Спасибо тебе, мой Мальчик!

-1-

Мальчик был сложен прекрасно, юн, прян и пьян. Рита ловила себя на мысли – любуется. «Вот старая развратница!» - сказала себе и попыталась сосредоточиться на предстоящем опросе…

Ночная пьянка и три часа полусна давали себя знать. Васятку мутило изнутри и из стороны в сторону одновременно. Хотелось блевать. Он пытался сосредоточить взгляд на преподавательнице зарубежной литературы Маргарите, как ее. Получалось не очень: Маргаритка расплывалась и множилась как лепестки цветка. «Вот старая бл..!» - сказал себе и решил блевануть прямо на преподавательский стол. Встал и направился на цветок…

- Тебе чего, Иванов? – спросила и подумала «Боже, какая чудная простая фамилия!». Ей от бывшего мужа досталась Каракачудо. Подруга давно рекомендовала: вернись в девичество, хотя бы фамилией. Все руки не доходили. Хотя девичество выглядело более заманчиво – Цветкова. Маргарита Цветкова – очень даже ничего. – Тебе чего, Вася?
«Измывается», - попытался подумать Иванов, задрал голову и что-то пробулькал накатившей уже из горла кислятиной с явными кусками гнилой вареной картошки.

«Чудный мальчик, но сейчас будет блевать», - подумала Каракачудо, тридцатишестилетняя очень даже симпатичная, не вполне стройная, но и не расплывшаяся блондинка-разведенка с еще упругой грудью третьего размера, между делом доцент кафедры зарубежной литературы, кандидат филологических наук с хорошим английским и отличным французским. Духи – «Шанель», юбки выше колена, любимые напитки – «Мартини Бьянко», когда с мужчиной, и «Арарат», когда в одиночку или с подругой, разницы, впрочем, никакой.
Подруга – Рая, сволочь и ехидна, вечная конкурентка – второй доцент той же кафедры с хорошим французским и отличным английским, но телом попопышнее и грудью пообвислее, что в совокупности с брюнетным окрасом успокаивало. Поэтому юбки там были подлиннее, но тоже разведенка и тоже голодная… Ах, кажется отвлеклась. А бедный симпатичный мальчик уже позеленел, сейчас или захлебнется или …

- Иди уже, Иванов… пописай.
Вылетел из аудитории. Чуть не помешала добросердечная староста группы:
- Что случилось, Васенька? Чем помочь?
Оттолкнул в сторону. Голову задрал выше и боком вдоль стенки вытирая, шаркая жопой по зелени масляной краски. А сзади визглявое:
- Урод!
Спасительное белое фаянсовое почему-то расколотое с краю чудо.
- Бэ-э-э!
- Барашка изображаешь? – знакомая рожа. Кажется, со старшего курса.
- Дай закурить.
- Хам, - но сигарету дал.
Отпустило. Прополоскал рот и горлышко водопроводной водичкой. Ее же глотнул. Пора возвращаться на то, что называлось экзамен по зарубежной литературе…

Кажется, билет пятый. Интересно меня на долго хватит? В душе было глубокое подозрение: это только начало. Знакомая с мединститута говорила – интенсификация. Но такое слово ему сегодня не осилить. Впрочем, в экзаменационном билете слова были не лучше. Что-то вроде «Сентиментализм в английской литературе». И дальше – «крестик-галочка-две палочки вЕка». И слова нечеловеческие, и цифры не русские. Тупо пытался хотя бы для себя перевести написанное на чучмекский, наверное, единственно понятный воспаленному мозгу… интенсифи… - тьфу! Триперному мозгу! От которого сегодня ничего хорошего ожидать не стоило. Какого он приперся на этот экзамен?! Вспомнил. Маргарита ему нравилась. Она была просто секси. Настоящая баба. Не то, что эти субтильные девчушки-однокурсницы, курицы. А если не курицы, то все равно коровы…

