Женщины в кафе

-LIBRO-
Леся Бровченко

ЖЕНЩИНЫ В КАФЕ

Я сидела в кафе и смотрела на них.
Они ели и нас что-то объединяло.
Они были мне как родные хотя бы на пару минут.
Я решила запомнить их.

Сухой пирожок.
Мымра засохшая. Не полакомствуешь. Стекла очков и телеса толстоваты. Дулька на голове - свидетель выпускного бала. Куртка кожанная с дедушкиного плеча. Взгляд печальный, мужчины не имеется. Хочеться подойти и погладить, но только один раз ибо сыпятся крошки.

Ангел сущий... конфету сосущий. Пиджачок беленький. Бровочки и лацканы вразлет. Взгляд ожидающий. А никто не идет. Коленочки сжатые, кулачки вороватые. Хочеться отобрать конфетку, а потом вернуть, если попросит, конечно.

Зеленый чай.
Косопрелестная. Азиатка, пухлые губы. Хвост собранный, но непослушный. Каблучок европейский, скулы отшлифованные. Хочеться. Просто хочеться. Никого не ждет, а такой никто и не нужен.

Отсыревший горячий бутерброд.
Девушка необыкновенно обыкновенная. Типичненькая. Волос русый, ресница тоже. На пальце тонкое золотое колечко. Сережки маленькие, золотые. Тонкие в тонкой дырочке. Черный низ, белый верх. Ничего не хочеться.
Самый громкий звук производила один раз в школе на 1 сентября на плечах одиннадцатиклассника. Правда уже вечером и в кустах.

Белое пирожное с вишенкой.
Женщиночка... Пухленькая. Бровки месяцем. Салатовое пальто. Пуговицы огромные, потешные. Круглая попка под напряжением каблучков. Хочеться подойти и проверить, что будет если убрать каблучки.
С каким-то мужчиной, но без любви - глаза друг другу ничего не говорят.

Черный чай и пицца.
Лисица. Красный шарф в клеточку. Все рыжее, даже нос. Куртка недобайкерская. Жизнь после байкера. Ноги после мотоцикла. Юбочка короткая, а кед детский. Локоток и вовсе свежий. Глаза сосредоточены на еде, вероятно, чтобы не думать о трассе. Хочеться подойти и научиться так же громко засасывать сыр с пиццы. Последний раз «лисица» была полностью обнажённой в лесу, на фестивале «Пивняшка 2006».

Салат «Оливье», муж и жаренная рыба.
Очкасто-очкастая. Учительница, наверное...или... учительница. Кофта о прошедшей молодости, в многочисленных цветущих деревьях. Телеса извне увеличивают, вероятно, наиболее удачные места сада. Щуриться на рыбу. Поправляет мужу губу. Хочеться подойти помочь в нелегкой судьбе поправлять мужу губу жирную от отщуренной рыбы.

Салат «Цезарь» и компот.
Женщина-офицер. Погоны встроенные. Наружные - замаскированы грубым пиджаком. Нос и губы арийского происхождения. Брови строгие, выщеплены свиньей. В ушах дыры от пуль. Попа ерзает, возможно, признак подготовки к войне. Глаз с военно-ублажительной судьбой. Хочеться подойти и подергать за напряженную щеку.

Апельсиновый сок.
Спортивная девчоночка. Мимика скупая, взгляд красноречиво говорящий о том, что находится внутри головы за стеклянными шарами со зрачками. Извилины ни одной, только три прямые полоски. Икра накачанная. Лицо энергичное, красное полностью. А кроссовок язык высунул, ибо здох. Хочеться подойти и кинуть мячик, вдруг побежит за ним. Плакала последний раз накануне, посмотрев “Тупой и еще тупее”.

Зеленый чай и сухой пирожок.
Сережки ходуном этнического характера. Брови русые врассыпную как звезды. Край глаза неоднозначен, ресница в побеге. Косметики совсем нет. Ухо мягкое, колышется от ветерка. Кофточка связанная своими руками,
Хочеться подойти с дудочкой и поиграть, вдруг запляшет как змея. В детстве дети шутили над ее ушами. Оттого она вязала себе шапки, пока нечаянно спицой не проткнула хомяка.

Желе и бутылка воды.
Чудила кудрявая. Лицо белое, волосы каштан. Тело теряется, зажато в голубых джинсиках. Волосы от шампуня светятся, а глаза – нет. Хочеться смотреть на  кудряшки вечно… как на волны.
Уходит, но никто этого не замечает. А это замечает она. Грустно. Вчера на работе переспала с сотрудником, он решил с ней больше не здороваться.

Пирог с яблоками.
Карлица в состоянии победы. Мала ростом, но все есть, гордость в избытке. Лупу бы только чтобы рассмотреть всю ее и налупить бы лупой… правда раздавить страшно. Еще желчь прольется.
Глаза маленькие или сщуренные – так и не ясно, состояние злюки перманентное. Самый громкий писк издала в 9 мая 2009 года, получив оргазм от ветерана.

Горошек и пюре с ребенком.
Женщина в мужской рубашке болотного цвета. Торчит пуговка- несчастная, пыжится, держится на пределе. Груди от каждого вздоха как-будто увеличиваются. Носочки устремлены в капри. Туфли уродливого носка. Прическа неадекватная обществу. Ест громко и растопырив локти. Кричит на ребенка. Ангел-хранитель смотрит большими глазами. Я тоже. Хочеться как дать ей по… но лучше не надо.

И еще много… много разных… женщин в кафе. ;)

2009


Рецензии
Александра, у Вас какое-то удивительно операторское зрение!
И чрезвычайное знание соперниц!
Мне понравилось, но хотелось бы раскрытия образа каждой гостьи кафе поглубже...
Успеха Вам!

Девяткин Вячеслав Георгиевич   14.01.2014 15:17     Заявить о нарушении
Огромное спасибо :)

Александра Бровченко   29.07.2014 20:17   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.