Четыре профиля американского орла

                ЧЕТЫРЕ ПРОФИЛЯ АМЕРИКАНСКОГО ОРЛА.










               На американском гербе гордо расположился калифорнийский орел, незыблемый символ мощи и превосходства этого государства над всеми остальными нациями и народностями, населяющими земной шар.
  Ранее на право представлять эмблему Североамериканских штатов отстоявших с оружием в руках свое право на независимость от британской короны претендовали бобер и индейка, но отцы основатели «колыбели демократии» выбрали орла, больше всего отвечавший их идеям и пониманию внутренней сути происходящего.
  В своих крепких лапах, орел держит миртовую ветвь мира и пучок острых стрел, объединив их громким амбициозным девизом: «Бог с нами». И хотя голова птицы неизменно повернута в сторону миртовой ветви, главным атрибутом этого герба является оружие. Именно с его  помощью американцы раздвинули свои границы от Великих озер на севере до Мексиканского залива на юге. От побережья Атлантики на востоке, до берегов благословленной Калифорнии на западе, попутно истребив во славу господа Бога сотни тысяч индейцев. 
  Прочно обосновавшись на просторах Нового света, молодые дети свободы не успокоились на этом и обратили свой взор за пределы своего государства. Следуя заповедям отцов основателей, они пожелали приобщить пребывающих в невежестве соседей к основам демократии и дать им возможность вкусить плоды высокой культуры. Ну и как водится при этом, усердно вразумляя заблудших, кого миртовой ветвью, а кого и пучком стрел. Разные были соседи.
  Звездным часом быстрого взлета к заоблачным высотам мирового господства, для Америки стал двадцатый век. Именно в этот период истории молодое быстрорастущее государство превратилось в сильную и могучую сверхдержаву, ставшей к концу века единственной на всей планете.
  Из всей череды портретов американских президентов занимавших в этот период Овальный кабинет и ныне украшающих стены Белого дома, особо хочется выделить четверых. Эти люди как никто другой в спорах и конфликтах с другими народами за усиление величия Америки любили отдавать предпочтение оружию, а не зеленой ветви. Грозно потрясая своим могучим и безотказным аргументом, они неизменно доходили до красной черты, за которой находилось ужасное чудовище под названием Третья мировая война.
  У каждого из этих президентов был свой непростой путь, к этой опасной грани человеческого бытия. Каждый из них приближался к ней по тем или иным причинам, различными путями и скоростью. Одни буквально упирались в неё носом, другие разумно останавливались в нескольких шагах от ядерного Армагеддона, третьи только браво маршировали по направлению к опасной черте. Но каждый из них, волей или не волей обязательно отступал прочь, убоявшись страшных последствий, которые неминуемо постигли бы Америку, перешагни она этот роковой рубеж. Страх перед ответным ядерным ударом со стороны русских, надежно сковывал руки и ноги любому не в меру ретивому «миротворцу» пожелавшему при помощи оружия подчинить своему влиянию весь земной шар.
  Вглядываясь в чеканные и импозантные лица четырех государственных мужей Америки, с большим трудом вериться, что всех их объединяет только одно емкое слово из лексикона из уже порядком позабытого арсенала советской пропаганды: - Поджигатели войны.
  Все свои помыслы и действия, эти деятели направляли на развязывание все новых и новых войн на планете ради обогащения американского капитала. Щедро проливали кровь ни в чем неповинных людей, ради получения вожделенных процентов сверхприбыли.
  Подобные деяния никак не могут быть названы праведными, даже если имя господа Бога выбито на гербе у новых крестоносцев и всех их помыслы направлены исключительно на благо своей родины. 





               

                Цветки сакуры, омытые ядерным пеплом.
               
      ( Портрет человека презиравшего Восток, который так же не питал к нему симпатий.)




