По ту сторону жизни. 8

НАЧАЛО:http://www.proza.ru/2011/11/21/322


8 ЧАСТЬ

Так спокойно прошло пол года.
С бабой Нюрой, Аня виделась раз в неделю. Рассказывали, обо всех своих событиях произошедших за неделю. Данила подрос, уже хорошо сидел. Но что удивительное и самое приятное для Анны было, это то, что Данила видел ее. Это она поняла, когда играла с ним и разговаривала.

Лора время от времени появлялась в их доме, заходила с Виктором к Даниле, и пыталась играть с ним, одаривая какой-нибудь игрушкой. Но Данила почему-то не любил ее, отворачивался и начинал хныкать. Виктор, как можно чаще старался находиться, дома с сыном. Работа и сын поглощали его всего целиком. Наташа справлялась и уже была частью их семьи. С Виктором у них были отношения, как хозяина и няни его сына, не более. Он тепло с уважением относился к ней.

Павел за это время навещал племянника четыре раза. Аня была благодарна брату. Ее умиляла его общение с Даном. Он с ним разговаривал по взрослому, нисколько ни сюсюкаясь и это было вовсе не грубо, а наоборот интересно. Интересно самому Даниле. Наташа обычно их оставляла наедине, сама шла на кухню и готовила угощения для гостя. Аня же сидела рядом с сыном и братом и довольно улыбалась, слушая очередной рассказ Павла о его работе грузчика, обо всех ее тонкостях, вплоть до того, как правильно надо поднимать тяжелый груз, чтобы не сорвать живот и спину. Он соскакивал, начинал брать воображаемый груз, показывая Дану, как правильно это делать. Было смешно. Данила, тоже махал и повторял движения руками за дядей, при этом издавая одобрительные возгласы и смех. Обычно свидание это длилось час-полтора и, отобедав, Павел уезжал опять в город.

Надежда Васильевна похоронив дочь, занялась своей личной жизнью. С Павлом она практически не виделась, поэтому полная свобода была ей предоставлена. Те деньги, что когда-то приходили от мужа, после развода она откладывала, при этом большую их часть перевела в доллары. Аня и Павел действительно не знали о их существовании. Она считала, что по праву всё принадлежит ей, за отданные молодые годы своему никудышному мужу. А что касается детей, так они молоды и должны претерпевая унижения, голод и бедность, оттолкнутся трамплином от этого, чтобы сделать жизнь свою безбедной и сытой. Когда Анна вышла замуж за довольно обеспеченного человека, она сняла с себя все имеющиеся обвинения в адрес ее совести.

Павел же долго трепал ей нервы своей неустроенностью, но помочь сыну она отказывалась на отрез. И чем бы она объясняла ему о появлении средств у нее, да и как говорится, где один раз, там жди другой, третий, на что она не была готова и согласна. Поэтому, когда Анна умерла, она сняла часть денег и купила квартиру в центре города. Павлу же сказала, что снимает ее. И теперь находясь довольно на далеком расстоянии с сыном и знакомыми, она решила пожить в своё удовольствие.

Внука она видела всего один раз, когда заезжала на сорок дней поминок. Умилялась, какой красивый ребенок, но на руки взять так и не захотела. Нашла аргумент, если он вдруг нечаянно наделает или срыгнет на нее, то не в чем будет ей ехать домой, сопровождая каким-то истерическим хохотом.

Распрощавшись, Аня больше не видела мать. За ней в город, она не поехала, чтобы узнать где и как та живет, а просто проводила взглядом, надеясь, что та, как-то, когда-нибудь изменится и они еще с ней увидятся.

Родители Виктора, тоже прилетала на сорокадневную помину. Валентина Сергеевна предложила сыну взять внука на какое-то время к себе, но Виктор категорически отказался. Остаться, какое-то время у сына они тоже не могли, работа требовала своего непосредственного участия. Звонили они очень часто, справлялись о внуке и делах Виктора. Если случалось, что кто-то едет из знакомых в командировку в Н-ск, то просили завести внуку кучу игрушек. Ане были приятны их заботы о нем.

***
И вот через этих полгода, началось совершенно другая жизнь.

Погода стояла отвратительная, весь день лил дождь, и казалось, что этому не будет ни конца, ни края.  Виктор заскочил в обед домой, за какими-то деловыми бумагами, а застал там плачущую Наташу. Та сидела возле телефона и, не заметив прихода Виктора, набирала номер.
Виктор не на шутку перепуганный, сразу с прохода закричал:
- Наташа, что случилось? Дан?

