111 тысяч лет назад Гибель Даарии

Г. Екатеринбург 2011 год.

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА


Дорогой читатель! Вопросы возникновения Вселенной, нашей солнечной галактики, планеты Земля, в течение многих веков занимают умы ученых и философов. Менявшие одна другую теории мироздания не могли в полной мере объяснить те процессы, результатом которых и является, данная нам сегодня в ощущениях, объективная реальность в форме окружающего нас материального мира. Даже всемирно признанная на сегодняшний день теория возникновения Вселенной в результате Большого Взрыва, основанная на теории относительности Эйнштейна, на сегодняшний день является лишь гипотезой, требующей своего подтверждения. Достигнутый в настоящее время уровень развития наук, не позволяет ученым подтвердить или опровергнуть данную теорию, остающуюся пока гипотезой. Строительство и запуск адронного коллайдера, обошедшегося Европе в сотни миллиардов долларов, предназначенного для подтверждения либо опровержения данной теории, возможно, приблизит ученых к разгадке. Но приблизит ли? Вопрос же зарождения жизни на земле, её эволюции и как следствие - возникновения человека, являющегося высшей ступенью эволюционного развития, занимает в науке, философии и религии особое место.  Теория Дарвина (1)  несомненно объясняет многие из загадок развития жизни в условиях нашей планеты, но прав ли был ученый относительно возникновения на земле Homo Sapiens? И является ли человек разумный тем самым последним кирпичиком в пирамиде эволюционного развития нашей планеты? В книге Дарвина «Происхождение человека и половой отбор», вышедшей в свет в 1871 году, ученый пытается доказать родство человека и приматов. Его теорию практически поддерживает все мировое сообщество. Но, к сожалению относительно места и времени возникновения непосредственных предков человека современного вида – человека разумного (Homo Sapiens) – в науке нет единого мнения. Это обстоятельство в свою очередь ставит под сомнение и саму теория о том, что нашими предками были человекообразные обезьяны. Ведь все археологические фрагменты останков неандертальцев, считающихся предками человека разумного – кроманьонца, генетически несовместимы. А, следовательно, кроманьонцы, принадлежавшие к так называемому человеку разумному, фактически не могут являться потомками неандертальцев. Это является одним из главных противоречий в теории Дарвина. Еще более сложным для понимания и объяснения является человеческий разум. Множество загадок скрывает в себе сущность человека. Необъяснимые для материалистического мировоззрения загадки человеческого разума и породили в далекие времена различные религиозные течения, ставящие во главу всего Высший Дух, единого Творца (Бога). На сегодняшний день вопрос о том, что является первичным, а, следовательно, главенствующим, сознание или материя, расколол мир на два лагеря. Сущность человека, его происхождение и назначение, место человека в мире были и остаются центральными проблемами современной науки, философии и религии.   
Наиболее полно отражает процессы мироздания, зарождения и развития жизни во Вселенной, зарождения и развития Разума, на мой взгляд, система знаний, предложенная академиком Н.В.Левашовым. Со слов Стивена Хоукинса – это «единая теория обо всём». Созданная Левашовым новая система знаний позволяет по-новому взглянуть на окружающий нас мир, позволяет понять различные аспекты жизни и смерти, позволяет точно и по научному объяснить скрытые природные процессы, происходящие во Вселенной. Предложенная им система знаний, раскрывает загадки возникновения жизни и дает понимание гармонии эволюции материи, как единственно возможного естественного процесса стремления её к устойчивому состоянию. И как следствие, стремления к появлению живой материи и появлению Разума. Работы Н.В.Левашова по истине уникальны тем, что это единственная на сегодняшний день последовательная система, охватывающая все аспекты действительности.            