      Отставной артиллеристский полковник времен Первой мировой войны, Гарри С. Трумэн, подавшийся в политику исключительно ради пропитания семьи, по милости госпожи фортуны 12 апреля 1945 года стал подобен шекспировскому королю Клавдию, в один миг получивший венец, страну и королеву. 
  Навязанный президенту Рузвельту в качестве вице-президента калифорнийским нефтяным магнатом Э. Поули на выборах 1944 года, Гарри Трумэн начал свою карьеру самой слабой и малозначимой фигурой в верховной иерархии США. Однако благодаря внезапной смерти президента Рузвельта, он встал во главе страны, бывшей на тот момент самой могучей из всех стран антигитлеровской коалиции.      
  Благодаря удачному участию Соединенных Штатов в войне, Рузвельт сумел не только вытащить экономику своей державы из тисков депрессии, но и поднять её на недосягаемую высоту для европейских конкурентов. Укрывшись за океаном и счастливо избежав всех ужасов войны с её разрушениями и массовой гибелью людей, Америка успешно нарастила свои военные и экономические мускулы, с которыми приходилось считаться не только врагам, но и друзьям.
  И если с венцом и страной Трумэн полностью совпадал с королем Клавдием, то в качестве королевы, ему досталась атомная бомба, над созданием которой усердно трудились лучшие физики мира, собранные американским правительством в Лос-Аламосе. Об атомном проекте, он узнал от генерала Стимпсона, лично контролировавшего эту сверхсекретную программу, сразу с момента официального вступления в должность.
  Пожиная обильные плоды длительного и кропотливого труда своего предшественника, Трумэн намеривался вести внешнюю политику, ориентируясь исключительно по собственному мировоззрению, которое совершенно не совпадало с курс Рузвельта на миролюбивое сосуществование с советской Россией. Свой главный постулат, президент Америки публично озвучил в июне 1941 году, когда Гитлер напал на СССР. Тогда сенатор Трумэн заявил прессе, что в этой войне, Америке нужно помогать слабейшей стороне, дабы максимально ослабить воюющих противников, и в дальнейшем сделать их полностью зависимыми от воли Вашингтона.
  Став президентом, Трумэн нисколько не изменил этому мнению. По прошествию нескольких дней с момента инаугурации, в беседе с военным министром Форестолом, президент заявил, что готов начать новый крестовый поход против идей коммунизма, с той же твердостью и решимостью как он ныне воюет против немецкого нацизма и японского милитаризма.
  Подобный демарш нового американского руководителя по отношению к своему боевому союзнику, был обусловлен тем что, победив Гитлера, Россия приобретала статус сверхдержавы на европейском континенте.
  Появления на планете столь опасного конкурента совершено не устраивало Гарри Трумэна. Он видел в русских исключительно угрозу для мирового господства Америки, которого следовало устранить как можно скорее, пока он еще слаб от полученных на войне ран. При этом идеологические различия между странами, имели второстепенное значение.
  Располагая в своем арсенале мощными экономическими и военными рычагами давления на европейских союзников, понесших от войны колоссальный урон, Трумэн горел страстным желанием незамедлительно познакомить их со своим виденьем устройства послевоенного мира. При этом свой главный упор, президент делал на атомную бомбу испытания, которой должны были состояться в июле 1945 года. Ради этого он настоял на переносе даты встречи союзников в Германии с начала июня на средину июля. Полностью уверенный в успехе своей миссии, он триумфатором прибыл в Берлин, дабы там решить судьбу Германии, Европы и остального мира. 
  Измученная войной Европа с интересом встретила наследника Рузвельта и вскоре ужаснулась. Вместо вежливого и дипломатичного Рузвельта, привыкшего улаживать возникшие между союзниками разногласия путем разумных компромиссов, перед ними предстал прагматик, решивший объяснить союзникам положение дел с помощью кулака и револьвера, в стиле лучших американских вестернов.
  Черчиллю, который по наивности считал, что благодаря своему огромному политическому опыту сможет управлять американским политиком на этой встрече, Трумэн отвел роль своего оруженосца в борьбе против Сталина. Подобное положение английского премьера было обусловлено тем что, находясь перед лицом краха, в августе 1941 года он был вынужден подписать Атлантическую хартию, ставившую крест на британскую колониальную империю. И если в условиях войны Рузвельт милостиво оставил Черчиллю роль полноправного партнера по коалиции, то после одержания победы Трумэн не считал нужным особо церемониться с английским премьером. Как говориться «мавр сделал дело и ему следует удалиться».   
  Для Сталина у американского президента, также были заготовлены свои розги. Готовясь к мирной конференции, на встрече с Молотовым, Трумэн заявил, что раньше советско-американские отношения были подобны улицы с односторонним движением в пользу России. Теперь же настала пора сделать этот процесс двух сторонним для совместной выгоды обоих государств.
  От более грубого нажима на советскую сторону во время Потсдамской конференции, американского президента удерживала серьезная зависимость Америки от согласия Сталина на участие советских войск в войне против Японии. Как бы не были обнадеживающе заверения ученых относительно силы нового оружия, но его пока у Вашингтона не было в наличие, несмотря на потраченные два миллиарда долларов. Война же с Японией в одиночку, грозила американским вооруженным силам большими потерями.
  С сильной горечью слушал президент Трумэн доклад начальника объединенных штабов о прогнозе аналитиков по предполагаемым потерям американских войск на случай их высадки на острова японского архипелага. При составлении этого документа, генштабисты брали в расчет те потери, что понесли американские войска в результате отчаянного сопротивления японцев на Филиппинах и Окинаве и их выводы вызывали тревогу.
  Только одна высадка американских войск на остров Хонсю, планировавшийся на первое ноября 1945 года, обошлась бы янки в пятьдесят тысяч человек убитых и раненых. Полное же покорение всех четырех островов Японии предполагалось лишь к осени 1946 года. Если же после этого японцы отойдут в горы и начнут полномасштабную партизанскую войну, то, по мнению генерала Макартура, война может затянуться на несколько лет.
  Понимая, что атомное оружие поможет Америке полностью избавиться от русской зависимости в вопросе с Японией, Гарри Трумэн требовал ежедневных докладов о подготовке к испытанию секретного изделия. Поэтому он был вынужден только слегка показывать зубы «дяде Джо». Так американцы за глаза называли Сталина, сравнивая его с примитивным и туповатым фермером из Оклахомы, сдвинуть которого в нужную сторону было очень и очень трудно.
  Поэтому первым кто в полной мере испробовал на себе тяжесть «американской дубины» стал Черчилль, которого русские обвинили в ведении чистоплотной игры. Британский премьер, пытавшийся даже в мелочах выиграть что-либо полезное для своей страны, приказал не разоружать немецкие части, сдавшиеся в плен войскам фельдмаршала Монтгомери и держать их в полной боевой готовности. Было ли это приготовление Черчилля к проведению операции «Невозможное» главная цель, которой заключалась во внезапное нападение на советские войска или являлось только некой формой давления и предметом скорых торгов со Сталиным, неизвестно.
  Только за свою неуместную инициативу британский премьер получил от Трумэна хороший нагоняй, живо напомнивший англичанину истинное положение дел. Стремясь кровью искупить свою вину, Черчилль незамедлительно отдал приказ о разоружении немецких частей, и принялся энергично помогать Трумэну в противостоянии Сталину. Так дружными усилиями западные державы свели, на нет инициативу Москвы об уничтожении фашистского режима Франко в Испании, бывшего союзником Гитлера. Отклонили передачу порта Триеста Югославии, не допустили возможность создания советской военной базы на Босфоре и заключения нового договора по черноморским проливам. Так же союзники не желали признавать новых польских границ, непрестанно увязывая этот вопрос с судьбой стран Восточной Европы, в которых находились советские войска.   
  Впрочем, Сталин не остался в долгу. Неожиданно для себя, выигравший войну Черчилль потерпел сокрушительное поражение на парламентских выборах и вынужден был покинуть конференцию. В приватных беседах старый политик объяснял этот факт удачными действиями агентов советского влияния.
  Опустевшее кресло премьера занял Эттли, не имевшего большого политического опыта и переговоры сразу перешли в фазу торгов с взаимными уступками. Этот процесс вполне устраивал англичан, но совершенно не устраивал президента Трумэна, желавшего добиться серьезной победы в переговорах с русскими. 
  Бог любит Америку, и 16 июля на пустынном полигоне штата Невада после взрыва «Штучки», расцвел огромный черный гриб атомного взрыва. Он возвестил миру о рождении самого страшного и губительного оружия за всю историю человечества. Отныне, за считанные секунды можно было уничтожить сотни тысяч человеческих жизней, и секрет этого страшного оружия принадлежал исключительно американцам.
  С жаром и трепетом, вчитывался президент Трумэн в строчки секретного доклада доставленного из Америки специальным рейсом самолета. В нем подробно описывалась сила атомной бомбы и масштабы разрушений полученных при ядерном взрыве.
  «Теперь у меня есть крепкая дубина для этого русского упрямца» гордо произнес Трумэн, собираясь на очередную встречу со Сталиным, твердо уверенный, что теперь он сможет сломить советского лидера, сообщив известие о создании чудо-оружия. Однако все надежды янки рухнули. Прекрасно информированный от своих разведчиков о развитии американского атомного проекта, Сталин воспринял слова Трумэна об успешном испытании атомного оружия совершенно спокойно.
  С непроницаемым лицом, дядя Джо выслушал слова своего собеседника, и как ни в чем небывало продолжил гнуть свою линию на переговорах. И гнул её довольно успешно. Под его давлением союзники были вынуждены не только признать границы СССР 1941 года, но утвердить западные границы Польши и согласиться на влияние Сталина на все страны восточной Европы.
  От подобного поведения советского лидера Гарри Трумэн был в ярости. Тупой провинциальный крестьянин никак не хотел играть по тем правилам хозяина Белого дома. Осознав, свою неудачу на мирных переговорах, Трумэн решил перейти от слов к делу. Он собрался явить всему миру всю ужасную мощь нового американского оружия, делавшего советские дивизии полностью бесполезными в борьбе с японскими самураями.
  Быстро завершив ставшую ему ненужной Потсдамскую конференцию, Трумэн с головой ушел в подготовку операции. С её помощью он собирался одномоментно достичь несколько целей; провести испытание атомного оружия в боевых условиях, сделать упрямца Сталина сговорчивее к требованиям Вашингтона и принудить японского микадо к капитуляции перед угрозой атомной бомбардировки. Последний аспект был особенно важен для американского президента, являвшегося ярым адептом идеи маршала Дуэ.
  Не добившись покорности Японии массированными бомбежками Токио, Трумэн желал сломить боевой дух японцев с помощью одной бомбы. При этом необходимо отметить один очень важный момент. В отличие от европейцев, для американцев Вторая мировая война, отождествлялась именно с войной против Японии, а не с борьбой против Гитлера. Поэтому все сражения на полях Европы были малозначимы для Вашингтона, стремившегося любой ценой смыть со своих знамен позор Перл-Харбора. И если взятие Берлина русскими войсками вызвало у американского президента лишь сожаление, то взятие им Токио было бы для Америки национальной трагедией.
  Поэтому, чтобы не у кого не было ни единого сомнения в том кто победитель в войне с Японией, Трумэн торопился воплотить свой замысел в жизнь до восьмого августа. В этот день, согласно ранее достигнутой договоренности, советские армии начинали свое наступление в Манчжурии. Президент лично составил список японских городов, выбранных в качестве целей для атомной бомбардировки. По иронии судьбы все они были мирными городами и не имели никаких военных объектов.
  Первым городом из этого страшного списка Трумэна стала Хиросима. На неё шестого августа стратегический бомбардировщик Б-29 сбросил атомную бомбу по кличке «Малыш». Огромный столб огня за считанные мгновения, буквально испепелил все строения в радиусе 4 километров, унеся попутно более 90 тысяч человеческих жизней.
  Узнав о разрушении Хиросимы, Гарри Трумэн стал с нетерпением ждать реакцию японской стороны в виде объявления о полной и безоговорочной капитуляции, но к его огромному разочарованию Токио молчало. Вопреки голосу разума, коварные азиаты стойко выдержали нанесенный им страшный удар и отказались выбрасывать белый флаг. Война продолжалась.
  От постигшей его неудачи президент пришел в ярость. Из-за фанатичного упорства микадо, Трумэн оказался в сильном цейтноте, так как восьмого августа советские войска пересекли границу с Маньчжурией и вступили в боевые действия с Квантунской армией. Затянись война на месяц, и об американском приоритете в победе над японцами можно было бы забыть. В этих условиях выбора у президента Америки не было выбора.
  «Они не хотят внимать голосу разума и проявить цивилизованное благоразумие? Тогда они получат новый урок» – грозно изрек президент, отдавая приказ о продолжении атомной бомбардировке японских городов.
  Следующим в списке президента значился город Нагасаки и девятого августа, к нему устремился новый стратегический бомбардировщик Б-29 со страшным грузом на борту. Выполняя приказ своего главнокомандующего, американские летчики сбросили на мирный японский город атомную бомбу по прозвищу «Толстяк».
  Новый атомный взрыв увеличил кровавый счет президента Трумэна еще на сорок шесть тысяч человек, принявших в этот день мученическую смерть в огненном смерче. Всего же жертвами атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, стали свыше 300 тысяч человек, скончавшихся умерших от ран и радиоактивного облучения.
  И вновь японский император отказался признать себя побежденным. Как бы не были ужасны людские потери империи, но пока в его распоряжении находилась Квантунская армия, война по  мнению императора, не была проиграна. Долгие годы эта мощная группировка создавалась для победы над северным соседом, и теперь она являлась последним козырем японского народа в его отчаянной борьбе с врагами.
   Стоит ли говорить, что после отказа Токио сложить оружие, президент Трумэн оказался в  положении «голого короля». Все три атомных зарядов имевшихся в распоряжении американцев был израсходованы, а ощутимых результатов в военных и политических действиях от их применения не было видно. В этой ситуации ради спасения своего политического лица, Гарри Трумэну ничего не оставалось делать, как надувать щеки и пугать микадо новыми атомными бомбежками по Касуре или Нинагате. Одновременно с этим с большим страхом и опасением ждать результатов наступления русских в Манчжурии. И вести приходившие с полей сражений не радовали американского президента.
  Переброшенные из Германии на восток советские дивизии полностью оправдали надежды, которые возлагал на них Сталин. В кратчайший срок, сломив сопротивление передовых частей Квантунской армии прикрывавших маньчжурскую границу, советские танковые клинья устремились вглубь Маньчжурии.
  Японские пытались остановить их контрударами, но потерпели неудачу. Рассекая вражеские силы на отдельные участки сопротивления, советские войска уверенно продвигались к Харбину, образовывая гигантское «клещи». Одновременно с этим, через безводную пустыню Гоби, во фланг и тыл маньчжурской группировки врага наносило удар советско-монгольское механизированное соединение.
  От столь мощных ударов советских дивизий положение Квантунской армии с каждым днем стремительно ухудшалось. Несмотря на яростное сопротивление противника, советские войска проникали все дальше и дальше на территорию врага, неотвратимо расчленяя на отдельные части японскую военную группировку. На севере Маньчжурии наметилось несколько «котлов» окружения, а прорвавшиеся через Гоби войска грозили отрезать Квантунскую армию от остальных японских сил в Китае и захватить Пекин.      
  Именно эти обстоятельства, четырнадцатого августа принудили японского правителя объявить о готовности его страны сложить оружие перед союзниками. Долгожданные Трумэном слова были произнесены, однако на деле японцы не торопились выполнять обещание. Находясь в тяжелом положении, Квантунская армия продолжала оказывать яростное сопротивление, несмотря на слова микадо.
  Для скорейшего разгрома врага, девятнадцатого августа советскими войсками было проведено воздушное десантирование на главную ставку противника в Мукдене. Благодаря смелым и отважным действиям, советские десантники захватили штаб Квантунской армии и пленили его командующего, генерала армии Ямада. После этого управление японскими войсками было полностью нарушено и главная надежда императора на продолжение борьбы, была окончательно похоронена. Двадцатого августа, Токио передало приказ всем японским войскам приказ императора прекратить сопротивление и сложить оружие.   
  Едва только Токио объявило о своей готовности капитулировать перед союзниками, артиллеристский полковник мгновенно позабыл все свои недавние страхи и разочарования и начал яростную борьбу с дядюшкой Джо за японское наследство. Отбросив в сторону всякие формы дипломатического приличия, он в самой резкой форме отказал Сталину в возможности иметь свою оккупационную зону в Японии, подобно той, что имел каждый из союзников в Германии. Когда русские известили комитет американских штабов, что собираются высадиться на Хоккайдо, Трумэн объявил, что Япония полностью находиться в зоне жизненных интересов США, и он не потерпит там никакого постороннего присутствия.
 - Если русским это не нравиться, они могут идти к черту. Отныне только мы решаем судьбу мира – гордо заявил он госсекретарю Бирнсу, обсуждая с ним воинственный ответ Москве. Одновременно с этим президент потребовал у комитета объединенных штабов в самое ближайшее время произвести десантирование американских войск в Порт-Артур и Дальний, желая опередить советские войска, добивавших остатки Квантунской армии на просторах Манчжурии.
  Однако жизнь продолжала подбрасывать мелкие камушки в сандалии президента, во время его триумфальной шествия. Не дожидаясь полной капитуляции японских войск в под Мукденом, русские выбросили воздушный десант на Дальний и Порт-Артур, опередив американский морской десант всего на несколько дней.
  Когда десантные лодки с американской морской пехотой приблизились к причалам порта Дальнего, их там уже встречала русская пехота с пушками на изготовку. Пробороздив несколько часов просторы Желтого моря, но так и не получив от коменданта пирса старшины Прокопчука разрешение на высадку десанта, американцы позорно ретировались.
  Подобные стремительные действия русских так напугали американцев что, высаживаясь на Хонсю, центральный остров японского архипелага, они были уверены, что встретят там советскую пехоту с танками, высадившихся в Японии вопреки воле президента Трумэна.
  Конечно, Сталин был бы не прочь сделать американцам столь волнующий сюрприз, но обстоятельства складывались таким образом, что вождь воздержался от десанта на Хоккайдо и северную часть Хонсю, хотя для этого у него все было готово.
  В отличие от Манчжурии, наступление советских войск на южном Сахалине и Курилах развивалось не столь успешно, как того хотелось бы Москве. Японцы ожесточенно дрались за каждый остров Курильской гряды, а без захвата этого стратегически важного района, обеспечивавший советским кораблям свободный выход в Тихий океан, Сталин не рискнул провести высадку десанта на Японские острова. Дальнейшие события могли иметь различные  варианты, вплоть до капитуляции японского гарнизона на Кунашире американцам и создания там американской базы. Это заставляло советского вождя довольствоваться малым и не обострять отношения с Америкой.
  Второго сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури», император Японии подписал акт о капитуляции. Подобная акция позволяла американцам сохранить лицо в заочном споре с русскими о главенстве в победе над Японией. Честь и репутация звездно-полосатой страны была спасена.
  Едва Вторая мировая война закончилась, и как сразу же началась конфронтация недавних союзников. Потеснив Британию с пьедестала мирового лидера, Штаты вместе со званием «Большого брата» получили в наследство от англичан и пресловутый «русский вопрос», издавна подобно рыбной кости, терзавший горло благородного англосаксонского джентльмена.
  Собираясь как можно быстрее избавиться от этого вредного наследства, Трумэн в декабре 1945 года отдал приказ комитету начальников штабов разработать план нанесения по Советскому Союзу превентивный ядерный удар. И военные быстро выполнили это задание. Согласно плану американского генералитета, предлагалось с помощью дальних бомбардировщиков Б-29 сбросить 190 атомных бомб на двадцать городов СССР и тем самым полностью уничтожить экономический потенциал своего недавнего товарища по оружию.
  Это предложение получило горячую поддержку и полное одобрение американского президента, желавшего вслед за капитуляцией Берлина и Токио, принудить к капитуляции и Москвы, но эти планы так и остались лишь на бумаге и в воспаленных мечтах президента. Даже Америка с её мощным военным потенциалом, не была способна за короткий срок, изготовить необходимое количество атомных бомб.
  Однако самое главное заключалось в том, что было совершено невозможно, объяснить американским солдатам, что их новыми врагами стали те, с кем они только вчера били немецких фашистов и японских самураев. Поэтому Трумэну пришлось отложить в сторону свои грандиозные планы о мировом господстве и приступить к возведению санитарного кордона вокруг границ России. И в этом господин президент весьма преуспел.
  Энергично помахивая атомной дубиной и щедрой рукой одалживая голодной народам товары первой необходимости, он стал вербовать для Америки новых союзников, послушных его громкому голосу и властной воли.
  1946 – 47 года были самыми продуктивными годами за все время пребывания Трумэна на посту президента. Вся Европа, да что там, весь мир, затаив дыхание гадали, что нового предпримет звездно-полосатый крестоносец.
  Используя огромный экономический и технический потенциал Америки и плачевное положение Старого Света, Трумэн без особого труда подчинял разоренную и обескровленную Европу своему влиянию. Любой европейской стране предлагалась льготная экономическая помощь в обмен на отказ от политической самостоятельности.
  Первыми кто согласился на подобную сделку, в Западной Европе были Норвегия, Дания и Голландия, испытывавшие большие послевоенные трудности с продовольствием. Без долгих рассуждений они приняли американскую помощь, став верными сателлитами Трумэна за чечевичную похлебку.
  Вслед за северной Европой, удача сопутствовали американскому президенту и на юге многострадального континента. Отбросив всякий стыд и приличие, он без особых колебаний нашел общий язык с испанским диктатором Франко, чьего устранения из политики настойчиво требовал в Потсдаме Сталин. «Враг моего врага - мой друг» говорил Трумэн и милостиво простил каудильо его многочисленные кровавые прегрешения. Белый дом признал легитимность фашистского строя в Испании, в обмен на размещение американских баз на её территории. Этими действиями Трумэн снимал с последнего фашистского диктатора Европы статус изгоя, получая взамен возможность контролировать вход и выход из Средиземного моря в Атлантику.
  Успех звездному крестоносцу сопутствовал и на Апеннинах, несмотря на сильные позиции итальянских левых сил. Освободив в 1945 году Италию от дуче Муссолини, американцы передали власть над страной временному правительству, на которое имели сильное экономическое и политическое влияния. Оказывая на него всевозможное давление, они смогли фальсифицировать результаты первых послевоенных парламентских выборов 1946 года, по результатам которых коммунисты могли бы сформировать однопартийное правительство. Для закрепления своего успеха в Италии, вслед за экономическими поставками Трумэн направил и свои войска, в лице 6-го американского флота. Отныне, в акватории Средиземного моря у Америки появился свой сторожевой пес, базировавшийся в Неаполе и на Сицилии. 
  Следующим объектом пристального внимания американского президента стала Греция, где патриотическое движение ЭЛАС с 1944 года вело борьбу с британскими частями за независимость страны. Не желая видеть Грецию прокоммунистической, Трумэн сначала поддержал нахождение в Афинах британского карательного корпуса после окончания войны, а затем направил на Балканский полуостров 250 американских советников, вместе с 300 миллионной долларовой помощью. Именно на эти деньги сторонники западной демократии смогли сформировать 200 тысячную королевскую армию и 100 тысячный корпус жандармов, которые после долгой и продолжительной борьбы сумели разгромить отряды греческих патриотов. В Афинах утвердился король Павел, а в Пиреи появились американские корабли как гарант его власти.
   По такому же сценарию выстраивались и американо-турецкие отношения. Поддержав Стамбул в его споре с СССР о турецкой Армении и размещении на Босфоре советской военной базы, хозяин Белого дома приобрел себе верного и преданного союзника на южном фланге, нового санитарного кордона любовно возводимого им вокруг России. В знак укрепления дружеских отношений между двумя демократическими странами, «Большой брат» предоставил своему новому союзнику трехсот миллионный кредит, а взамен получил право на размещение своих военные базы на турецкой территории, в частности на южном берегу Черного моря.
  Не был обделен вниманием Белого дома и шахский Иран. Под угрозой применения атомного оружия, господин президент добился удаления советских оккупационных войск из северных территорий страны, куда они были введенный в августе 1941 года. Правда, военных баз на иранской земле Вашингтону приобрести не удалось. Да и особой нужды в этом не было, поскольку там уже имелись военные базы его «младшего брата», Британии.
  Однако особым вниманием Трумэна в эти годы пользовался Китай. Здесь его предшественник господин Рузвельт, заботливо выращивал и всячески поддерживал режим генералиссимуса Чан Кайши, претендовавшего на верховную власть над страной измученной гражданскими войнами и японской интервенцией.
  Не допустив в августе 1945 года захвата столицы страны Пекина советскими войсками и частями китайской Красной Армии, американцы сделали все для скорейшего установления власти своего ставленника над всем Китаем. Для этого в помощь Чан Кайши был направлен сто тринадцати тысячный экспедиционный корпус пехотинцев и 7-й американский флот в составе 157 кораблей (15 тысяч человек). 
  Вновь угрожая применить атомное оружие, Трумэн заставил Сталина признать Восточный Туркестан частью Китая и вывести из него свой воинский контингент, который находился в этой раздираемой противоречиями провинции около двадцати лет. Так же согласно ранее достигнутой договоренности, к марту 1946 года, советские войска покинули территорию Манчжурии, оставив под своим контролем лишь Квантунский полуостров с Порт-Артуром и Дальним.
  Таков был перечень успехов, за время первого срока правления президента Трумэна.   Противопоставить американской экспансии альтернативные экономические контрмеры, Советский Союз не мог, понеся на войне огромные людские и материальные потери. Стране  требовалась мирная передышка для восстановления своей экономики.
  Русский медведь на время отступил в свою берлогу, но у президента Трумэна были большие планы. Для укрепления нового санитарного кордона вокруг СССР, требовалось идеологическое обоснование его появления, и тут как нельзя, кстати, пригодился писательский талант Черчилля. Оставшись не у дел, после сокрушительного поражения на выборах, британец нашел дружеский приют в США, где по поручению американского президента, составил свою знаменитую фултоновскую речь, явив её миру 5 марта 1946 года.
  В ней, Черчилль призвал правительства Канады, Англии и США к тесному политическому союзу для предотвращения порабощения просвещенных народов Европы дикими азиатскими ордами из Советской России. Именно этот момент и стал отсчетной точкой в прямом противопоставление СССР и США, которое историки впоследствии окрестили «холодной войной».
  Старый британский кашалот, мастерски выполнил порученную ему роль, мелкого политического провокатора. Объявляя новый крестовый поход против Москвы, Черчилль действовал как сугубо частное лицо и Сталин не мог предъявить своим бывшим союзникам упрек в разжигании новой войны.
