Сказка старого дивана. Глава 19

Начало  http://www.proza.ru/2011/10/12/488

 - Эй, мужик, а ну вали отсюда, пока я не навалял тебе! Повадились, твою дивизию, то алкаши, то сопляки влюбленные, то бомжи. Зассали весь подъезд! Поднимайся, поднимайся! Тебе говорят!

- Здраствуйте,  Виктор Аркадьевич! Что  случилось? Что вы шумите?

- Здравствуйте, Татьяна Васильевна! Да вот, алкаша пытаюсь прогнать! Это просто безобразие! Когда уже управляющая компания установит домофоны! Надо в прокуратуру писать! Ну вы посмотрите! Разлегся, как дома на диване. Отдыхает!

Саня Углов попытался посмотртеь, кто это так громко кричит, но глаза, которые всегда служили ему верой и правдой, на этот раз взбунтовались и смотреть категорически отказывались. Или ленились. В мозг пошел какой-то расплывчатый неопределнный сигнал, который не читался и не расшифровывался. Поэтому Саня видел не конкретные человеческие фигуры, а какие-то плавающие пятна, не поддававшиеся идентификации. Словно смотрел фильм ужасов про инопланетное нашествие.

Он  решил сморгнуть ужасное видение. Не получилось. Попробовал помотать головой, но  бедная голова от этого простенького движения взорвалась болью, словно внутри черепной коробки привели в действие взрывное устройство килограммов этак на пять в тротиловом эквиваленте.

Эту важную мысль он и попытался сообщить плавающим пятнам, с трудом разлепив запекшиеся губы.

Женщина, склонившаяся посмотреть на страдальца, услышала шелестящий шепот:

- троти...тротила... эква...экватор...

- Ой, Виктор Аркадьевич! Надо милицейских, то есть полиционеров...о черт!

- Полицию!

- Ну, да,  полицию вызывать! Вы слышите, он что-то про тротил говорит и про это... про  экватор. Может, это террорист? Не похож он на бомжа или алкаша! Вы посмотрите! На нем спортивные штаны  адидасовские. Это дорогие шмотки. И футболка новая.

- Нет, уж! Татьяна Васильевна! Меня увольте! С нашими ментами только завяжись, затаскают.
А мне ходить некогда, я человек занятой.

-Куда же вы, Виктор Аркадьевич? А мне что делать?

Саня слышал этот диалог светящихся пятен, как будто через пуховую подушку. Слова долетали до его сознания и пролетали мимо,не опознанные, лишенные смысла, как мотыльки. Он снова попытался рассмотреть  говоривших. И на удивление, вторая попытка оказалась более успешной. Над ним склонилось женское лицо. И вдруг оно осветилось улыбкой. Сердце Сани дрогнуло, как от удара элетрошоком, и  губы сами собой расползлись в ответной улыбке.

- Черт побери! Глазам своим не верю. Ну, вылитый Адриано Челентано! Почему вы валяетесь на грязном полу, итальянец? Как вас занесло в наш подъезд?

Женщина рассмеялась.

- Вы в самом деле очень похожи на Челентано. Ну просто одно лицо! Давайте, поднимайтесь! Я вам помогу!

Саня почувствовал крепкую теплую руку и, опираясь на нее, попробовал подняться. В голове закружились злобные вихри, и на какой-то момент ему показалось, что он сейчас упадет. Но женщина подставила плечо, и он благодарно ухватился за него.

- Куда ж мне вас вести, Челентано? Ай, да ладно! Мы же люди!  Пошли ко мне, вот моя дверь, на первом этаже.

В кухне с веселыми ситцевыми шторками в оборочках, было тепло и уютно. Саня  сел на табуретку и прислонился пылающим виском к прохладному боку холодильника. Женщина хлопотала вокруг него. Она принесла плетеную корзиночку с лекарствами, осмотрела его голову и удивленно сообщила Сане:

- Это кто же вас так приласкал, Челентано? У вас  на макушке приличная шишка и ссадина кровоточит .

Женщина ловко обработала рану, наложила повязку. Ее крепкие теплые руки не причиняли боли, наоборот Сане казалось, что каждое прикосновение волшебным образом снимает боль и возвращает его к жизни.

Женщина тем временем  достала из шкафчика бутылку коньяка и  бальзама, смешала в равных пропорциях и поставила бокал перед Саней.

- Выпейте, вам сейчас надо расслабиться.

Саня с удовольствием, маленькими глотками выпил терпкую, пахучую смесь и почувствовал, как жаркий огонь побежал по жилочкам, согревая и радуя. Теперь он мог оглядеться  и рассмотреть  гостеприимную хозяйку. На вид ей казалось лет сорок. Невысокого роста, крепенькая, ладно сбитая, она не подходила под каноны современной красоты. Простенькое лицо, курносый нос, серые глаза. Но улыбка совершенно преображала ее. Словно вспыхивал в ней огонек, освещая и согревая,  как маленькое солнышко.  И вообще от ее ладной фигурки веяло теплом и  домашним уютом.