Наталья вздрогнула от неожиданного появления хозяина. Он по обыкновению раньше шести не появлялся.
- Нет-нет. С Даном всё в порядке, он спит.- всхлипывая говорила она.
- Почему тогда плачите?
- Я вот вам звоню-звоню и ни как.
- Да у меня, телефон сел. Ну, вы мне скажите, что всё таки, случилось?
- У меня маму парализовало и теперь придется ехать к ней. С Данилой я уже не смогу находиться.
Наступила пауза. Эта новость шокировала его. Немного опомнившись, он сказал:

- Да, конечно. Наташа вы не беспокойтесь о нас, маме это очень важно, конечно же, поезжайте. Вот возьмите - он протянул ей небольшую пачку банкнот. - Это за год, на билеты и необходимые лекарства. Не так уж много, но на первое время должно хватить.
- Ой, да вы что, не надо, я возьму только за неделю - категорически заявила Наташа.
- Берите. Не обижайте. Я не знаю, чтобы я без вас делал. И если понадобится помощь, обращайтесь. Обязательно. Сейчас я отзвонюсь. - продолжал Виктор. - И вы можете собираться.

Он стал набирать номер телефона, а Наташа из приличия удалилась, в комнату Дана.
- Стас! Давай дуй ко мне домой и захвати свежий номер " Из рук в руки". Ну, давай, жду.
" Да, как всё не к месту - думал про себя Виктор. - Попробуем объявления. Что ж жизнь, есть жизнь ".

Наташа вещи собрала быстро. По телефону справились о расписании поездов, и Виктор заказал такси на вечер, стал ждать Стаса.
Тот, потратив на дорогу, чуть больше получаса, с газетой в руке уже стоял на пороге дома.

Слёзное прощание с Данилом и неизвестность впереди ввергли Аню в шок. Она сама уже лихорадочно начинала думать, что делать. Проводив Наташу, Виктор со Стасом поднялись на верх в комнату Дана.
- Ты умеешь с детьми? - спросил Виктор Стаса.
- Ты чё? Я даже не женат, а ты говоришь.
- Всё равно будешь помогать. Бери вон ту штуку - он рукой показал на манеж. - И вот этот столик. И пошли в низ.

Виктор взял Данилу на руки и, разговаривая с ним, стал спускаться на первый этаж.
Оборудовав временное место нахождения малыша, они, посадив его в манеж, принялись за объявления. Читали долго, разборчиво, с фломастерам в руке, которым обводили более подходящие кандидатуры. Время от времени отвлекаясь на Дана. Аня же могла им помочь, только тем, что разговаривала и играла с сыном.

- Мне нравится вот это. Смотри: « Ищу работу няни, желательно грудного возраста. О себе: 47 лет, имею дошкольное педагогическое образование». Давай, звони - тыча пальцем в объявление, говорил Стас.
- Да, пожалуй.
Он пододвинул ближе к себе телефон и набрал номер.
- Здравствуйте. Мы звоним по объявлению.
- Да-да. Здравствуйте - заговорила женщина на другом конце провода. - Сколько вашему ребенку?
- Шесть месяцев.
- Очень хорошо. Плата?
- Думаю, договоримся. Мы не могли бы с вами встретится? Желательно сегодня. Я понимаю, что уже поздно, но возникли обстоятельства. Если вас не устроят мои условия, то вас сразу же отвезут домой.
- Хорошо. Записывайте адрес.
Записав на клочке бумаги адрес, он протянул Стасу и попросил привезти в целости и сохранности.
- Может всё будет нормально? А?  Данилка? - спросил он сына.- Как же мамы твоей здесь не хватает - и он грустно уставившись на него, молча, сидел и смотрел, как тот метал игрушки по манежу.

Аня смотрела на него ласково и тоже очень грустно. Больной ком стоял в груди обоих. Впервые за долгое время они были наедине. Она уже не пыталась докричаться до него, а он при всём желании не мог видеть ее и слышать. Так сидели рядом два близких и родных человека, разделённых жесткой гранью. Оба с грустью и болью думали друг о друге.


ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://www.proza.ru/2011/11/25/321


Рецензии