Выдвинутая профессором Н.В. Левашовым теория о внеземном происхождении человека, полностью устраняет все противоречия, накопленные современной наукой относительно места и времени его происхождения. А вновь обнаруживаемые палеонтологами и археологами артефакты, все больше подтверждают правоту этой смелой идеи. В 19-х и 20-х веках прошлого тысячелетия лишь научная фантастика позволяла себе развивать в литературе тему космических пришельцев, являвшихся предками современного человека. Официальная же наука относилась к такой теории со свойственным ей в силу своей ограниченности и догматичности скептицизмом. Профессор же Левашов не просто выдвинул но и научно доказал и обосновал эту теорию в рамках развития Вселенной. Ознакомившись с рядом статей и книг, написанных академиком Н.В. Левашовым, я полностью поддерживаю разработанную им научную теорию мироздания. Внимательно изучив некоторые из разделов, касающихся времени и места возникновения и дальнейшего проживания человечества на нашей планете, у меня возникла мысль в литературно-художественной форме отразить один из этапов эволюционного развития человеческой цивилизации на нашей планете. Сделавшись абсолютным  приверженцем данного учения, представляю на ваш суд научно-фантастическое и в тоже время историческое произведение, рассказывающее о крохотном периоде в истории человеческой цивилизации, проживавшей на нашей планете более ста тысяч лет назад. В художественной литературе уже были попытки рассказать о древней Северной земле, располагавшейся за границами Полярного Круга, с умеренно-мягким климатом, называемой в одних источниках Гиперборей, в других Арктидой или Северией. Вспомним научно-фантастическое  произведение нашего земляка, академика АН СССР Владимира Афанасьевича Обручева «Земля Санникова», повествующего о Северном Аквилоне. Я со своей стороны предлагаю свою версию о существовании и последующей гибели Северного материка Даарии, основанную на научно обоснованной теории академика Н.В. Левашова. Термины и понятия, используемые в моем произведении, заимствованы из книг и статей академика Левашова. 

 1 -  В конце своей жизни, терзаемый сомнениями ученый, отказался от своей теории.


ПРОЛОГ.

В центральном зале Небесного Храма проходило Вселенское Собрание. Два десятка человек, в большинстве своем мужчины, разного возраста, удобно расположившись в креслах, ожидали прибытия Верховного Бога – Вышеня. У всех ожидавших над головами наблюдалось неяркое свечение в виде нимбов либо серебристого, либо золотистого цветов. Белый цвет кожи означал принадлежность присутствующих к Великой Белой Расе. Все были русы и голубоглазы и лишь пятеро из присутствующих, достигшие старческого возраста, были абсолютно седыми. Среди них находились так же три женщины среднего возраста с волосами платинового цвета, заплетенными в косы. Одежды у всех сидящих были неброскими и простыми. Мужчины были облачены в, свободно сидящие на их стройных мускулистых телах, льняные либо хлопковые белоснежные тоги. На женщинах были надеты, сшитые  из такой же материи, просторные сарафаны. Сидящие негромко переговаривались друг с другом. Разговор неожиданно был прерван появлением, выткавшегося перед ними полупрозрачного облака, принимающего у всех на глазах очертания человеческой фигуры. В считанные доли секунды материализовавшаяся фигура превратилась в Верховного Бога Вышеня. Седовласый, облаченный густой бородой серебристого цвета, увенчанный ярко светящимся белым светом нимбом, старец ничем не выделялся среди ожидающих его людей. При его появлении все с почтением низко поклонились, засвидетельствовав тем самым глубочайшее уважение к старцу. Обведя взглядом присутствующих, Верховный Бог начал свою речь:
