По ту сторону жизни. 14

НАЧАЛО:http://www.proza.ru/2011/11/21/322


14 ЧАСТЬ

- Здравствуй дочка - приветствовала сидя на ступенях церкви баба Нюра. - Вижу дела на сегодня у тебя лучше, нежели, чем вчера.
Аня присела рядом. Не перебивая, внимательно слушала каждое сказанное слово старушкой.

- Жалко мне тебя милая, ох как жалко. Много на душу страданий тебе выпадает, и на этот раз гляди в оба.
- Баба Нюра, ну что ж вы меня так пугаете. Побегу я, а то мне уже страшно.
Аня немного обиделась за такой прием. Встала, и собралась, уже было уходить, как услышала за спиной, всё тот же скрипящий голос:

- Зря дочка обиделась. Вернись и сядь рядом. Слышала я и о твоем горе и о том, что сердце твое теперь радуется о матери твоей.
- Да, это правда. Но откуда вы...
- Мир не без добрых людей - сразу ответила она на незаконченный вопрос. - Спасибо, что не забываешь старую.
- Баба Нюра скажите чего ждать, что должно случиться?
- Да откуда же я знаю. Чувствую вот и всё. Это как ни откуда знаешь и всё. Сама хоть и не верю в это, но еще, ни разу не подводило. Давай-ка расскажи, как у тебя дела - видя, как Аня начала нервничать баба Нюра предложила. - Давай дочка прогуляемся.

Они шли по аллее. Золотые листья осени кружились и тихо падали на землю.
- Сегодня тепло - продолжала баба Нюра. - А вчера в доме, котором я ночевала, хозяйка топила печь. Люблю, когда топится печь, тепло, уютно, повсюду играют блики и трещат дрова. Не правда ли хорошо?
- Да - со вздохом ответила Аня.
- Может я дочка и не права насчет твоей матери. Дай-то Бог. Я буду молить о защите. Что-то я стала уставать, уж пришли бы за мной скорее. Ох, как же я устала.
Она повалилась на ближайшую скамью.
- Смотри-ка, а вот и старые знакомые.

На краю скамьи сидела молодая женщина. Рядом поднимая листья ножками, звонко смеясь, бегала маленькая девочка.
- Мама, смотри, как я быстро бегаю.
- Дашенька, смотри аккуратно.

И тут девочка обо что-то споткнулась и упала.
- Даша! - подбежала к ней мать и стала помогать подниматься. - Ты ушиблась?
- Мама, я сама. Ну, что ты так переживаешь, я уже большая. Я просто упала. Ты знаешь, что все люди падают - было интересно слушать, что говорит эта совсем еще маленькая, на вид трёх лет девочка.
- Да, знаю милая. Но многие подают не удачно. Вот поэтому я беспокоюсь.
- Да я знаю - протяжно сказала Даша.

- Не обидишься, если я тебе кое-что скажу? - вдруг повернувшись к Ане, спросила баба Нюра.- Нас с тобой к живым уже не вернуть, а живые должны жить с живыми. И как больно тебе не было бы, надо твоему Виктору жену хорошую, добрую. А не приходящую - уходящую. Рано или поздно за нами всё равно придут, а вот они все здесь останутся. Вот эта молодая женщина, Катя ее зовут, самый лучший и надежный тыл, какой бы остался после твоего ухода. Подумай дочка. Погорюй и подумай. Баба Нюра зря не скажет.

Аня смотрела на Катю. С одной стороны она ею любовалась, с другой ревностно тормозила ход всех своих мыслей. Боролись все за и против. Сама мысль о том, что Виктор станет жить с другой женщиной, ей была невыносима.

- Я подумаю - ответила она.- А что вы их можете свести?
- Можно попробовать - ответила баба Нюра.
- Я подумаю.
- Думай, думай дочка. Пойдем, проводишь меня. Да, устала - бубнила себе под нос баба Нюра. - Это всё осень. Хандра, осенняя хандра.

Аня шла, молча, временами думая о своём и в то же время, слушая бабу Нюру. Ей было интересно общаться с этим человеком. Эта старая женщина содержала в себе потрясающе богатый и необычный жизненный опыт.

- Знаешь дочка, вот молюсь я в церкви, слёзно прошу Бога, чтобы пожалел меня, чтобы меня мои родные простили. А видно нет мне прощения... Плачу, дочку зову, чтобы пришла и увела меня к ним. А она не слышит... Устала, много дум приходится думать, много видеть. Видеть, как люди вязнут в грехах и Бога не боятся. Как нашу землю- матушку загадили делами своими. Власть, деньги, тщеславие - вот и все критерии у человечества. А жаль... Добро то оно есть, только вот тяжко ему. Ты только посмотри, видишь вон в огороде, женщина работает. Красота! Я только сейчас это понимать начала. Пойми раньше, может и жизнь по-другому бы сложилась. Она может и сама не понимает, какая счастливая, завидует, небось, тем, кто вот в тех особняках живет, ну вот как ты. А что им завидовать, скучная лишенная смысла жизнь. Не обижайся. А вот она придет домой, затопит печь, а у нее она русская, что уж вообще редкость стало. Затопит, хлеб поставит в печь, да жарёху какую на плиту, дух русский валит, занюхаешься, счастьем пахнет. Всё ладно, без суеты, вот оно счастье, пока какая-нибудь бестия не притащится, да начнет эту душу то ломать. Деревень то путём не стало, богатство не тем концом мерют. А ты знаешь, не уважаю правителя нашего - земли русской не стало и людей русских тоже. Чужеземцев в страну пустил, и народ свой заспал. Ох, как обидно дочка, обидно. Во имя себя строят, не во имя Бога. А Бог, есть благо для всех. Да, что-то я тут вот разговорилась, пойду, погощу у этой женщины. Вечерами там хорошо. Сяду в уголок да думку думаю вместе с хозяевами, они за столом то много о наболевшем разговаривают, а когда и просто от души посмеяться могут. Заслушаешься.
- Может ко мне, баба Нюра?
- Ты моя хорошая не обижайся на старую, добрая ты, нравишься мне, но уютнее себя вот среди таких людей чувствую. Приду к тебе, обязательно. Да и ты меня не забывай.

