Чувство юмора

Что такое чувство юмора?

«Несмотря на то, что и в философии, и в эстетике проблематика комического и смешного имеет крайне пролонгированную историю изучения, несмотря на то, что в этих рамках существуют многообразные подходы к пониманию природы комического и смешного, многочисленные описания различных способов и приемов, порождающих смех и стимулирующих проявление чувства юмора, в современной психологической науке единой, целостной и при этом общепринятой теории юмора, позволяющей научно обоснованно определить и описать собственно психологическую природу и психологические основания юмора, до сих пор не существует».
Большая Советская энциклопедия: "Юмор (англ. humour — нравственное настроение, от лат. humor — жидкость: согласно античному учению о соотношении четырёх телесных жидкостей, определяющем четыре Темперамента, или характера)
особый вид комического (См. Комическое); отношение сознания к объекту, к отдельным явлениям и к миру в целом, сочетающее внешне комическую трактовку с внутренней серьёзностью. В согласии с этимологией слова, Ю. заведомо «своенравен», «субъективен», личностно обусловлен, отмечен отпечатком «странного» умонастроения самого «юмориста». В отличие от собственно комической трактовки, Ю., рефлектируя, настраивает на более вдумчивое, серьёзное отношение к предмету смеха, на постижение его правды, несмотря на смешные странности, — в этом Ю. противоположен осмеивающим, разрушительным видам смеха".

Оксфордский словарь английского языка так определяет юмор: «Это такое качество действия, речи или литературного произведения, которое вызывает веселье; причуда, шутка, курьез, комизм, забава». Далее в словарной статье говорится, что юмор — это также «способность воспринимать смешное или забавное или выражать это в речи, а также в письменной или другой форме; шутливый образ или трактовка объекта» (Simpson & Weiner, 1989).

Не много большего мы найдем в психологических словарях. «Далеко не каждый психологический словарь — а в последнее время их число измеряется уже не одним десятком — может похвастаться статьей, посвященной юмору или чувству юмора. Наиболее расхожее определение чувства юмора как способности человека понимать и производить юмор, строго говоря, и определением назвать нельзя». (Марина Степанова «Психология юмора – тоже наука»)

Лучшее, что нашлось среди психологических определений:
«Чувство юмора — в обычном словоупотреблении способность человека подмечать в явлениях их комические стороны, эмоционально на них откликаясь. Ч. ю. неразрывно связано с умением субъекта обнаруживать противоречия в окружающей действительности, например, замечать, а иногда и утрировать противоположность положительных и отрицательных черт в каком-либо человеке, кажущуюся значительность кого-либо и не соответствующее ей поведение и т. п. По отношению к объекту юмора, который как бы подвергается своеобразной эмоциональной критике, сохраняется дружелюбие. Ч. ю. предполагает наличие у его субъекта положительного идеала, без которого оно вырождается в негативные явления (пошлость, цинизм и т. д.)» М.Г. Ярошевский, А.В. Петровский. (Краткий психологический словарь)

Если бы истолковать понятия "эмоциональная критика - положительный идеал", то выше приведённая трактовка стала бы более-менее содержательной.
Попробуем это сделать:

1. Игровое поведение, которое свойственно юмору, усиливает социальный инстинкт: братские отношения, любовь, симпатия. Симпатия и любовь – это, также, созерцательно-эстетический ракурс  сознания и восприятия.
2. Игровое поведение и позитивное отношение окрашивает различные расхождения в нравах и обычаях в «причудливый вид»,  вместо, например, возмущения, антипатии или отвращения; социальные, моральные, интеллектуальные недостатки и безобидные противоречия в ком-либо и обществе, подобным образом, покрываются снисходительностью и становятся объектом игрового отношения, эстетически – гротеском, и социально - объектом шутки.
3. Далее, стоит выделить здесь эмоцию удивления, порождаемую интеллектом и эстетическим восприятием в оценке специфических упомянутых недостатков, противоречий и людских нравов. В основном, на что обратил внимание И.Кант, удивление и эмоция возрастает в созерцании игры эстетических идеалов. Оценка по социальным критериям, также, часто вызывает удивление.
4. В итоге, мы имеем чувство комизма, как совокупность выше перечисленного, иронического, весёлого и смешного.