  Грязный пасквиль Черчилля нашел горячий отклик в сердцах определенной части западного общества и был радостно поддержан ими. Теперь имея идеологическое обоснование своих поступков, президент Трумэн мог открыто назвать вчерашних союзников по оружию в борьбе с Гитлером, новыми врагами народов Западной Европы и Америки.
  Окрыленный удачным возвращением в большую политику, Черчилль попытался развить свой успех и стал упорно подталкивать Трумэна к объявлению войны против СССР. Благо за время своей отставки, сильно пьющий британец уже разработал следующий план войны с ненавистными большевиками.
  Главное место в нем отводилось воздушной армаде стратегических бомбардировщиков Б-29, которые должны были нанести внезапный ядерный удар по главным городам Советского Союза. Вслед за этим следовал налет второй волны массированной бомбардировки с использованием обычных бомб, которые должны были уничтожить то, что уцелело от первого удара. Все это сводило военно-экономический потенциал России к нулю, и успех наземных операций по разгрому советских войск был гарантирован, без всякой оглядки на пространство и климатические условия.   
  Старый враг России страстно желал еще при своей жизни увидеть гибель своего заклятого недруга Сталина и его детища Советского Союза. Трумэн горячо поддержал идею верного союзника и приказал начальникам комитета штабов рассмотреть план Черчилля. Однако к огромному огорчению политических деятелей, военные дали отрицательный ответ на творение британца.
  На этот момент в американском арсенале по-прежнему все ещё не было нужного количества атомных бомб, необходимого для воплощения в жизнь столь грандиозных замыслов. Но и это не было самой главной проблемой. Закончившие воевать американские солдаты, категорически не желали вновь проливать свою кровь за идеи господина Трумэна и с каждым днем все громче и громче требовали проведения полной демобилизации.
  Американские войска, расположенные в Японии и Германии, открыто угрожали своему командованию бунтом, приводя ему в качестве примера Сталина, начавшего демобилизацию своих армий сразу после окончания войн, в конце 1945 года. Поэтому, стальные мускулы господина Трумэна стремительно худели, а новое поколение призывников не желало надевать военный мундир, предпочитая ему мирную жизнь со всеми ее прелестями.
  План нападение на Россию был вновь отложен в сторону, а Гарри Трумэн энергично принялся энергично за наведения порядка внутри своей страны и за её пределами. По его приказу было создано ЦРУ во главе с махровым антисоветчиком А. Даллесом. На новоявленного рыцаря плаща и кинжала, возлагалось активное противостояние любым действиям СССР по всему миру, нисколько не стесняясь в выборе средств и действий.
  Внутри же страны, ФБР занялось проверкой антиамериканской деятельности своих граждан. Созданный при поддержке президента особый комитет во главе с сенатором Маккарти, энергично преследовал и ломал жизни всем, кто открыто высказывал свои симпатии к Советскому Союзу или хотя бы только сочувствовал ему. Десятки тысяч людей лишились своих рабочих мест, навсегда получив от властей клеймо политически неблагонадежного. Стоит ли говорить, что подобное очищение общества от мифических «агентов Кремля» породило огромное число личных трагедий и смертей среди простых американцев.
  Продолжая активно использовать экономическое превосходство Америки, желая полностью закрепить свой контроль над Западной Европой, в 1948 году Трумэн начал полномасштабное приведение в жизнь так называемого «плана Маршала». Предлагая испытывавшим нужду европейцам экономическую помощь, взамен США требовало удаление коммунистов из состава правительства страны. Требование было очень жестким и суровым, но все большие и малые страны Европы согласились с ним.
  К концу 1948 года ни в одном правительстве стран Западной Европы коммунистов не осталось. Следующим шагом к укреплению господства Америки над миром стало превращение американского доллара единой международной валютой, после чего все западные страны, стали покорно двигаться в фарватере международной политике Вашингтона. 
  Вслед за созданием экономического союза во главе с Америкой, Трумэн приступил к созданию военного блока. Умело, организовав в июне 1948 года Берлинский инцидент, приведший к блокаде русскими войсками западных секторов города, Трумэн получил возможность вернуть на английские базы эскадрильи Б-29, составлявшие основной костяк ударной силы американской армии в любой войне.
  Выступая в роли главного защитника западных свобод и демократии, американский президент приказал наладить воздушный мост по непрерывному снабжению Западного Берлина продовольствием, топливом и товарами первой необходимости. Благодаря этому, Западный Берлин, превратившийся в форпост свободного мира за «железным занавесом» выстоял под экономическим давлением Сталина, и всему миру была продемонстрирована решимость и твердость Америки миру по отношению русских варваров.
  Имея в своем багаже столько политических заслуг, Гарри Трумэн уверенно переизбрался на свой второй президентский срок. Окрыленный успехом, господин полковник был твердо уверен что, обладая ядерным оружием и экономическим превосходствам, за следующие четыре года, он наконец-то сможет прижать к канатам непослушного дядюшку Джо и одержать над ним победу.
  Таковы были радужные планы новоявленного крестоносца Гарри Трумэн. Такой прогноз на обозримое будущее делала американская пресса в канун президентской инаугурации 1949 года но, в огромном праздничном торте Трумэна имелась большая ложка дегтя и горечи.
  Вопреки всем прогнозам и ожиданиям американцев, в отличие от стран Европы, Советский Союз не соблазнился экономической помощью американцев и не позволил диктовать себе условия. Более того, испытывая огромные экономические трудности, СССР сделал очень сильный политический шаг. В один год с благополучной Америкой Сталин отменил продуктовые ограничения для населения страны вызванные войной.
  Так же не оправдалась американская ставка на прибалтийских и украинских националистов, чьи вооруженные выступления должны были дестабилизировать Россию и сделать её правителя послушнее воле Вашингтона. К концу 1948 года, главные силы националистов были разгромлены и уничтожены.
  Ничуть не лучше было и положение в Восточной Европе. Несмотря на отчаянные усилия американской дипломатии и ЦРУ, Польша, Чехословакия, Венгрия, Румыния, Болгария, медленно, но верно уходили под руку Сталина, выбирая социалистическую модель развития.
  Все попытки Запада затормозить этот процесс, наталкивались на жесткий и грамотный отпор местных коммунистов имевших за своей спиной крепкую поддержку Москвы. Так организованные американцами выступления в Чехословакии в феврале 1948 года имели самые плачевные последствия для Вашингтона. Вместо либерала Бенеща, в Праге к власти пришли коммунисты, выведя на улицы столицы большие массы трудящихся. 
  Но самые печальные вести приходили властителю Белого дома с Дальнего Востока. Эта часть мира, приносила Трумэну сплошные разочарования, порождая в душе президента гнев, озлобленность от постоянных неудач и сильное желание обязательно отыграться.
  Не имея возможность постоянно держать свои войска в Китае, Вашингтон был вынужден ограничиться воздушной поддержкой войск Чан Кайши в борьбе китайскими коммунистами. Благодаря американской помощи, войска Гоминьдана смогли вытеснить соединения Мао из южной Манчжурии, занять Мукден и с боями выйти к Харбину. Казалось еще не много и красные сепаратисты, будут изгнаны с территории Китая, но этого не случилось. Опираясь на военную помощь СССР, китайские коммунисты смогли стабилизировать фронт и остановили продвижение противника на север Манчжурии.
  Желая полностью разделаться с НАОК раз и навсегда, Чан Кайши отправил под Харбин свои лучшие части. Их командование было поручено герою Бирманского похода генералу Сун Лижэну, но его появление на маньчжурском фронте не внесло решительных перемен. Харбин стал для войск генералиссимуса, тем роковым рубежом, который они затормозили свое продвижение на север, но затем заставил отойти назад.   
  Тщательно ведя счет своим неудачам, и полный решимости взять окончательный реванш в противостоянии со Сталиным, Гарри Трумэн усердно ковал свой меч возмездия. Преданно исповедуя принцип доктрины Дуэ, и ставя во главу угла будущей схватки с русскими на бомбардировочную авиацию, военный министр США Форестол непрерывно требовал от правительства новых ассигнований на постройку такого количества самолетов, которое можно было бы бросить против русских, не заботясь и числе потери. Полностью разделяя взгляды своего министра, Трумэн щедрой рукой каждый год увеличивал военный бюджет ради своего главного дела.
  Новый 1949 год встретил звездно-полосатого крестоносца новыми политическими успехами в Европе. Идя по пути конфронтации с Советским союзом, вопреки решению Потсдамской конференции, в мае 1949 года под нажимом Трумэна из оккупационных зон Америки, Англии и Франции создается государство Западная Германия. Сталин протестует, но безуспешно, Запад не желает его слушать.
  Следующим шагом американского президента, становиться создание Северо-Атлантический оборонительный союз более известный как НАТО. Главной причиной создание военного блока объявлена советская угроза западному образу жизни. Десять европейских стран с примкнувшей к ним Канадой, вслед за Америкой поставили свои подписи под уставом детища Гарри Трумэна.
  Теперь американский президент мог свободно бросить европейских солдат в пламя новой мировой войны с Россией, обозначив участие американской армией в новой войне исключительно летными частями ВВС.
  Важную политическую победу над Сталиным в этом же году Трумэн одержал на Ближнем востоке, где дядя Джо кропотливо создавал новое еврейское государство. Что сделать его обороноспособным, Москва через Чехословакию тайно поставляла евреям оружие. С  его помощью они смогли одержать победу над арабами, не желавших видеть на своих землях сынов Сиона.
  Едва только Израиль был признан самостоятельным государством, американский президент буквально на корню перекупил симпатии израильтян, выделив на развитие страны 100 миллионов долларов. Сталин только гневно сверкал очами, ругался, но ничего не мог поделать, Советский Союз не имел возможность перебить американскую помощь Израилю.
  Но если у американского президента все было прекрасно на западе, восток упрямо не желал приносить ему радостных вестей. В Китае, под мощным напором частей НОАК, войска Гоминдана терпели одно жестокое поражение за другим. Разбитые на западе страны и на полях Манчжурии, они были вынуждены оставить столицу страны Пекин, и под давлением коммунистов отступил к Шанхаю.
  Комитет объединенных штабов лихорадочно решал вопрос об оказании широкомасштабной военной помощи Чан Кайши в виде высадки американского десанта в Шанхай, но тревожные вести из России спутали им все карты.
  В августе 1949 года, СССР объявил об успешном испытании на своей территории атомного оружия. Подобное сообщение вызвало шок у американского президента, искренне считавшего свою монополию на ядерное оружие незыблемым фактом. Как писал в своих мемуарах Трумэн, возможность появление атомной бомбы у русских предполагалось только к концу пятидесятых годов.   
  В начале американский президент просто не поверил этому сообщению, ровно как он не верил заявлениям советского правительства о том, что им известен секрет создания атомного оружия. Подобного не могло быть, потому, что не могло быть вообще, однако вскоре разведка и ученые метеорологии подтвердили правоту этого известия.
  Эти слова зазвучали для Трумэна похоронными колоколами. Отныне Штаты уже не могли чувствовать себя в полной безопасности от ответного ядерного удара, и это серьезно ограничивало агрессивные действия американского руководства.
  Напуганный появлением у Сталина атомной бомбы, Трумэн не решился, вмешаться в китайские дела. Время угроз и ядерного шантажа закончилось. Наличие у СССР даже малого числа ядерных зарядов позволяло русским не бояться своего противника. Теперь, раздутых щек мистера Трумэна и его грозного взгляда из-под очков было явно недостаточно для перелома хода войны в Китае. А нужного количества войск для ведения большой войны за океаном у американцев просто не было. Ведь по своим размерам, возможный театр боевых действий превосходил Германию и Японию вместе взятых.
  Конечно, ради одержания победы, Трумэн мог отдать приказ обрушить на Китай армаду своих атомных бомбардировщиков. Но как показал японский опыт, дикие азиаты в отличие от благородных англосаксов не слишком трепетно относятся к своим жизням и быстрее склонят головы перед сухопутными войсками, чем перед ядерными ударами.
  Кроме этого, ядерный удар предназначался для главного врага Америки, России. «Я нахожусь в положении стрелка с одним патроном и этот патрон для Москвы» - стоически молвил президент своему окружению при обсуждении китайских дел.
  В сложившихся условиях, Трумэн был вынужден ограничиться прикрытием бегства войск Чан Кайши с материкового Китая на остров Тайвань. Вошедшие в тайваньский пролив корабли 7 американского флота, не позволили победоносным частям НОАК высадить десант на остров и добить своего врага. Так произошел раздел китайского государства на две части.
  «Тайвань это ключ к материковому Китаю, и этот ключик в наших руках, которым мы воспользуемся в нужный момент» - утешал себя обитатель Белого дома, получив новый болезненный укол с Востока.
  Казалось, с разгромом Чан Кайши американский президент должен был смириться с утратой своего влияния на Китай, однако его гордыня и упрямое не желание признавать поражение в этой части мира, подталкивали Гарри Трумэна отыграться.
  Новый ареной его борьбы со Сталиным на Востоке стала Корея, благо для этого были благоприятные предпосылки. Страна утреней прохлады после завершения войны была разделена по 38 параллели на советский север и американский юг и оказалась удобным местом для попытки взятия реванша за поражение в Китае.   
  Несмотря на неоднократные предложения СССР о создании на Корейском п-ове нейтрального государства, американцы всячески тормозили этот процесс. Как и в случаи с Германией, вместо единого корейского государства, Америка вела активную политику на раскол Кореи. Американские инструктора и советники в течении нескольких лет помогали правителю южной Кореи Ли Сынману в создании ударной армии для возможного броска на север. Теперь, время оставленного про запас, южнокорейского диктатора наступило.
  Согласно тайным планам Вашингтона на Корейском полуострове должна была произойти скоротечная и победоносная война, в результате которой вся Корея переходила под американский контроль. А для защиты страны выбравшей истинные ценности западной демократии от посягательства русских варваров, на ней должны были появиться американские базы. Размещенные вдоль корейско-китайской границы они могли оказывать сильное давление на председателя КПК Мао Цзэдуна, совсем недавно заключившего военный союз со Сталиным. Умелое разыгрывание угрозы вторжения на территорию Китая, могло нанести серьезный урон советско-китайскому сотрудничеству.      
  Таким образом, Трумэн упорно шел к войне, и она началась 25 июня 1950 года, нападением южнокорейских солдат, на приграничные части северного соседа расположенные вдоль 38 параллели. О том, что Трумэн заранее знал о готовящемся боевом столкновении в Кореи, говорит его тайный приказ о полной поддержке лисынмановских войск, который американский президент отдал в первый день войны  7 флоту США.
  Однако военные действия разворачивались не так, как желал их видеть Вашингтон. Советские специалисты не даром ели свой хлеб, и агрессор получил достойный ответ со стороны войск Пхеньяна. Лисынмановцы были повсеместно остановлены, а затем уже войска Ким Ир Сена начали свое наступление на юг, повсюду встречая радостную поддержку трудового народа.
  Стремясь спасти положение, американские дипломаты грамотно разыграли ситуацию, возникшую в это время в Совете безопасности. Добиваясь замены дипломатов Чан Кайши посланниками Мао на посту постоянного члена Совета безопасности, советский представитель объявил бойкот заседаниям Совета и не приходил на его заседания. На внеочередной сессии Совета безопасности, при отсутствии советского представителя, было принято решение о вводе американских войск на территорию Кореи под эгидой ООН. Нейтрализовав таким образов право Советского Союза наложения вето на решение Совета безопасности.
  Прикрываясь этим решением Совбеза, командующий американскими оккупационными войсками в Японии генерал Макартур, приступил к переброске в Корею двух пехотных дивизий при поддержке 5-той воздушной армии и 7–го флота. 30 июня 1950 года первая американская дивизия генерала Дина, десантировалась на юг полуострова. Вместе с южнокорейскими войсками она вступила в бой под Тэтжоном, который оказался для нее роковым. Попав под шквальный минометно-артиллеристкий огонь, солдаты в панике разбежались, а сам генерал вместе со штабом попал в плен.
  Не оправдала себя в боях и хваленая американская палубная авиация четырех авианосцев, на которую генерал Макартур возлагал свои главные надежды. Несмотря на одержанные северянами победы, американцы продолжали считать их примитивными вояками, для разгрома которых достаточно одной хорошей бомбежки, после которой азиатское воинство должно было в панике разбежаться.
  Выполняя приказ командования, американские пилоты обрушили на врага шквал бомб, снарядов и пуль стремясь уничтожить все живое на своем пути. Используя полное отсутствие самолетов противника, американцы по несколько раз на день бомбили позиции противника, но остановить продвижение северных корейцев к Цусимскому проливу так и не смогли.
  Маккартур лихорадочно бросал в бой остатки своего японского корпуса и ценой огромных потерь в живой силе и технике, к концу августа смог стабилизировать фронт в районе порта Пусан, оказавшись прижатым к морю корейскими частями.
  Чтобы спасти безнадежное положение своих войск и избежать позорного плена, генерал потребовал Вашингтон прислать из Америки лучшие войсковые части и в первую очередь 1 дивизию корпуса морской пехоты, элитарное ударное подразделение, прославившееся в войне с японцами. Именно ее 15 сентября, направил Макартур в глубокий тыл корейских войск в районе Инчхона. Под прикрытием 261 кораблей, американцы благополучно десантировались и, не встречая  серьезного сопротивления, вышли на подступы к Сеулу, создав угрозу окружения всех северокорейских войск маршала Чо Ен Гуна.
  Однако взять сходу корейскую столицу американцам не удалось. Неожиданно для себя морские пехотинцы встретили яростное сопротивление немногочисленных сил защитников города, и бои за Сеул затянулись на несколько недель. Агрессор потерял убитыми и ранеными свыше 12 тысяч человек, но так и не сумел окружить северокорейские войска, находившиеся на юге полуострова.
  Грамотно ведя арьергардные бои, к 1 октября северяне благополучно отвели свои войска за 38 параллель. Казалось, конфликт был полностью исчерпан, но охваченный угаром побед, стремясь воплотить свои тайные планы в жизнь, Трумэн потребовал продолжить наступление американский войск на север. Макартур был полностью согласен с этим решением президента. По мнению генерала, было очень глупо упускать столь благоприятный момент и дать противнику время для стабилизации своего положения. Подтянув свежие резервы, используя свое численное превосходство, американские соединения прорвали фронт и двинулись по направлению к Пхеньяну.
  Столица северной Кореи была взята 20 октября в ходе комбинированной атаки сухопутных войск и высадки воздушного десанта. Преследуя отступающего противника, американские части 27 октября вышли к пограничной с Китаем реке Ялуцзян в районе Чхосан и Хесан. Так же на севере страны был занят город Чхонджин, последний большой город по направлению к советской границе. Положение Ким Ир Сена было угрожающим.
  Ободренный столь быстрыми победами, Макартур хвастливо заверил президента, что через месяц вся Корея будет в руках американцев и Рождество, морские пехотинцы будут встречать дома. Трумэн был очень рад этому известию и уже мысленно прикидывал, как он будет диктовать свои условия Мао, имея на руках столь убедительный аргумент как разгром коммунистов в Кореи, под флагом ООН.
  Однако в этот момент в дело вмешался Сталин, намериваясь поддержать своих азиатских союзников и остановить зарвавшихся звезднополосатых крестоносцев. За короткий срок, с 15 по 24 ноября на территорию Китая был переброшен 64-й истребительный авиационный корпус советских ВВС, который состоял из трех истребительных дивизий. Летчики получили приказ полностью закрыть небо над Манчжурией и не допустить прорыва к городам Китая вражеской авиации. Одновременно с этим, на корейской границе были сосредоточены 18 дивизий армии КНР численностью около 180 тысяч под командованием маршала Пэн Дэхуая.
  Выждав удобный момент, 25 ноября 1950 года, китайские части начали свое мощное контрнаступление во фланг американских войск, которые на сутки раньше двинулись к советско-корейской границе, намериваясь добить остатки вооруженных сил северной Кореи.
  К огромному ужасу Трумэна выход американских войск к границе с Китаем вызвал не начало переговоров, на которых он собирался диктовать свои условия, а жесткий отпор. Удар «китайских добровольцев» был столь сильным и ошеломляющим, что американцы и их южнокорейские союзники начали поспешное отступление, пытаясь выскользнуть из нависших над ними «клещей» окружения.
  Стремясь остановить или хотя бы ослабить наступление врага, Макартур приказал своей авиации разбомбить мосты через реку Ялуцзян, по которым с территории Китая непрерывным потоком шло подкрепление «добровольцам». И здесь американских летчиков, привыкших к полному господству в небе, ждал неприятный сюрприз. Вылетевшие на задание эскадрильи бомбардировщиков Б-29 не смогли выполнить приказ своего командования, поскольку были атакованы советскими истребителями и понесли серьезные потери.
  Так в небе Кореи началось жестокое противостояние советских и американских пилотов, которое нельзя назвать полноценным. Скованные приказом командования, советские летчики в отличие от своих противников не могли пересекать линию фронта и бомбить аэродромы врага. Но даже в столь сложных условиях, советские пилоты надежно закрыли воздушное пространство на всем протяжении фронта, не позволив противнику сорвать снабжение продвигающихся в глубь территории Кореи частей китайских «добровольцев».
  Не останавливаясь на достигнутом успехе и не давая врагу стратегической паузы, китайские  дивизии продолжали стремительно наступать, и 3 января 1951 года взяли Сеул, успешно отбив контрнаступление переброшенных из Японии новых американских дивизий. Ценой больших потерь, генералу Реждуэю сменившего погибшего генерала Уокера, удалось сбить наступательный порыв северян, стабилизировать фронт, и перевести войну в стадию позиционных сражений, где победы носили исключительно локальный характер. 
  Разъяренный своими неудачами, которые остановили его за шаг до победы, генерал Макартур стал требовать от Трумэна оказания американским войскам немедленной помощи. Находясь со своим штабом в Японии, он стал настойчиво просить у президента разрешения на начало полномасштабной войны с нанесением ядерного удара по городам северного Китая и советского Приморья, только в этом видя реальную возможность, одержать полную и решительную победу над «азиатами». 
  Кроме этого Маккартур предложил вести войну руками азиатов и перебросить на Корейский п-ов китайские дивизии с Тайваня, ради уменьшения потерь среди американских солдат. Излагая  идеи будущей войны, генерал вновь горячо гарантировал Трумэну скорую и безоговорочную победу над коммунистами, но к своему огромному изумлению получил категорический отказ президента.
  От стремительного наступления китайских «добровольцев», за чьей спиной маячила фигура Сталина, американский президент находился в сильном психологическом шоке. Все надежды на маленькую победоносную войну с треском провалились и теперь дальнейшее продолжение конфликта, неизменно выливалось в Третью мировую войну. Впервые после 1945 года «дядя Джо» не отступил перед угрозой ядерного удара, а выказал свою готовность скрестить оружие с американским крестоносцем.
  И тут Трумэн, постоянно вынашивавший за все годы своего правления планы по уничтожению Советской России, явственно ощутил всю тяжесть той громадной ответственность, что ложилась на его плечи с принятием решения о начале войны с русскими. И впервые за все время своего президентства, пожав не лавры победителя, а терновый венок проигравшего, Гарри Трумэн испугался. Весь военный опыт, полученный президентом в начале века, говорил что, бросив свои лучшие части в войну с сомнительным исходом на востоке, он может получить ответный удар со стороны русских на западе.
  Американский лидер не сомневался, что закаленные в горниле недавней войны русские войска стоящие в Германии, сметут американские части в воды Ла-Манша, повсеместно встречая поддержку со стороны местных коммунистов и просто сочувствующих людей. Одновременно, учитывая слабость войск Турции и Ирана, следовало ожидать удар и по южным союзникам Америки, целью захвата черноморских проливов и нефтеносных районов Ближнего Востока. 
  Это было бы воплощение замыслов фельдмаршала Ромеля, но только не с юга, а с севера. При этом, Комитет объединенных штабов рисовал не радужную перспективу развития новой мировой войны. По их подсчетам, потери американских ВВС в этой войне будут столь масштабны, что американские летчики могут отказаться летать, из-за страха погибнуть. Подобный тихий саботаж имел место в войне с немцами, и носили отнюдь не единичный характер. Были случаи, когда в американские пилоты перелетали в нейтральную Швейцарию, и интернировались до конца войны целыми эскадрильями.   
  Слушая доклады военных, обитатель Овального кабинета вновь и вновь, мучительно продумывал и скрупулезно просчитывал различные варианты прямого столкновения своей страны с  СССР и в который раз приходить к неутешительному для себя выводу. Америка пока еще не готова разбить своего основного конкурента и окончательно разрешить доставшийся ей в наследство от Британии «русский вопрос». Может это, сделает кто-то другой из его приемников, когда военное превосходство Америки над СССР возрастет существенно в разы но, увы, это будет не в президентство Гарри Трумэн. Номинально числясь в покорителях Берлина и Токио, он не сможет стяжать себе лавры победителя Москвы.
  Поэтому, горестно вздохнув и попеняв коварной судьбе, американский президент был вынужден в очередной раз запрятать глубоко в стол свой план по уничтожению России. Опасаясь чтобы не в меру ретивый Макартур не спровоцировал открытое столкновение с Москвой, он снял его с поста главнокомандующего американскими силами в Японии, невзирая на все прежние боевые заслуги генерала.
  С этого момента, между воюющими сторонами началась затяжная позиционная война, продлившаяся около двух лет. Ценой больших потерь командующий экспедиционного корпуса генерал Рэджуэй смог выбить северян из Сеула и отодвинуть вклинившиеся войска противника за 38 параллель. Но больших успехов американцам и их корейским союзникам достичь не удалось.
  Длительность конфликта и большие потери, самым мрачным образом сказались на политической судьбе Трумэна. Американцы не простили Трумэну гибель 54246 своих соотечественников в далекой азиатской стране. Его избирательный рейтинг упал до рекордно низкой отметки, и истребитель мирного японского населения не рискнул выставлять свою кандидатуру на новый президентский срок. Мелькнув яркой кометой на политическом небосклоне Америки, он быстро ушел в политическое небытие, вместе со своими мечтами и планами. Кроме корейской войны Гарри Трумэн оставил своим политическим приемникам стойкий обычай. После окончания срока своего правления, отправляться на ранчо и писать прославляющие себя мемуары. 
  Корейская война неожиданно открыла всему миру, главную тайну Америки, она не может вести длительную войну, связанную с большими людскими потерями. Грозный призрак бесславного поражения возник над Соединенными Штатами, но господь Бог спас их от позора, прервав жизненный путь Сталина. Будь дядя Джо жив, он бы, несомненно, смог бы довести это дело до победного конца, подобно тому, что случилось через двадцать лет во Вьетнаме.
  Сменивший Трумэна на посту президент Эйзенхауэр, с радостью согласился подписать с северными корейцами мирный договор, который закреплял патовое положение сторон, оставив окончательное решение корейского вопроса на потом. Пятизвездочный генерал не видел победы своей страны в этом конфликте.