- Я приветствую вас братья и сестры. Мы собрались здесь сегодня для того, чтобы обсудить одну из тем, волнующих всех нас. Вам всем хорошо известно, что весь путь развития нашей цивилизации сопровождался непримиримой борьбой между добром и злом, между светом и тьмой. Звездные войны к большому нашему сожалению тормозят развитие нашей цивилизации. И я несказанно рад тем, что в последнем решающем сражении вы, олицетворяющие Силы Света во Вселенной, наголову разбили воинов Мрака. Я, надеюсь, они не скоро смогут поднять свои, очерненные злыми умыслами, головы. Но в результате последней, самой ожесточенной из войн, мы потеряли несколько планет-Земель. С четырех планет к счастью удалось эвакуировать населяющие их цивилизации. Это Великие Роды да'Арийцев, х'Арийцев, Рассенов и Святорусов. Во избежание перенаселения, возникла острая необходимость в освоении новых планет-Земель. Недавно наши корабли-разведчики, бороздящие бесконечные просторы вселенной, наткнулись на одну из отдаленных звездных систем, расположенную почти на окраине нашей Галактики. Вокруг желтой звезды, я назвал её Солнцем, вращаются десять планет. Две из которых, третья и пятая от светила, пригодны для обитания. Причем на третьей планете наиболее благоприятные условия для развития человеческой цивилизации. Я бы сказал, уникальнейшие условия для развития человека, как Творца. Это единственное на сегодняшний день место во вселенной, где человек сможет развиться до Творца, могущего оперировать пространством, временем и материями.  По моему глубокому убеждению, это уникальная во всех смыслах планета. Я предлагаю в ближайшее время освоить и заселить обе эти, недавно открытые, планеты. Причем на третью планету предлагаю поселить представителей каждого из четырех, вышеупомянутых мной Великих Родов. Великое переселение мы должны осуществить в условиях строжайшей секретности. Сейчас, когда воины Мрака разбиты, настал наиболее благоприятный момент для этого благого деяния. А сейчас тех, кто хочет высказать свое мнение по этому вопросу, я готов внимательно выслушать. – Закончил вступительную часть своей речи Вышень.
- Разреши мне высказать свое мнение, отец, - вставая, проговорил среднего возраста, не лишенный красоты и обаяния, мужчина, с золотистым нимбом над светло-русой головой  - если я правильно тебя понял, условия гармоничного развития личности на третьей от Солнца планете уникальны. Я предлагаю поместить в недра этой планеты источник, позволяющий устранять эволюционный перекос, возникающий под воздействием отрицательных космических энергий. Он позволит еще более гармонизировать взаимоотношения человека с окружающим его космосом. И поможет людям открывать, сокрытые в них силы и заложенные в них способности. Кроме того, позволь спросить тебя отец, известно ли, с какой скоростью третья планета обращается вокруг своей оси и вокруг Солнца? Другими словами, из скольких суток состоит её земной год? Ведь наиболее благоприятные условия для развития человека возникают тогда, когда земной год имеет продолжительность из трехсот пятидесяти пяти суток. Это неоспоримый факт.
- Я полностью согласен с тобой Сварог по поводу установки в недрах третьей от Солнца планеты специального источника. Это позволит людям, получившим просветление знанием, становиться на Золотой Путь Духовного Восхождения. Что же касается скорости вращения третьей планеты вокруг своей оси, то она довольно велика, и существует необходимость в её снижении. А период обращения её вокруг солнца составляет триста шестьдесят шесть дней. Я уже думал, как можно устранить этот недостаток. Сегодня вокруг третьей планеты вращается один спутник. Я предлагаю вывести на орбиту дополнительно ещё две искусственные луны. Силы гравитации, связывающие спутники-луны с третьей планетой, значительно затормозят скорость вращения её вокруг своей оси. Орбиты и массы лун необходимо рассчитать таким образом, чтобы третья планета-Земля стала обращаться вокруг Солнца за триста пятьдесят пять суток. Что и создаст те исключительно идеальные условия для существования и развития человеческой цивилизации. Кто еще хочет высказаться? – Обратился к присутствующим Вышень.
- Я, дед, полностью согласен с твоим мнением и мнением отца.  Кроме того, я берусь рассчитать орбиты и гравитационные веса искусственных лун, а также доставить их на свои места и вывести на заранее рассчитанные орбиты. – Поспешил высказаться совсем еще молодой  русоволосый красавец, увенчанный серебристым нимбом.
