Танковы. Гл. 2

Танков Михаил Алексеевич (дед моего мужа) родился в 25 ноября (Михайлов день) 1897 года. В 1916 году его призвали на войну, Первую Мировую. В одном из боев Михаил Алексеевич был ранен в ногу, началась гангрена.  В госпитале Петрограда  ее ему ампутировали. В родное село Филатово Алтайского края солдат вернулся на костылях,  переполненный революционными идеями. В родном селе он стал первым коммунистом. Его единогласно избрали председателем только что образованной коммуны «Красная Пролетка». Михаил Алексеевич оказался хорошим организатором и толковым хозяином. В музее местной школы хранится богатый материал о том времени и лично о Михаиле Алексеевиче, активном его участнике. До сих пор благодарные сельчане ухаживают за могилой своего знаменитого земляка.

Во время войны по наказу партии Танков М.А. был отправлен в отстающий колхоз «Красный городок»,  в деревню Сохорево. Сохорево называли в народе «пьяной деревней». Через нее проходила дорога на станцию Овчинникова, и проезжающие люди часто останавливались в ней перекусить и. чисто по-русски, крепко выпить. Между Сохорево и Филатово существовало как бы соперничество. Сохоревцы в ответ на «пьяную», говорили: «А у вас дворы разгорожены». О чем  это говорило? О бедноте деревни?
«Эх, конь вороной,
Грива золотая.
Я на этом воронке
Буду сватать в Городке».

Именно в Сохорево пересеклись дорожки и на всю жизнь связали мою свекровь Захарову Сашеньку и сына председателя, вернувшегося с фронта Великой Отечественной, Александра Михайловича Танкова.

В 42-ом, как и многие ребята двадцать четвертого года он попал в армию, уже подорванный недоедом, сверхурочной тяжелой работой, домашними бедами, полной неразберихой в период коллективизации и первых военных месяцев.
 
Страна не была готова к затяжной войне не только в смысле техники, оружия, самолетов, танков – она не настроила людей на долгую, тяжкую битву и делала это на ходу, в судорогах, в спешке, содрогаясь от поражений на фронтах, полной бесхозяйственности, расстройства быта и экономики в тылу.

Саша Танков из деревни, где было родным все: и стены, и люди, вдруг попал в карантинную землянку под Ачинском.  Здесь царило многолюдье и теснота, вонь и вши. Сколько надо было приложить сил, чтобы этот людской сброд, хоть отдаленно стал напоминать солдат армии. Мальчишек растили, спасали от зла, добру учили, чтобы они творили еще большее зло в битве за добро? Война страшна своей бессмысленностью. Главное губительное ее воздействие в том, что вплотную, воочию подступившая массовая смерть становится обыденным явлением и порождает покорное согласие с нею.

 А ведь со смертью только одного человека, уходит, бесследно исчезает в безвестности все, чем наделила его природа и создатель. Исчезает защитник, деятель, труженик земли, чей-то сын, какая-то женщина остается одинокой, не родятся их дети, возможно со смертью обрывается его фамильный род.

Чем должен обладать человек, чтобы не только не потеряться в хаосе, но  и достойно выйти из всего этого. Хвала Богу, что сохранил он Сашку Танкова и для тех, кто его ждал с войны, и для будущей его жены, и для не родившихся еще Вовки, Людмилы, Натальи. Слава тебе, Господи!

В Ачинске Александр получил военную специальность – танкист. Вернувшиеся живыми фронтовики о тяготах войны не рассказывали, их воспоминания были о друзьях-товарищах, о взаимовыручке, о каких-то ярких счастливых событиях. Это свойство человека забывать все плохое и помнить только то, что согревает душу. Но ночью, когда бывший солдат не подвластен себе, он годами идет в атаку. Деду Семену (второму мужу Александры Максимовны) уже 88 лет, а он нет-нет и опять во сне  воюет. Да и  Михаил Алексеевич до конца своей жизни бежал в атаку на обеих своих ногах.

Возможно, поэтому Владимир (муж) ничего не знает о фронтовой дороге отца. Только то, что Александр Михайлович по военным делам бывал в Польше, и что ему пришлось по до Львовом повоевать с бандеровцами.

Александра Максимовна любит вспоминать первую встречу со своим мужем. Она с товарками перебирала в конторе зерно, когда мимо них в кабинет председателя, зацепившись за нее взглядом, прошел молоденький солдат. Смуглый, темноволосый, в ладно скроенной гимнастерке - увидела его девчонка, и сердце  екнуло. Через минуту-другую с солдатиком Михаил Алексеевич вышел к ним: «Это мой сын. На сегодня вы все свободны».