                Зеленые джунгли с огненным глянцем напалма.


             (Двойной портрет джентльменов, потерявших всё в борьбе с Югом.)



        Рассматривая новых персонажей решивших дернуть за усы тигра Большой войны, следует отметить, что при всей своей внешней и внутренней непохожести, двигались они в этом направлении одинаково рьяно и напористо подобно близнецам.
  Незыблемо держась курса на откровенную конфронтацию с СССР на грани фола, оба президента, в конце концов, оказались политическими неудачниками и банкротами. Один из них потерял жизнь, другой вкус жизни, и стал добровольным затворником, отгородившись от всего мира забором своего техасского ранчо. Этих капитолийских близнецов звали Джон Кеннеди и Линдон Джонсон.
  Сын ирландского миллионера Джозефа Кеннеди, чьи деньги и влиятельные связи открыли молодому человеку дорогу на Капитолий, Джон Кеннеди с первых своих шагов в большой политике прослыл ярым антикоммунистом и поборником чистоты рядов американской нации. Ярый сторонник сенатора Маккарти, молодой сенатор от штата Массачусетс, с неистовостью требовал в своих выступлениях в сенате скорейшего очищения родины от красной заразы. При этом жалость и сожаление к «заблудшим» людям, адепт маккартизма считал излишним.   
  Впрочем, горячие убеждения неофита нисколько не помешали ему с легкостью откреститься от своего кумира, когда над головой Маккарти сгустились тучи. В самый важный момент для своего духовного отца сенатора Маккарти, когда на заседании сената решалась его судьба, сославшись на болезнь, молодой Кеннеди не явился на голосование.
  Причина побудившая молодого сенатора к подобному шагу, была довольна прозаична. К этому моменту «охота на красных ведьм» уже пережила свою полезность и стала ненужной верховной власти. С маккартизмом было покончено, однако ярые антикоммунистические убеждения у сенатора Кеннеди остались.   
  В этом можно было убедиться, прослушав инаугурационную речь самого молодого президента Америки произнесенную 20 январе 1961 года. Сменив в Белом доме осторожного и взвешенного президента Эйзенхауэра, с большой настороженностью относившегося к военному конфликту с русскими, напористый и агрессивный Кеннеди стремился оставить свой яркий след в истории США. Стоя на ступенях Капитолия, новый президент Америки, громко известил весь мир, о своей готовности вести Америку в боевой поход на врагов, ради защиты идей американской демократии, а так же для защиты союзников признающих для себя важность американских идей и ценностей. Ради этого, Кеннеди был готов заплатить любую цену, преодолеть любые невзгоды, пройти через любое испытание, поддержать любого друга и наказать любого врага.
  Вскоре судьба любезно предоставила американскому президенту возможность на деле продемонстрировать верность недавно провозглашенным им идеалам.
  Желая добиться от Запада признание ГДР как полноправное немецкое государство, Хрущев предложил бывшим союзникам признать особый статус Западного Берлина, поскольку восточную половину города советская администрация намеривалась передать под управление властям ГДР. Это предложение вызвало яростный протест со стороны американцев, для которых оккупационный статус Берлина был очень выгоден как в экономическом, так и политическом аспекте. Из-за отсутствия прочных границ из восточного Берлина на Запад шли нелегальные потоки беженцев, а жители западных секторов беспрепятственно очищали полки магазинов в восточном секторе с их дешевыми товарами. Кроме этого Западный Берлин являлся идеальным плацдармом для деятельности западных спецслужб, в глубоком тылу своего потенциального противника.
  Не получив желаемого ответа на свою инициативу, Хрущев ответил простым, но довольно эффективным способом. По его приказу, в ночь с 12 на 13 августа 1961 года на границе западных секторов Берлина были возведены заграждения, полностью изолировавшие их от территории ГДР. Ответ Кеннеди был жестким и незамедлительным.
  В Западный Берлин были в срочном порядке переброшены 1,5 тысячи солдат и офицеров, которые под прикрытием танков и бронетранспортеров разместились вдоль границы западных секторов. Остров свободы и демократии в океане коммунистического мрака изготовился к нападению, но его не последовало. Хрущев не собирался переходить опасную грань военной конфронтации и ответил довольно оригинальным способом. С начала сентября по 31 октября с короткими интервалами, Советский Союз начал проводить ядерные испытания, с каждым разом наращивая силу ядерного заряда.
  Это был вполне ясный и понятный сигнал о готовности Москвы не доводить дело до прямого столкновения, но американский президент не пожелал его услышать. Все дело заключалось в том, что главным коньком предвыборной риторики Кеннеди было утверждение об сильно отставании США от СССР по числу баллистических ракет и ликвидация этого отставания, было для Америки вопросом жизни и смерти. Военно-промышленный комплекс с радостью приветствовал эти слова молодого кандидата и оказал ему поддержку на выборах.
  Теперь же, когда появилась возможность увеличить расходы на вооружение, Кеннеди не собирался отступать от своих обещаний и рядиться в тогу миротворца. По приказу президента, за сентябрь – октябрь месяц американская военная группировка в Западной Германии была увеличена на 40 тыс. человек, численность тактических истребителей доведена до 300, и проведен целый ряд учений.
  Все это отнюдь не способствовало разряжения обстановки вокруг Западного Берлина, а только нагнетало напряженности. Пиком противостояния двух сверхдержав стало решение американской администрации организовать провокацию по сносу бетонных заграждений в своем секторе при помощи бульдозеров. Вечером 26 октября, к контрольно-пропускному пункту «Чарли» на Фридрихштрассе, под прикрытием американских танков подошли три бульдозера. 
  Благодаря отличной работе советской разведки, Хрущев был своевременно информирован о готовящейся провокации и отдал приказ помешать противнику в её проведении. Поэтому, как только американцы приблизились к заграждениям, с противоположной стороны подъехали русские танки и развернулись в полной боевой готовности. Советские и американские солдаты смотрели друг на друга в прорези своих прицелов, и было достаточно одного случайного выстрела, чтобы обе стороны вступили в смертельный бой.
  Около суток продолжалось, это опасное противостояние. Подтверждая свою решимость ответить ударом на удар, советское командование направило свои истребители на перехват летящим в Западный Берлин американским транспортникам. Произведя опасное сближение и открыв предупредительный огонь, они заставили американские самолеты вернуться на базу. Столь агрессивное поведение советской стороны сильно встревожило американцев, так как во время Берлинского кризиса в 1949 году подобного не было. Одновременно с этим, на ядерном полигоне на Новой Земле, впервые за все время испытаний, была взорвана сверхмощная боеголовка в 50 мегатонн, что очень озаботило американскую администрацию.
  На устрашение Москва отвечала устрашением, но вместе с тем искала компромисса из сложившейся ситуации. Видя, что американская сторона не стремиться к развитию конфликта, вечером 27 октября Хрущев приказал отвести танки от границ секторов, что было успешно выполнено. Вслед за русскими танками отошли и американские танки, после чего новый Берлинский кризис благополучно завершился.
  Потрепав, друг другу нервы, стороны остались при своих интересах. Советский Союз не добился признания Западом ГДР, а американцы смирились с существованием берлинской стены, несмотря на то, что, по мнению Вашингтона, её возведение было незаконным, аморальным и бесчеловечным делом.
  Мир был сохранен, но Берлинский кризис не был единственным местом на земле, где произошло противостоянии Америки и России в годы правления президента Кеннеди. Вскоре новым местом столкновения интересов двух сверхдержав стала Куба, где после свержения ставленника Америки диктатора Батисты к власти пришел молодой революционер Фидель Кастро.
  Находящаяся рядом с Флоридой Куба, была давним и лакомым кусочком для Соединенных Штатов, которые рассматривали этот остров, не только в качестве своей законной вотчины или колонии, но и как верного союзника и помощника в бассейне Карибского моря. 
  Вкладывая большие деньги в курортный бизнес южного соседа, американский капитал превратили Кубу в излюбленное место отдыха и развлечений своих состоятельных соотечественников. Здесь на американские деньги были созданы отличные пляжи и дороги, гостиницы и казино. Под контролем американских компаний находились разработка местных месторождений полезных ископаемых, в частности никеля и экспорт кубинского сахара и табака. Считавшие себя полноправными хозяевами острова, американские капиталисты были шокированы решением молодого революционера, национализировать иностранную собственность в июле 1960 года.
  Столь смелое решение команданте вызвало бурю восторгов и шквал аплодисментов из Москвы. Хрущев поспешил оказать незамедлительную и всестороннюю поддержку Кастро, как в экономическом, так и в военном плане. Терять такого важного союзника в Западном полушарии, для СССР было недопустимо.
   «Любое восстание раба против своего хозяина должно быть жестоко подавлено» этот лозунг известен ещё со времен древнего Рима и ничуть не претерпел своего значения и в 20 веке.
  Получив больной щелчок по носу, дядя Сэм в лице американского капитала пришел в негодование и торжественно поклялся на Библии жестоко наказать Кастро и его страну, вплоть до седьмого колена. По приказу американского президента Эйзенхауэра специалисты  ЦРУ в спешном порядке стали организовать интервенцию на остров Свободы, а президент Кеннеди уверенной рукой принял эту эстафету от своего предшественника. Да и какие могли быть сомнения у молодого поборника идей американской демократии. Подобными действиями в 1954 году в Гватемале был свергнуть президент Арбенс, посмевший посягнуть на собственность американской компании «Юнайтед Фрут». Одним словом предстояло привычное дело по восстановлении справедливости.
  С ноября 1960 г. во Флориде началось формирование  десантно-штурмовой бригады для высадки на Кубу из числа эмигрантов покинувших Гавану по политическим мотивам. Бригада была полностью оснащена современным оружием, включая стрелковое вооружение и артиллерию. Предполагалось, что после высадки на Кубу в нее вольются силы внутренней оппозиции и часть местного населения, что значительно усилит ее боевые возможности. В распоряжение кубинского десанта Пентагон предоставил транспортные корабли, а так же 24 бомбардировщика Б-26 и 14 военно-транспортных самолетов.
  Под столь мощным прикрытием батистовцы высадились в бухте Кочинос 15 апреля 1961 года с горячего одобрения и благословления президента Кеннеди. Американский президент был не прочь начать свое правление с маленькой победоносной войны против нарушителя спокойствия на «заднем дворе» Вашингтона. Именно так именовал Белый дом страны Карибского бассейна и всю Южную Америку с момента провозглашения «доктрины Монро».
  Но и здесь Кеннеди ждало сильное разочарование. Советская разведка заблаговременно известила кубинского лидера о готовящейся против Гаваны интервенции. Вооруженные советским оружием и обученные советскими инструкторами силы кубинской самообороны, блестяще выдержали трудный экзамен.
  Высадившийся на побережье десант был остановлен, блокирован и через 72 часа от момента вторжения на Кубу позорно сложил оружие. Его скоротечная капитуляция не позволила вступить в действие главным силам вторжения американской армии, чьи корабли с авиацией и морской пехотой на борту расположились вблизи острова в полной боевой готовности.
  После этой победы Кастро стал национальным героем не только Кубы, но и всей Латинской Америки. Храбростью и смелость маленькой страны бросившей вызов могучим Штатам, рукоплескали жители всего континента, от Рио-Гранде, до мыса Горн. Впервые за всю историю  Латинской Америки,  подготовленная и поддержанная Соединенными Штатами интервенция потерпела поражение. Оказавшись у позорного столба, Вашингтон был вынужден ретироваться.
  Желая спасти лицо страны, президент Кеннеди на веки вечные публично проклял режим Кастро, наложив на остров Свободы экономическую блокаду, в виде эмбарго кубинских товаров. Разбитым же батистовцам, которых Кастро обменял на детское питание, президент клятвенно пообещал водрузить знамя ударной бригады - 2506 над Гаваной через десять или двадцать лет.
  Мало кто из американцев знал, что обаятельный рыжеволосый Кеннеди, являвшийся для многих воплощением американской мечты был серьезно болен. Его надпочечники были поражены неизлечимой болезнью Адиссона, а из-за травмы полученной на торпедном катере во время войны с Японией, Кеннеди постоянно страдал из-за сильных болей в позвоночнике. Именно эти нестерпимые боли, в конце концов, и привели к знаменитому Карибскому кризису в октябре 1962 года, чуть было не обернувшегося Большой мировой войной.
  По утверждению американских журналистов, тщательно изучавших историю жизни президента Кеннеди, к концу 1961 года обычные обезболивающие препараты стали плохо помогать президенту в его борьбе с недугом. Поэтому он с радостью прибег к помощи Макса Джекобсона, модного медицинского светила ставящего своим пациентам «уколы жизни» в чей состав входили большие дозы амфитамина. Пройдя пробный курс лечения, президент пришел в полный восторг и уже не мог отказаться от этих инъекций до самой своей смерти.
  После каждого приема «уколов жизни», с Кеннеди происходили разительные перемены. Боль отступала, повышалась работоспособность. Одновременно с этим настроение президента значительно улучшалось, часто переходя в сильную эйфорию, мешавшую ему грамотно исполнять возложенные на него государственные обязанности. Но по прошествию нескольких дней благоденствия неизменно сменялось спадом, и тогда президент долго приходил в себя от депрессии, остро нуждаясь в новых живительных инъекциях.
  Только этим, можно объяснить столь стремительное и бурное развитие Карибского кризиса. Едва президенту было доложено о появлении на Кубе советских ракет среднего радиуса действия, способных поразить восточную половину Америки, как Кеннеди пришел в бешенство. «Америка не может жить с ядерным пистолетом у виска» - высокопарно заявил он на заседании правительства, полностью позабыв, что аналогичные ракеты находятся на американских базах в Турции и Италии. «Мы должны спасти свою страну и заставить русских удалить их ракеты с Кубы» заявил Кеннеди и тут же отдал приказ о немедленном начале военной блокады острова Свободы.
  Готовность хозяина Овального кабинета закручивать гайки в советско-американских отношениях, разительно отличались от действий его предшественника Дуайта Эйзенхауэра. Боевой генерал, за плечами которого имелась большая война в Европе, всегда предпочитал решать спорные вопросы путем дипломатических переговоров, а не на поле брани.
  Покидая Белый дом, он дал своему сменщику один совет. «Запомни сынок, никогда не слушай мнение медных котелков. В мирное время их советы не стоят и доллара». Однако Кеннеди явно позабыл наставление старого генерала.
  Охваченный эйфорией, он с увлечением обсуждал с военными планы действий по спасению Америки от русских ракет и результат от отданных Кеннеди приказов не замедлил сказаться. В течение нескольких дней, кубинская проблема привела США  и СССР на грань прямого военного столкновения между собой. Вновь противоборствующие стороны стали рассматривать друг друга в прорезь прицелов, готовые в любой момент открыть огонь на поражение.
  Выполняя приказ президента, американский флот полностью блокировал все морские подходы к ненавистному Кеннеди острову, преграждая дорогу любому кораблю идущему в Гавану. Однако нескольким советским подводным лодкам с ядерным оружием на борту удалось прорваться к берегам Кубы. У каждого из капитанов подлодок был приказ применить ядерное оружие без согласования с Москвой, действуя по обстановке.
  Так же по-боевому был настроен командующий советскими войсками на Кубе генерал армии Плиев и сам Фидель Кастро. Все были готовы сражаться до конца и в случаи необходимости принять героическую смерть, но нанести удар по зарвавшимся американцам. Наглядным подтверждением этого стало уничтожение американского самолета разведчика вторгшегося в воздушное пространство Гаваны, в самый разгар военного противостояния.   
  Охваченные патриотическим угаром военные стали требовать от президента ответных действий и начать бомбардировку Кубы, но к этому времени эйфория от «укола жизни» прошла, и президент с ужасом стал осознавать все содеянное им за эти дни.
  После выступления президента по телевидению о возможных боевых действиях против русских, население страны захлестнула паника. Тысячи людей живших на юге снимались с насиженных мест и толпами устремлялись на запад и север страны, куда согласно расчетам военных русские ракеты долететь не могли.
  В этот момент Кеннеди доложили, о том, что в советском посольстве на кострах жгут секретные документы. Это был явный признак готовности противника к началу военных действий и тогда президента охватил страх. Стремясь спасти положение, он немедленно отправил к советскому послу своего брата Роберта, для проведения мирных переговоров по выходу из кризиса. Единственное условие, которое выдвинул Кеннеди в качестве обязательного выполнения русскими; Америка должна сохранить свое лицо в этом конфликте.
  Хитрый Хрущев моментально оценил сложившуюся ситуацию и мастерски извлек из этого максимальную выгоду. Советский Союз согласился демонтировать свои ракеты средней дальности на Кубе. Взамен этого через полгода, США убрали собственные ракеты с баз расположенных не только на территории Турции, Италии, но и даже в Великобритании. Так же, Кеннеди дал публичные гарантии, что Вашингтон не будет пытаться свергнуть режим Кастро военным путем.
  Мир был спасен но, получив новую звонкую оплеуху от Кубы, американский президент потребовал от директора ЦРУ немедленного уничтожения кубинского лидера любыми путями и средствами. Американские рыцари плаща и кинжала бросились исполнять пожелание Кеннеди и тут же угодили в ловушки, предусмотрительно приготовленные им умельцами из советских и кубинских спецслужб. Вскоре весь мир узнал об отравленных сигарах, ручках с цианистым калием, зараженном акваланге и даже радиоактивном порошке с помощью которых  американцами планировалось уничтожение ненавистного для Кеннеди «команданте».
  Однако гораздо большей проблемой для правителя Белого дома стала его собственная армия. Генералы Пентагона были в страшной ярости от своего конфуза, когда в самый последний момент им жестоко дали по рукам, поставив ценность человеческих жизней выше их военного престижа. Они открыто упрекали президента в том, что из-за его неправильных действий русские их откровенно «поимели» и под этим предлогом требовали незамедлительно поправить пошатнувшийся в мире престиж американского оружия.
  И хотя после Карибского кризиса президент стал громогласно ратовать о необходимости свертывания гонки вооружения, ради умиротворения военных и стоящих за их спинами сил, Кеннеди включил в зону влияния американских стратегических интересов Вьетнам, где шла упорная борьба между коммунистическим Севером и демократическим Югом.
  Здесь он позволил своим военным организовать новую маленькую победоносную войну над коммунистами, ради демонстрации готовности Америки защищать своих союзников. С согласия  южновьетнамского правительства, в Южный Вьетнам было отправлено около десяти тысяч солдат, которые должны были оказать помощь сайгоновской администрации  в борьбе с местными партизанами. Кроме этого в Южный Вьетнам широкой рекой полилась американское вооружение, инструкторы и советники, сумевшие за короткий срок довести численность войск Южного Вьетнама до четырехсот тысяч человек.
  Однако президенту Кеннеди не было суждено увидеть обещанную ему Пентагоном победу над вьетнамскими коммунистами. В ноябре 1963 года, словно подтверждая действенность проклятия Текумсе наложенного знаменитым индейским шаманом на белых правителей, он был убит выстрелом из винтовки во время предвыборного визита в Даллас. 
  Погибнув на глазах сотен тысяч американцев и на руках любящей красавицы жены, Кеннеди моментально обрел ореол героя мученика. Все его былые прегрешения перед миром разом забылись, а раскрытие его убийства на многие годы превратилось в захватывающую мировую сенсацию с всевозможными вариантами трактовки.
  Как считают самые продвинутые американские аналитики, убийство Кеннеди, несомненно, было делом рук кубинского лидера Фиделя Кастро, совершенное «команданте» в отместку за неоднократные попытки американского президента его устранения. Исполнено оно было руками кубинских спецслужб, американских левых и тайными агентами КГБ.
  По мнению же хорошо осведомленных советских журналистов, президента устранили  нефтяные магнаты во главе с Хантом и Гети, руками сговорчивых американских спецслужб ЦРУ и ФБР. Именно эти спецслужбы грубо и решительно пресекали любые попытки вывести следствие за рамки официальной версии убийцы одиночки. Убийство Кеннеди было вызвано тем, что он сильно прижал благополучие акул нефтяного бизнеса введением большого налогообложения на их прибыль, что было расценено бизнесменами как покушения на святыни мирового капитала.
  Согласно же древней мудрости; истинна, всегда лежит по средине и поэтому с большей вероятностью можно предположить, что Д.Ф.К. убрала американская мафия в тайном союзе с Резервным фондом США. Ретивые американские журналисты раскопали сведения о том, что между боссами мафии и отцом президента Джозефом Кеннеди было негласное соглашение, согласно которому Джон получал нужные ему голоса избирателей в обмен на некоторые услуги главарям бандитского синдиката.
  Мафиози честно сделали свое дело, путем различных махинаций с избирательными бюллетенями, обеспечив победу Кеннеди  с 0,17 % перевесом над его конкурентом по выборам вице-президентом Никсоном. Однако Джон не сдержал обещания своего отца, приказав своему брату Роберту занимавшего пост министра юстиции начать полномасштабную войну с преступностью и в первую очередь с мафией. Подобного подлого обращения мафия еще никому не прощала.