- Я полностью одобряю твои благие намерения Перун, и думаю что все, сидящие здесь, не будут против. – После этой фразы Вышеня все одобрительно закивали головами. Все, сидящие в этом зале, прекрасно знали, что внук Верховного Бога успел зарекомендовать себя опытным и бесстрашным воином в последнем генеральном сражении с силами зла. Его целеустремленность в любом начинании заслуживала похвалы, и в результате, несмотря на его молодость, Перун пользовался уважением и авторитетом даже среди более почитаемых старших коллег.  Верховный Бог внимательнейшим глазом обвел всех присутствующих и, убедившись в их согласии, решил подвести итог Вселенскому Собранию. Но вдруг в зал, где проходило Вселенское Собрание, почти вбежали, держась за руки, совсем юный отрок и маленькая белокурая девочка, по возрасту младше своего юного спутника. Над златовласой головой мальчика уже начинал отчетливо просматриваться небольшой серебрящийся нимб, а над прелестной головкой его младшей сестренки висело еще не сформировавшееся в нимб, серебристое облачко. Это были правнуки Верховного Бога. Подбежав к Вышеню,  они, перебивая друг друга, восторженно заворковали: «Деда, деда, мы тоже хотим на другие планеты. Мы все слышали, возьмите нас с собой».
- Тарх, Тара, не мешайте взрослым разговаривать, бегите, играйте на лужайке перед Небесным Храмом, кстати, где вы оставили Дживу? – Строгим голосом произнесла сидевшая рядом со Сварогом молодая женщина, сверкающая своей неземной красотой.
- Лада, не будь так строга к внукам... - Поспешил ответить красавице Вышень, но Тарх не дал ему договорить.
- А она не хочет играть с нами в космические разведчики, вот сейчас мы на задании, а она осталась на лужайке и возится со своими цветочками, – протараторил Тарх, отвечая на вопрос бабушки. И тут же подбежал, продолжая держать за руку маленькую Тару, к Перуну,  и обращаясь уже к нему, скороговоркой продолжил, – мы хотим быть как ты отец, такими же смелыми и сильными, и хотим воевать со всяким злом. Потому, что мы добрые.   
- Хорошо мои любимые правнучки, мы обязательно возьмем вас с собой на другие планеты, а теперь бегите, играйте. – С любовью и нежностью в голосе проговорил Вышень. «Дети скоро вырастут, и им нужно будет обязательно поручить какое-нибудь из ответственных дел. К примеру, пусть они станут покровителями этих вновь осваиваемых Земель, а в последствии и переселяемых Родов». – Подумал, ласково глядя на них, старец. И лишь только смеющиеся дети выбежали и их звонкие голоса умолкли, он вновь обратился к присутствующим:         
- Братья и сестры, дети и внуки, как я вас понял, вы единогласно поддерживаете мое предложение, связанное с освоением новых планет-Земель. Значит, так тому и быть. В ближайшее время мы приступим к выполнению намеченных нами благих деяний. Единственной просьбой ко всем сидящим здесь будет следующая. Все, о чем здесь говорилось и все что мы наметили сделать, должно храниться в строжайшей тайне. И я уверен, что если, все задуманное нами, удастся осуществить, потомки будут нам несказанно благодарны. Пусть поможет нам в этом Великий Космос. И последнее, мы не должны вмешиваться в эволюционный путь развития на вновь осваиваемых планетах. Космические разведчики, обследовавшие третью от солнца планету, доложили, что на ней обитают племена, только что вставшие на эволюционный путь развития. Наша с вами задача не вмешиваться в эволюционный процесс, а только наблюдать за ним. Для этого есть все условия. На одном из полюсов этой планеты находится материк, не населенный этими первобытными людьми. Вот туда мы и переселим представителей четырех Великих Родов. На этом и закончим наше Вселенское Собрание.