«Положительный идеал субъекта юмора» предполагает игровое отношение, социально-коммуникативный контекст, мотивом и сутью которого является не внутривидовая  борьба, а игра-соревнование, не злорадство, а «справедливая» насмешка и созидающая позиция.
Если говорить о сатире здесь  -  это борьба нравственности и чувства человеческого достоинства со злом и пороком, средство которой есть культура и искусство.

Но весьма интересно толкует юмор В.И. Даль:
"ЮМОР (слово английское) - веселая, острая, шутливая складка ума, умеющая подмечать и резко, но безобидно выставлять странности нравов или обычаев; удаль, разгул иронии."

С этим прекрасным, кратким и ёмким определением не сравнятся сами психологические словари. И вот, почему. Далю удалось выявить самые главные (не больше и не меньше) составляющие предпосылки юмора - в эмоциональном, интеллектуальном и саму форму поведения. А также, сформулировать достаточно определённо специфическую сущность юмора.

1 - веселье, удаль, разгул иронии (живой бодрый и весёлый ум)
2 - остроумие, которое включает в себя мотивы и приёмы шутки (шутка имеет собственную психологию и также является элементом психологии юмора). Одна из характеристик остроумия и шутки - это неожиданность (резко выставлять - то есть, тонко подметить, нестандартно интерпретировать, сделать стильный комментарий или применить обманный маневр, создать иллюзию)
3 - "безобидно выставлять" - важное замечание о природе юмора: юмор - это явление человеческой культуры, где критика или протест смягчается игровым поведением (шуткой)
4 - веселье (радость, оптимизм) удаль (жизненный тонус молодости - тонус игрового поведения) разгул иронии (удаль или тонус игрового поведения располагающий к шутке, социальный и развивающий в интеллектуальном соревновании аспект игры).

Чтобы исследовать и сформировать ясное представление о юморе, как явлении комического и остроумного, юмористического и сатирического, нам не стоит забегать вперед, обращаясь к сравнительной психологии, к антропологии или нейрофизиологии, ибо все эти данные можно по-разному интерпретировать.
А вот обычная психология, наблюдение и наша собственная рефлексия нам может многое открыть. «Нельзя понять сущности комического, не исследуя психологию чувства комического, чувства юмора» - считает искуствовед М.Каган. Швейцарский профессор психологии В.Рух предметом психологического исследования в юморе, также, обозначил эмоцию смеха.

Все высшие и сложные чувства (эмоции) такие, как чувство юмора, любовь или творческое вдохновение, без  надлежащей психологии не понять и не объяснить.
То, что в научной психологии именно в этих категориях человеческой культуры и сознания нет удовлетворительной ясности, говорит о недостатке именно психологического исследования.
Здесь наилучший пример и образец методического - психологического подхода мы встречаем у искусствоведов. Вот - что пишет Ю.Борев:
"Существует целая гамма оттенков смеха. Насмешка Эзопа, раскатистый карнавальный хохот Рабле, едкий сарказм Свифта, тонкая ирония Эразма Роттердамского, изящная, рационалистически строгая сатира Мольера, мудрая и злая улыбка Вольтера, искристый юмор Беранже, карикатура Домье, гневный гротеск Гойи, колючая романтическая ирония Гейне, скептическая ирония Франса, веселый юмор Твена, интеллектуальная ирония Шоу, смех сквозь слезы Гоголя, разящая сатира и сарказм Щедрина, душевный, грустный, лиричный юмор Чехова, печальный и сердечный юмор Шолом-Алейхема, озорная, веселая сатира Гашека, оптимистическая сатира Брехта, жизнерадостный народный юмор Шолохова. Какое богатство!".
- Действительно, какое богатство психологического содержания и внимательный объективный вгляд исследователя!

