Друг по переписке

Правильно её имя звучало «Шахла», но с первых же детсадовских лет  мы называли её только «Шахлёй». Шахля, Шахляшка.... Так её звали в обеих школах и в Доме пионеров.

Светлокожая коренастая девочка, дружелюбная и разговорчивая... В первый класс мы пошли в разные школы: вместе с Шахлёй училось большинство наших детсадовских одногруппников, со мной – только одна из наших девочек.

Учась в разных школах, мы с Шахлёй то и дело где-то встречались: остров был небольшим, общих знакомых у нас – хоть отбавляй, а детские мероприятия нередко охватывали все четыре школы острова.

Мы уже были в третьем классе, когда семья Шахли получила квартиру в новостройке недалеко от нашей школы. По субботам я специально приходила днём в продлёнку: чтобы идти со всеми на детский сеанс в кино. А по дороге в школу иногда случайно, иногда по предварительной договорённости ко мне присоединялась Шахля.

С четвёртого класса мы учились уже вместе, в одном классе.

Одноклассники приняли Шахлю, но по присущей им вредности периодически обижали её, как и всех «пришлых», и советовали убираться в свою школу. Шахля была девочкой нервной, легко и быстро взвинчивалась, начинала плакать и отвечать – эмоционально и немного театрально. В ответ мальчишки весело гоготали, а у нас, девочек, утешения чередовались с улыбкой. Всё же мы любили Шахляшку...

В ней были простодушие и доверчивость. Именно поэтому, наверное, Шахле чаще, чем другим, цепляли за фартук на спину дурацкие объявления типа: «Ищу работу дворника-ассенизатора!» Мне самой один раз пришлось пройтись с подобной вывеской по школьному коридору.

Папа Шахли работал пожарным, и именно его профессия стала прозвищем дочки. В нашем классе училась дочь ещё одного пожарного, но ей не пришлось носить вообще никакого прозвища: Латифа и её семейство отличались умением устраивать скандал, угрожать за малейшую обиду и раздувать из мухи слона. С Латифой никто не связывался.

Шахля была в числе нескольких одноклассниц, с каждой из которых я периодически сближалась, дружила и проводила время. Постоянной подругой у меня была только Настя.

В какой-то момент нам с Шахлёй показалось, что обычного общения недостаточно, и мы решили восполнить пробел перепиской – обычными письмами, отсылаемыми в конвертах. В письмах мы расспрашивали друг друга о делах, рассказывали о погоде, об играх во дворе или разучивании уроков. А при встрече в классе сообщали о получении письма и отправке ответа. По два письма мы друг другу точно отправили, переписываться дальше нам было неинтересно.

Запомнился один из походов в кино. Нам было уже лет двенадцать-тринадцать. Смотреть «Десять негритят» мы отправились вчетвером: я, Зойка, Маша и Шахля. В полупустом зале зрители располагались не по билетам, а на свой вкус – кого как устроит. Шахля села впереди нас, а мы втроём расположились прямо за её спиной. На нервную, впечатлительную и боязливую Шахляшку подействовал вид чернокожего великана, встающего из болота: ей в самом деле стало страшно. Наша реакция была чисто садистской: мы с удовольствием подвывали и что-то наговаривали напуганной девчонке в оба уха. Та в ответ едва не плакала... Наш наезд был по-настоящему интернационален: русско-татарско-армянский на одну-единственную азербайджанку.

Кстати, об интернационализме... С началом Карабахских событий атмосфера в классе не менялась быстро и к худшему. Меня никто не обижал, выпадов в свой адрес я не слышала. Но разговоры о происходящих событиях возникали, и чем дальше, тем больше. Вмешиваться стоило, но отвечать что-либо в ответ мне было по сути нечего: я была слишком ассимилирована, ничего не знала ни о Карабахе, ни о родной истории и культуре. В чисто армянской среде мне тоже приходилось бывать нечасто – только в городе у родственников и в основном во время каких-либо больших застолий.

Разговоры прекращались иногда сами, иногда под влиянием учителей. В начале восьмого класса к нам пришла новая девочка – она приехала из Карабаха, из города Мардакерт, откуда был родом мой дед. Отношения с Назакят у меня скадывались нормально, но она сама не находила общего языка с одноклассниками: даже на фоне наших девочек она была слишком взрывной. Больше всего ей приходилось ругаться с мальчишками. Назакят была выше всех в классе и одному из своих обидчиков как-то отвесила оплеуху.

Отношения с Шахлёй у меня не испортились. Разговор на национальную тему у нас возник только один раз: Шахля начала цитировать своего дедушку о том, как армяне резали когда-то азербайджанцев. Процитировать в ответ моих бабушек мне не удалось: рассказ одной бабушки о бегстве её родителей со старшими дочерями от турок из Махачкалы в 1918 я уже знала, но не зная родной истории, не понимала до конца смысла прошлых событий, а рассказ другой бабушки, как детьми им приходилось спать ночью одетыми – в ожидании набегов из соседней азербайджанской деревни, мне ещё предстояло услышать... Кто-то из учителей заставил нас обеих сменить тему.

Летом 1989 я опять оказалась на острове, встретилась со своими одноклассниками и как всегда получила приглашение на День рождения к Шахле: состав гостей был неизменен, вне зависимости от происходящего в стране. Только на этот раз прежде чем позволить дочери позвать меня на праздник, серьёзный и ответственный папа Шахли побывал на работе у моей мамы и спросил разрешение, заверив, что со мной ничего не случится и домой я вернусь не очень поздно. Это был мой последний праздник на острове: даже собственный мне отметить не удалось – я лежала с высокой температурой, чемоданным настроением и билетом в Ереван в один конец...

... В одной из социальных сетей недавно я нашла свою бывшую подружку по классу и по переписке. С фотографии на меня смотрела прежняя Шахляшка, только ещё больше округлившаяся, немного повзрослевшая и симпатичная. Слоган она себе выбрала очень удачный: что-то о любви к людям во всём мире. Я верю в искренность и точность её выбора. Правда, дать о себе знать я так и не решилась – по разным причинам, в том числе и потому, что вдруг ей опять захочется процитировать своего дедушку, а я сумею в ответ процитировать не только своих бабушек, но и многое другое... Я просто мысленно помахала Шахле в ответ – и попрощалась с ней. Попутного тебе ветра, подружка!..

P.S. Во избежание законно возникающего вопроса: почему всё-таки я не общаюсь с бывшей подружкой... Небольшой опыт общения с бывшими друзьями и знакомыми уже был и, к сожалению, неудачный. Продолжать делать аналогичные попытки сближения больше не хочется, во всяком случае пока...

P.P.S. Пообщались - хорошо, по-человечески, как бывшие одноклассницы. И всё, перестали - реальность заставила вернуться к реальности. Шахла так решила. Но на мою страницу заходит - когда мои новые фото высвечиваются на страницах других одноклассниц.


Рецензии
Прекрасный рассказ! Я тоже описывала события тех времен в Нагорном Карабахе.В моем рассказе "Кто умнее?".Непростые были времена.

Неля Райцина   27.06.2013 21:28     Заявить о нарушении
Спасибо, Неля!!

Анжелика

Анжелика Габриелян   28.06.2013 13:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.