        Спустя сто лет после описываемого здесь Вселенского Собрания, все намеченные на нем задачи были выполнены. Сварог установил в недрах третьей от Солнца планеты Живительный Источник. Его сын Перун создал из первичных материй два искусственных спутника и доставил их к третьей планете, поместив на заранее рассчитанные орбиты. Выросшие к тому времени, Тарх и Тара осуществили переселение на планету-Землю представителей четырех Великих Родов. Великая Белая Раса была расселена на северном материке, как и советовал Вышень. После заселения третьей от Солнца планеты, уже с неё началось освоение и пятой планеты-Земли. Остальные восемь планет, вращающихся вокруг Солнца, оказались не  пригодными для проживания, хотя на некоторых из них были благоприятные условия для зарождения органической жизни. Тарх и его младшая сестра Тара, осуществив великое по своим масштабам переселение,  стали покровителями этих земель и заселившей их цивилизации. Несмотря на вселенские масштабы этого деяния, великое переселение удалось сохранить втайне от сил зла и воинов мрака. Почти пятьсот тысяч лет великая цивилизация белых людей развивалась на третьей планете-Земле, черпая знания и силы из сокрытого в её недрах источника. А силы зла находились в полном неведении. Но, к сожалению, великая тайна Солнечной галактики стала известна и им.   


Глава 1.  АСГАРД  ДААРИЙСКИЙ.

Славяно-ариями создан,
Асгард величием сиял.
С вершины Меру дальним звездам,
И космосу себя  являл.

Фатом открыл глаза. После непродолжительного, но довольно объемного по энергетическим затратам, сеанса неоднократной трансформации своей сущности (1),   возникла необходимость в восстановлении баланса между физическим, эфирным, астральным и всеми ментальными телами. Он решил придать своему физическому телу наиболее удобное пространственно-временное положение. Для чего силою мысли, убрав гравитационное поле в своем кабинете, и замедлив привычное течение времени, он почувствовал, как с медленно нарастающим ощущением  невесомости, его немного затекшие от сидения в кресле конечности распрямились, и волна приятного расслабления растеклась по телу.  Мысленно сосредоточившись на защитном коконе (2) , предохраняющем его сущность от проникновения извне отрицательных энергий, и убедившись в том, что защита по всему объему кокона не нарушена, он медленно открыл канал для наполнения своего тела положительной энергией космоса. Если бы кто либо из людей, населяющих в данный момент Великую Дарию (3),  смог увидеть то, что сейчас происходило во дворце, принял бы Фатома, вероятнее всего за прибывшего на Мидгард (4)  Бога (5).  По созданному каналу из просторов великого Космоса золотистым мощным  потоком вливалась в тело Фатома, наполняя истощенные после проведенного сеанса тела сущности, положительная энергия. Лишь нескольких мгновений достаточно было Фатому для восстановления истраченной энергии. После закрытия канала и повторного сканирования защитных свойств кокона можно было приступить к восстановлению энергетического баланса между телами, составляющими его сущность.  Процесс перетекания первичных  материй из эфирного тела в астральное, а затем в  ментальные тела, был не менее приятным, чем процесс наполнения физического тела энергией космоса. Эти недолгие, но столь необходимые минуты восстановления, приводили физическое тело в состояние умиротворения и неги, а сущность в состояние  блаженства. Окончив, необходимый для полного восстановления сущности комплекс мероприятий, Фатом медленно вернул в исходное состояние силы гравитации в своем кабинете и восстановил привычное течение времени. Медленно опустившись на пол и почувствовав прилив сил, еще раз проверил вновь наработанные тела сущности, и, убедившись в отсутствии в кабинете отрицательных энергий, позволил себе расслабиться. Золотистого цвета нимб, венчающий его непокрытую голову, выдавал его принадлежность к Высшим Светлым Иерархам.
