Красный туман

                Влад страдал молча.
                Временами ему казалось, что он родился на этот несправедливый белый свет вместе с затяжной, мучительной болью, которая не давала покоя ни днём, ни ночью.  А иногда ему до умопомрачения хотелось окунуться с головой в прохладную речную воду, залечь на самое дно и не выныривать до тех пор, пока не отступит эта выматывающая душу обжигающая боль.
                Через неплотную прикрытую дверь палаты перестали доноситься однообразные звуки шарканья больничных тапочек по коридору. Наступившая тишина могла означать только одно -  врачи Ожогового центра приступила к утреннему обходу пациентов.
                Влад потихоньку, так, чтобы не услышали соседи по палате, застонал от щемящего сердце чувства тревожного ожидания новых страданий и мучений.
                Снова чьи-то неприятные холодные руки будут переворачивать его открытое посторонним взглядам голое тело со спины на живот, а потом наоборот. Снова те же равнодушные к чужой боли руки станут с оглушительным треском отдирать от живого мяса присохшие за ночь окровавленные бинты. Опять польётся нескончаемый поток ободряющих и вместе с тем ровным счётом ничего не значащих для него слов, на которые по доброте душевной не скупился лечащий врач Евгений Анатольевич.
                Как и неделю назад, перед глазам стоял густой красный туман.
                Сквозь мутную пелену красного тумана Влад с трудом разглядел расплывчатые контуры лица доктора, низко склонившего голову над его койкой.
                - Какие дела,герой?
                - Я не герой…,-  мрачным голосом нехотя отозвался Влад.-  Герой-пожарный лежит в соседней палате, он с риском для жизни вытащил из огня и спас двух маленьких девочек. А я самый обыкновенный, натуральный идиот, который по своей собственной глупости  добровольно расстался со своим здоровьем и потерял зрение.
                - Почему же вдруг так сразу «идиот»?-  не понял Евгений Анатольевич.
                - Вчера вечером снова приходил следователь-гаишник. Сказал, что напрасно я кинулся спасать водителя опрокинутых «Жигулей», к тому времени он был уже мёртвый…
                - Так прямо и сказал?- сердито сдвинув брови,огорчённо покачал головой Евгений Анатольевич.-  Зря он так… В конце концов ты же не знал, что водитель погиб!  Вот если бы все люди поступали также достойно, как ты…
                - Знаете, доктор, иногда мне кажется, что нужно было просто отвернуться в сторону и проехать мимо,- немного помолчав,с горечью в голосе ответил Влад.-  Раньше у меня была интересная и перспективная работа в институте, вполне приличная для моего возраста зарплата, здоровье - дай Бог каждому, любимая девушка, которая в скором времени собиралась выйти за меня замуж… И вдруг так резко и неожиданно оборвался привычный, размеренный ход жизни!  В самый разгар знойного лета, накануне долгожданного отпуска и поездки с невестой на Чёрное море я по своей собственной дурости  оказался прикованным к больничной койке, да ещё плюс ко всему с неопределённым туманным будущим впереди! Доктор, я никак не могу смириться с мыслью, что в свои неполные 26 лет всего лишь за одно мгновение из крепкого, здорового парня я превратился в жалкого, слепого неудачника без всякой надежды хоть как-то поправить своё незавидное положение!  Как мне дальше жить, доктор? Как?!  И можно ли мою дальнейшую убогую жизнь инвалида по зрению назвать действительно жизнью?
                - Ну что я могу тебе сказать? Ты совершил мужественный, благородный поступок и не надо упрекать себя за это!- сказал Евгений Анатольевич.-  Скоро тебя навестят родные и друзья. Думаю, они помогут тебе правильно разобраться в том, что произошло.
                - Вот этого не надо было делать,доктор!- ещё больше разволновался Влад.- Я же чисто по-человечески просил вас не сообщать моим родителям обо всём случившемся!  У мамы больное сердце, а папа у меня такой старенький...
                Он намеренно ничего не сказал про ещё одного очень близкого и дорогого ему человека. Просто представить себе не мог, как Лариса отнесётся к его несчастью, да и захочет ли она правильно понять и оценить его необдуманный поступок. Она такая красивая…
                Евгений Анатольевич поднялся с табуретки и растворился в красном тумане.
                - Крепись, парень! Сто процентов зрения я тебе не обещаю, но могу с уверенностью сказать -  видеть ты будешь… после ещё одной операции. Послушай моего доброго совета, выброси из головы все тревожные, дурные мысли и надейся только на лучшее, иначе настоящего лечения у нас с тобой никак не получится.