Также, взирая на предмет непосредственно, с самого начала, можно сказать, что в культуре человеческих взаимоотношений и общения, а также, в искусстве мы наблюдаем такую игровую форму поведения, речь или художественные произведения, которые именуются юмором (в иных случаях, комизм, шутка...)
Чувство юмора (юмор)  – это эстетическое восприятие, художественная интерпретация мысли или образ, действие, содержащие в себе иронию, шутку, пародию.
Ирония – это критика в шутливой форме.
Шутка – это сентиментальная веселая игра, построенная на обмане чувств, на обмане разума; часто, в форме удивительно выстроенной мысли или просто, это неожиданное остроумное замечание по поводу всего,  жизненно и социально значимого для человека и олицетворенного в его воображении; игровое поведение предполагает азарт и чувство успеха, триумф.
Пародия – утрирующий художественный образ, заостряющий внимание (увеличивая - гипербола, или уменьшая - литота, эвфемизм) на всех, подлежащих критике-осмеянию деталях пародируемого объекта (персонажа) удивительно или  неожиданно высвечивая (или рисуя) его странным и смешным.
Смех – это рефлекторный  всплеск эмоции природного веселья  в критической, социальной и эстетической оценке столкновения (игры)  двух смысловых контекстов,  представляющих собою своеобразную щекотку ума, лёгкое «антисоциальное» противоречие, «псевдоразум», «псевдосовершенство»,  гротескное превращение. «Виновником» комизма всегда является человек (образ чудака) - на фоне экзистенциального переживания радости жизни, социального чувства единения, человеческой сентиментальности.   

Если пародия использует метафору или гротескный образ, то буквальное восприятие метафоры и гротеска в этом встречает довольно виртуозную шутку и яркий комический образ, так как данное восприятие обусловлено игровым поведением и сентиментальным отношением.
"Вдруг из маминой из спальни, хромоногий и кривой выбегает умывальник и качает головой... ах ты грязный неумытый поросенок… и одеяло убежало, улетела простыня, и подушка, как лягушка, ускакала от меня" (К.Чуковский).

Шутка нередко необходима для поднятия оптимистического духа и для самообладания.
Например, часто в связи с этим олицетворяется сама судьба с иронией в её адрес: «судьба злодейка», «назло судьбе». Да и жизнь имеет различные сравнения… и по поводу смерти рисуются ироничные образы.

В отличие от комизма, юмор и остроумие не могут обойтись без изящной и удивительной мысли, так как комизм, можно сказать, чаще встречается в природе и представляет собою готовую композицию образа и смысла, а юмор создаётся посредством остроумия.
В комическом чувстве мы можем раглядеть два начала.
Одно относится к субъективному восприятию, к сентиментальности и социальному инстинкту игрового поведения.
Другое восприятие приходит в сравнении. И это уже можно считать интеллектуальным действием.
Взгляды многих лингвистов сходятся в том, что развитие юмора проходит у человека вместе с интеллектуальным развитием.
И они правы. Несмотря на то, что юмор вышел из древнейшей формы игрового поведения, его итнтеллектуальный аспект можно назвать не продолжением развития, а новым рождением и чрезвычайной прибавкой. Хотя сама культура юмора - игрового отношения в социуме, также -   чрезвычайная прибавка из инстинкта игрового поведения.
Здесь мы попробуем проследить развитие юмора в его интеллектуальном аспекте.

Итак, мы можем нечто умно изложить. И наши мысли могут быть удивительны.
А обладающий чувством юмора человек, умеющий удивить своим остроумием, пусть пока по внешним критериям, но предположительно есть интеллектуально развитый человек.

Если мы будем говорить о науке, экономике или производстве, то удивительные мысли в этих областях бывают реже и не у всех.
Но видимо, для того, чтобы они были чаще, в человеческом обществе существует традиция разных интеллектуальных развивающих игр.
И юмор, и остроумие вполне удовлетворяют требованиям интеллектуальной игры.
Кроме того, юмор  – это весьма легкая и веселая форма игры – удивить и заставить рассмеяться.
Веселая и эстетическая форма интеллектуальной игры – это специфика игрового поведения вида homo sapiens.  Всевозможные шутки, загадки, считалки для детей – всё выдумывается для того, чтобы заинтересовать и вдохновить ребёнка. Развитие образного мышления, опыт эмоционального сравнения и оценка в творческом постижении - это то, с чего берёт своё начало и развитие чувства юмора.

Итак, остроумие – это способность создавать умные, лаконичные, оригинальные и удивительные мысли.
«Остроумие, предполагая высокое развитие интеллекта и личности, стремится обнаружить неочевидные связи, скрытые соотношения, нарушить схемы и стереотипы мышления. Согласно Вольтеру, “...это искусство либо соединять два далеко отстоящих понятия, либо, напротив, разделить понятия, кажущиеся слитными, противопоставить их друг другу; подчас это умение высказать свою мысль лишь наполовину, позволив о ней догадываться” (Вольтер. Эстетика. М., 1974, с. 242).
"Остроумие заключается в мгновенном переворачивании смысла, которое доставляет удовольствие или самой игрой со смыслом, искусностью этой игры, или, чаще всего, самой формой неожиданного смыслового перепада".
В этом определённый юмористический эффект.

