Дорога к Храму

При рождении меня не окрестили, также, как и моих трёх сестёр. Это было советское время ,пятидесятые годы. Отец - военный лётчик, член партии. Тогда за посещение церкви можно было всё потерять. И партбилет,  и работу, и уважение коллектива. А этим все дорожили и жили по лозунгу : "Прежде думай о Родине, а потом о себе". И уже когда мы учились в старших классах отец как-то рассказал, что его дедушка был дьяконом в сельской церкви. Это нас очень удивило. Но несмотря на то , что всё вокруг было против церкви я как то даже зауважала наших предков и в глубине своей комсомольской души гордилась своим прадедом.
      У моей бабушки по неродной мне маме иконы в доме были и большие, и маленькие, и лампадка горела , и даже висел на стене большой железный крест. Бабушка была добрейшим человеком и очень нас сестрёнок любила, и называла нас не иначе, как сиротки. Как потом я узнала бабушка сама выросла без матери. Но вот , что интересно, я ни разу не видела, чтобы она молилась. Всё время она работала, не покладая рук. В церковь она тоже не ходила, так как в городе действующей была только староверческая церковь.
      Во время войны город был разрушен полностью. Остатки самой красивой церкви , стоявшей на высоком берегу Волги , были взорваны и на этом месте построили Обелиск Славы.
На другом берегу, можно сказать напротив, стоял большой белый Храм с колокольней, тоже изрядно разрушенный, который со временем стал краеведческим музеем. Помню мне в этом музее  больше всего нравился именно сам Храм, его архитектура, он манил и завораживал, от него так и веяло прошлым, загадочным и не понятным. Не раз мы пытались забраться на колокольню по винтовой лестнице, вернее по тому, что от неё осталось, но это на самом деле для нас, девчонок было довольно опасно.
       Именно этот Храм и вынес на поверхность те чувства моей души, которые дремали на самой глубине её и ждали своего часа. Видно в любом русском человеке генетически заложены необходимость к вере, Храмам, христианству. Так и у меня всё это дремало до поры до времени и наконец начало просыпаться. В конце 80-тых музей закрыли, а позже Храм кто-то отремонтировал, на звонницу повесили новые колокола  и над Волгой снова зазвучал призывный звон. И я уверена он коснулся каждого сердца. Город как бы ожил и приобрёл определённый русский колорит.

         Часто, проходя мимо, я испытывала непреодолимую тягу войти в Храм. Вот они- ступени, вот настежь открытые двери, но что не пускало меня туда. Казалось, я там чужая, не крещённая. Ну как я войду и стану молиться, и как вобще надо молиться, и какой иконе?
С другой стороны во мне боролись чувства, присущие всем, кто вырос в СССР, впитывая в себя атеизм коммунистов.

         Я стеснялась даже зайти в Храм, боясь, что кто-то из знакомых меня увидит. Я ещё была не готова обратиться к богу или даже просто перекреститься. Рука не поднималась. НО что-то внутри меня было все-таки сильнее этого страха и это что-то не покидало меня.

        Шли годы, я уехала из родного города учиться. Закончила институт и поехала ещё дальше работать. Вдали от своей малой родины в сердце я хранила как живую -эту картинку любимого Храма на берегу реки.

Так хотелось прислониться
Мне к твоим стенам,
Белый, окружённый птицами
Православный Храм

С откровеньем помолиться,
На колени став,
Пред святыми лицами
 На твоих крестах...


           Жизнь, как и у всех подарила мне много счастливых моментов, но были и горькие дни, и потери. Прошло много лет испытаний, прежде, чем я наконец почувствовала себя готовой к тому,чтобы принять обряд крещения. Я шла к этому долго и трудно, но момент этот настал. Несколько лет назад я отдыхала в Крыму и поехала в Ливадийский дворец. На территории Дворца была небольшая церковь, построенная когда-то для семьи последнего императора Николая П. Я была там просто на экскурсии, но неожиданно для себя  подошла к священнослужителю и спросила: "Можно ли у ВАс покреститься?" Скажу,что батюшка был довольно молодым человеком, худощавым и со светлой аккуратной бородой. И что меня удивило, он стал со мной беседовать. Задавал такие вопросы вроде бы простые, но ответить сходу мне было сложно. Было что-то похожее на исповедь.
          Служащая церкви записала меня  на крещение на определённое число и сказала как вести себя перед причастием. Потом я долго выбирала себе серебрянный крестик в лавке при церкви.
           Накануне крещения я волновалась, плохо спала и уже рано утром поехала в Ливадию. Хочу добавить, что церковь была совсем маленькая и уютная. Иконостас был красивым, но не помпезным. ПРичастие происходило при открытых дверях и множестве народа. А после когда почти все вышли, двери в церковь закрыли, принесли небольшую круглую купель. И начался обряд. В этот день крестили в основном младенцев, а взрослых почти не было, человек пять. Хочу сказать ничего не придумывая, что в эти минуты я испытывала настоящий подъём духа и одновременно полное умиротворение и даже счастье. Помню я склонила голову над купелью и почувствовала как стекают струйки воды с моих волос,  и услышала голос батюшки: ...Раба божия Ольга, Аминь"
           Когда обряд закончился, двери снова открылись и пошли люди. Они ставили свечи, крестились, молились , шевеля одними губами, кто-то улыбался, кто-то плакал. КАждый молил и думал о своем, самом сокровенном. НО это были не одиночки. Это были русские люди, объединённые одной Родиной и одной верой. Среди них теперь была и я. То, что меня сдерживало когда-то ушло навсегда, я почувствовала себя свободной и в то же  время причастной.
           Рука моя легко творила крест, а губы шептали: " Пресвятая богородица, царица небесная, защитница наша, да светится имя твоё, да будет воля твоя, да будет царствие твоё во веки веков, аминь..."
        В Ливадийском парке вовсю буйствовала весна, на глазах оживала и благоухала природа. И вместе с ней оживала и радовалась жизни я.
 


Рецензии
Здравствуйте, Ольга!Растрогалась, прочитав вашу историю, потому что всё так похоже:
Святой отец был молод, средь огней
Он, таинство крещения даря,
Читал молитву над главой моей
И мне напоминал богатыря.

Он свое дело исполнял легко,
Но в черной рясе был немного строг.
Он поднимал младенцев высоко
И опускал в купель. Через порог

Я шла за ним , слегка поражена.
И как–то трудно было понимать,
Что уже десять лет, как я жена.
Как я – жена! И девять лет, как мать.

- Теперь святая вы, - он мне сказал,
Держа в своей руке мою ладонь.
И как-то шире стал огромный зал.
И ярче запылал свечей огонь.

И будто с поднебесной высоты
Смотрел с иконы незабвенный лик.
И стало мне легко от чистоты:
Как счастье я запомнила тот миг…
(Стихотворение"Озарение" Наталья Коноваленко)
Это был осознанный серьёзный шаг в жизни, и после много раз я ощущала правильность того решения. С теплом, Наталья

Наталья Коноваленко   29.03.2012 12:24     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.