 Подойдя к рабочему столу, и нажав едва заметную для невооруженного глаза кнопку, Фатом отключил потоки легкого, приятного для глаз искусственного освещения, струящегося из под сферического купола, служащего ограждением овальной формы кабинета. Одновременно с выключением освещения оболочка купола стала прозрачной. Мягкий, насыщенный светло-голубоватыми частями спектра свет, испускаемый тремя, висящими в разных частях небосклона лунами, осветил пространство кабинета. Начиналась четвертая четверть полярной ночи, распростершей свои величавые объятия над Даарией. Фатом посмотрел на открывшуюся его взору панораму, раскинувшегося внизу перед ним великого города. Построенный около шестисот тысяч лет назад колонистами Свята Расы (6) , прибывшими на Мидгард из различных просторов вселенной, Асгард   Даарийский (7), перетерпевший с тех далёких времен немало изменений, был по истине великолепен. Расположенный на вершине высокой горы Меру (8) , взмывающей в небеса,  он казалось, был жилищем небожителей. Гора с расположенным на ее вершине прекрасным городом, находилась на огромном живописнейшем острове, расположенном в центральной части пресноводного, довольно глубокого озера. Озеро в свою очередь было расположено в самом центре северного материка – Даарии. Из озера вытекали четыре полноводные, медленно текущие реки, разделяющие остров на четыре почти равные по площади территории. Рис. 1. Живописнейшее глубоководное озеро пополнялось из недр земли чистейшими минеральными источниками и казалось, было неиссякаемым. От подножия и до первого яруса расположенных на Мере дворцов, вплоть до самых окраин прекрасного, цветущего Асгарда, буйствовала во всём своем великолепии экзотическая растительность. Недостаток солнечного света, неминуемо возникающий в период, полярных ночей компенсировался периодическим включением искусственных установок, играющих роль генераторов ультрафиолетового и инфракрасного излучения, одновременно осуществляющих функции оросительных установок. Во время полярного дня солнечного света хватало в избытке и в сочетании с теплым и умеренно влажным климатом возникли благоприятные условия для роста и благоухания громадного изобилия разнообразных форм по истине великолепной флоры. Однако вся эта вечнозеленая, с многочисленными вкраплениями всех цветов радуги палитра, была изрезана  сеткой тенистых прогулочных аллей и сетью водоводов, связывающих дома и дворцы высокогорного града с озером. Прекрасные, белоснежные, грациозные в своем величии дворцы, заполнившие в шахматном порядке   все пространство вершины, подобно снежным шапкам сверкали от света, излучаемого одновременно тремя, расположенными в разных частях небосвода лунами. Дворцы, в сочетании с окружающими их не менее прекрасными, благоухающими садами, подсвечиваемыми в период полярной ночи, создавали живописнейшую, ласкающую глаз картину. Такому буйству растительности, многообразию видов и палитре цветов, могли бы позавидовать многие Земли в Чертоге (9)  Сварожъего круга (10) , а возможно и в более отдаленных  просторах великого Космоса. Фатом всем сердцем любил этот город и его жителей, живших в гармонии и полном единении с окружающей природой. Он, прилетевший сюда 160 тысяч лет назад с Ингарда (11),  начал здесь свой Золотой Путь Духовного Восхождения, и окончив планетарный путь развития своей сущности, черпая знания из Источника Жизни (12) , достиг здесь просветления знанием.  Ступив здесь, на Мидгарде, на первую ступень иерархии Светлых Сил, так здесь и остался.               
Он уже не мыслил себя без этого, по истине волшебного, завораживающего своим великолепием и в то же время удобнейшего для проживания и духовного развития города.  Его дворец находился у самой вершины остроконечной горы по соседству с двумя, не менее прекрасными дворцами его коллег. Но вершина горы, только издали казавшаяся остроконечной, оканчивалась  идеально ровной, имеющей немалые размеры, горизонтальной каменной площадкой, на которой находились Главные Врата Междумирья (13) . Смонтированные здесь много тысячелетий назад колонистами, заселявшими Мидгард и построившими этот по истине чудный город, они являли гигантское по своим размерам сооружение. На краю этой площадки, в непосредственной близости от Врат Междумирья, и расположился великолепнейший дворец, принадлежащий Фатому. Два других дворца находились на краю той же площадки, образуя между собой равносторонний треугольник, в центре которого и находился комплекс Врат Междумирья.   Иглы небесные (14) , излучающие всеми цветами спектра сияние, видимое в отсутствие облачности, что случалось крайне редко, из любой точки Даарии, и установленные над Вратами Междумирья, создавали вкупе с ними стройный архитектурный ансамбль, имеющий форму строгой пирамиды. Все это по истине гигантское сооружение в комплексе создавало иллюзию остроконечной вершины. Вот и сейчас, переливающийся всеми цветами радуги свет Игл небесных, в сочетании с лунным светом, завораживал взгляд. Просканировав энергетическую защиту, установленную вокруг своего дворца, Фатом рассеял первичные материи, образующие прозрачное, сверх твердое вещество, служащее ограждением купола. Кабинет тут же наполнился ароматами буйно цветущей вокруг дворца флоры. 