Надо объявить, что она красивая и пригласить в постель. То есть на ужин, а потом все равно в постель. Такие размышления мозг осиливал. А почему? А потому что они были здоровыми, не то, что этот «Сенти… - тьфу! – менти …крестик-палочка-галочка …вЕка»
«Мальчик пытается думать», - подумала про себя красивая женщина с необычной фамилией, доставшейся в наследство от бывшего идиота мужа. Ой, нет, кажется, мальчик просто уставился на мою грудь. О, ребенок еще способен возбуждаться! И это после такой ночи! Ну, точно хорош. Так, будем ли его мучить экзаменационным билетом?
- Иванов, будь добр, зажги свет. В аудитории темновато, - пасмурный день едва наскреб восемь тридцать утра.
Вася встал, покачиваясь. Одного взгляда хватило: точно, возбудился! В ней проснулся какой-то дурашливый азарт.
- Ну?
Иванов по несколько кривой траектории направился искать выключатель возле дверей.
Васятка был не слишком высок. А выключатель находился на приличном расстоянии от пола. Нажимали его обычно со стула. Высокие потолки равно как недосягаемые на вытянутую руку выключатели способствовали развитию у студентов и преподавателей любви, уважения и преклонения перед вершинами Альма матер, для кого в виде диплома, для кого званий и должностей. Иванов нацелился на черный квадрат, сосредоточился и полез сначала на стул, потом на более высокую узкую пристенную тумбу. Встал, держась за возвышающиеся над тумбой дверцы застекленных стеллажей с книгами. Перед глазами толстые корешки с дореволюционной вязью - «Бр… гауз и Эфр..Он».
«Ну, и что? Зачем я здесь?» - напряг мысль.
- Выключатель ниже и левее, - послышалось сзади.
Попытался, держась правой рукой за ручку – слава богу, закрытой на замок – дверцы стеллажа, выполнить не глядя упражнение левой рукой: ниже и левее. Попал. Почувствовал, что – полный бред! – возбудился еще больше. Короче память вербальную отшибло, но рефлексы работали. И еще какие! Придется таки сегодня встретиться с Валюшей-однокурсницей. Ну не помирать же, в конце концов. Вот только бы не бл… по новой… Не, кажется, отпустило.
- Так слезайте уже, Иванов.
Соскочил и ткнулся носом прямо в «Шанель», которая сладко пахла между грудей Маргариты в чудно открытом разрезе белой плессированной полупрозрачной кофточки. Щас кончу, - не подумал почувствовал.
- Вы задремали, Иванов?
С трудом приподнял лицо от мягкого женского ничем неприкрытого и, прощаясь с близким счастьем, вдруг чмокнул. Выпрямился и замер, молча, пытаясь смотреть, не моргая и преданно.
- Молодец, конечно. Но это, к сожалению, не ответ на экзаменационный вопрос. Завтра вечером в пять я вас жду на кафедре. Зачетка пока побудет у меня. Запомнили? Лялечкина! – крикнула куда-то за спину, - Напомните завтра Иванову, будьте добры. А то он плоховато себя чувствует сегодня.
- Хорошо, Маргарита Аркадьевна, - пискнула студенточка-порученка.
- Я приду, я обязательно приду. Честь имею, - брыкнул головой с черными густыми волнистыми волосами до плеч. Изобразил щелчок каблуков. Развернулся, потерял равновесие, чуть не уронил себя. Выпрямился, дошел до дверей и обернулся, и взглянул таки на прощание с обожанием. Экий все же француз! Юное дарование! Или ей показалось?

 
-2-

Он действительно был дарование … в постели. Он любил по-настоящему. Так, как ей хотелось. Он служил женщине и делал для нее все мыслимое и немыслимое. И она не оставалась в долгу.