                Легко сказать «выброси», а как это сделать?  Не в меру услужливая память, помимо его воли,  уже в который раз снова и снова прокручивала перед незрячими глазами картину произошедшей трагедии…
                Подписанная директором института срочная командировка в Москву и билет на самолёт лежали в кармане пиджака. Прощание с Ларисой явно затянулось. Влад украдкой взглянул на наручные часы и ужаснулся, он уже безнадёжно опоздал на рейсовый автобус, идущий по расписанию в аэропорт. Хорошо, что вовремя подвернулось свободное такси.
                - Мне так не хочется расставаться с тобой!- держа Влада за руку, огорчённо вздохнула девушка.-  Я провожу тебя до самолёта…
                Влад решительно отказался от заманчивого предложения Ларисы.
                - Нет, давай простимся здесь. Мне так будет легче…
                Жёлто-серая «Волга» рванулась с места и, стремительно набирая скорость, помчалась по загородному шоссе навёрстывать упущенное время.
                Со свистом рассекая воздух, мимо проносились редкие встречные машины. Выглянувшее из-за тучки горячее солнышко выпаривало с мокрого асфальта небольшие лужицы, оставшиеся после прошедшего ночью  дождя. По обе стороны дороги ровными рядами неторопливо проплывали окутанные лёгким утренним туманом посадки молодых берёзок.
                Удобно устроившись на заднем сиденье, Влад с тёплой улыбкой на лице вспоминал последние минуты трогательного расставания с любимой девушкой. На губах ещё остался вкус помады от прощального поцелуя Ларисы. Скоро самолёт поднимет его в воздух и унесёт на своих крыльях далеко-далеко, за сотни километров от родного города, а когда он возвратится из командировки, начнутся приятные хлопоты приготовления к предстоящей свадьбе...
                Тревожный голос таксиста вернул ему ощущение реальности.
                - Впереди авария!
                Примерно в километре от них, там, где извилистая дорога делала плавную полупетлю, в неглубоком овражке лежала вверх колёсами новенькая легковая машина. Водитель темно-синих «Жигулей» по непонятной причине проскочил крутой поворот. Машина пробила радиатором  дорожное ограждение и свалилась под откос.
                Доверху гружёный дровами встречный «Камаз» вместо того, чтобы остановиться и оказать помощь попавшим в беду людям, прибавил скорость и промчался мимо.
                - Подлец!- крикнул ему вдогонку Влад.
                Такси скрипнуло тормозами рядом с местом аварии. Широко распахнув дверцу кабины, Влад торопливо сбежал по вниз по склону овражка к опрокинутому на спину «Жигулёнку». Двигатель машины всё ещё  работал. Не чувствуя под собой твёрдой опоры, все четыре колеса продолжали бешено вращаться в воздухе. Из разбитого радиатора сочился белый парок.
                Внутри сильно помятой кабины как-то неестественно подвернул под себя окровавленную голову совсем ещё молодой парнишка в красном спортивном костюме. К счастью, других пассажиров в салоне не оказалось.
                Влад попытался было открыть искорёженную дверцу кабины, но очень скоро понял очевидную бессмысленность своего занятия. Подвернувшимся под руку тяжёлым камнем разбил ветровое стекло и уже почти вытащил на траву потерявшего сознание водителя, когда совершенно неожиданно перед глазами вздулся огромный огненный пузырь…
                Знакомый голос санитарки тёти Маши вернул его из кошмарного прошлого в больничную палату.
                - Владик, просыпайся, пора завтракать!  И не мотай  головой, не хочешь есть столовскую еду - попробуй мои домашние котлеты, специально для тебя готовила. Я оставлю их здесь, на тумбочке…  Послушай, парень, нельзя   же так измываться над самим собой!  Посмотри на себя, во что ты превратился - голова наполовину поседела, лицо осунулось,сам высох как скелет,остались кожа да кости. По годам ты вроде как молодой человек, а выглядишь словно дряхлый, седой старик!
                - Тётя Маша, вы же прекрасно знаете, что я не смогу посмотреть на себя в зеркало!-  едва сдерживая раздражение в голосе, недовольно сказал Влад.- И, пожалуйста, я вас очень прошу, не надо ничего приносить мне с кухни, я не голоден, и есть не хочу.