- Ну, давайте знакомиться, таинственный незнакомец, - хозяйка достала из холодильника кастрюлю, поставила ее на  плиту, - сейчас  обедать будем. Звать-то вас как? Меня -Татьяной.

Саня  растерянно улыбнулся. До этой вот минуты, пока женщина не спросила, как его зовут, он и не задумывался об этом. Он просто жил и впитывал новые впечатления. Запахи, звуки, цвета и предметы, не соотнося их с собой. И вот простой вопрос поставил его в тупик. Он есть. Он существует. Сидит на стуле у стола, на плите что-то вкусное разогревается, сытный дух плывет по кухне. Он есть!  Но вот кто он, Саня вспомнить не мог. Как он очутился в этом подъезде, откуда он пришел, где живет,  - все эти простые и вроде как постоянные для каждого человека знания, для него теперь представляли неразрешимую загадку.

Он испуганно схватился за голову. Злобные вихри, терзавшие его, после живительного коктейля утихомирились, и боль притаилась. Но появилось ощущение, словно кто-то невидимый выстроил в бедной Саниной голове преграду. Глухую стенку воздвиг. И что за этой стеной - не увидеть, не угадать, не вспомнить. Саня сердито постучал по бестолковой своей голове, и тут же притаившиеся было вихри взметнулись с новой силой.

- Что вы делаете?- удивилась Татьяна.

- Я не помню. Я ничего не помню. Я не знаю, как меня зовут, - пробормотал Саня, и предательские слезы закипели в уголках глаз.

Татьяна жалостливо покачала головой:

- Так бывает после ударов или ушибов. Это пройдет. Вы не волнуйтесь. Вы все вспомните.

Она неуверенно прикоснулась к  Саниной перебинтованной голове и осторожно погладила, как маленького ребенка. От этого простого жеста у Сани словно плотину сорвало, он схватил женщину за руку, прижал ее теплую ладошку к лицу и расплакался, уже не стесняясь своих слез.

- Ничего, все образуется! Память вернется, вот увидите. И мы еще с вами посмеемся над вашими страхами. А сейчас давайте обедать! Моя бабушка всегда говорила: "Голодное брюхо к учению глухо!" А я так думаю, что на голодный желудок не только учиться тяжко. Вот поедим и подумаем, что нам дальше с вами делать. Но как же мне вас называть? А давайте, я буду называть вас Челентано? Вам кто-нибудь говорил, что вы на него сильно смахиваете?

Саня неуверенно пожал плечами.

- Так вы и Челентано забыли? - ужаснулась Татьяна. И такое огорчение нарисовалось на ее простодушном лице, что Саня почувствовал неловкость. Татьяна сбегала в комнату и притащила журнал  с фотографиями,  она листала журнал, совала Сане фотографии именитого итальянца. Рассказывала о фильмах. Саня равнодушно смотрел на губастенького  чернявого мужика с залысинами.  И ничто не дрогнуло в его душе.

Татьяна накрывала на стол и все говорила, говорила. Она слегка картавила, но Сане очень нравилось ее слушать. Ее речь лилась, как ручеек журчала, успокаивала, как валерьянка. Он даже задремал чуть-чуть, и проснулся, когда Татьяна поставила перед ним большую тарелку тушеного мяса с картошкой. Только тут Саня почувствовал, как проголодался!

- Сейчас покушаете и спать. Вам надо хорошо отдохнуть, чтобы побыстрее восстановиться. Я вам в зале на диване постелю. Конечно, подружки меня отругают, что я незнакомого человека в дом притащила. Они меня все простодырой считают. Особенно Дашка. А я не обижаюсь! Пусть! Бабушка всегда говорила, пусть лучше тебя обманут, чем обманешь ты. Так вот и живу по бабушкиным заветам.

Саня почувствовал, что его снова неудержимо клонит в сон.

- Ой, да вы совсем раскисли, Челентанчик! Пойдемте, пойдемте отдыхать. А я пока на работу сбегаю. Я вон в той больнице работаю, видите? С зелененькой крышей? - Татьяна махнула рукой в окно. - Очень удобно. Рядом с домом. И ездить не надо. А Дашка, когда я в больницу устроилась, очень ругалась. Она очень продуманная, Дашка. Она говорит, что работать на государство - себя  не уважать. Что я могла бы устроиться в частную клинику, там зарплаты - космос! А мне нравится. Удобно, что рядом с домом.

Под уютное журчание Татьяны Саня быстро проваливается в крепкий сон. Ему снится неведомая Дашка на зеленой крыше с большими портновскими ножницами. Она вырезает из газеты круги, пускает их в свободный полет и кричит: "Простые дыры! Простые дыры! Самые лучшие простые дыры! Для простодырых!"


Продолжение http://www.proza.ru/2011/11/13/935



Картинку взяла здесь http://www.djurenko.com/cooking/kavarma.html


Рецензии
Ох, Саня, Саня, везунчик! Как бы не затерялся в серпантине страстей!

Галина Балабанова   10.04.2015 08:35     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.