 На первой же вечерке Сашка Танков подошел к Шурочке. А потом исчез. Подружка сообщила о его женитьбе и в доказательство потащила ее к зажженным окнам председательского дома. Там действительно гуляли свадьбу. Недолго Танков был мужем навязанной отцом девахи.  Вскоре он появился на крыльце Захаровых. К нему вышла Дарья Андреевна: «Сашка,  зачем пришел? Ты теперь женатый». Но он все-таки вымолил у матери понравившейся ему девчонки возможность поговорить с ее дочерью. И с этой минуты влюбленные больше не расставались.

 Его отец, Михаил Алексеевич, будучи председателем колхоза, строил равноправное общество, а сам не одобрил выбор сына, хоть и лично вручил Шурочке медаль «За труд в Великой Отечественной войне», так как слишком уж бедной была семья Дарьи Захаровой. Не сразу, но крепко он полюбил свою сношеньку.

Первое время они жили в доме Дарьи Андреевны. А позже молодой муж с дедом Андреем Пановым (мужем Катерины, сестры Дарьи) срубили из гладкостройной осины домишко, крышу которого покрыли дерном.

Через год родился сын, а в апреле 50-ого – дочка Людмила. Вроде и работали родители в колхозе с темна до темна, а сытыми редко бывали.  Налоги тогда какими были? Есть ли, нет ли овца в хозяйстве, а полторы шкуры сдай да плюс шерсть, мед, яйца, … Вот Александр Михайлович и Зоя Максимовна  погнали своим ходом скот на рынок в Сталинск (Новокузнецк). Пятеро суток добирались.  Благо было, где в городе остановиться. По улице Аульской, что тянется вдоль железной дороги и является началом Форштадта, жила тетка по матери – Пронина Катерина.

Поговорив с ней о житье-бытье и получив ее согласие о временном проживании в доме, Александр решил перевезти семью в город.  А для этого нужен был паспорт. Не было в то время у колхозников такого документа. Начал действовать Александр поэтапно. Добился разрешения о переводе его трактористом в Овчинниковское МТС. И опять Шурочка, как в детстве, поселилась в землянке. Александр прямо в горе вырыл ее и как мог, обустроил.

Через какое-то время уже с паспортом он, как и задумал, уехал в город. Устроился на СТАЗ (НКАЗ). А вскоре перевез в Сталинск и семью. На заводе выхлопотал комнату в квартире на два хозяина по адресу улица Ленина, дом 65.

- Помню первое свое появление на улице, - вспоминает Владимир, - мама укутала меня по верх шапки и пальто большим женским платком. Мальчишки во дворе встретили меня смехом: «Ой, смотри, баба вышла». Со слезами я вернулся домой.
 
А еще помню пожар. На месте теперешнего Дома Творчества стоял в форме буквы «С» большой сарай. Он был поделен на маленькие стайки – в доме было печное отопление; вот в сарае жители и хранили дрова,  уголь, а кое-кто держал там живность (кур, поросят, кроликов). Мальчишки, среди которых был и я, нечаянно его подожгли. Сгорело все: и помещение, и запасы, и часть животных. Разговоры шли о суде. Но закончилось все штрафом по пятьдесят рублей для родителей всех его участников.

Игрушек у меня не было. Однажды отец принес мне самодельную машинку. Я только один день и покатал ее на веревочке, да и тут же забыл в куче песка.

А еще помню, как по радио, что было выставлено в открытое окно дома напротив, голос Левитана сообщил народу о смерти Сталина: «Сегодня 5 марта 1953 года…».  Плакали все.
В 54-ом к нам приехала тетя Лена с сыном Славкой, старший Валерий остался в деревне доучиваться. Мою кровать выставили в коридор. Славка утром просыпался, а у него под подушкой лежало три конфетки,  у меня их не было. Тетя Лена была продавцом, и они жили побогаче нас

Потом Александр Михайлович, не стерпев очередной несправедливости,  разругался с начальством и был уволен с завода. Комнату оставили Елене Максимовне, а сами уехали в Глушинку. Это был третий колхоз, где Михаил Алексеевич поднимал на ноги хозяйство. Но в деревенской школе учили плохо. Володя съехал на двойки. Отец, мечтая о лучшей доле для своих детей, снова вернулся в город и на завод. Тогда то и купили дом на Кременчугской. Здесь прошло осознанное детство, здесь появились первые друзья и подружки. Но каждое лето родители отправляли своих детей в Сохорево, к бабушке Дарье.


