По ту сторону жизни. 10

НАЧАЛО:http://www.proza.ru/2011/11/21/322


10 ЧАСТЬ

Этот месяц и последующие два сложились удачно. В доме было всё прекрасно. Няня справлялась со своими обязанностями хорошо, Аня тайком от нее играла с Данилой. Виктор со Стасом закончили проект. Лора, как главный менеджер фирмы, участвовала тоже, соблюдая свои интересы. Аня уже ни о ком не думала плохо и уж вовсе не предполагала, что всё в один прекрасный день рухнет.

А этот день, как раз и настал.

Людмила Ивановна покормив на кухне Данилу, отнесла его в детскую, усадив в манеж, пошла обратно.
- Поиграй малыш. Я сейчас.

Аня, чтобы Данилка не скучал, начала с ним разговаривать. Она рассказывала придуманную на ходу сказку, тот сидел и внимательно слушал. Но вот он зазевал чаще и чаще, вытянулся во весь манеж на животе, подтянув, под голову мягкого зайца и уснул.
Аня сидела и любовалась спящим сыном. Тут заглянула Людмила Ивановна, увидев, что ребенок спит, заторопилась выйти. Что-то не хорошее показалось Ане в ее поведении, и она последовала за ней.

Та прямиком направилась в спальню. Проверив тумбочки и их содержимое, она принялась за шкаф. Осмотрев все вещи, которые принадлежали когда-то Анне, выбрала понравившуюся ей блузку, свернула ее аккуратно и затолкала, расправив под свой пуловер, закрепляя резинкой. Подойдя к туалетному столику и открыв бархатный футлярчик, она взяла из него, когда-то подаренное Виктором кольцо. Аня никогда не одевала его, так как оно было велико. Еще, когда они только познакомились, Виктор, случайно узнав от вечно болтающей Аниной подруги Галины, подвозя подруг до колледжа, что у Ани день рождение. Вот тогда он на угад, купил понравившееся ему кольцо. Ан не захотела его обменивать, потому, что это был первый подарок в жизни, да еще от любимого человека. А Виктору пошутила, что станет старше, располнеет, вот тогда его подарок будет в самый раз.
А сейчас она смотрела на няню, та любуясь, примерила и спрятала его в чашечку бюстгальтера.

Аня была так шокирована всем увиденным. Те силы, что были в ней, как вода схлынули и ушли сквозь пол в землю.
Вспомнились и бабы Нюрины предупреждения. Она с трудом заставила себя встать в проём двери, чтобы каким-то образом задержать ее. Но потом поняла, что затея оказалась глупой, когда та прошла сквозь нее, ни сколько не поколебавшись.

Аня сползла по стене на пол и горько заплакала.
Успокоившись и собравшись с силами, она направилась в комнату сына. Там увидела уже переодевающего Дана, Людмилу Ивановну.
- Ах, ты мой хороший - говорила она. - Сейчас мы оденем тебе сухое, и чистое.
Дан, кряхтя, лежа на маленьком диванчике. Она смочила салфетку маслом и протерла промежность ребенка, всё время весело и ласково разговаривая с ним.

Тут уж Аня совсем растерялась. За такую заботу она могла простить многое.
Обида, боль, бессилие ушло. Осталось тепло и благодарность этой женщине.
« Черт попутал, вот и соблазнилась - думала Аня. - Да и Бог с ними с кофточкой этой. Кольцо жалко конечно, ну да ни чего. Что ему попусту лежать. Дану хорошо, а это главное».

***
Следующий день начался, как обычно. Рано утром зашла Вера, она с разрешения Виктора, стала готовить ему завтрак и ужин. Он знал, как тяжело сейчас живется многим семьям, поэтому согласился легко, тем более покушать дома, как в былые времена, доставляло ему удовольствие. Утром он перекидывался несколькими фразами, звоня Стасу, тот с некоторых пор стал еще и личным шофером Виктора, из-за маниакального страха за друга, что тот не справится с управлением автомобиля. Вера, покормив хозяина, убирала посуду и отправлялась домой до вечера. Но иногда садилась позавтракать с Людмилой Ивановной и как водится заводила бабскую беседу. Вот и сегодня проводив Виктора с кухни, она отправилась в комнату няни.
- Людмила Ивановна, вы завтракать будете?
- Да Вера, спасибо.