В видовом развитии актуализируется социальная роль юмора, а в социальной роли  – индивидуальная.
Поэтому, когда своею мыслью мы превосходим собеседника или показываем некоторые слабые стороны его мыслей (действий, поведения), то эффект остроумия увеличивается. И вместе с тем увеличивается юмористический эффект потому, что одно остроумие вызывает эстетическое чувство, эстетическое удивление (также в остроумии может присутствовать элемент игры и шутки) - но когда объектом внимания становится личность, здесь появляется нечто большее, чем "удаль и разгул иронии" (чем тонус игрового поведения).

С появлением отношения к образу человеческой личности приходит та самая сентиментальность, которая порождает уже комическое чувство. Ещё раз, не потому, что унижение другого радует нас, а потому, что всё, касающеесе человека - это область сентиментального - это сфера социальной жизни и субъективного мира каждого человека.
Там, где имеется место даже справедливой критике, там культура человеческих отношений предусматривает "игровое отношение".
А в интеллектуальном аспекте - в остроумной шутке, игре и соревновании заключен эволюционный смысл развития.
В остроумии присутствует находчивость и изобретательность.

Шутка – это гвоздь программы всего юмора и традиция социальной игры. Для того, чтобы это выделить среди всего юмористического множества и четче отразить, Мирослав Войнаровский ввёл специальный термин «аникс».
"Аникс - смех, основанный на неожиданности, резко превращающейся в озарение".

Игровое поведение - это многоцелевая инстинктная программа развития интеллектуальных и физических навыков со всем необходимым тому - активностью и волевой устремленностью, любознательностью и стремлением экспериментировать, устойчивое и длительное пребывание в общем состоянии повышенного жизненного тонуса.
Примерами реализации данной программы здесь будут различные парковые аттракционы, спортивные состязания, викторины и другое, где присутствует азарт, степень риска, переживание и в итоге, радость - положительные эмоции.
Само свойство психики -  когда за неглубоким, но импульсивным стрессом физиологический маятник оказывает компенсирующее действие  положительной эмоцией, породило образ шутки, в котором присутствует 'неожиданность' (обман, розыгрыш) и тактика 'взять на испуг'.
Собственно, для прилива положительной эмоции здесь импульс и в самой разрядке (катарсис), и в озарении (инсайт), и в разности отрицательных - положительных потенциалов, а также, взаимная индукция разных видов положительной эмоции.
 
Иной род шутки использует чувство удивления.
То есть, для того, чтобы породить эмоциональное возбуждение (чувство смешного) необходимо удивление.
Удивление - это реакция на эстетическое, интеллектуальное и необычное.

Комизм – это то – что выходит из персоны: смешной внешний вид, недалекие мысли, нелепые слова, неуклюжие действия, неразумное поведение, курьёз. И уверенно можно считать эволюционное предназначение юмора и его роль - для совершенствования человеческого общества.
Юмор в своем высшем проявлении – это интеллектуальный корректор, индикатор совершенства и сигнализатор отклонения от нормы.
Способность неординарно смотреть на вещи формирует критичный ум и способствует проработке критериев совершенства (во внешних предметах, внутренних нравственных, разумных, организационных и функциональных). Критичность - мать иронии.
Однако, очень легко из любого совершенства создать карикатуру. Для умного – это не более, чем шутка; для обывателя – уже компромат.

Бывают причудливые формы животной, растительной и неживой природы, которые представляют собою некие абстрактные или ассоциативные комические образы.
Само понятие «причудливого» подразумевает необычное, но не «чудесное», а как бы пародию на него. Также, это то – что регрессирует от идеала или стремится к нему.  В этом мы наблюдаем тень фундаментального развития жизни, поиск, эксперимент и совершенствование.

Юмор – это человеческая весёлая интеллектуальная игра (в культуре, искусстве и коммуникативно-социальном поведении)
Чувство юмора – это умелое изобличение противоречий и диссонансов в поведении человека и олицетворенной природы  через художественную интерпретацию мысли в контексте социальной игры и совершенствующего элемента (положительного идеала).