Я помню, как несколько лет назад, Илья (наш сын) еще совсем маленьким был, мы поехали в Сохорево. Владимир когда-то обещал отцу поставить на могиле его брата, Владимира, памятник. Пришло время исполнить обещание. В деревне до сих пор живет Валентин Трутнев (Сын Трутнева Александра) со своей  женой Нюрой. К ним и ехали.

 О, что творилось в Сохорево с Танковым. Он превратился в мальчишку. Обежал деревню вдоль и поперек, разговаривал со всеми стариками, всем представлялся: «Я – Танков! Внук Михаила Алексеевича!». Вот тогда то и услышал он в адрес деда много теплых, наполненных искренней благодарностью, слов. В тот приезд мы побывали в Филатово, на дедовской могиле. Там же узнали о музее. Навестили няньку Надежу. Потом в деревне бывали еще не раз.

А однажды взяли с собой Людмилу. Она только поздорововалась с нянькой, Валентином и ушла со двора. Мне казалось, что в вразвалочку все Сохорево можно пройти за полчаса.  Людмилы же  не было несколько часов. Если Владимир общался с людьми, то ее рассказ по возвращении был о травинках, цветочках, о каком то осокоре. Она наслаждалась чистотой деревенского  воздуха, высотой неба, пением птиц, стрекотом кузнечиков. Людмила очень долго просто сидела на месте, погруженная в детские воспоминания о том, как росла здесь и играла.
 

А в апреле 56-ого пришло время родиться Наталье. И вдруг Александр Михайлович взбунтовался: «Мне нужен только сын. Если будет девчонка, из роддома не буду даже забирать». И что бы вы думали, младшенькая то оказалась самым любимым его ребенком.

Когда после окончания пединститута Владимир получил распределение в Сосновскую школу, его отец поехал вслед за ним. Хоть Владимиру с семьей и дали казенную квартиру, он  вдвоем  с отцом построили в Сосновке свой дом. Александр Михайлович учел весь свой накопленный за годы жизни опыт, и дом получился не только красивым, но и очень удобным для проживания.

До сих пор, если случается дорога через деревню, голова Владимира как флюгер поворачивается в его сторону. Это были хорошие, даже счастливые годы для семьи. Здесь подрастал первый внук и следом внучка. У Олега и Марины родители были учителями, а это немного чокнутый народ, все свое время отдающий школе и чужим детям. Потому Олег стал в семье деда больше поскребышем, чем внуком.

Как часто бывает в жизни первый брак часто бывает долгим. Вот и выросший Олег не смог сохранить свою семью, но живет на свете очаровательная девочка, красивая и талантливая его дочка Алина. Ей 4 мая 2006 года исполнится  только 12 лет, а она уже дипломант Всероссийского фестиваля «Workshop», который прошел в Сочи. В номинации «Эстрадный вокал» Алина стала счастливой и заслуженной обладательницей диплома первой степени и фирменной статуэтки этого фестиваля. Почти весь выпуск областной газеты для детей, подростков и … «Свежий ветер» от 25 января 2006 года посвящен этой талантливой девочке. Первая страница газеты украшена двумя огромными ее фотографиями.

В октябре Алина поедет в Москву. Приглашена для участия в конкурсе на главной сцене страны. В столице она уже была. Ездила в зимние каникулы на кремлевскую елку. А еще раньше, Алине лет восемь было, когда люди губернатора Амана Тулеева из всех участников художественной самодеятельности выбрали самых красивых ребятишек для поздравления главы области с Новым годом. В отобранную пятерку вошла и Алина Танкова.


Но вернемся к Александру Михайловичу, прадеду Алины, прожив в Сосновке шесть лет, он после тяжелой болезни умер. Что успел сделать при жизни этот человек, зачем родился? Александр Михайлович освободил Родину от фашизма, построил два дома (в Сохорево и в Сосновке), довел до совершенства дом на Кременчугской, под окнами двух последних цвели яблони, с любовью посажженные хозяином, а главное родил и воспитал достойных детей. Владимир, Людмила, Наталья – все получили высшее образование и нашли свое место в жизни.

Десять лет вдовела Александра Максимовна и вот уже летом этого года десять лет, как она замужем за Переваловым Семеном Петровичем.



Александре Максимовне на сегодня 78, а деду Семену 88. Я помню юбилей Владимира, его сорокалетие. Мы еще недавно с ним поженились. Готовились к приему гостей, кулинарничали. Вовка вовсю помогал. Александра Максимовна  смотрела на него, смотрела да и говорит: «Видел бы тебя твой отец …», в смысле, что сын занимается так называемой женской работой. А теперь Александра Максимовна с дедом Семеном все делают вместе: «одну картошку для супа чистят» - значит, это не совсем плохо.

                2005 г.


Рецензии