  Что касается Резервного фонда США, бесконтрольно печатавшие долларовые банкноты, то президент Кеннеди принял закон о выпуске денежных сертификатов обеспеченных золотом. Подобные действия хозяина Белого дома ставили крест на монополии частной организации по выпуску ничем не обеспеченной бумаги, что для определенных деловых кругов Америки было недопустимым. Так это или нет, но прозвучавшие на складе учебников выстрелы, навсегда подарили Кеннеди ореол страдальца, который закрыл все его прошлые политические неудачи. Впрочем, как заверяют американские врачи, организм Кеннеди был основательно разрушен наркотиками и стероидами, и жить ему оставалось максимум полтора года. 
  Так на политическую арену вышел Линдон Джонсон, который подобно Трумэну принял в свои руки власть, страну и королеву. Но на этот раз, под королевой подразумевалось не ядерное оружие, а вьетнамская война, грозившая перерасти из локального конфликта в большую войну между двумя сверхдержавами. 
   Став президентом на кануне выборов, Джонсон умело воспользовался героическим имиджем своего предшественника ставшего столь притягательным для простых американцев. Благодаря этому он с отрывом в пятнадцать миллионов голосов, смог переиграть своего конкурента Барри Голдуотера, проповедовавшего откровенно фашистские лозунги.
  Бог любит Америку. Перед самым избранием Джонсона президентом Соединенных Штатов, из Москвы пришла радостная для Капитолия весть об уходе с политической сцены Хрущева, доставившего Западу немало неприятных минут.
  Недовольные его волюнтаристическими методами ведения внешней политики, высшие партийные круги заменили энергичного Хрущева, на осторожного и прагматичного Брежнева. Кроме этого из-за идеологических разногласий, был полностью разрушен военно-политический союз между СССР и Китая, имевший огромный политический вес для сдерживания агрессивной американской политики. Отныне бывшие боевые союзники рассматривали друг друга, если не как потенциальных врагов, но как явных политических конкурентов в борьбе за марксистскую истину.
  Не воспользоваться подобным подарком судьбы было с американской стороны огромной глупостью, и поэтому едва закончилась инаугурация, как Линдон Джонсон незамедлительно  продолжил агрессивные начинания Кеннеди. Веря дружным заверениям своих генералов об их способности организовать победоносную войну в Южном Вьетнаме, глава Белого дома санкционировал увеличение численности американского контингента в этом районе мира. Звездные крестоносцы собирались не только разгромить партизан Вьетконга, но и подмять под себя и северную ДРВ, видя в ней легкую для себя добычу.
  Военный министр США Макнамара, радостно заверял президента Джонсона, что 50 тысячный контингент американских войск вместе с сайгоновскими солдатами, легко справятся с несколькими тысячами крестьян в черных пижамах, вооруженных автоматами Калашникова. Делая подобные заявления, Макнамара совершенно не предполагал, что война с этими крестьянами будет весьма затяжной и принесет американцам большие потери.
  Хорошо изучив опыт своих предшественников по борьбе с Вьетконгом французов, американцы посчитали, что для полной и быстрой победы над патриотическими силами Южного Вьетнама необходимо лишить их поддержки со стороны ДРВ, которая постоянно поставляла повстанцам, оружие, боеприпасы и своих военных советников. 
  Одержав победу в этом секторе Юго-Восточной Азии, американцы не только вырывали еще одну страну из лап коммунистов, но и имели реальный шанс изменить в свою пользу военно-политический баланс, сложившийся к этому времени на планете.
  Историческое решение о начале боевых действий против ДРВ было принято 30 июня 1964 года  на острове Гуам, во время переговоров между Вашингтоном и Сайгоном. Для воплощения его в жизнь, США подтянули к берегам Южного Вьетнама мощную авианосно-ударную группировку в составе четырех авианосцев, одного противолодочного авианосца и одного десантного вертолетоносца с полком морской пехоты на борту, которые принялись наводить порядок вблизи демаркационной линии вдоль 17 параллели. 
  Демонстрируя свою ярую приверженность по защите демократических ценностей западного мира, Джи Ай принялись методично зачищать джунгли Южного Вьетнама от партизан Вьетконга, проводя полномасштабные армейские операции по уничтожению живой силы противника. Вместе с этим, американцы держали корабли 7-го флота вблизи территориальных вод ДРВ, дожидаясь особого приказа о начале боевых действий против северных коммунистов. 
  Это случилось 2 августа 1964 года, когда американское командование заявило, что суда их великой армады были атакованы, маломощными торпедными катерами ДРВ. Стоит ли говорить, что зарвавшийся агрессор был достойно наказан палубной авиацией 7 флота, которая уничтожила противника еще на дальних подходах к американским кораблям. Ущерба от этой атаки не было, но оскорбленное чувство величие первой страны мира требовало грозного ответа и он, немедленно последовал.
  Через три дня от момента мнимой атаки палубная авиация США произвела свою первую бомбежку территории  ДРВ, полностью уничтожив пункт базирования вьетнамских катеров.  Правда по прошествию многих лет, сами американцы признаются в своей дезинформации относительно атаки вьетнамских катеров, но это будет потом, а тогда у них появилось стопроцентное оправдание для начала боевых действий против коммунистов.
  Начиная эту войну, Джонсон был полностью уверен, что в отличие от Кореи, во Вьетнаме границу не пересекут «три миллиона китайских добровольцев». Разлад между Китаем и Советским Союзом позволял американцам исключить подобный вариант развития события и надеяться на скорый успех. Оставаясь неуязвимым для ответного удара, американцы желали силою своего оружия одержать победу там, где до них уже потерпели неудачу французы.
  Однако страх и трепет перед самолетами и бомбами США не заставили примитивных азиатов побросать оружие и разбежаться по домам. Получив удар, они приняли единственно верное решение, полностью оправдавшее себя в борьбе с прежним агрессором. Слабые вьетнамцы стали втягивать могучую Америку в длительную войну, помня на примере Франции, что европейцы одерживаю победы только в скоротечной схватке, тогда как в затяжных столкновениях неизменно терпят фиаско.   
  Поэтому, в январе 1965 года северные коммунисты нанесли ответный удар, начав свое наступление на центральном плато Южного Вьетнама против американских солдат и сайгонских сил. Наступление вьетконговцев буквально раскололо страну на две части. Храбро атакуя города и военные базы противника, нанося войскам сайгоновского режима большие потери в живой силе. Развивая мощь своего наступления, партизаны атаковали вертолетную базу Плейку, где было убито двести военнослужащих США и уничтожено или повреждено 22 американских самолета и вертолета.
  Взбешенный подобными действиями коммунистов, 7 февраля Джонсон отдал приказ о нанесения авиационного удара по территории к северу и северо-востоку от Ханоя, а так же вдоль границы по 17 параллели. Обрушив многие тонны бомб на вьетнамскую землю, американцы уничтожали не только военные объекты, но и гражданскую инфраструктуру страны, стремясь подорвать экономику Вьетнама.
  Для срыва наступления противника на центральном плато Вьетнама, 8 марта 1965 года американцы высадили в Дананге 9 бригаду морской пехоты, открыв таким образом, сухопутную войну против Вьетконга и ДРВ. Хорошо вооруженные и обученные, при поддержке вертолетов и танков, американские солдаты смогли остановить продвижение партизан, нанеся им значительные потери в живой силе.
  Но вскоре праздновавшие победу американцы вынуждены были признать, что явно поспешили с громкими реляциями. Они просто недооценили своего противника, который перешел к другой тактике войны. Отныне днем вьетконговцы спокойно обрабатывали землю а, ночью достав АК-47, совершали нападение на оккупантов. Свершив ночной налет на врага, вьетнамцы вновь становились мирными гражданами с нетерпением дожидавшиеся наступления новой ночи.
  Кроме этого американские аналитики получили для себя неприятный сюрприз. Вопреки их прогнозам Москва и Пекин не сцепились между собой за правом контроля над правительством ДРВ, а каждый из них стал самостоятельно помогать Вьетнаму поставками оружия и военного снаряжения.
  Если Китай помогал вьетнамцам в основном стрелковым оружием и малой артиллерией, то Москва в спешном порядке направила в Ханой зенитные ракетные комплексы, истребители МИГ–17 и МИГ-21, а так же своих советников и летных инструкторов. Результат этих действий не замедлил сказаться. Уже в июле 1965 года, советские ракетчики сбили свой первый американский «Фантом» во вьетнамском небе во время налета на Хайфон.
  Отныне война стала разворачиваться совсем не так, как это ранее виделось из окон Пентагона или Белого Дома, и стала приобретать тенденцию затяжного конфликта, чего Линдон Джонсон очень не хотел.
  Стремясь спасти положение дел, Макнамара принялся лихорадочно увеличивать численность американских войск, видя в этом единственную панацею для одержания победы. Благодаря этим усилиям министра обороны, к 31 декабрю 1965 года число американских солдат до 154 тысяч человек, из которых к концу года погибло 1636 солдат. Имея над противником многократное военное превосходство в силе и технике, в 1966 году янки обрушили всю свою мощь на партизан Южного Вьетнама.   
  Постоянно патрулируя воздушное пространство над джунглями самолетами и вертолетами, американцы вели непрерывный поиск крупных соединений вьетконговцев, которые уничтожались при помощи воздушных десантов или отрядов бронетехники. Ценой больших потерь в 4771 человек, американцы смогли нанести ряд чувствительных поражений партизанам и армейским частям ДРВ. Это заметно снизило активность коммунистов в южном Вьетнаме и временно стабилизировало обстановку в стране в пользу сайгоновского режима.
  Когда же вьетнамцы перешли к войне мелкими группами, американцы изменили свою тактику  войны. Они принялись вести артиллерийский огонь по площадям, попутно заливая джунглей горящим напалмам или токсическими дефолиантами.
  Но если на юге Вьетнама янки достигли относительного тактического успеха, то на севере  американская авиация понесла довольно ощутимые потери при бомбежке промышленных объектов  ДРВ; дорог,  мостов, ТЭЦ и портовых сооружений Хайфона. Советские ракеты и истребители с русскими инструкторами надежно прикрывали север страны, не давая американцам полностью разрушить экономику Вьетнама и тем самым принудить Хо Ши Мина к капитуляции. 
  Стремясь оправдать свои неудачи во Вьетнаме, военные требовали от Джонсона отдать приказ на уничтожение всех советских судов доставлявших в порт Хайфона военные грузы для Вьетнама, но президент на отрез отказался санкционировать подобные действия. Он прекрасно помнил дни Карибского кризиса и не желал подобных для себя испытаний. 
  Возможно, его еще остановило письмо умирающего в хосписе генерала Макартура. Ястреб «корейской войны» настойчиво призывал американского президента поскорее вывести американские войска из Вьетнама, чья численность к этому моменту уже достигла 380 тысячи человек, предрекая им позорное поражение, основываясь на собственном опыте.   
  Джонсон не удостоил былого героя ответом, но правота слов генерала Макартура была видна простым глазом. Хо Ши Мин вопреки ожиданию президента, вовсе не собирался просить Вашингтон о начале мирных переговоров, а кропотливо продолжал посылать Вьетконгу очередные отряды подкрепления по своей тайной тропе. В ответ, американскому президенту только оставалось грозно трясти мускулами, хмурить брови и делать вид, что открытое столкновение со всем миром  его не пугает.
  Не желая у себя под боком появления второй Кубы, в 1965 году, Линдон Джонсон послал американских солдат в Доминиканскую республику, раздираемую гражданской войной между левыми и правыми силами. Морские пехотинцы быстро подавили сопротивление воюющих сторон, передав власть в Санто-Доминго вашингтонскому ставленнику. Подобные действия США были возможны только благодаря отсутствию в бассейне Карибского моря военно-морского соединения СССР, что полностью развязывало руки Вашингтону в своем действии. Хотя если говорить честно, от вмешательства в эти события, русских остановило отсутствие среди левых доминиканцев лидера, ориентированного на Москву подобно Кастро. 
  Тем временем наступил 1967 год, который должен был стать решающим в этой затянувшейся войне. Джонсон готовился к переизбранию на второй срок, а нарастающие потери американской армии во Вьетнаме очень нервировали его потенциальных избирателей. Увеличивающее с каждым годом количество гробов, а так же финансовое бремя военных расходов, резко снизило популярность президента Джонсона в стране. Набиравшие силу движения американских пацифистов все громче и громче требовали немедленного вывода американских войск из далекой Азии и их голоса находили отклики среди населения США.
  Хорошо понимая щекотливое положение президента, Макнамара стал требовать от командующего американскими экспедиционными силами генерала Вестморленда если не скорейше победы, то быстрого «умиротворения» противника и принудить Ханой сесть за стол мирных переговоров с Вашингтоном. В ответ, генерал требовал прислать во Вьетнам еще 200 тысяч человек, разрешить бомбардировку дамб северного Вьетнама, а так же разрешить в случаи необходимости применить атомного оружия для устрашения несговорчивого противника.
  Прижатый к стенке Джонсон разрешил перебросить в Азию еще сто тысяч человек для участия в тотальных военных операциях к северу от Сайгона, но на большее не был согласен.  Применение атомного оружия незамедлительно вовлекло бы в военный конфликт СССР и КНР, а уничтожения дамб на Красной реке привело бы к массовой гибели людей, что, несомненно, отдалило начало мирных переговоров.
  Подобное половинчатое резко суживало радиус действия американских вояк, заставляя играть их по чужим правилам. Вестморленд требовал исполнения всех своих запросов, но Макнамара с президентом твердо приказали генералу добыть победу теми средствами, что он имел, а они были не маленькими.
  Отчаянно проклиная политиков, которые вечно сковывали своими глупыми запретами руки доблестной американской армии на пути к победе, генерал приступил к активным действиям  практически по всей территории вьетнамского Юга, стремясь нанести своему противнику самое решительное поражение.
  Вестморленд бросил все свои силы на очищение от партизанских баз территорий к северу от столицы южного Вьетнама, с которых коммунисты совершали дерзкие рейды на Сайгон. К удивлению американцев, противник отказался от кровопролитных боев и отошел к границам Камбоджи и Лаоса. Это было немедленно записано в актив будущей победы, точно так же как и артиллерийские обстрелы территории ДРВ через демилитаризованную зону, с целью подавления средств ПВО северовьетнамцев. 
  Чтобы нарушить экономические связи в Северном Вьетнаме, авиация США стала забрасывать магнитными минами воды вьетнамских рек, и в первую очередь реку Красная, на берегах которой находились Ханой и Хайфон. В свою очередь вьетконговцы попытались провести ликвидацию базы американской пехоты в Кхесане, но не смогли полностью выполнить свой план. База была осаждена, но переброшенные по воздуху подкрепления американцев смогло полностью отразить наступление противника.
  Все это позволило Вестморленду хвастливо заявить, что 1976 год по своим успехам был самым лучшим из всех предыдущих годов войны. Генерал с оптимизмом смотрел в будущее, имея в своем распоряжении 480 тысяч человек при годовой потере в 9699 человек. Однако судьба сулила ему иное.
  30 января 1968 года американцы в Южном Вьетнаме столкнулись с широкомасштабным, хорошо спланированным наступлением, в котором участвовали силы Вьетконга и регулярная армия ДРВ. Оно начиналось во время национального праздника вьетнамцев «Тет» и потому вошло в историю под этим именем.
  Одномоментно было атаковано сорок три крупных города южного Вьетнама, имевшие у себя сильные воинские гарнизоны. С особой жестокостью шли бои за города Хюэ и столицу Сайгон. В первом городе бои шли за каждый квартал и продолжались до 25 февраля, тогда как в Сайгоне атакующие сумели прорваться даже к хорошо защищенному посольству США, непрерывно обстреливая его пулеметно-автоматным огнем.
  Всего за полтора месяца боев сайгонские и американские войска потеряли более 150 тысяч человек, в том числе около 48 тысяч американских солдат и офицеров. Коммунисты сбили и уничтожили на земле 2200 самолетов и вертолетов, сожгли 5250 военных машин, потопили и повредили 233 речных корабля.
  Подобного развития событий американцы совершенно не ожидали от, казалось бы, разбитого врага, и первые недели наступления вьетконговцев в их штабах царила паника и неразбериха. Американское телевидение вело прямую трансляцию из осажденного в Сайгоне посольства, и миллионы прильнувших к экрану американцев поняли, что заверения Джонсона о скором конце войны во Вьетнаме лживы. В сознании обывателей крепко засела мысль, что правительство и армия поддерживает коррумпированную диктатуру, которая спровоцировала гражданскую войну. 
  По всей Америке начались демонстрации протеста, которые зачастую переходили в серьезные побоища между манифестантами и полицией, на помощь которой была брошена армия. Внутреннее положение в стране так же обострило убийство негритянского лидера Мартина Лютера Кинга, яростного борца с политикой сегрегации внутри Америки.    
  Все эти события привели к падению рейтинг популярности президента Джонсона практически до нуля, ставя жирный крест на его политической карьере. Раздавленный обрушившимся на него ударом, Линдон был вынужден объявить, что не будет выставлять свою кандидатуру на новый президентский срок.
  Все блистательные планы и надежды американского президента по изменению мирового положения в пользу Америки рухнули в один момент. Охваченный апатией и хандрой, Джонсон  уже просто добывал свой президентский срок, чтобы затем отбыть на свое ранчо, где безвылазно прожил весь свой остаток дней.
  Генерал Вестморленд оказался более крепким орешком, чем мягкотелый Линдон. Для исправления положения он срочно вытребовав себе подкрепление в лице атомного авианосца «Энтерпрайз» и линкора «Нью-Джерси». Опираясь на эту мощную авиационную и огневую поддержку, генерал приступил к отражению атак партизан, стремясь свести к минимуму успехи операции «Тет». Но едва в мае Вестморленд доложил в Вашингтон о своих успехах в борьбе с Вьетконгом, как коммунисты предприняли новое наступление на Сайгон, что стоило генералу его поста. Место оконфузившегося Вестморленда занял генерал Абрамс, на чью долю выпала честь отражения третьего наступления вьетконговцев в августе месяце 1968 года.
  Для отражения этой атаки неприятеля американцы были вынуждены воспользоваться пушками линкора «Нью-Джерси». Подойдя к берегу, линкор огнем своих главных калибров поддерживал  действия наземных войск. В ответ вьетнамцы обстреляли линкор ракетами, нанеся кораблю серьезный ущерб. Это заставило американцев вывести свой морской раритет из зоны вражеского огня и более не применять в военных действиях.
  Осознание бесперспективности затяжного конфликта, и желание скорейшего заключения мирного договора, вынудило президента Джонсона отдать приказа о прекращении бомбардировки территории Северного Вьетнама 13 апреля 1968 года. За все время противостояния в небе ДРВ вьетнамскими летчиками и советскими зенитчиками было сбито свыше трех тысяч боевых самолетов. Вслед за этим в мае 1968 года, в Париже начались переговоры между делегациями ДРВ и США. 
  Сменивший Джонсона на посту президента страны Ричард Никсон, приступил к планомерному выводу американские войска из Вьетнама. Отныне главная тяжесть борьбы с партизанами и северовьетнацами ложилась на плечи сайгонской администрации. Желая облегчить своему союзнику эту тяжелую задачу, американцы пытались уничтожить часть сил партизанского Юга и одновременно заблокировать тропу Хо Ши Мина, по которой к повстанцам поступала военная помощь из ДРВ. Вновь была сделана ставка на нанесение массированных авиационных ударов, но и на этот раз доктрина маршала Дуэ не принесла желаемого результата.
  Лебединой песней американской авиации в этой войне стала декабрьская бомбардировка 1972 года. Тогда, желая принудить северовьетнамцев сесть за стол переговоров, американские военные в течение двенадцати дней вели непрерывную бомбежку Ханоя и Хайфона. За это время только на одну вьетнамскую столицу было сброшено свыше 100тысяч тон бомб.
  Ответным огнем с земли было уничтожено восемьдесят американских самолетов, в том числе двадцать три стратегических бомбардировщика Б-52. Останки одного из них до сих пор находятся в одном их парков Ханоя, как символ мужества и стойкости свободолюбивых вьетнамцев. 
  Понесенные авиацией потери очень напугали американское командование, так как участились случаи, когда, спасая свои жизни, летчики либо сбрасывали бомбы в море, либо сознательно ломали свои машины при посадке. Это был очень тревожный симптом и потому, американцы  очень обрадовались, когда под нажимом французских и советских посредников, в январе 1973 года посланникам Вашингтона удалось сесть за стол переговоров с вьетнамцами. Сесть, чтобы тут же объявить всему миру о своем уходе из Южного Вьетнама.
  В течение двух месяцев все американские войска покинули территорию многострадального Вьетнама, бросив на произвол судьбы режим генерала Тхиеу. Он продержался ровно два года с момента ухода американцев и пал под ударами войск ДРА. 30 апреля 1975 года революционные войска Юга заняли Сайгон.
  Военная авантюра в Индокитае обошлась Америки в 140 миллиардов долларов, 57605 погибшими и более 300 тысяч раненых с различными степенями тяжестей. Американская нация чувствовала себя униженной и побежденной, среди военных развился стойкий «вьетнамский синдром» для преодоления, которого США спешно перевели свои вооруженные силы на профессиональную основу.