Комичное, комический образ (на что ориентируется остроумие, создавая полноценный юмор) – это самый специфичный образ смешного, который вмещает в себя все факторы, необходимые, чтобы вызвать и «сопроводить» реакцию смеха.
1 – социально мотивированный образ, относящийся к человеку и любому олицетворенному предмету.
2 - художественный и остроумный образ: образ-остроумная интерпретация, пародия, образ-намёк, образ – гротеск, заключающие в себе шутку (то есть, неожиданное и удивительное противоречие, обман, розыгрыш). Природа шутки есть интеллектуально-эстетическая и социальная (сентиментальная) игра.

Комическое чувство в созерцании комического объекта - сентиментальность плюс эстетическое чувство (игра эстетических идеалов, по Канту) плюс игровое поведение (понимание шутки в наследственном интеллектуальном обобщении).

Необычный, оригинальный, контрастный, образный - эстетический художественный случай социального противоречия – это уже зрелище. Социальный контекст умножает чувственность и наполняет эмоцию. Зрелищное социальное противоречие сентиментально и подключает игривое отношение (игровое поведение). Это теперь можно назвать комическим чувством.

В комическом чувстве возможно самовозвышение и насмешка. Но комическое чувство самодостаточной личности включает в себя чисто эстетическое, сентиментально-социальное, игровое и коммуникативно-социальное чувство.

Само по себе нарушение социальных норм, малодушие, порочность, глупость, невежество, не комично и не смешно. Также, не смешны сами по себе разные ошибки, недоразумения и слабость. А искусственное осмеяние в чувстве злорадства - это прикрытие  культурой социальной игры.
Если же негативное явление высмеивается нравственностью, где юмор есть культурное средство борьбы со злом, то ведущую роль здесь играет интеллект, и подлинное остроумие всегда несравненно выше «комизма в природе».

Для того, чтобы ситуация «нарушения нормы» поведения (действия и любого образа) воспринималась комично (или смешно) необходимы следующие условия:

1. Положительный эмоциональный тонус.  Или же, так называемое, парателическое состояние (по М.Аптеру) - фаза такой биологической активности, в которой человек раскован и расположен к игровому поведению. Иные состояния и переживание отрицательных эмоций препятствуют чувству смешного.

И в исключительных случаях «нарушение нормы» воспринимается смешно вопреки плохому настроению, если:

2. Ситуация необычна и удивительна. Здесь  восприятие не ограничивается элементом новизны. Новизна больше соотносится с чувством интереса и удовольствия. А необычность, которая вызывает интеллектуальное удивление, приводит  разум в смущение,  изумление -  отвлечение в сознании и эмоции.
Здесь сфера влияния переходит уже от «инстинкта интеллектуального тренинга» (развивающий аспект юмора) к психической конституции человека.

Сам по себе  фактор неожиданности для комического ничего не решает. При отсутствии положительного эмоционального настроя, неожиданное небольшое нарушение нормы может вызвать пыл, гневный всплеск. Но если неожиданность действует в контексте удивления, где на интеллект произвел впечатление некий эстетический, художественный образ «нарушения норм» - где родилось «зрелище», то здесь включается игровое поведение в своём рефлекторно-субъективном и социальном значении.
Обратим внимание, если во внутреннем чувстве у человека «нет повода для смеха», то эстетичный необычный и удивительный курьёз может его рассмешить, делая его сентиментальным. Красота рождает любовь! …И наполняет весельем.

Ещё раз пройдем  этот путь восприятия: несколько гордый разум-критик, который расположен преодолевать «новизну», впадает в сентимент (или просто капитулирует) при «необычном», переключаясь на рефлекторный социально-культурный уровень игрового поведения, как на необходимую общественную норму (чем стал юмор). Каждый человек выносит её с детских игр, и уже использует её в обучении своего потомства.
Стоит добавить, что для «эстетического повода»,  чтобы ситуация стала комичной, многого и не надо.  Поскольку разум является обобщающим мерилом человеческого поведения и деятельности, постольку глупость и странность  всегда попадают в сферу повышенного внимания и эмоционального отклика. Кроме того, почти всегда глупость проявляется во всеобщем и индивидуальном стремлении к разуму, и из-за этого она удивительна, как «перевёртыш».
Также, когда мы нечто «ляпнули» невпопад или «сморозили» глупость, то значит,  отразили мы это в гротескном виде. Некая оригинальная, можно сказать, эстетическая форма глупости реинтерпретируется как "шутка" уже на рефлекторном уровне - в эмоциональном возбуждении игрового поведения.