Одновременно включившиеся при этом ионизационные установки, наполнили воздух озоном. Дышалось легко и приятно. Фатом полной грудью вдыхал наполненный ароматами цветущей флоры, разбавленный атомами озона воздух.  Хотя была продолжительная полярная ночь, воздух казался достаточно теплым и комфортным. Кроме того, было достаточно светло, для того, чтобы можно было видеть всю красоту расстилавшегося внизу города. Бросив беглый взгляд кверху, Фатом увидел  беззвучно скользящую по небосклону с севера на юг торговую вайтману (15)   серебристого цвета. У южного подножия горы, на которой расположился исполненный величием город Даарийского материка, находилась взлетно-посадочная площадка для вайтман, имеющая форму правильного треугольника. На эту площадку и направлялась пролетавшая мимо вайтмана. Фатом тут же вспомнил фразу, высказанную при телепатическом контакте, Перуном (16) : «Для соблюдения полного инкогнито, прибуду на Мидгард под видом купца на торговой вайтмане серебристого цвета в период тройного новолуния». Фатом перевел взгляд на Лелю (17) , расположенную недалеко от зенита в северном полушарии земного небосвода. Видимая в настоящий момент левая половина, излучавшего мягкий серебристо-голубой цвет её диска, говорила о том, что новолуние наступит через трое с половиной суток (18) . Обернувшись, Фатом посмотрел на вторую из спутников-лун Фату (19) , расположенную в настоящий момент невысоко над горизонтом в юго-западном секторе ночного неба. Узкий С-образный серп этой, менее крупной по сравнению с Лелей, но не менее красивой луны, излучающей матово-серебристый свет, подтверждал о наступлении у неё новолуния через трое суток. Фатом задумчиво перевел взгляд на Месяц (20) , расположенный в восточной части небосклона и имеющий вид ещё более узкого по сравнению с Фатой серпа излучающего свет, аналогичный свету Лели. Все говорило за то, что новолуние Месяца наступит в то же самое время, одновременно с циклами новолуния Лели и Фаты.  Значит, Перун рассчитал всё верно, и его прибытие совпадет с самыми темными сутками полярной ночи на Даарии. И времени до прибытия остается немногим более трёх суток. «Но к чему же нужна такая степень секретности и почему же при телепатическом контакте Перун просил предпринять исключительные меры по установке и поддержанию максимальной степени защиты для сохранения информации, переданной при телепатическом общении» - подумал Фатом. Ответ мог быть только одним – Тёмные (21)  готовят какие то действия против Мидгарда. Еще раз, бросив взгляд на Лелю и вздохнув полной грудью теплый, насыщенный озоном и ароматами ночной воздух, Фатом вновь создал из первичных материй прозрачное ограждение сферического купола, и вновь нажав кнопку, скрыл от взора панораму города и ночного небосвода.
