену не будешь отправлять на поезд?- сказала она, - Пусть переночует у меня, а завтра утром отправим её домой!
     Вечером после ужина  я взял со своей койки одеяло и мы пошли с женой в поле в копну  пшеничной соломы недалеко  от нашего бригадного стана. Леночка на дорожку пошутила:
- Не вздумай хулиганить! А то втроём вернётесь!
    Я понял, что она имела в виду,  и кивнул ей,  подмигнув.
- Ты температуру мерил? – крикнула она вдогонку.
-Спасибо! Мерил! Нормальная!
   Какая это была прекрасная ночь! Какая тишина, нарушаемая какими-то ночными сверчками, да шорохом мышей в соседних копнах, потому что из нашей копны я их предварительно прогнал.  Какие были августовские ясные звёзды при полной луне! Какой был организованный звездопад! Мы устали загадывать желания ! А,  ещё я считал толчки будущего второго сына в животе моей жены! Ближе к утру по полю пошла волнистая,  туманная  дымка и мы с женой в копне были,  как на каком-то  необитаемом острове. Утром  по воспоминаниям я написал стихотворение «На острове соломенном!». Это было лето 1973 года, первой моей хлебоуборки. Потом ещё были в моей жизни хлебоуборки, но эта запомнилась больше других.

НА ОСТРОВЕ СОЛОМЕННОМ!

Ночью звёздной, лунной
Мы вдвоём идём,
Нам на плечи звёздочки
Сыплются дождём.

Пусть простит художник нас,
Агроном простит-
"Под луной пшеничный...
Океан блестит."

В океане-море
Нам не нужен брод-
море по колена,
Коль душа поёт!

В океане этом
Нам не утонуть,
И луна-прожектор
освещает путь!

Не идём ногами мы,
Не шуршим жнивьём-
По волнам пшеничным
В океан плывём!

Вот копна душистая
На пути у нас-
Словно остров на море
Привлекает глаз...

Мы пристали к острову-
Он необитаем,
На берег пшеничный
Мы себя роняем.

Полем дымка росная
По стерне плывёт-
Остров наш соломенный
В океан плывёт.

Приплывём ведь к берегу!
В это верим мы!
К счастью, утру, солнышку
Из волшебной тьмы.Смотрите:http://www.proza.ru/2011/12/25/771

Л.КРУПАТИН Волгоград-Котельниково1973 г.,2008 г.Москва

    Проводив жену на поезд, я попросил  шофёра нашей дежурной машины отвезти меня к Саше на комбайн. Леночка опять спросила про температуру и я весело ответил ей, что всё нормально. Она шутливо  сказала:
-Конечно! С таким доктором,  как твоя жена все болячки разбегутся! Глаза-то,  как сияют у тебя! Можно было и не спрашивать про температуру! Люби её! Она того достойна! - последние слова он произнесла дрогнувшим голосом, отворачиваясь от меня. Я понял её состояние! Мне стало дико жалко её! Я пошёл за нею, схватил её за плечи… Она,  развернувшись вполоборота, через своё плечо, показала мне свои глаза полные слёз и повторила:
-Люби её!
    Я, не разворачивая её к себе,  поцеловал  в щёку возле уха и пошёл из общежития  к машине.

    ПОСТСКРИПТУМ:
    В 1977-м году я ехал на мотоцикле Ява 634-350 на одиночке, без коляски из Саратова в Волгоград  и в четыре часа утра уснул за рулём… Чуть не разбился, но жена это почувствовала , проснулась и не могла уснуть до утра.
      В 1978-м году, работая на заводе,  в ночь под Новый год мы с коллегой электриком взялись разгружать вагон коагулянта за двойную оплату, то есть за четыреста рублей. Мы не знали, что это за гадость и убедились , что деньги даром не платят, потому что это химикат для обеззараживания воды. Крытый вагон был загружен коагулянтом  через люки  в крыше и  масса была смёрзшаяся, а пыль от него ядовитая для глаз и носа. После того, как мы сутки не отдыхая работали без обеда, жена сумела пройти на завод через проходную без пропуска, нашла нас на заводе, где более тридцати зданий и сооружений на двадцати гектарах. И спросить-то    в  праздничный день на заводе не у кого. Но она нашла нас и накормила и напоила, чем сильно подорвала нам рабочий настрой. Но мы после этого работали ещё сутки . Как  знать! Может быть без этой поддержки  мы бы совсем не окончили работу. Как сказал потом мой коллега: «Я не бросал, потому что ты не бросал!» А я сказал: «А я не бросал, потому что ты не бросал!»
    В 1985 –м году, когда я уже работал адвокатом,  в 22 часа 45 минут я в своём гараже отпилил церкуляркой себе два пальца… жена тоже это почувствовала  и проснувшись посмотрела на часы. Уснула не скоро, а я вернулся из больницы под утро  пьяный от двойной дозы обезболивающего укола, отказавшись от госпитализации,  потому что жена могла сильно напугаться,  если ей сообщить по телефону. А пальцы мне собрали «на  шампурах», как я шутил после и пришили. Не исключено, что и врачебно-лётную комиссию прошёл бы, хотя мизинец на сантиметр у меня стал короче. Через день я поехал в командировку из Волгограда в Областной суд города Астрахань, защищать корейца, потому что откладывать я не мог, хоть и температура была у меня 38 градусов. Жена хотела ехать со мной в командировку, но я  обманул её с температурой и уехал один.
ЭТО ПРИМЕРЫ ТОГО, КАК ЛЮБЯЩАЯ ДУША ЧУВСТВУЕТ НА РАССТОЯНЬИ!Живём сорок один год.У нас два сына, один внук и две внучки.Внук на втором курсе МГУ.Экзамены не сдавал, т.к. его пригласили по результатам олимпиад с правом выбора из двух факультетов.
 
Л.КРУПАТИН, МОСКВА, февраль 2011 г. 


Рецензии