«В основе смеха имеет место зеркальный эффект. Когда мы смотрим в зеркало и разглядываем себя, то сначала направляем свое внимание на то, что видим. Далее, мы видим нечто. Этот сигнал идет к нам, мы его перерабатываем. Потом опять смотрим на себя и уже видим себя через призму увиденного. Идет такое всматривание в себя, такой эффект колебания. Также и во время смеха, мы попадаем в некую психологическую ловушку, когда мы периодически смотрим на тот объект, который вызывает смех. Мы смеемся и смеемся и еще раз и еще раз и не можем остановиться. Мы опять вглядываемся и опять смеемся и опять вглядываемся и опять смеемся и так до тех пор, пока у нас не произойдет какого-то полного эмоционального сброса. Не потому мы прекращаем смеяться, что этот объект виноват, а потому, что мы уже разрядились» (Рамиль Гарифуллин).

«И все таки, смех - процесс тела, а не ума. Ум выступает лишь в роли пускового механизма. Пусковой механизм - противоречие, нелепость в рассудке. Этот пусковой механизм включает механизм выброса смехотворной энергии. Он может быть изощренным, а может быть простым. Таким образом, смех зависит от наполненности души этой энергией радости. Ребенок смеется, радуется над вещами, которые для нас совершенно не вызывают радости, потому что мы не наполнены энергией радости как дети».

«Согласно писателю-романтику Жан Полю – пишет Рамиль Гарифуллин - существуют три основные части смешного: 1) объективный контраст - противоречие. Те есть какие-то идеалы, представления, стереотипы, привычки и нечто, что врывается и противоречит этим идеалам и возникает бессмысленность, 2) само это положение чувственно, 3) субъективный контраст образует противоречие между двумя предыдущими моментами, которые навязывают комическому существу второй ряд мыслей, сужая ему душу и взгляд на вещи. (Это то же самое подкрепление, о котором мы говорил выше). То есть здесь возникает третий этап, когда организм в процессе веселой психологической ловушки выходит сам на какой-то новый уровень и начинает смеяться уже на основании эмоционального тонуса, а не на основании того, что заложено в объекте смеха. Он уже начинает походить на патологический смех. То есть в смехе есть какой-то элемент патологического момента. Такого момента, который не завязан на структуре объекта смеха. Но вначале, чтобы ковырнуть, чтобы инициировать смех, нужна хорошая уловка, психологическая ловушка, какая-то связь, чтобы ухватить слушателя, а потом опять идет механизм самоподкрепления».

Выше описанная характеристика, механизм и физиология смеха, в которой «есть какой-то элемент патологического момента» - это скорее указывает на естественный психо-эмоциональный режим человека, при котором большие информационные и стрессовые нагрузки требуют разрядки, реабилитации и восстановительных процессов. Смех, по всей видимости, участвует в этом. «С точки зрения медицинской психологии, смех является "микроприступом", но оздоровительным. Такое имеет место тогда, когда оно существует в определенном количестве, как нормальная разрядка, которая должна быть у всех» (Рамиль Гарифуллин). И сама природа юмора, комизма и игрового поведения, включены в этот регламент.

Однако стоит признать, что самым важным фактором для запуска эмоции смеха является внезапность (неожиданность) через что происходит некоторый шок или испуг. Этот прием использует физиологию рефлекса психической и психологической реабилитации, когда появляется смех после опасных ситуаций. По этой причине смеются дети, когда их подбрасывают вверх и ловят в игровом контексте поведения. Или женщина, едва успевшая заскочить в поезд метрополитена при закрывающихся дверях, смеется при своеобразном испуге и в контексте маленького курьёза.
«Смех — всегда радостный «испуг» и радостное «изумление». И в то же время это и эстетическое изумление, прямо противоположное восторгу и восхищению. Радостное изумление со знаком минус» (komichnoe.ru).