***
Домой Аня возвращалась с полной головой мыслей. Сегодня, как никогда она, молча, внимательно наблюдала замужем.
После того, как он пообщался с сыном и пожелал ему спокойной ночи, удалился к себе в кабинет и долго, почти не шевелясь, просидел за своим письменным столом. Его грустный взгляд был сфокусирован внутрь себя. О чём он думал? Об одиночестве, поселившемся в его душе, о радости, которая ушла вместе с Аней, о сыне, который женщину знает только в качестве няни. Сейчас вселилась в него маленькая надежда, что Данила наконец-то будет общаться с родным ему человеком- бабушкой. И он сможет спокойно, не теребя себя постоянно совестью работать. Работать много, чтобы их Данилка не нуждался, чтобы у него было всё, хотя в глубине души он считал, что в чем-то не прав, деньги не заменят воспитание и любовь к сыну, но без них, ни как. И в тоже время самому надо, что-то осознать такое, что направит его жизнь в нужное русло.
 
Аня тоже радовалась общению бабушки и внука, до того дня, когда их порог дома переступила, какая-то странная женщина.
- Ритуля! - с возгласом приветствия кинулась к ней Надежда Васильевна. - Ты откуда? Как ты меня нашла?
Они обнимали и целовали друг друга, как давно не видевшиеся, две очень давние подруги.
- Проходи, пошли я напою тебя чаем. Расскажешь, что за дела привели тебя ко мне. Я же знаю, что твоё появление всегда пахнет деньгами. Ты милая всегда приносишь мне удачу.
Та в ответ только довольно улыбалась.
- Подожди немного, я загляну к внуку, садись удобнее, я сейчас - и она скрылась за дверью.

Аня никогда не видела этой женщины, наверное, за время их отдельной жизни с матерью, появилась у нее некая подруга.

- Ну вот и я. Мой внук играет с детьми приходящей домработницы, поэтому мы с тобой спокойно попьем чайку и поговорим. Как ты меня нашла?
- Через агентство по недвижимости, там сообщили твои координаты.
- Ах да. Наверное, что-то очень такое привело тебя ко мне, я права?
- Надь, сядь не суетись. Я и впрямь к тебе по делу. Оно очень выгодное и для тебя и меня. Сразу говорю, тебе деньги, а это не много немало 50 тысяч зелеными, а мне выезд за границу за счет плательщика.
- Ты Ритуля наверное шутишь? За, что можно отвалить столько денег? Надо кого-то убить?
- Ну, что ты. Типун тебе на язык. Давай только спокойно и молча, выслушай меня, без лишних эмоций, а там сама решай. Так вот. Одна очень даже не бедненькая пара, иностранцы, попали в сложную ситуацию. У них много лет не было детей, если конкретно, то 20 лет и тут случилось чудо, она забеременела, родила сына. Они в нем души не чает. Всё бы хорошо, да ребенок серьезно болен оказался. Сейчас ему 3 года. И ему нужен особый донор. Слышишь, особый донор.
- А я-то чем могу помочь? Ты мне, что ли предлагаешь стать донором? Что-то я не въехала.
- Давай только спокойно. Нет, тебе не предлагаю стать донором, а вот твой внук... Ты не горячись - видя, как на нее злобно сверкнули глаза Надежды Васильевны. – Внуку, твоему собственно ни какого, вреда не причиняться, а денег не мало, когда тебе такое улыбнется?
- Почему мой внук? Что детей мало?
- Понимаешь, донором может быть ребенок с той же группой крови, как и того малыша. А у него настолько редко встречающаяся группа крови, одна на много десятков тысяч, это четвертая с отрицательным резусом, что пришлось попыхтеть, поискать.
- И как же ты вычислила моего внука?
- Да это не я. Это моя племянница. И иностранцы ее знакомые. И внука твоего нашла она. Ты не представляешь, сколько поликлиник она обошла, сколько денег выложила, чтобы был доступ ко всем медицинским документам. И вот теперь найдя его, она отступится.
- Так ты вовсе и не искала меня? Просто выбор пал на моего внука?
- Да. Не искала тебя. Но ты не представляешь моего удивления, когда я узнала, что этот мальчик твой внук, да еще и близко к нему находишься. Но и тебя удивлю не меньше. Не люблю я совпадений, но тут, ни чего не поделаешь. Впрочем, всему своё время. Ты не дала еще согласия.
- Что-то ты Ритуля загадками разговариваешь?
- Вот мой телефон - протягивая клочок бумаги, сказала Рита. - Жду ровно три дня. Подумай Надя, 50 тысяч на дороге не валяются. Сильно-то не навредишь, зато озолотишься. Спасибо за чай.

Когда ушла эта женщина, Надежда Васильевна еще долго сидела за столом на кухне и думала.


ПРОДОЛЖЕНИЕ:http://www.proza.ru/2011/11/30/914


Рецензии