                - А ты попробуй через «не хочу»!- настаивала на своём тётя Маша.- Поверь мне, пожилой женщине,если и дальше будешь воротить нос от еды - ни за что не поправишься. Я здесь за двадцать шесть лет работы в ожоговом отделении на всяких больных насмотрелась. Слабые духом быстро помирают, а те, что покрепче, переживают и не такие жуткие страсти. Да мало ли что может в жизни случиться, на то она и жизнь - споткнулся на дороге, быстренько поднялся на ноги и пошёл дальше, не оглядываясь назад! А ты, такой молодой и сильный парень, напустил дурь на себя, обозлился неизвестно за что на весь белый свет и сам страдаешь от этого… Нельзя же так!...
                Влад начал потихоньку заводиться от спокойного и уверенного голоса тёти Маши. Ей-то, крепким здоровьем и зрячей женщине, легко рассуждать о всех превратностях судьбы! Какое ей, собственно говоря, дело до его загубленной жизни?  Да и кто она такая есть, чтобы указывать ему как нужно жить? Чужая тётка, которую он даже в глаза никогда не видел!
                Решив прекратить ненужный разговор, Влад отвернулся лицом к стенке.
                Тётя Маша поворчала ещё немного и отошла от его койки к другим больным.
                Душевные муки и переживания приносили Владу едва ли не большие страдания, чем ощутимая физическая боль. Он мысленно представлял себе, как, узнав о постигшем его несчастье, Лариса заплачет от жалости к нему, со страхом и брезгливостью отвернётся от его обезображенного огнём лица и бросит накануне предстоящей свадьбы.  Зачем он ей такой нужен!  И тогда какой-нибудь другой, более удачливый  парень  займёт его место в жизни Ларисы, станет красиво ухаживать за ней, обнимать и целовать её, и в конце концов женится на ней… А он, никому не нужный, всеми забытый и брошенный на произвол судьбы слепой инвалид по зрению, сопьётся от горя и тоски, и умрёт не где-нибудь, а именно под забором…
                От таких жутких мыслей Владу хотелось завыть во весь голос, сорвать с себя промокшие от крови бинты и убежать куда глаза глядят…, а глаза-то как раз ничего не хотели перед собой видеть. Проклятый красный туман и не думал рассеиваться!
                Сделанный медсестрой укол на какое-то время приносил облегчение. Влад погружался в сонное полузабытье, и тогда его переставали раздражать глупые и беспредметные разговоры соседей по палате, круглосуточно вещавшее радио и шарканье больничных тапочек по коридору. Исчезала затяжная, мучительная боль, пропадал животный страх и ужас тревожного ожидания утреннего обхода врачей.
                Чудилось ему сквозь сон, как в пропахшую  лекарствами палату входит Лариса. Холодными, тонкими пальчиками осторожно прикасается к его забинтованной голове и мягким, ласковым голосом говорит ему, что он самый хороший парень на свете.
                Наверняка врёт, и врёт из жалости к нему! Не нужна ему такая жалость!
                Влад пытается оттолкнуть от себя руку Ларисы и не может этого сделать.Даже на такую малость не хватает сил…
                Чувствительный поцелуй в обожженные губы помог ему отделить реальную действительность от дурного забытья. Только сейчас до него окончательно дошло, что это уже не сон, с такой нежностью и страстью могла поцеловать только одна девушка на свете - его горячо любимая Лариса.
                Пришла!
                Влад почувствовал, как с него разом спало чудовищное нервное напряжение, исчезли страх и беспокойство перед неопределённым туманным будущем. Появилось ясно ощутимое желание ЖИТЬ. После долгой вынужденной разлуки очень хотелось рассказать Ларисе о том, что он передумал и пережил здесь в больничной палате, а так необходимые в этот момент нужные слова почему-то накрепко застряли в горле.
                Симпатичная, стройная блондинка в наброшенном на плечи белом халате заботливо поправила марлевую повязку на его голове и украдкой смахнула с уголков глаз навернувшиеся слёзы, словно он мог видеть сквозь густую пелену красного тумана её заплаканное лицо.
                - Владик, ничего не говори мне. Я уже всё знаю, и не мучай себя понапрасну -  ты  поступил правильно! Врач сказал, что ты будешь видеть. Всё у нас с тобой будет хорошо, ведь у нас впереди целая жизнь!
                - Спасибо тебе, что пришла…,- только и смог выдохнуть из себя переполненный нахлынувшими чувствами Влад. Наощупь отыскал в красном тумане руку Ларисы и бережно поднёс к обожженным губам её холодные,тонкие пальчики.- Я очень скучал по тебе...

                г. Липецк


Рецензии
Широко распахнув дверцу кабины, Влад торопливо сбежал по вниз по склону овражка к опрокинутому на спину «Жигулёнку».

Кабина у космического корабля, Азарис, а у "Волги", как и у "Жигулей" - салон.

Рой Рябинкин   16.11.2018 10:29     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 32 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.