Т. Липпс выводит "закон психического затора", являющегося основой всякого удивления и интереса. Суть его в следующем: мы ожидаем одной ценности, но внезапно возникает другая, не соответствующая данной ситуации; эта подмена пробуждает интерес в силу своей необычности, способствует концентрации "психической энергии" или, говоря иначе, создает "психический затор", освобождением от которого является, как правило, смех. Этот подход можно отнести и к теориям несовместимости, и к теориям высвобождения. (Дземидок Б., 1974)

1.Остроумие стремится использовать неожиданность поворотом смысла, парадоксальностью логики, иллюзией невероятного и удивлением.
Но удивление бывает разным от свойств необычного.
Можно удивляться чему-то физически огромному или грандиозному и величественному, можно – невероятному и чудесному, или интеллектуальному и интеллектуально…
Но в шутке удивление больше сентиментальное, хотя интеллектуальный и эмоциональный игровой компонент нельзя не учитывать.

Хороший пример сентиментального  удивления мы можем позаимствовать  у Паскаля, где он не мог понять, почему люди с одинаковыми лицами вместе выглядят комично, а порознь нет.
Бергсон объяснил это через свою формулу комического: «всё живое не повторяется, а если здесь получилось повторение, то это становится комичным в силу одинакового механического изготовления данных форм».
Но это объяснение больше демонстрирует  субъективную способность  воображения находить смешное.
На самом деле в данном случае имеет место сентиментальное удивление и эстетический фактор.
В курьёзах,  вместе с интеллектуальным парадоксом и казусом (в гротеске) также - главным является сентиментальное удивление.

2.Эстетическая и художественная технология процесса добычи смеха заключается в создании гротеска – фантастичного впечатления, невероятности происходящего, эстетической иллюзии...

Развитие идеи гротеска проходит через сравнение и метафору.
Буквализация сравнения и метафоры всегда усиливает комизм острОты.

1. В буквализации происходит своеобразный процесс превращения, обретающий свою явь и силу впечатления в логике, создающего сей образ, остроумия.
         
2. И снова, классический юмор нас убеждает в том, что комический эффект пропорционален чувственности.
В данном случае, сознание допустив некоторое воплощение фантастического образа, становится более сентиментальным.
Гротеск невероятного работает с сознанием, растормаживая его, изменяя реальность и создавая все условия для психического процесса, который запускает физиологию смеха.

В другом случае, можно встретить гротеск "невероятного и фантастичного", где возможна ассоциативная связь непосредственно с комическим признаком, когда кто-либо рассказывает красивые, но нереальные вещи.
               
3.Поскольку мы упоминали уже о человеческом факторе в игровом поведении, о соревновании и социальном контексте, то всё, что выходит из персоны, её личной и социальной характеристики, её поведения, приобретает более высокую значимость в эмоциональном отношении. Иначе говоря, всё это касается нашего опыта и нас лично. То есть, комическое принадлежит персоне (герою или персонажу курьеза).

4.Почему же сами ошибки и несостоятельность могут быть смешны?
Почему даже безумие может быть смешным?
По Шекспиру, «во всяком сумасшествии есть своя система».
Действительно, обычно смешны такие ошибки, в которых есть своя «логика», «версия», «иносказание».
Всё противоречащее совершенному или стандарту вызывает улыбку, когда вовлечено в эстетический контекст.  Это также создает когнитивный диссонанс и генерацию эмоции, вибрируя между двумя эстетическими полюсами.

5.В связи с человеческим фактором и социальным контекстом, позитивный фон, игра, все атрибуты веселья и в идеале – улыбка – всё это является весьма заразительным в рефлекторном своём действии.

И всем этим критериям комического удовлетворяет такой элементарный смешной образ, как гримаса.
Поэтому этимология «комического» - это и есть «гримаса».
Образ (гримаса) чудака – это архаический атрибут игрового поведения, в котором улыбающийся компонент представляет любое уродство, как гротескную шутку, что в действии означает чудачество. Таков аникс гримасы чудака.

По объективным же показателям, комическое впечатление спустя какое-то время - оставляют лишь курьёзы реальных людей, наших знакомых, близких и нас самих. А также, богатые литературные комические жанры (или кинематограф), таких, например, классиков, как Ильф и Петров, и много других.


Рецензии
Серьёзнейшее и крайне нужное исследование!Часть докторской диссертации на стыке психологии,филологии,философии?

Вадим Егоров   14.01.2019 09:52     Заявить о нарушении
Спасибо за внимание и поддержку!
С уважением, Михаил.

Михаил Пушкарский   15.01.2019 13:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.