               



                Звездные войны и десант на Гранатовые острова.



          (Портрет человека, верно служившего идеалам Запада, но жестоко поплатился за это.)




       Президент Рональд Рейган оказался самым везучим из когорты американских президентов правивших в двадцатом веке. Ему постоянно везло не только в жизни, но даже и в смерти, ибо он умер во время правления своего идейного ученика и ярого последователя, превратившего похороны Рейгана в помпезный бенефис вместо тихого и скромного предания земле.   
  Выдвинув свою кандидатуру на президентские выборы 1980 года, он имел неплохие шансы на победу над мягкотелым и рыхлым Картером. Увлекшись в игру под название «сокращение вооружения», он подарил Советам Анголу, Мозамбик, Никарагуа, Афганистан и Олимпийские Игры. Но самый главный провал внешней политики Картера был Иран. Верный союзник Америки шах Реза Пехлеви был, свергнут народными массами, а революционно настроенные студенты захватили в Тегеране американское посольство, нанеся неслыханное оскорбление звездно-полосатому флагу. Попытка освободить заложников с помощью американского спецназа окончилась провалом и нация номер один, должна была вести унизительные переговорами о возвращении заложников с второсортной азиатской страной на равных.
  Поэтому главным коньком предвыборной программой Рейгана был оголтелый антисоветизм, и громкие призывы к возрождению величия американской нации, о существовании которой простые обыватели несколько подзабыли за время разрядки.
  Имея за своей спиной денежную подпитку правых консерваторов и громкие провалы своего противника, Рональд одержал убедительную победу над президентом Картером и стал сороковым президентом США и одновременно с этим, самым старым из их числа.
  Его феноменальное везение не замедлило сказаться вскоре после инаугурации, когда в марте 1981 года на него было совершено покушение психически больным человеком. По всем прогнозам Рейган должен был умереть от случайной пули, рикошетом угодившей ему подмышку, и застрявшей в легком буквально в сантиметре от аорты. Не почувствовав боли, президент сел в свой лимузин и приказал ехать в Белый дом, но охранник заметил у него на губах алую кровь. Несмотря на гневные протесты Рейгана, он заставил шофера свернуть в госпиталь по дороге в который, президент потерял сознание. Позднее медики признавали, что десяти минутная задержка с началом операции по спасению Рейгана, стоила бы жизни американскому пенсионеру. 
  Описывая чудесное спасение президента от пули психопата, все газеты отмечали, что проклятие Текумсе наконец-то преодолено, но это было не совсем так. Врачам удалось сохранить жизнь своему пациенту, но вот перед силой другого заболевания они были бессильны. На фоне обильного кровотечения и длительной операции, в мозгу президента начал развиваться необратимый процесс под названием старческое слабоумие. Пуля пощадила старика, но процесс разрушения личности был запущен и невидимые часы, неумолимо отсчитывали оставшееся ему время.   
  Вместе с началом болезни Альцгеймера покушение выявило и другую тщательно скрываемую от посторонних глаз слабость нового правителя Америки. Сороковой обитатель Белого дома был, полностью зависим от своей свиты, которая с блеском играла королем.
  Дотошные американские журналисты по прошествию лет установили что, находясь в больнице, Рейган не мог полноценно исполнять обязанности президента и согласно 25 поправке конституции Штатов, его полномочия должны были перейти вице-президенту Д. Бушу. Свита Рейгана была настроена категорически против подобного развития событий. У вице-президента была своя команда и потому, при помощи всяческих ухищрений смогла обойти этот неприятный для себя момент.
  Прямо в больничной палате, едва отошедший от операции Рейган подписал подсунутый ему текст федерального закона, чем продемонстрировал американскому народу свою работоспособность. Затем президента выписали из госпиталя, и под радостные крики толпы под окнами Овального кабинета, он приступил к своей работе. Она была очень сложной, поскольку требовалось незамедлительное обоснование увеличение расходов из бюджета на военные расходы. Для чего, собственно говоря, Рейган и был избран. А для этого нужен был образ жуткого врага, которого американский президент незамедлительно нашел в виде Советского Союза, объявив его «страной монстров» и «империей зла» взяв за основу нашумевший тогда фильм «Звездные войны».
  Бог любит Америку, ибо приход к власти неистового Рона пришелся на тот момент, когда Россия переживала довольно непростой период в своей истории. По вине высшей партийной элиты в стране началось междуцарствие, отрицательно сказавшееся на международном престиже страны. Правившего в эти годы Брежнев не был готов к конфронтации с Америкой, как это было в шестидесятых годах. Престарелый генсек откровенно радовался каждому новому ордену, полученному к своему очередному дню рожденью, и наслаждался миром, заключенным с Западом.
  К этому моменту отношение со своим бывшим партнером по антиамериканской коалиции Китаем продолжали находиться в плачевном состоянии. Благодаря умелой политике Вашингтона сумевшего восстановить с Пекином дипломатические отношения, соседи вновь начала рассматривать друг друга через прицел пушки или автомата. Все это создавало перед Рейганом неплохие перспективы, и он попытался ими воспользоваться.
  Поскольку армия США еще не отошла от «вьетнамского синдрома» и была морально не готова  к ведению большой войне, президенту Рейгану нужно было срочно переломить эту опасную ситуацию. Для этого он стал натужно надувать щеки, истерично кричать о скрытой «советской угрозе», попытаться выбить страх из своих бойцов малыми победами, которые неизменно бы объявлялись оглушительным успехом американского оружия. Одним словом Рейган полностью взял на свое вооружение методы кухни покойного Геббельса, утверждавшего, что чем лож ужасней, тем она правдоподобней. Прием старый, но довольно эффективный.
  Американцам был нужен мальчик для битья, и им оказалась Ливия, чей правитель активно поддерживал различные экстремистские движения на Ближнем Востоке и северной Африке.  Используя пассивность русской эскадры в Средиземном море, Рейган отдал приказ кораблям 6-го флота, начать провокационные маневры у ливийских берегов. В ответ лидер арабской Джамахирии Муамар Каддафи объявил всю акваторию залива Сидр территориальными водами своего государства.   
  Вооруженный конфликт между двумя сторонами был неизбежен, и он произошел. 20 августа 1981 года два ливийских самолета открыли предупредительный огонь по двум истребителям американского патруля вторгшегося в ливийское пространство согласно трактовке Триполи. Американские пилоты незамедлительно вступили в бой и сбили ливийские самолеты. Оба истребителя упали в море, и американская пресса немедленно раструбила о справедливом наказании пособников арабских террористов.
  Аппетит приходит во время еды и президент Рейган, не был исключением из общих правил. Уже на следующий год звезднополосатое знамя вновь трепетало на Ближнем Востоке во время очередного арабо-израильского конфликта. Желая обезопасить северные границы Израиля нападения палестинских террористов с территории Ливана, министр обороны Шарон начал войну с северным соседом. Стремительный бросок к Бейруту израильской армии увенчался успехом, но затем начались затяжные бои в западной части ливанской столицы.
  Желая помочь своему союзнику, Рейган добился согласие Совета безопасности на ввод в Бейрут американской морской пехоты в качестве миротворческого контингента. Вопреки взятым на себя обязательствам по соблюдению нейтралитета, янки открыто поддерживали израильские войска в этом конфликте. Благодаря поддержке Вашингтона, Тель-Авив сумел заставить палестинцев вывести свою штаб-квартиру из полуразрушенного Бейрута в далекий Тунис.
  Американская пресса вновь торжественно отметила новый успех американского оружия. Правда, конец миссии американской морской пехоты был довольно плачевным. 18 апреля 1983 года мстя американцам за устроенную израильтянами резню небоеспособного населения лагерей в Сабре и Шатиле, палестинский смертник на заминированном автомобиле протаранил американское посольство. При взрыве погибло 241 морской пехотинец, не считая дипломатов и сотрудников ЦРУ.
  Одновременно с поигрыванием мускулов и бряцанием оружием, администрация Рейгана развернула неслыханную с начала 50-х годов антисоветскую истерию, начав противоборство с русскими, как на глобальном, так и региональном уровне. Американцы не только вернулись к прежним милитаристическим установкам типа «балансирования на грани войны», но и значительно усилили их. Так верный цепной пес мирового капитала госсекретарь Александр Хейг провозгласил стратегию первого ядерного удара по России единственной возможностью способную сохранить западный мир. В другом своем выступлении Хейг заявил, что есть вещи важнее, чем мир. Одним словом свита Рейгана полностью опередила Трумэна в его ненависти, к Советскому Союзу уйдя далеко вперед в столь опасном деле, как пропаганда войны.
  Для восстановления военного потенциала в Европе, который нарушил глупый Картер своей игрой в разоружение, американский президент в срочном порядке потребовал размещения в западной Европе американский ракет средней дальности для противовеса советским пусковым установкам в Чехословакии и ГДР. Кроме этого в спешном порядке началось создание сверхзвукового бомбардировщика Б-1, атомных подводных лодок нового поколения и ракет перехватчиков. На все эти запросы Рейган сумел выбить щедрый поток денег из бюджета, сокращая различные социальные программы.
  Одновременно с военными приготовлениями Рейган начал методично организовывать различные препоны торговым связям СССР со странами Западной Европы и в первую очередь по продаже советской стороне товаров не производимых ею. С 1981 году Америка в одностороннем порядке свернула все культурные и межправительственные связи, которые появились между двумя странами в 70-тые года.
  Особой строкой в скрытом противостоянии двух сверхдержав являлся Афганистан. Стремясь предотвратить возникновение очага напряженности у своих границ, Советский Союз ввел на территорию южного соседа ограниченный контингент своих войск. Принимая подобное решение Политбюро, рассчитывало, что эти действия не создадут для СССР больших проблем, как это было ранее при вводе советских войск в Венгрию или Чехословакию. Предполагалось, что Запад ограничится бурными протестами, которые постепенно сойдут на нет.
  Однако на этот раз произошла осечка. Стремясь навязать Советскому Союзу свой «Вьетнам», американский президент мертвой хваткой вцепился в афганскую проблему. В спешном порядке ради защиты американских интересов в этой точке земного шара и ради торжества идеалов демократии, Вашингтон направил в Пакистан своих агентов из ЦРУ для подготовки и финансирования с его территории боевых баз для афганской оппозиции.
  Теперь американские деньги и американское оружие широкой рекой ринулось в Исламабад. Тогдашний президент Пакистана Зия Уль Хак был совсем не прочь помочь своим братьям по вере против безбожников с севера, в обмен на многомиллионные кредиты Белого дома. Так, словно грибы после дождя на территории Пакистана стали появляться лагеря подготовки душманов, которые затем уходили в Афганистан на борьбу с неверными. Так, американские рыцари плаща и кинжала готовили советским войскам обильного кровопускания, которое должно было ослабить СССР, подобно тому, как это было с американцами во Вьетнаме.
  Стремясь увеличить градус напряженности в гражданской войне в Афганистане, американские  дипломаты стали всячески подталкивать Саудовской Аравии к участию в тайной войне с Советским Союзом путем оказания финансовой поддержке различных исламских движений. Тогда Белый дом без разбора горячо поддерживал всех тех, кто соглашался выступить против его основного врага, отводя арабам роль пушечного мяса и богатого денежного мешка, наивно пологая, что смогут всегда удерживать ситуацию под контролем. Так  в Пакистане появилось движение Талибан, так родилась Аль-Каида.
  Для нанесения большего урона советским войскам, американские спецслужбы поставляли антиправительственным силам современные зенитные комплексы, а так же инструкторов обучавших вчерашних крестьян искусству обращения с ними. За каждый сбитый душманами вертолет или самолет русских, американцы выплачивали щедрое вознаграждение в размере от 10 до 25 тысяч долларов.
  Другая тайная война между Америкой и Россией развернулась в Никарагуа, где к власти пришел патриотический фронт Сандино свергнувший американскую марионетку диктатора Самосу. Появление у себя под боком второй Кубы страшно беспокоило свободолюбивое американское общество и поэтому, президент Рейган отдал секретный приказ об оказании тайной помощи никарагуанских контрас деньгами и поставкой оружия. В противовес американцам, СССР и Куба начинают активно помогать этому новому очагу социализма в Америке, посылая туда специалистов, трактора и товарами первой необходимости.
  За всей этой дымовой завесой истерии и нагнетания напряжения в мире, четко просматривалось желание США, используя, политические, экономические и идеологические рычаги нанести сокрушительное поражение СССР  и странам социалистического блока в Восточной Европе и Азии. При этом в арсенале президента Рейгана полностью отсутствовал  элемент военного противостояния двух стран. В отличие от своих предшественников, Рейган при всей своей ненависти и нетерпимости к русским, не рискнул устроить непрямое военное противостояние подобно Кореи и Вьетнаму. Антисоветский ритор предпочитал воевать с «империей зла» исключительно чужими руками, прекрасно зная моральное состояние своих воинов и реальную силу Советского Союза.
  Господа аналитики из Объединенного комитета штабов любезно преподнесли своему президенту расчеты, по которым даже при наилучшем варианте нанесения США превентивного ракетного удара по русским, противник могли нанести ответный удар ужасной силы. Ожидалось, что будет разрушено до 40% всей инфраструктуры американского государства, что не давало Штатам никакого преимущества в дальнейшем развитии ядерного конфликта. Поэтому господину президенту оставалось только сотрясать воздух, упражняться в остроумии и надеяться, что новый виток гонки вооружения в купе с Афганистаном подорвут экономику и моральное состояние его противника.
  Особое внимание президент Рейган уделял космосу где, пожиная плоды работ своих предшественников, он получил многоразовый космический корабль типа «Шатл». Подобного космического объекта не было у русских и появление у США целой армады подобных кораблей однозначно трактовалось как большая победа американской техники в космосе. И тут неистовый Рональд показал себя во всей красе. Едва только в апреле месяце 1981 года состоялся  первый удачный полет «Шатла», как президент незамедлительно потребовал от НАСА переоборудовать этот транспортный корабль в боевой корабль.
  Дальше, больше. Желая перенести гонку вооружения в космическое пространство, в марте 1983 года Рейган объявил о начале развертывания в космосе элементов, ПРО которое надежно укроет его страну от русских ракет в случаи начала ядерной войны. Американская пресса немедленно окрестила эту программу «Звездными войнами» и президент стал стремительно проталкивать через конгресс проект её финансирования, преподнося СОИ как единственный способ защиты от кровожадного русского медведя.
  Самый важный и самый напряженный год в президентской карьере Рейгана был 1983 год. Приближалось его переизбрание на президентском посту, и поэтому звезднополосатому крестоносцу было необходимо укреплять свой имидж крепкого парня, который не позволит кому-либо косо смотреть на Америку. В марте 1983 года, несмотря на массовые манифестации противников гонки вооружения в Западной Европе, глава Белого дома все же вырвал у своих партнеров по НАТО соглашение на размещение американских ракет средней дальности на их территории.
  От этого успеха у Рейгана вскружилась голова, и он решил пошутить во время своего выступления в прямом эфире. Тогда президент известил американцев, что отдал приказ о нанесения бомбового удара по России, которая является «империей зла» поддерживающая мировой терроризм. Потом, правда, он добавил, что это только шутка, но его слова вызвали огромный политический резонанс. Ведь всем известно, что у пьяного на языке, то у трезвого на уме.
  Однако для поддержания имиджа нового крестоносца нужно было нечто большее, и президент санкционировал проведения большой политической провокации у тихоокеанских берегов Советского Союза. Время было выбрано очень удачно. Сменивший Брежнева в конце 1982 года на посту генсека Юрий Андропов был серьезно болен и не мог полноценно управлять страной.
  В течения лета, американские истребители неоднократно вторгались в воздушное пространство СССР и даже проводили отработку прицельного бомбометания по острову Зеленый Курильской гряды. Вылетавшие на перехват советские истребители не открывали огня на поражение и только сопровождали нарушителей до границы. Подобные действия советской стороны были расценены янки как слабость, что только придавало им наглости при очередной провокации. Напряженность на восточных рубежах России стремительно нарастала и в ночь на 1 сентября 1983 года, произошла кровавая развязка.
  Выполняя приказ американских спецслужб, со стороны Аляски в воздушное пространство Советского Союза закрытое для полетов любой авиации проник южнокорейский лайнер с пассажирами на борту. Отклонившись от своего первоначального курса на 500 километров к западу, он пролетел вначале над территорией полуострова Камчатки, а затем направился к острову Сахалин. Главной целью этой провокации являлось выявление находящихся там скрытых радиолокационных станций, чья работа активизировалась в результате провокационного вторжения южнокорейского «Боинга».
  Несмотря на все попытки земли связаться с кораблем по радио, на всем протяжении полета экипаж «Боинга» сохранял полное молчание и на контакт не выходил. Не изменило положение дел и открытие советскими истребителями предупредительного огня из пулеметов. Самолет упрямо держался выбранного им курса, постоянно обмениваясь шифрованной информацией с. американским самолетом разведчиком RC-135, постоянно барражировавшего у берегов камчатки и фиксировавший своей аппаратурой места расположения обнаруженных РЛС.
  Но и это было не все. Полностью поверив в слабость и нерешительность советского командования по защите своих воздушных границ, американцы решили предпринять новую провокацию с облетом южной оконечности Сахалина.
  Каково было точное число воздушных нарушителей вторгшихся в воздушное пространство СССР до сих пор неизвестно. По разным источникам их численность варьируется от шести до девяти самолетов, из которых советские перехватчики уничтожили семь машин, большая часть которых упала в море.
  Так же был атакован и сам нарушитель. Когда он стал покидать воздушное пространство Советского Союза, по нему было выпущено две ракеты, одна из которых попала в хвост самолета. Поврежденный лайнер начал стремительно снижаться и ушел в сторону Японии без позывных.
  Немедленно американскими представителями в ООН был поднят шум об уничтожении мирного лайнера советскими извергами. Представитель США в ООН предоставила в распоряжении демократической общественности, умело смонтированные магнитофонные записи переговоров русских пилотов, из которых следовало, что они без колебаний сбили случайно заблудившийся авиалайнер.
  В течение двух месяцев весь свободный мир с негодованием клеймил жестокость русских варваров, публично подтвердивших всему миру, что их не зря именуют «империей зла». Многие страны мира в знак протеста против подобных жестоких действий на шесть месяцев объявили бойкот самолетам Аэрофлота.
 Однако очень быстро вылезла правда об этом загадочном инциденте. Французские журналисты выяснили, что южнокорейский самолет был еще пятнадцать минут на радаре японских диспетчеров, после того как согласно американской версии он упал в воды океана.
  На месте предполагаемого падения самолета вблизи острова Монерона не было обнаружено ни одного тела из числа трехсот пассажиров погибшего «Боинга». Только груды зонтиков, пудрениц и второсортной одежды с кучей паспортов. Кроме этого выяснилось, что на берег Хоккайдо прилегавшего к месту трагедии выбросило обломки американской ракеты, которая таинственным образом пропали на другой день. 
  Вместе с массой других деталей все это навело западных журналистов на мысль, что самолет, который выполнил свою шпионскую миссию, вполне мог быть сбит самими американцами, для которых огласка факта провокации была крайне не желательна.