Как-то в первую неделю их сумасшедшего любовного марафона к ней заглянула на рюмку чая Раиса.
- Ритка, ты совсем дура на старости сделалась?
- Ты о чем, Раечка?
- О, пустите меня в Лондон! Еще глазками – ресничками похлопай. Может, конечно, пока до деканата и недоперло, да и сессия сейчас лето, народу с гулькин и даже не нос. Но твоя лучшая подруга-сволочь – и не спорь! – тебя немножко знает. А этот младенец? Он одним взглядом тебя скоро спалит.
- Что так заметно?
- А ты хочешь, чтоб было ТАК?
- Вообще-то, не очень.
- Ну, слава богу, не все потеряно. Ты хоть знаешь, сколько ему?
- Знаю. Восемнадцать.
Рая поперхнулась коньяком:
- Подруга, кончай!
- Я это делаю теперь всякий раз… Давай лучше еще выпьем.
- Подруга, это ж инцест.
- Отстань. Я его не рожала, - чуть не добавила «к сожалению». Но взглянула на завидущую рожу Райки и осеклась.
Выпили. Обе все-все понимали. Рита решила съездить со своим мальчиком на юга к морю на пару недель, а там – будь, что будет.

К нему у нее сразу появилось какое-то странное отношение. Дико, невероятно, Рая была права, Маргарита думала о нем одновременно как о любовнике и о сыне… О том мальчике, которого ей заделал в стройотряде однокурсник, и от которого она отказалась роддоме восемнадцать лет назад. В двадцать один вышла замуж за своего старого пердуна товароведа Попандопуло – Каракачудо. Мало что на двадцать лет старше, зануда коих свет не видывал, еще и любовью занимался через не хочу. Прожили десять лет без детей и разбежались. Однажды он пришел домой, вызвал ее на кухню и объявил:
- Я люблю другую женщину. Я ухожу от тебя.
«Слава богу!» - чуть не сказала вслух и не перекрестилась. Ее натура давно просила свободы, но комсомольская мозолистая совесть все время совала в глаза штамп в паспорте.
- Так ты что с ней?..
- А ты как думала! – и так гордо сказал, грудь колесом. Павлин.
Надо же, подумала. А ведь тихий-тихий, и вроде как ничего такого не надо. Ну, и слава богу, нашел винтик гаечку по резьбе! Пора и мне в поход.

Бытовых проблем при разводе не было. Жили, не бедствовали. Разменяли двухкомнатную на две однокомнатные с честными доплатами пополам. Дачку – ему, «Москвичонка» - ей. Остальное – все равно. И началась жизнь. Хорошая, веселая, в свое удовольствие. За шесть лет и защитилась, и доцента получила, и мужичков поимела, и во Франции побывала, и даже там … Впрочем, об этом вслух в советской стране не следовало.
И вот так вот как-то незаметно приблизились годы к сорока. Стало ощущаться одиночество и все чаще вспоминаться ЕЕ мальчик. Какой он сейчас?

-3-

Василий Иванов от этой сессии был на седьмом небе. Фарт пришел с первого экзамена. Вот, что значит пьянствовать накануне: у него была Лучшая Женщина на филфаке. Да что на филфаке – на свете. Он говорил ей, я тебя люблю, он встречался с ней у нее дома ночь через ночь вот уже месяц. Она подавала ему кофе в постель… И все-таки он ее стеснялся… Глупо, странно, дико… Наверное, про любовь это все-таки была брехня. Он ее просто хотел, как самец самку.

Между делом он еще хотел Валюшку-однокурсницу, с которой гулял до Риты. И хотел, и имел. И было совершенно понятно, при таком раскладе все должно закончится и чем скорее, тем лучше.
- Не морщи лоб, - говорила Рита, целуя его по утрам. – Расслабься. Не надо думать о завтра. Живи – сегодня.
Она словно читала его мысли. Она вообще, читала его всего, как мама. И он расслабился, и плыл в ее теплых волнах. Она не спрашивала ни о чем, не требовала ничего.
Красота их отношений была в чистом удовольствии друг от друга, и, когда Рита предложила Ялту на два месяца, съемную квартирку у знакомой в Ливадии, он не раздумывая, согласился…
После Ялты Вася уехал на побывку домой к родителям.
Ну, вот и все, подумала Рита, и почувствовала холод внизу живота. Беременна! И не ошиблась: и про «вот и все», и «про беременна».