Они заглянули в спальню Дана, убедившись, что тот крепко спит.
- Вот позавтракаю, да Даниле кашу сварю.
- Вы просто молодец, Людмила Ивановна. Такая заботливая, сейчас таких поискать.
- Да что вы. Обыкновенная, как и все.
- Через месяц Даниле будет год, вы еще останетесь? Виктор Владимирович щедрый и добрый. Жалко его бедного, всё по Аннушке своей тоскует. Молодой, красивый, одним словом жить надо. Э-эх.
- А Лора?
- А что Лора? Лара еще та штучка, лиса.
- Думаю, что не останусь. Договор истекает, здоровье надо подкрепить. Подкоплю немного еще и на Кипр, на солнышко.
- Да, здорово. А мне и в жизнь не накопить столько. Что получаем, считай сразу же и уходит. Хозяйка я хреновая, что ли? Ну ладно, мне пора.

***
Быстро убрав, и вымыв за собой, она удалилась.
Аню ни чего в их разговоре не смутило, и уже забыв о вчерашнем инциденте, она ушла попроведывать бабу Нюру.
Она обошла всю аллею, заглянула во все места, где могла быть баба Нюра, но не на любимой скамье и вообще, нигде не было ее видно. Аня пошла в церковь. Возле ворот она остановилась, перекрестилась и с трепетом в душе вошла во внутрь. Оглядевшись она и тут не нашла ее, но сильно испугалась, когда с боку, какая-то сильно божившаяся женщина произнесла:

- Что и ты заблудшая душа, грехи пришла тут замаливать?
- Вы мне?
- А кому же еще? Тебе, тебе.
- Да я ищу тут...
- Да знаю, знаю я кого, ты ищешь - перебила она ее. - Иди на крайнюю, там увидишь голубой дом. Там она. Хозяйкиному дитя худо сделалось, вот и врачует его. Иди с Богом, а я тут помолюсь, чтобы обошлось, уж больно добрые люди в этом доме живут.
- Спасибо - ответила Анна и пошла, искать крайнюю улицу.

Вот и голубой дом. Он и впрямь стоял среди других коттеджей, словно воздушный замок.
Аня легко прошла сквозь все двери и явилась на шум в гостиной.
- Скорая? Срочно, ребенку плохо. Сколько лет? Годик. Адрес? Лебяжий, Крайняя тринадцать. Срочно. Жду.

Молодая женщина взволнованно кричала в трубку и, бросив ее, побежала в комнату, где находился ребенок.
Аня бежала за ней. Там она увидела стоящую над ребенком бабу Нюру. Та, размахивая руками и завывая какие-то заклинания, старалась помочь ему. Увидев Аню, и не сбиваясь с набранного ею ритма, продолжала.

Ребенок лежал синий, со рта пузырилась пена, а самого время от времени скручивали судороги, от чего он издавал ужасные вопли. И вот на последних словах, баба Нюра своей уже обессиленной рукой стала рисовать пальцем что-то на лбу, затем на животе, другой придерживая ножки и ручки. Проделав всё это, она нагнулась над ребенком и глубоко вдохнула в себя всю нечисть, что мучила ребенка. Тут же побежала к окну, распахнула и выдохнула так, что издала глубокий и протяжный вой. Совсем обессиленная она рухнула на стоящее рядом кресло и закрыла глаза.

Наступила тишина, только было слышно, как тихо плачет сидя рядом с дочкой, молодая красивая женщина.

Аня посмотрела на бабу Нюру, и ей показалось, что та не дышит. Тронув ее рукой, она спросила:
- Баб Нюр? Как вы? С вами всё в порядке?
Та медленно открыв глаза, ими же и ответила.


ПРОДОЛЖЕНИЕ:http://www.proza.ru/2011/11/26/417


Рецензии