  Естественно, получившая по зубам американская сторона рьяно отвергала подобное толкование воздушного инцидента. Тайно списав погибших пилотов в непредвиденные потери, используя шумиху вокруг СССР, Белый дом на всех парах двигался к своей маленькой победной войне. На это раз объектом, на котором Рейган решил отточить мастерство своих вояк, и поднять их моральный дух была маленькая Гренада. В этом маленьком островном государстве, в 1979 года в результате бескровного переворота левые силы захватили власть и приступили к строительству социалистического государства. Производя половину сбора мускатного ореха в мире, гренадцы могли самостоятельно держать на плаву свою экономику, не завися от денежных вливаний со стороны.
  О возможном вторжении на этот остров американцев советская пресса намекала с самого начала правления Мориса Бишопа, политкорректно называя его Гранатовым островом на своих страницах. Поводом для этого послужило строительство гренадцами с помощью кубинцев военно-воздушной базы, на которую, по мнению Пентагона, могли бы сесть советская авиация дальнего действия.
  Умело, используя разногласия в молодом правительстве, ЦРУ устроило военный мятеж, который был подавлен, но при этом Бишоп был «случайно» убит неизвестными  лицами 19 октября 1983 года. Срочно созвав Организацию карибских государств, Рейган моментально получил их согласие на применение силы против Гренады для спасения американских студентов обучающихся в столице Гренады, хотя их жизни ничто не угрожало.
  Пользуясь отсутствием постоянно действующих военно-морских соединений Советского Союза в акватории Карибского моря, 25 октября Вашингтон отдал приказ о высадки на острове морского десанта под прикрытием палубной авиации. Присутствуй у берегов Гренады хотя бы малая группа боевых кораблей русских, подобная операция была бы невозможна.
  Вначале американские самолеты разбомбили штаб гренадской армии с солдатскими казармами, а затем высадили две тысячи морских пехотинцев в столицу острова Сент-Джорджес. Интервенты встретили яростное сопротивление, как со стороны вооруженных си Гренады, так и со стороны семисот кубинцев, занявших оборону на аэродроме, вооруженные одними автоматами. В результате зенитного огня были сбиты восемь американских вертолетов, но численное превосходство янки сделало свое дело. К концу первых суток десантники захватили большую часть острова, встретив ожесточенное сопротивление в районе столичных казарм и аэродрома. Бои на острове длились до 28 октября, после чего интервенты смогли сломить сопротивление защитников острова и взять Гренаду под полный контроль.
  Интервенция на Гренаду обошлась Белому дому в 110 миллионов долларов, которые были немедленно выплачены Вашингтоном спешно созданному правительству страны за нанесенный ущерб при вторжении. Потери в живой силе у американских войск согласно официальным данным составили стычки 27 человек при 118 раненых против 14 человек со стороны противника. Неофициальные источники указывали более крупные потери среди морпехов США.
  Обрадованный победой над столь «грозным врагом», президент Рейган лично встречал вернувшихся домой американских миротворцев, раздавая им почести и награды без всякой меры. С разгромом беззащитной Гренады «вьетнамский синдром» у американского воинства был успешно преодолен, и звезднополосатые крестоносцы были готовы к новым подвигам во славу свободы и справедливости. Поднятая шумиха вокруг сбитого лайнера и стремительное ухудшение здоровья Андропова, заставило Россию ограничиться лишь протестами на трибуне ООН и осуждением американской администрации.
  Однако госпожа судьба не дала президенту Рейгану и его команде насладиться лаврами победителя. Еще не успело жаркое, съеденное на торжественном приеме в Белом доме в честь освобождения Гренады улечься в желудках победителей, как сильный страх и боязнь сковало их. Так как в это же время в волнах Атлантики стремительно разворачивались события способные поставить мир на грань большой войны.
  31 октября 1983 года, советская подводная лодка К–324 вела наблюдение за американским фрегатом, проводившего испытание новейшего электронного оборудования для обнаружения подлодок противника. При прохождении за кормой фрегата, лодка задела винтом буксируемую низкочастотную гидроакустическую антенну комплекса, которая представляла собой длинный трос с датчиками. Антенна намоталась на винт лодки, субмарина практически потеряла ход и осуществила вынужденное всплытие. 
  После этого её сразу окружили два эсминца США и, используя бедственное положение подлодки, попытались вернуть антенну. Все это происходила в атмосфере открытой враждебности и открытых угроз применить силу, что не исключал возможности того, что американцы попытаются её захватить. Для предотвращения возможного захвата корабля, капитан субмарины подготовил лодку к взрыву.
  В течение нескольких дней отношения между двумя странами балансировали на хрупкой грани, переход через которую грозил необратимыми последствиями. Все закончилось с приходом советского транспорта, который, несмотря на активное противодействие американских моряков, сумел взять подлодку на буксир и вместе с ценной добычей доставить её в Гавану.
  Кроме активного противостояния двух сверхдержав на море, куда более сильное и опасное противостояние в это время развернулось в это же время и на суше. Развернув на территории НАТО ракеты системы «Першинг», американцы для закрепления успеха решили провести в ноябре 1983 года широкомасштабные учения в Западной Германии. Задача этого учения заключалась в отражение возможного превентивного ядерного удара со стороны русских.
  Стремясь создать условия учений максимально приближенным к боевой реальности,  американцы пригласили на них кроме президента Рейгана и вице-президента Буша, так же глав Англии и ФРГ. Командовал этими учениями министр обороны США Вайнбергер.
  На время проведения учений, американцы полностью сменили все свои коды, чего никогда не было на всех прежних маневрах и учениях. Одновременно с этим, согласно сценарию все ядерные силы НАТО были приведены в состояние полной боевой готовности. Советские наблюдатели постоянно докладывали о постепенном переводе войск из состояния степени мирного времени к состоянию начала войны. Все это было настолько похоже на реальные приготовления к превентивной войне, что некоторые советские аналитики не исключали возможности нанесения со стороны американцев ядерного удара по Советскому Союзу.
  В ответ на столь откровенное бряцание оружием, советская сторона объявила готовность «номер один» во всех своих частях и подразделениях Западной группы войск. В воздух были подняты самолеты, способные нести на борту ядерное ударное оружие, раскрыты хранилища ядерного оружия в Восточной Европе. Так же все межконтинентальные баллистические ракеты были приведены в состояние минутной готовности.
  Теперь американские наблюдатели со страхом и озабоченностью наблюдали за действиями «империи зла». В течение нескольких дней напряженного противостояния двух противоборствующих сторон, в воздухе пахло появлением нового Карибского кризиса.
  Когда президенту Рейгану доложили, как далеко зашли сухопутные учения и что последствия этого противостояния могут быть непредсказуемыми, он лично отдал приказ о внесении радикальных изменений в их сценарий. Сразу после этого накал напряженности резко спал и после их завершения 11 ноября, мир мог вздохнуть спокойно.
  Однако, проявив разумность в вооруженном противостоянии, Рейган отнюдь не собирался мириться с существованием «империи зла». Следующим его шагом в борьбе с «Советами» стала разнузданная травля советских спортсменов, которые должны были прибыть в США  на Олимпиаду 1984 года в Лос-Анджелес. Стремясь не допустить прибытия своих основных соперников и тем самым уже заранее обеспечить победу американских спортсменов, Рейган не останавливался ни перед чем.
  Вначале было объявлено об особой запретной зоне штате Калифорния, в которой располагался Лос-Анджелес, закрытой для посещения  советскими гражданами, которые, по мнению госдепартамента, поголовно являлись потенциальными шпионами и сотрудниками КГБ.
  Затем, когда Россия объявила, что намерена разместить всех своих спортсменов на борту советских теплоходов, и они будут ездить на соревнование под присмотром агентов ФБР, американцы моментально выказали озабоченность что, находясь в Лос-Анджелесе, советские корабли с помощью специальной аппаратурой смогут шпионить за секретными объектами всего западного побережья Америки.
  На каждое предложение советской стороны выдвигались все новые и новые требования, на фоне умело направляемой антисоветской и антирусской истерии американской прессы. Дошло до того, что взбудораженная шпиономанией толпа, в одном из пригородов Лос-Анджелеса убила девушку эмигрантку, только за то, что она была русской. Этот случай позволил Рейгану немедленно заявить, что он не может гарантировать неприкосновенность любого русского человека на Олимпийских играх в Америке.
  После подобного демарша советскому Олимпийскому комитету осталось только объявить о невозможности участия в играх своих спортсменов. Едва эти слова были произнесены, как Рейган лицемерно заявил, что его слова были неправильно поняты, и он готов предоставить твердые гарантии безопасности всем спортсменам которые прибудут на Олимпийские игры. Стоит ли говорить, что львиная доля золотых наград досталась американским спортсменам и, потрясая букетом из золотых медалей, Рейган начал предвыборную кампанию по переизбранию на посту хозяина Белого дома.      
  Казалось, что судьба благоволит своему престарелому избраннику, который за короткий промежуток времени избавил страну от позорного страха Вьетнама и вернул Америке её привычную роль мирового жандарма. Однако это была лишь одна сторона блистательной медали. С другой её стороны находилась безжалостная болезнь, которая быстрыми темпами разрушала сознание американского президента.
  При своем внешне благополучном виде, президент Рейган быстро терял память безжалостно эксплуатируемый своей свитой. Вместо того чтобы щадить остатки здоровье своего лидера и дать ему отдых, они держали его в постоянном напряжении ради поддержания образа крутого парня. Облеченные полным и безоговорочным доверием президента, его помощники кукловоды часто злоупотребляли им в своих целях. Пользуясь слабостью престарелого президента, они подписывали ему важные документы, которые Рейган, часто подписывал, совершенно не вникая в их содержание.
  Первые явные признаки его умственной деградации появились во время теледебатов на выборах 1984 года. Тогда на глазах миллионов американцев президент продемонстрировал свое непонимание, о чем шла речь в диалоге со своим оппонентом по предвыборной гонке Уолтером Мондейлом. Испуганная свита немедленно поставила для президента телесуфлера и все остальные встречи, Рейган четко отвечал по нему.
  Умело созданный образ борца с силами мирового зла, способного и дальше привести свою родину к победе, не позволил американцам разочароваться в своем герое и выбрать его на второй срок, который принес Рейгану одни разочарования.
  Время шло, а Советский Союз не собирался падать. Экономика его выдерживала все нагрузки, которые ей создавали американцы. Афганское кровопускание, на которое так рассчитывал Вашингтон, не оправдало себя. Потери Советской Армии за все девять лет войны составили около 13 тысяч человек что, говоря холодным языком статистики, равнялось тому числу смертей, которые ежегодно случались в стране от автодорожных аварий. К тому же, воспитанные на духе интернационализма, советский народ относился к гибели своих солдат совершенно по иному в отличие от самих американцев, переводящих все в денежный эквивалент.
  Примерно к 1986 году, советское командование отказалось от ведения крупномасштабных боевых операций против душманов, выдвинув на первый план диверсионно-боевые отряды специального назначения. Замаскированные под афганских боевиков они нападали на караваны с оружием и ликвидировали мелкие бандформирования.
  Разумно выведя свои войска из страны в 1989, они оставили власть своему ставленнику Наджибулле, который сумел благополучно продержался три года, хотя американские политологи предрекали ему падение в течение одного месяца. Причиной его поражения стал новый российский президент Эльцин, который в угоду американцам прекратил оказывать Кабулу военную и экономическую помощь, чем вверг Афганистан в хаос гражданской войны.
  Милитаристическая истерия, развязанная Вашингтоном, была хороша только в предвыборной гонке или перед началом большой войны. В мирное время она изрядно утомляет обывателей, которые быстро устают от громких речей, как и от тревожного ожидания что, в любой момент может начаться ядерная война.
  Всем очень хотелось жить, и поэтому во втором сроке президентства Рейгана, военные лозунги стали утрачивать свою популярность. Именно по этому администрация Белого дома была вынуждена начать переговоры в Рейкьявике, об уменьшении угрозы военного противостояния с Советским Союзом.
  Конечно, особого прорыва эта встреча не принесла, но впервые за все время пребывания Рейгана в Белом доме, Америка заговорила о мире. В это время президент Рейган находился в очень плохой форме, поскольку его серьезно подвело здоровье. Во время очередного медицинского обследования, у него обнаружили раковую опухоль толстого кишечника, которую в срочном порядке удалили в июле 1985 года.
  Многочасовой наркоз, который Рейган перенес на операционном столе, резко ускорил процесс деградации его личности. Президентская свита вновь умело скрыла болезненное состояние президента и вновь не позволила перейти власти в руки вице-президента. Советники по-прежнему не желали  лишаться своих теплых мест, к которым они уже успели привыкнуть за четыре года.
  Вслед за этим, в Вашингтоне разразился большой политический скандал, который газетчики по аналогии с Уотергейтом окрестил «Ирангейтом». В начале ноября.1986 года стало известно, что Тегерану, официально числящемуся во врагах Вашингтона, тайно поставляется американское оружие шедшее потом афганским душманам находящимся на иранской территории.   
  Средства, которые выручались от продажи оружия шли для никарагуанских контрас в их борьбе с сандинистами. Спасаясь от грозившего ему импичмента, президент объявил это дело аферой нечистоплотных сотрудников Белого дома, действующих за спиной президентской администрации. Незамедлительно полетели головы тех, кто яро служил президенту в его первый срок. Такие жертвы умилостивили конгресс, но сильно испортили репутацию самого президента. В ходе разбирательства, сенаторы в ходящие в сенатскую комиссию с ужасом заметили, что у Рейгана сильные проблемы с памятью. Он совершенно не помнил, какие документы подписывал, и какие распоряжения отдавал. Однако ради сохранения государственного престижа конгрессмены закрыли на это глаза.   
  Неважные были дела и на фронте противостояния «звездных войн»;  все проекты размещения в космосе различного военного оборудования оказались блефом. Америка не располагала возможностью создать космический щит от русских ракет, о котором так страстно вещал Рональд Рейган с экранов телевизоров и газетных страниц.
  Очень сильный удар по престижу американского космоса нанесла катастрофа «Шатла» «Челленджер» взорвавшегося при старте во время прямой трансляции по телевидению. Сразу заговорили о несовершенстве космических кораблей этого типа. Старты остальных челноков были отложены на целый год, что сильно осложняло возможность развертывания систем ПРО  в космосе в президентство Рейгана.
  У русских же в вооружении космоса как раз были ощутимые успехи. Вначале они создали орбитальную станцию вооруженную автоматической безоткатной пушкой, способной уничтожить по команде с Земли близлежащие с ней космические объекты. Попытка американцев пристыковаться к русскому комплексу свой корабль имела для него очень плачевный результат, после испробования его обшивки силы космической артиллерии.
  Затем советские умельцы создали боевую орбитальную станцию «Скиф», способную поражать  своим бортовым лазерным оружием не только спутники, но и ракеты противника. Кроме этого на орбитальной станции «Мир» были размещены комплексы бортовых ракет для уничтожения любого космического объекта противника. 
  Для нейтрализации космических аппаратов своего противника США понадобился мощный орбитальный флот, создания которого американская экономика, существующая на тот момент с огромным финансовым дефицитом, потянуть никак не могла.
  И тут Рейгану повезло еще раз. Новый советский лидер Горбачев был, страстно одержим идеей миротворчества и разоружения, которую он непременно желал провести именно с американским президентом. По мнению молодого реформатора, скальп усмиренного адепта гонки вооружения поднимет его политический престиж в стране и мире. 
  Едва только в мае 1987 года СССР была предпринят запуск «Скифа» на орбиту, как Америка осознала бесперспективность своих угроз по созданию СОИ. Зная от британского премьера о навязчивом желании Горбачева принудить Рейгана к разоружению, она поспешила, как можно выгоднее продать себя на мирных переговорах.
  Американские дипломаты принялись яростно торговаться, стремясь выбить для себя как можно больше выгоды, но всего, что они смогли добиться, это сворачивание русских военных программ в космосе и обоюдное удаление ракет средней дальности из Европы.
  На встрече в Нью-Йорке в конце 1987 года,  желая выторговать для Америки дополнительных преференций, Рейган стал демонстрировать свою неуступчивость по ракетам и программе «звездных войн» и надувать щёки. Но едва только русские намекнули, что могут подождать год до окончания его срока, как поведение президента кардинально изменилось.
  Боясь потерять свою выгоду, он быстро согласился, ради чего был даже вынужден приехать в Москву, которую совсем  еще недавно называл столицей «империи зла». Оказалось, что там живут симпатичные люди, монстров не наблюдалось ровно, как и медведей на улицах города.
  Последний год своего правления, Рейган прибывал в лучах миротворца, который сумел уговорить Россию жить в мире и согласии с западной цивилизацией. Впрочем «империя зла» провожала на покой своего недруга сплоченной мощью своих рядов, ни на йоту не уступив что-либо из того, на что посягал американский крестоносец.
  Передав бразды правления Бушу, Рейган ушел на покой, предварительно набравшись мужества чтобы, признать у себя страшную болезнь и оставив прощальное письмо потомкам, поскольку катастрофически терял свою память. Хотя подлинность письма президента вызывает большое сомнение. Скорее всего, он в очередной раз подписал бумагу, составленную его свитой или женой. 
  В дальнейшем его уже ничего не интересовало в этой жизни, кроме своего личного мирка ограниченного стенами его ранчо в Калифорнии. Погруженный в болезнь он совершенно не знал что страна, против которой он так яростно боролся всего годы своего правления, усилиями молодого реформатора и миротворчества, претерпела большие внутренние изменения с большим ущербом для себя.
  Отданная во власть партийной элиты чиновников, она за короткий исторический период, из сверхдержавы превратилась в третьесортную страну со слабой экономикой и огромной преступностью. И бойкие американские репортеры поспешили объявить Рейгана победителем коммунизма, совершенно позабыв, что в Китае он цветет буйным цветом на американские инвестиции, и слухи о его кончине несколько преувеличены.
  К огромному сожалению «победителей» впавший в полный маразм Рейган никак не мог присутствовать на праздновании этого торжества. Выпускать в свет человека, не узнающего собственную жену и детей, было крайне опасно выпускать в свет. Его ужасный вид сильно бы подпортил имидж Америки «победительницы». К тому же в это время у власти находились политические конкуренты Рейгана демократы, и они не желали делить с ним лавры триумфа обретения страны, статуса единственной в мире сверхдержавы.
  Последний раз Рону повезло с его собственной смертью. Умри он во времена правления президента Клинтона, ему бы устроили скромные казенные похороны и не более того. Однако счастливчик Рейган умер в 2004 году во время президентства своего духовного наследника Джорджа Буша «Мистер хромая утка» в предвыборный год для укрепления своего изрядно пошатнувшегося имиджа не преминул устроить размашистое политическое шоу с усопшим. Гроб с телом покойного торжественно провезли по всей Америке и предали земле в прямой телевизионной трансляции. Неистовый крестоносец наконец-то успокоился, заплатив за свое везение по самой большой цене.