С побывки в универ Василий Иванов не вернулся – фьюить! Что, где, как? Рита, забыв честь, совесть и еще что-то, чего не могли забывать строители коммунизма эпохи развитОго социализма, металась по факультету, выясняя причины исчезновения мальчика. Причин не выявила, но факт написания им заявления – последнего прощай в адрес Альма матер был установлен со стопроцентной точностью: вот бумажка, вот подпись, оставлял лично.
Рита обиделась глубоко и бесповоротно, как последняя девчонка: хоть бы предупредил, простился. Погоревала вечерок со все понимающей подругой и стала жить, нося под сердцем плод запоздалой любви…

-4-

…Ялту с Ритой Вася пережил с трудом. Вдруг выяснилось, что разница в возрасте ничего не значащая в постели, очень даже чего значит на «природе». Именно так, когда мужской кобелизм особенно обострен под воздействием морского воздуха и свободы от трудов и обязательств. Мужики всех мастей и корней, от круглолицых и узкоглазых до скуластых и лупастых, от редковолосых блондинов до просто лысых, как они утверждали, «когда-то брюнетов», безошибочно вычисляли в ялтинской толпе Риту с ее обворожительной неистребимой сексуальностью. И сходу предлагали любовь и дружбу: цветы, ресторан, постель. «Какой у Вас чудесный сын!» - это произносилось мимоходом с намеком, что такому сыну не дело возле маминой юбки по курортам шляться, пора и самому на охотку, а мама без сопровождения не останется.

«Сын» тихо и громко сходил с ума, даже пытался устраивать разборки. Один лысый пухленький дядечка ни за что ни про что получил в пах. После этого Рита не на шутку испугалась и с большим пиитетом отнеслась к страданиям юного Вертера. Остаток отпуска они провели, можно сказать, почти в изоляции появляясь в свет из снятой квартирки все больше вечерами, стараясь при этом не слишком демонстрировать свою сопричастность друг другу. «Дурачок, все пройдет! Не гоняй!» - ласково думала Рита. А дурачок смурнел, гонял и пришел к окончательному выводу – час пробил. А когда, после Ялты однокурсница Валя пискнула ему сакраментальную новость «я беременна», он понял – час не просто пробил, он прогремел. И Вася уехал на побывку, предварительно обрезав все концы с универом. Впереди с неотвратимостью замаячила армейская служба.

…А у Риты остался Сын – ее Ванечка. И Валя родила мальчика. И оставила в роддоме. И так получилось, что родили они с Ритой в один день. И Рита забрала второго сыночка от Васи себе. В общем, Санта Барбара. А Вася погиб в Афгане.
Но это все вторая часть сериала – «Две судьбы сто двадцать пять», в которой братья Ванечка и Санечка, повзрослев, донимают любимую маму вопросами про папу; мама, не в силах отказать детям выясняет все и везет их к бабушке и на могилку к папе; подруга Рая крутит у виска и разводится в третий раз; бабушка встречается с мамой, все понимает, проникается и полюбляет внуков; Ванечка и Санечка, растут, женятся и производят на свет Васечку и Машеньку, соответственно; Рита становится бабушкой, выходит на пенсию, ждет по выходным в гости детей и внуков, печет блины и думает: «Какая я все-таки счастливая! Спасибо тебе, мой Мальчик!»


Рецензии
А вот Васю я бы не "погиб в Афгане". А типа "судьба n+1" : Вася, выйдя на пенсию, встречает
свою внучку на одном из пляжей Флориды... Дальше по Набокову...
А в финале дочка (от внучки) узнаёт, что она его правнучка. И в наследниках... аж в четвёртой очереди.

Потом подарить сюжет Андрюше Малахову, пригласить Астахова, Кучерену и ещё пару знаменитых отморозков из Думы...

И слава не минет Вас, Игорь.

:))))

Эдуард Казанцев   05.11.2011 14:59     Заявить о нарушении
Вы все правильно поняли, Эдуард, спасибо. Именно поэтому Вася всего лишь погиб в Афгане, потому что вся эта концовка затем и написана, что она могла быть какой угодно... не велика проблема... :)))

Игорь Гуревич   05.11.2011 18:36   Заявить о нарушении