Зима - это лишь начало

 Ну сколько еще можно смотреть на черные влажные раны земли, на последние грязно-желтые листья тополей, которыми лениво играет старый ветер? Почему осень так упорно отталкивает зиму? Я больше не могу видеть столько темного, даже небо проглотило маленькие звездочки, даже луна подернулась маслянистой пленкой, словно пытаясь сберечь свой свет до лучших дней.

           Живет наверху Великий Повелитель всего чистого и белого, скоро он сжалится и откроет молнию на тяжелых облаках. Вот-вот и выпустит на свободу миллиарды верных слуг, которые прижмутся колючими боками к голым телам деревьев, к стенам домов, к переплетающимся, как нити огромной паутины, дорогам. И я пройдусь с ним по ночным улицам, и не убоюсь его. Пусть в волосах его поселись свирепые бураны, пусть из бороды вылетают тонкоголосые вьюги, пусть у ног бегут, словно Церберы, белохвостые метели, – мне не страшно. Я люблю его дыхание, тонким кружевом прилипающее к окнам, его морозную железную хватку, сжимающую за горло реку, заставляющую ее облачиться в стеклянное платье до самой весны.
 
            А пока земля с громким чавканьем поглощает случайно упавшие с небес снежинки, лужи ломают прозрачные линзы, бережно вставленные в них ночью. За городом еще хуже. Там небо рухнуло прямо на степь, и теперь они одинаково дымчато-серые и мокрые.  Их граница – дорога, черной длинной слезой убегающая вдаль. Иду по ней и кажется, что мир перевернулся вверх ногами. Но, когда сюда заглянет Великий Повелитель, все изменится. Будет много белого и голубого, или белого и серого, или белого и черного в золотой горох звезд. Но главное, станет бело. Побежит кипенно-белое бесконечное полотно к новой жизни, к новой мечте, к новой ко мне. Над моей головой раскинется многоцветная радуга, пустота в душе заполнится светом всех солнц и всех лун, и я смогу глядеть вперед, а не под ноги. Но сначала надо обелить все вокруг.

            Плен последних дней осени просто невыносим. По утрам нет сил встать: вдруг глянешь в окно, а там снова танец одинокого листа и засасывающая чернота. С меня тоже облетели листья, я, как земля, в черных ранах и ссадинах, у меня в венах не кровь, а дождь, тот который смывает лица, память, все. Мне надо много белых заплат: на глаза, которые устали видеть, на сердце, которое бьется лишь по инерции, на ладони, на которых отпечатки чужой судьбы. Меня надо заморозить, а потом разбить, превращая в крошево, и только после я воскресну. Пусть прилетят белые пчелы, пусть жалят мое нутро, – я смогу чувствовать, а значит, жить.

             Скоро пойдет снег, уже слышны шаги Великого Повелителя. И тогда все будет по-другому: под толстым ватным одеялом скроются печали и беды,  в морозном воздухе растворятся обиды, под слепящими солнечными лучами распустятся, словно ромашки, улыбки. В каждом дворе изогнется крутая спина горки, поселится оранжевоносый  снеговик, а по ночам в городских переулках будет петь колыбельную вьюга. Не надо бояться ее песен, ведь они о том, что зима – это лишь начало.
 
            Осталось ждать совсем немного: всего несколько забегов часовых стрелок, всего несколько мутнолицых лун, всего несколько падений солнца в черную пасть горизонта. А пока я лечусь снами. Я вижу себя маленькой девочкой. Мне снится Великий Повелитель, который везет меня на санках по заснеженной степи, а рядом идут мои родные и близкие. Я просыпаюсь и верю, что путь наш долог, очень долог.               


Рецензии
Елена,не знаю почему,но очень понравилось!

Успехов Вам в жизни и в творчестве.

Роза Левит   26.11.2011 04:40     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв! И Вам успехов! С теплом, Елена.

Елена Маючая   26.11.2011 05:19   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.