               



                Дырка под медаль за победу в «холодной войне».



       (Портрет неудачника, который обладал всем и споткнулся о Северного медведя.)



            Когда в ноябре 2000 года, белый англосаксонский протестант Джордж Буш  после огромного скандала связанного с пересчетом голосов выборщиков победил еврея Альберта Гора, то в качестве победного приза он получил великую Америку, находившуюся в небывалом расцвете своей экономической мощи и политической славы.
  К 2001 году, она была на земном шаре той сверхдержавой, к чьему мнению должны с трепетом и безропотно прислушиваться все остальные страны будь-то Европа, Азия, Африка, а в особенности скатившаяся в политическое небытие Россия.
  Бог любит Америку, ибо вручил в ее руки невиданную доселе военную и экономическую власть над всем миром. Ни какая страна на земном шаре, даже объединившись со своими соседями, не сможет противостоять американской силе и мощи. Доллар правит миром, а им владеет Америка, по своему желанию печатая нужное количество зеленых бумажек ценой в пятнадцать центов.
  Старая Европа покорно бредет туда, куда ей укажет её союзник по НАТО. Страны новой Европы, успешно поменяв социалистические ценности на капиталистические, самозабвенно и преданно смотрят в рот американскому президенту, боясь пропустить сказанное им золотое слово мудрости и откровения. А страшный русский медведь, который долгое время пугал воображение американского обывателя благополучно издыхает от поразивших его недугов.   
  При этом Америку не постигли ужасы ядерного Апокалипсиса, в ней не вспыхнула новая гражданская война бессмысленная и беспощадная, и не произошел новый финансовый кризис, полностью разваливший экономику страны. Просто русские столь долгое время являвшиеся главным противником державы, вдруг без боя оставили поле сражения и принялись яростно решать свои внутренние проблемы, ставшие для них вдруг важнее всего. Вот такая случилась волшебная метаморфоза, в духе «загадочной русской души».
  Удивленная неслыханным азиатским коварством и потрясенная стремительными изменениями, Америка ещё долгое время с опаской выжидала, не в силах окончательно поверить свалившемуся на её плечи счастью. И только по прошествии восьми лет, убедившись, что русский медведь не подает признаков агрессии, робко объявила себя победителем «холодной войны». А как иначе?
  И неважно, что не было сражений и советская система пала не от «изнурительной гонки вооружения и неправильной формы экономики», а по своей полной ненужности для партийной элите, решившей наконец-то пожить исключительно для себя, а не для всего народа.
  Раз СССР нет, а мы есть, значит, мы и победили в этом долгом и опасном противостоянии с ужасным монстром по прозванию «коммунистическая Россия». А значит пришла пора вертеть дырки для орденов и медалей, рубить лычки, менять погоны и вшивать генеральские лампасы в полковничьи штаны.
  Джордж Буш действительно получил хорошее наследство от своего предшественника, саксофониста Билла, ловко сочетавшего государственные дела с любовными похождениями. Основательно поправив свое экономическое состояние за счет развалившегося восточного блока, Америка твердо встала на ноги, полностью позабыв, что совсем недавно уступала Японии пальму финансового первенства среди развитых стран. Одержав победу в скоротечной войне в Ираке, а так же разогнав самопровозглашенные республики сербов на территории Хорватии и Боснии с Герцеговиной, США прочно закрепили за собой роль мирового жандарма, точно знающего, что хорошо, а что нет, что полезно миру, а что противопоказано.
  Умело, манипулируя своим «другом Борисом», «друг Билл» завел правопреемницу Советского Союза Россию в такие экономические дебри, что страна уже и не помышлял о самостоятельной внешней политике. Развалившаяся от безденежья армия еле-еле справлялась бороться с костерком чеченского сепаратизма, который заботливо финансировали саудовские шейхи ваххабиты и открыто поддерживали обеспокоенные соблюдением прав человека на Кавказе американский госдеп и совет Европы.
  И раз для Америки больше нет сдерживающей военной силы, то она незамедлительно показала всем оставшимся кто в доме истинный хозяин. С легкостью, отбросив маску лицемерия, со своего прекрасного лица, Штаты моментально продемонстрировали, что отныне им уже никто не указ. Отпихнув в сторону, порядком им надоевшую своим человеколюбием и мирными резолюциями ООН, они напали на Югославию которая, по их мнению, вела себя неподобающим образом в вопросе с косовскими албанцами.
 Прецедент, конечно, был ужасный; ведь никто ранее не смел себя вести подобным образом с ООН, но Америка рассчитала все точно. Верные партнеры по НАТО, скрипя сердцем, поддержали их действия, западные поборники демократии тихо умылись и постарались поскорее обо всем забыть, а на гневные протесты стремительно дряхлеющей России просто не обратили внимания. Сидите в своей глуши, торгуйте нефтью, плодите олигархов и криминал, а если будите себя плохо вести, то накажем и вас.
  Правда, большого шума наделал вдруг появившийся в Косово российский батальон, но и его постепенно заставили уйти, благо победу над Югославией уже справили. Все президентские советники и эксперты посчитали, это одним из последних вздохов умирающего медведя и как бы подтверждая это «совершенно случайно» торпедировали в территориальных водах России её же атомную подводную лодку «Курск», во время учений. Конечно, потом пришлось извиняться, выплачивать деньги семьям погибших и спонсировать подъем затонувшей субмарины, но ничего, русские съели и это.
  Страной в это время правил маленький человек с незаметной биографией, которого, однако, большинство населения  растерзанного демократией государства вдруг очень полюбило. Видно истосковавшись по государственному мужу, устав от бывшего секретаря обкома, не просыхавшего от пьянства. Следуя уже сложившейся традиции, маленький человек стал незамедлительно «другом Владимиром» при «друге Джордже», у которого случилось большое несчастье.
  Это вполне устраивало бывшего техасского губернатора, являвшегося верным адептом идеологии президента Рейгана. Он привлек в свою команду многих советников и сторонников своего кумира, которые сразу же принялись за работу. Положительно оценив все успехи и достижения лихого саксофониста, они разработали новый стратегический план, призванный полностью закрыть так называемый «русский вопрос».
  Согласно ему, пользуясь бедственным положением России и слабостью её армии, при помощи гражданской войны страну следовало развалить на множество частей, по национальному и географическому признаку. А то, что при этом прольется море крови и погибнет множество народу, так это только хорошо. Раздробленные и обескровленные территории легче контролировать, чтобы они никогда не соединились вновь, в одно единое государство.  Таковы были планы, для исполнения которых у Джорджа Юниора была масса времени и возможностей.
  Однако, кроме лавров победителя и гаранта всемирной демократии с правами человека, новый президент получил и горькие плоды всходов посеянных его духовным предшественником президентом Рейганом. И пробовать их, Вашингтону пришлось основательно. Выращенное на американские деньги движение Талибан и ощутившие вкус самостоятельной политики саудовские шейхи, вышли из-под контроля «белого дьявола» и стали утверждать в мире свои исламские ценности при помощи террора.
  Были совершены нападения на американских солдат в Аравии, взрыв посольства в Кении и атака американского эсминца в Адене. Но борьбой с террористами занимались лучшие агенты ЦРУ, и грозная американская военная машина стала чахнуть из-за отсутствия достойного для себя врага. Это её состояние очень скоро заметили американские конгрессмены и в Капитолии стали активно обсуждать вопрос о сокращении расходов на её содержание.
  Поэтому, с реализацией плана по «русскому вопросу» пришлось несколько повременить, тем более, что дела северного медведя, чья шкура должна была украсить пол Овального кабинета, шли из рук вон плохо. И только наличие ядерного оружия не позволяло вогнать Россию в «шок и трепет» как это было сделано с Ираком и Югославией.
  Американской армии было нужно оправдать свой многомиллиардный бюджет и тут очень кстати, 11 сентября 2001 года смертники Аль-Каиды атаковали на захваченных самолетах города Нью-Йорк и Вашингтон. Весь мир был потрясен шокирующими кадрами прямой трансляции обрушения двух гигантов небоскребов и объятого пламенем Пентагона, однако вскоре у журналистов появилось масса вопросов, которые совершенно не укладывались в официальную версию Белого дома. Уж слишком быстро рухнули три небоскреба, и уж слишком мала была дыра в стене Пентагона от падения самолета.
  Это конечно совершенно не помешало выступавшему в Капитолии президенту Бушу, звенящим от скорби и важности момента голосом зачитать миру список стран «оси зла»,  которые помогли, по его мнению, террористам совершить нападение на Америку. В него вошли Афганистан (страна, давшая приют главарю террористов), Северная Корея (страна, обладающая ракетами и атомной технологией, совершенно не положенной ей по статусу), Ирак (страна с диктатурой, которую не смог свергнуть отец нынешнего президента) и Иран (серьезно обидевший США прежде и продолжающий игнорировать интересы Америки). Кроме них были названы режимы Сирии, Ливии и Судана. Так же вскользь упомянута Россия, как фактор международной напряженности и нестабильности, с который нужно мягко разобраться.
  Так вещал с трибуны конгресса избранник американского народа и ему со страхом внимал весь мир. Правда, о малом арабском приложении и Москве, Белый дом вскоре позабыл, сосредоточив всё свое внимание на четырех странах изгоях.
  Успокоенные годами сытости и благополучия, американские обыватели были потрясены открывшимися ими ужасной картины. Оказывается можно в один момент потерять свыше трех тысяч мирных граждан, не находясь в состоянии войны. Подобной наглости в поведении американцы никому никогда не прощали и поэтому дружно благословили своего президента на новый крестовый поход против террора. Гордо взвился в небо звездно-полосатый стяг, затрубила походная труба и, расправив свои могучие крылья, американский орел устремился на нового врага своей страны. И этим врагом оказался Афганистан, логово Бен Ладена.
  Грамотно используя сложившуюся ситуацию, американский госдепартамент потребовал от России оказание помощи в борьбе с мировым терроризмом, которая заключалось в согласии на желание США разместить свои военные базы на территории бывших советских республик Киргизии, Таджикистана и Узбекистана. Естественно «друг Владимир»  первым выразивший соболезнование «другу Джорджу» по поводу взрывов небоскребов, не посмел отказать в этой милой просьбе приказе, при этом ловко увязав ее с признанием чеченских сепаратистов элементом мирового терроризма.
  Американский президент милостиво обещал подумать, а пока все его мысли и деяния были направлены на наказание человека покусившегося на мирное существование американцев. Одновременно с этим, Буш стремился доказать своему избирателю, что он отнюдь не «хромая утка» как его окрестила журналистская братия за суточное метание президентского самолета по всей стране, в страхе подвергнуться новой атаке исламских террористов.
  В тот момент истории всё благоволило Америке. Простые люди всего мира с состраданием относились к американцам, политические лидеры Старого Света не оспаривали право президента напасть на Афганистан, хотя все это вновь шло в обход ООН. Но, что тут поделать, право сильной руки.
  Готовясь к вторжению в вотчину Талибана, американцы старательно разворачивали целое шоу. Весь мир следил с экранов своих телевизоров, как неспешно происходила мобилизация и сосредоточение ударной силы США в Персидском заливе. Как перебрасывались штурмовые части морской пехоты, как вблизи пакистанского берега курсировали могучие авианосцы, которым отводился главный удар в этой войне. А букмекеры тем временем делали ставки на дату начала войны.
  Ловко потеснив русскую дипломатию с её исконных позиций в Центральной Азии и полностью подготовившись к возмездию, доблестные американские войска начали свое вторжение под громким названием «Несгибаемая воля».
  7 октября 2001 года, американская авиация нанесла свой первый ракетно-бомбовый удар по территории Афганистана. Основною целью этой обработке являлись южные районы страны, где по данным разведки располагались подземные убежища лидера Аль-Каиды и талибов. Затем последовала методическая бомбардировка заранее выявленных мест сосредоточения отрядов врага и боевой техники исламистов, а так же по предполагаемому местопребыванию их вождей.
  Весь процесс бомбометания транслировался в прямой эфир прямо с борта самолета вышедшего на цель. При этом все вылиты американской авиации, происходили исключительно в ночное время, но отнюдь не из-за боязни быть сбитыми талибами. Все это делалось ради американских зрителей, которые смотрели боевой репортаж в удобное для себя дневное время.
  Злые языки, правда, утверждали, что главной целью американского нападения на Афганистан был не столько лидер Аль-Каиды, сколько возможность появления американских солдат в Центральной Азии, что бы в дальнейшем можно было угрожать газовым месторождениям Туркмении, а так же нефтеносным районам Казахстана и России. Ну и попутно поставить под свой контроль наркотрафик «Золотого полумесяца». Как же без этого, Европа очень нуждается в афганском героине.
  Американское вторжение в Афганистан не встретило серьезного противодействия со стороны талибов. Оказав сопротивление только в Кабуле, все силы противника быстро растворились среди мирного населения, начав ожидаемую партизанскую войну. Имея поддержку со стороны вождей пуштунских племен по обе стороны пакистанской границы и тайную денежную подпитку от саудовцев, талибы могли успешно воевать с янки годами. Не желая получить себе второй Вьетнам, США моментально создал коалицию международных сил, куда кроме американцев вошли солдаты сил стран НАТО. 
  Президент Буш так же настойчиво предлагал принять участие в этих силах и российской армии, но «друг Владимир» благоразумно отказался. Русский медведь отказался таскать из огня каштаны для «дяди Сэма» ссылаясь на свой домашний конфликт и слабость своей армии. Умело, используя захват чеченскими террористами заложников в Москве в октябре 2002 года, русские добились все-таки включения чеченских сепаратистов в список террористов изгоев. Отныне двери Белого дома для их эмиссаров были закрыты.
  Кроме этого, к огромному недовольству и раздражению Америки, «друг Владимир» начал полномасштабное сближение с Китаем, чье экономическое благосостояние стремительно росло ввысь на американских инвестиционных дрожжах. Благодаря денежным вливаниям американского капитала Пекин становился экономическим соперником Америки, заваливая мировые рынки дешевыми товарами.
  Для улучшения отношений между Россией и Китаем были урегулированы все приграничные территориальные споры, путем передачи китайской стороне спорных участков земли. Одновременно с этим, начались широкие поставки южному соседу российских самолетов и ракет нового поколения, а в противовес НАТО было создана организацию ШОС, состоящая из России, Китая, Казахстана, Киргизии и Таджикистана.   
  Кроме этого новоявленные союзники твердо стояли за мирное решение атомного вопроса северной Кореи, несмотря на огромное желание американского президента разгромить коммунистический режим КНДР. После занятия Кабула, у Джорджа Буша очень чесались руки довести до конца дело президента Трумэна, однако в этом случаи нашла коса на камень. Шосовцы твердо стояли на своем мнении, прозрачно намекая, что в случаи силового варианта, согласно договору, на помощь северным корейцам может прийти братский Китай со своей многомиллионной армией и российским вооружением.
  Конечно грозный «дядя Сэм» не сильно боялся скрытых угроз  азиатов, но время прямого конфликта с ними еще не пришло. Поэтому глава Белого дома решил оставить на время этого  участника «оси зла» и сосредоточить все свое внимание на Ирак, более слабого и уязвимого члена черного списка Белого дома.
  Развернув полномасштабную пропагандистскую кампанию против иракского лидера Хусейна  в печати и на телевидении, к началу 2003 году американские дипломаты потребовали полного разоружения Багдада. В подтверждении правдивости своих слов, Вашингтон  ссылался на данные своей разведки, точно указывавшие на наличие у Хусейна ядерное, химическое и прочие виды оружия массового уничтожения. Как показало время, все утверждения американского президента были сплошным блефом и своими громкими словами, он преследовал совершенно другую цель, дешевую иракскую нефть. 
  Но это было потом, а пока Буш требовал у Совета безопасности ООН, одобрения своих действий, но не смог получить из-за отказа Китая и России. Больше того, в НАТО  произошел раскол мнений лидеров альянса, и  некоторые страны старой Европы отказались посылать в Ирак свои регулярные войска, ограничившись посылкой служб поддержки тыла. 
  «Друг Джордж» вновь предложил «другу Владимиру» присоединиться к походу за идеалы демократии, но тот вновь отказался, несмотря на сильный нажим со стороны Америки. Из всего СНГ только Россия и Белоруссия не послали своих солдат даже в чисто символической численности.
  Главными действующими лицами этой войны стали сами Соединенные Штаты и верно идущая в кильватере их политики Великобритания. Не получив согласие Совета безопасности, обе страны приступили к переброске своих главных сил на театр будущего сражения. Вновь под объективами телекамер союзники неторопливо произвели сосредоточение своих войск у границ Ирака и 20 марта 2003 года начали претворение в жизнь операцию «Шок и трепет».
  Авиация вновь первыми нанесла удар по неприятелю. Не встречая сопротивления в воздухе, американские самолеты подвергли интенсивной бомбардировке скопление иракских войск, РЛС, узлы связи, штабы противника. И тут, излюбленная американцами доктрина маршала Дуэ, дала существенный сбой.
  Одержав со скрипом победу в Югославии и проскочив Афганистан, американцы споткнулись в Ираке. Вместо того чтобы побросать оружие и разбежаться, солдаты Саддама Хусейна вступили в бой с противником, что стало неприятным сюрпризом для сил вторжения. Уже в первые дни войны американцы и британцы встретили ожесточенное сопротивление со стороны иракской армией и народного ополчения в боях за города Басру, Эн-Нассирию, Кербелу, Эн-Наджаф.  Вооруженные стрелковым оружием, гранатометами и легкой артиллерией, иракцы мужественно держали свои позиции и отступали лишь когда, бомбы и ракеты врага полностью разрушали их позиции.
  Все это заставило союзников усилить группировку своих сил вторжения. С континентальной части США в зону Персидского залива в спешном порядке были переброшены новые соединения и части. Так же было увеличено число бомбардировочной авиации.
  Встретив столь жесткий отпор, американское командование все же решилось начать штурм Багдада. Однако первый наскок бронетанковых войск на иракскую столицу оказался неудачным. Солдаты коалиции понесли серьезные потери в людях и технике, и тогда на иракскую столицу посыпались бомбы и снаряды.
  Пользуясь полным отсутствием авиации противника, американские летчики почти ежедневно наносили удары по Багдаду, стремясь сломить сопротивление солдат Хусейна и попутно устранить иракского лидера. Многотонные бомбы сыпались на центр и пригороды Багдада одна за другой, но результата не было. После каждого утверждения Америки о гибели Хусейна, иракский лидер неизменно появлялся на улицах столицы под радостные крики людской толпы, а сбитых над Багдадом американских пилотов разъяренные крестьяне забивали камнями и палками до прибытия военных. 
  Не желая больше рисковать своими солдатами и ввязываться в затяжные бои, американцы стали искать обходные пути для спасения своего блицкрига и чести зведнополосатого флага. «Там где крепость невозможно взять силой, следует пустить осла, груженного золотом» - так гласит арабская мудрость, и янки стали действовать в этом направлении. Через свою старую агентуру они вышли на иракских генералов, чьи дивизии обороняли столицу, и быстро достигли с ними соглашение «о сотрудничестве» в обмен на звонкую монету и иммунитет от преследования.
  После столь успешных переговоров, 8 апреля американская бронетехника двинулась на штурм Багдада и не встретила серьезного сопротивления. Выполняя приказ своих командиров предателей, часть иракских соединений не оказали сопротивления врагу, а те, кто все же остался верен присяге и своему лидеру, были легко разгромлены американскими войсками. Путь к столице Ирака был открыт.
  Не встречая сопротивления, ударные соединения американцев смогли без серьезных потерь переправиться через Евфрат и приблизиться к Багдаду. Здесь ей путь преградили солдаты из дивизии «Медина» оставшейся верной Хусейну, но предательство в рядах защитников города вновь открыло дорогу врагу. Неожиданно изменила и сложила оружие республиканская гвардия, считавшаяся главной опорой режима иракского президента. Обойдя отчаянно сопротивляющуюся «Медину» американские солдаты ворвались в город. Помпезно объявленный Хусейном иракский Сталинград, в Багдаде не состоялся.
  Едва стало известно, что американцы вошли в пригороды столицы, как толпы людей еще вчера клявшихся Саддаму Хусейну в преданности и верности бросились грабить президентские дворцы, государственные конторы, банки, магазины и даже музеи. Это случилось 9 апреля 2003 года.   
   Через день прекратили сопротивление солдаты «Медины», а 14 апреля американские солдаты заняли родной город Хусейна Тикрит без всякого сопротивления со стороны местного населения. На радостях президент Буш прибыл в Ирак и на палубе американского авианосца торжественно заявил о полной и окончательной победе американского оружия.
  Но как оказалось в дальнейшем, президент несколько поспешил с выводами. Вскоре американцы столкнулись с жестким сопротивлением мусульман шиитов, которые не желали признавать власть американского дьявола. Всеми их действиями руководил соседний Иран, население которого полностью исповедовало ислам шиитского толка.
  Только увязнув в Ираке, американцы начали различать более миролюбивых мусульман суннитов, таких как турки и саудовцы, с которыми можно было быстро договориться тогда, как шииты не признавали какого-либо диктата над собой. От действий террористов смертников, которые подрывали себя во славу аллаха, американцы потеряли больше чем в открытых боях в начале войны.
  Вот с такими достижениями в борьбе с международным террором президент подошел к повторным выборам 2004 года, где с большим трудом победил, используя в предвыборной борьбе экономическое благополучие своей страны. Дешевые кредиты, лучше любого оружия подкупили сердце американского избирателя.
  Едва улеглись выборные баталии, как в команде Джорджа Буша произошли важные изменения. К политическим советникам неоконсерваторам президента Рейгана присоединилась молодая и энергичная госпожа Кондолиза Райс, большой специалист по России. Именно с её приходом на пост госсекретаря, Белый дом объявил о продолжении своей борьбы с терроризмом, а так же с нарушением демократических ценностей во всех странах мира. Под эту хитрую формулировку, как не странно в первую очередь попадал давний «друг Владимир», чье поведение очень сильно не нравилось госпоже Райс, имевшей сильные выраженные замашки бруклинской шпаны, которая сначала бьет незнакомца в лицо, а затем узнает что ему надо.
  К огромному несчастью для России и Владимира, госсекретарь Райс решила на деле доказать правоту доктрину профессора Райс о скрытой опасности для интересов Штатов со стороны северного медведя.
  Оказалось, что ужасное чудище еще не совсем издохло, может показывать зубы и смеет подставлять подножки госпоже Америке. Выяснилось, что русские ракеты все ещё довольно опасны для великого государства уже одним своим присутствием. Ведь русская душа так не предсказуема, о чем она лишний раз напомнила своим отказом на предложение Белого дома присоединиться к войне в Афганистане и Ираке. Да и слаженные действия российско-китайского тандема все чаще и чаще стали доставлять много беспокойства обитателю Овального кабинета. Поэтому, интерпретируя американской поговорке, хороший русский это куцей русский. Россия должна быть максимально ослаблена, а по возможности лишена части своей территории, например Сибири с её запасами нефти, которая, по мнению Запада, является незаселенной территорией и её можно колонизировать. Огромная протяженность территории России совершенно не совпадает с интересами безопасности Америки.
  Стоит ли говорить, что слова госпожи Райс являвшиеся беззастенчивым занявшейся примитивным плагиатом у своих предшественников, господина Бжезинского и неоконсерваторов из команды Рейгана, легко нашли отклики в душе президента Буша. Кому же хочется прослыть в истории тем человеком, который вбил последний гвоздь в крышку гроба «русского вопроса».    
  Вооружившись столь прогрессивной  и абсолютно верной доктриной, президент Буш  незамедлительно приступил к исполнению задуманного, применив против своих противников необычное оружие под названием «цветные революции». Его методику господа из госдепа великолепно апробировали на строптивой Югославии возглавляемой несломленным президентом Милошевичем.
  Получив многомиллионную долларовую подпитку из-за океана, оппозиция сумела вывести на улицы людские толпы во время очередных президентских выборов. Запрудив улицы Белграда, купленные американцами сербы, громко требовали отставки Милошевича в связи с фальсификацией результатов выборов.
  Их слова были немедленно услышаны Вашингтоном, который проявил серьезную озабоченность соблюдением прав человека в Югославии и явным нарушением демократических свобод. Чувствуя за своей спиной поддержку американцев, оппозиция добились смещения ненавистного им Милошевича и к власти пришли прозападные политики. Более того, вскоре Милошевич был арестован и выдан международному Гаагскому трибуналу как главный обвиняемый в военных преступлениях на территории Боснии и Герцеговины.
  Далее цветные революции с блеском прошли в Грузии и на Украине, где с помощью американских денег и влияния, к власти были приведены демократические друзья Вашингтона, господа Саакашвили и Ющенко. Честно отрабатывая американскую помощь, братья-революционеры дружно закатили антироссийскую истерию, вокруг российских баз на своей территории. Благодаря этому в Грузии российские войска были вынуждены досрочно покинуть свои базы, а положение Черноморского флота в Севастополе, приблизилось к боевому.
  Так, с любовью и прилежанием «друг Джордж» принялся выстраивать новый санитарный кордон вокруг России, как это делалось в начале двадцатого века поборники ценностей западной демократии. Прибалтика, Польша, Молдавия, Украина, Грузия и Азербайджан надежным кордоном изолировали больную Россию от единой Европы, предано глядя в рот дядюшке Сэму.
  Развивая удачное начало своего плана, Вашингтон решил экспортировать цветные революции Киргизию, Казахстан, а затем и саму Россию в 2008 году. В коридорах Белого дома поговаривали, что если при Буше отце развалился Советский Союз, то при Буше сыне непременно рухнет Россия, и призывали провидение помочь янки в этой славной миссии.
  Однако дохлый медведь Севера в лице ««друга Владимира» не стал дожидаться появления Буша святого духа, и начал показывать свои зубы. Для начала он стал крепче укреплять содружество братьев азиатов по ШОС, реализуя на деле задумку Сталина о крепком альянсе России и Китая. В рамках этого альянса было проведено несколько совместных учений, а так же на правах наблюдателя в организацию был приглашен Иран, четвертый представителя президентского списка «оси-зла». Завязнув в Афганистане и Ираке, американцы не могли себе позволить начать третью войну и были вынуждены вести с ненавистным режимом войну дипломатии и санкций.   
  Вовремя осознав всю опасность цветных революций, «друг Владимир» принял энергичные контрмеры. Благодаря хорошей работе дипломатов, России удалось нейтрализовать последствия цветной революции в Киргизии и оказать поддержку президенту Казахстана во время его очередного переизбрания. Что касается внутреннего положения в стране то, прикрываясь патриотической риторикой, президент объявил всех оппозиционеров получавших деньги из кармана американского госдепартамента не патриотами, чем свел, шансы на проведение цветной революции в России к нулю.
  Повторяя карму своих агрессивных предшественников Буш начал свой второй срок с неприятного инцидента. Проклятие индейского шамана Текумсе вновь дало о себе знать. Во время визита в мае 2005 года в столицу Грузии Тбилиси, когда вся страна встречала его цветами и радостными криками, на американского президента было совершено покушение. Нехороший человек бросил в него армейскую гранату, у которой по счастливой случайности не сработал взрыватель. Граната только больно ударила американского президента в спину, но охрана не сразу заметила этот досадный инцидент.
  Затем выяснилось что, увлекшись политикой на Ближнем востоке и в Европе, Буш совершенно проглядел появление на своем заднем дворе, как просто именовали янки Латинскую Америку новой Кубы. Ей стала Венесуэла с ее огромными нефтяными запасами и очень популярным в народе, антиамериканским лидером Уго Чавесом. Пользуясь занятостью американского президента большой политикой, он наладил близкий контакт, с Фиделем Кастро демонстрируя полную готовность встать его приемником по борьбе со звездно-полосатым орлом.
  Хорошо зная, что северный сосед имеет пакостную привычку к свержению неугодного ему режима путем военной интервенции, для безопасности своей страны, Чавес закупил у России самые современные истребители, построил заводы по производству автоматов Калашникова и заказал несколько подводных лодок для отражения возможного нападения Америки или её союзников.
  Однако больше всего президента Буша донимал новый президент Ирана, который во всеуслышания называл американца посланником сатаны и демонстрировал полное отсутствие боязни перед мощью американской армии. Фанатики шииты в Ираке, с готовностью взрывали заминированные автомобили, неуклонно втягивая Америку в новый Вьетнам, когда после каждой победной реляции от американского командования приходили свежие гробы, завернутые в полосатые флаги.   
  Джордж лихорадочно пытался прижать непокорного иранца через ООН, но Китай и Россия неизменно выносили вето на все американские резолюции. И тут встала очевидная реальность, что американцы не осмелятся на полномасштабное вторжение в страну, где каждый второй с радостью погибнет во славу аллаха ради того, что бы принести любой вред своему врагу. Имея нефтедоллары, Иран подобно Венесуэле усиленно закупал оружие у России, демонстрируя американцам солдатам военные маневры вблизи иракской границы. Нисколько не боясь гнева «белых дьяволов», иранцы захватили английский патрульный катер, который проводил разведку в иранских водах, и быстро отдали пленных, едва они только признались в шпионаже.
  На фоне дипломатических неудач, в самой Америке все больше и больше населения разочаровывалось в своем президенте. И это неверие вылилось в промежуточные выборы  в конгресс и сенат США. Республиканская партия потерпела сокрушительное поражение благодаря регулярным потерям в Ираке, которые составляли около тысячи человек в год.   
  Обрадованные демократы потребовали немедленного вывода американских войск из Ирака, на что Буш ответил гордым отказом, назвав подобный шаг предательством перед памятью павших. Президент бился как лев, но под угрозой значительного сокращения военных расходов, согласился на частичное сокращение воинского контингента в Ираке.
  Желая произвести сильный ответный ход и образумить вольнодумца Владимира, Буш решил развернуть несколько комплексов противоракетной обороны рядом с русской границей в Польше и Чехии совершенно не спросясь разрешения  этих стран. Да и зачем утруждать себя в этом, поскольку и так ясно, что младоевропейцы не посмеют отказать своему грозному старшему брату.   
  В ответ «друг Владимир» неожиданно продемонстрировал новые ракетные комплексы перехватчиков, в одностороннем порядке вышел из договора по обычным вооружениям в Европе и решил возобновить полеты стратегических бомбардировщиков вблизи границ стран НАТО. Одновременно было проведены большие маневры стран ШОС, лишний раз, демонстрируя боеспособность азиатского аналога европейского НАТО скромно при этом называя его простой экономической организацией. Одним словом наглядное воплощение старой доброй американской пословицы: «Чем крепче забор, тем дружнее соседи».
  Для ответного маневра у «друга Джорджа» оставалось очень мало времени и возможностей. Однако, получив духовную и идеологическую поддержку госпожи Райс, президент Буш ринулся в свой последний бой против "друга Владимира". Оказывая энергичное давление на партнеров по НАТО, президент настаивал на немедленном принятии в военный блок Грузии и Украины, благо правители данных стран открыто это требовали. Господа Ющенко и Саакашвили видели будущее этих стран, только под эгидой Запада. Однако "друг Владимир" мужественно перенес эту новую  головную боль. Сдав полномочия главы страны и одновременно оставшись во власти, по дипломатическим каналам он смог свести, на нет все благие начинания американского президента. Как не была красноречива госпожа Райс, но Европа не протянула руку дружбы и помощи верным американским союзникам.
  Если на стене висит ружьё, то оно обязательно должно выстрелить. Это непреложная аксиома американских президентов агрессоров и господин Буш не составил исключение. Если нельзя, но очень хочется, то можно. Если нельзя наказать Иран, то почему не сделать маленькую победоносную войну на Кавказе и не утереть нос русским перед самым своим уходом с поста президента. Именно этой идеи президент Буш посвятил всё оставшееся в его распоряжении время, активно вооружая армию Грузию для силового восстановления её территориальной целостности.
  Время приведения в действие этой мечты было выбрано мастерски, Олимпийские игры в Пекине. Очень надеясь на неопытность нового российского руководства, на его боязнь оказать военную помощь Южной Осетии и Абхазии, в августе 2008 года, президент Буш дал отмашку Тбилиси.
  В начале все было прекрасно. Подавив слабое сопротивление осетин и русских миротворцев, грузинские танки и мотопехота ворвались в Цхинвал, безжалостно уничтожая мирных жителей. Одновременно с этим, по хорошо отработанным шаблонам, в прессе и телеэфире, началась широкомасштабная пропаганда, в которой главными агрессорами были объявлены не грузины первыми напавшие на своих соседей, а осетины.
  "Друг Владимир" находясь в Пекине, настойчиво просил Буша оказать давление на грузинского лидера, но американский президент только улыбался и пускался в глубокомысленные рассуждения. Он явно тянул время, давая Саакашвили возможность полностью взять Осетию под свой контроль. Русские терпеливо выждали ровно одни сутки, а затем неожиданно применили военную силу. Вдруг выяснилось, что вблизи границы расположен мощный бронированный кулак, который не только выбил агрессоров из Цхинвала но, преследуя бегущих грузин, пересек границу и даже занял город Гори, с главными военными складами противника. Одновременно при поддержке кораблей российского Черноморского флота полностью прикрывшего побережье Абхазии своим корабельным огнем, абхазская армия очистила от грузинских войск район Кадорского ущелья.
  Россия была немедленно объявлена Америкой военным агрессором, но тут, неожиданно для себя за долгие годы безмятежной жизни, Белый дом получил сильный хук слева. Впервые за всё время противостояний, первые лица России на английском языке, дали прямые интервью западной прессе. Их высказывания были подтверждены видео кадрами и прямыми репортажами с места события.
  Пропагандистская дуэль длилась около двух недель и закончилась в пользу России. Полностью презрев идеалы демократии, Россия в одностороннем порядке признала независимость Осетии и Абхазии, ненавязчиво припомнив Украине, что вопрос с Крымом и Севастополем ещё окончательно не решен. Напрасно госпожа Райс требовала применения к ужасному северному медведю всех мыслимых и немыслимых санкций. Как оказалось их у Америки, по большому счету просто нет, что полностью дискредитировало Джорджа Буша как политического деятеля в глазах всего мира.
  У американского президента ещё была зыбкая надежда, что на президентских выборах одержит его соратник, республиканец Маккейн и тогда еще можно будет посчитаться с "другом Владимиром". Но в ноябре 2008 года, Америка проголосовала за чернокожего Обаму, что было последним поражением за политическую карьеру Буша.
  Тихо сдав Овальный кабинет новому правителю, господин Буш полностью повторил путь своих великих предшественников, решивших потягаться с Россией. Улетев на военном вертолете в своё техасское ранчо, он стал мирно жарить лобстеров, и писать мемуары. Одновременно с этим Буш Юниор терпеливо ждет, чтобы по прошествию времени убедиться в правдивости предсказания русского астролога Глобы, о том, что 44 президент США станет последним правителем этой великой страны.
  Если же господин астролог ошибся и Америка уцелеет, то дождаться 2020 года и узнать, станет ли вновь избранный американский президент, полным и окончательным победителем России, раздробивший её на части, и тем самым окончательно разрешит извечно острый для Запада «русский вопрос».


Рецензии