Купол кабинета засветился приятным для глаз едва видимым зеленоватым светом. Фатом подошел к столу и опустился в не очень мягкое, но довольно удобное для сидения кресло, принявшее в то же время форму его тела. Он решил ещё раз всё обдумать, чтобы заблаговременно подготовиться к приему высокопоставленного гостя, не вызвав лишних подозрений со стороны родных и своего ближайшего окружения. Нажав кнопку на пульте управления пространством, находящемся на рабочем столе, перед ним возникла голограмма пространственной карты острова с находящимся на ней городом. Сосредоточенно работающий мозг тут же рассчитал расстояние от взлетно-посадочной площадки для вайтман, находящейся на южном побережье острова до дворца Фатома. Прибывающего гостя необходимо будет доставить во дворец незамеченным, что, по мнению Фатома, не будет представлять больших затруднений. Не исключен вариант, что Перун прибудет на одну из четырех взлетно-посадочных площадок, находящихся на материке. Мысленно рассчитав расстояния на голограммной карте от своего дворца до взлетно-посадочных площадок, Фатом удалил её.  Мысль о чрезвычайной секретности миссии Перуна не давала ему покоя. Фатом невольно вспомнил,  как 41 530 лет назад Тёмные применили фаш-разрушитель (22)  против Деи (23) .  Испепелив флору и фауну планеты, Темные, воспользовавшись силами стихий, спровоцировали гравитационный провал в недрах планеты, в результате которого произошел взрыв. Наиболее близкая к Мидгарду планета, населённая высокоразвитой цивилизацией, переселённой туда более 500 миллионов лет назад частично из Чертога Макоши (24),  и частично с Мидгарда, в единочасье перестала существовать. И лишь только тем, кто в тот момент находились на вайтманах и вайтмарах, удалось спастись, возвратившись в Чертог Макоши. «Неужели наша солнечная галактика вновь стоит на грани звездной войны, а Мидгард, не знавший за свою историю ни единого межгалактического конфликта, будет втянут в борьбу Светлых и Тёмных сил. Борьбу, итогом которой может стать гибель планеты с существующей на ней высокоразвитой в космических масштабах цивилизацией» - подумал Фатом.  Но не столько гибель планеты, с существующей на ней цивилизацией, беспокоила Фатома, сколько гибель вместе с планетой Источника Жизни. Ведь Источником Жизни, установленным на Мидгарде,  пользуются для просветления знанием все цивилизации Сварожъего круга, достигшие определённой ступени эволюционного развития. Пятьсот тысяч лет цивилизацией Мидгарда и Иерархами Светлых сил удавалось сохранять в тайне наличие Источника Жизни. Неужели Кощеям  удалось разузнать сокровенную тайну Мидгарда? Для обсуждения сложившейся ситуации Фатом решил завтра же встретиться с двумя членами Высшего Совета Даарии представляющими вместе с ним верховный руководящий орган планеты. Минай и Храном проживали в двух соседних дворцах, в треугольном пространстве между которыми находился комплекс Врат Междумирья и Игл небесных. По окончании Совета необходимо будет пригласить для совещания в свой дворец также Жрецов  -Хранителей, чтобы наедине с ними обсудить возможные варианты развития событий и обеспечение сохранности, вверенных им Источников.   Завтра предстояли трудные сутки, поэтому Фатом решил дать отдых своему физическому телу и сущности. Спустившись этажом ниже, он вошел в свою спальную комнату, не встретив по пути ни супругу Анэй, ни дочь Крону, спальные комнаты, которых находились по соседству. «Наверное, они уже спят» - подумал Фатом, взглянув на наручный хронометр, просигнализировавший о том, что сутки уже подходили к концу. Поудобнее устроившись на мягкой кровати и сладко потянувшись, Фатом предал свою сущность в объятия Морфея.      

1 - Сущность – совокупность эфирного, астрального и четырёх ментальных тел.
2 - Защитный кокон – защитная оболочка вокруг физического тела, а при выходе сущности из физического тела аналогичная защитная оболочка существует вокруг сущности.
3 - Даария —  Дар Богов, страна, которая находилась на затонувшем материке в Северном ледовитом океане (Студёном море Даарийском). Свое название получила от самого многочисленного,  первого из поселившихся здесь Великих Родов - да'Арийцев. 
4 - Мидгард – название третьей от солнца планеты (нашей Земли). В переводе означает – город людей.
5 - Боги – люди, получившие просветление знанием и в своем эволюционном развитии перешедшие с планетарного уровня развития на космический.
6 - Земля Свята Расы — страна асов (ас — бог, живущий на Земле), представителей развитых цивилизаций. Аббревиатура РАСА образовалась при сокращении фразы «Роды Асов Страны Асов». Свята Раса — это четыре Великих Рода Асов: да'Арийцы, х'Арийцы, Рассены, Святорусы, жившие общинно — родовым укладом.
7 - Асгард – город Богов, главный город Даарии.
8 - Гора Меру – гора Мира.
9 - Чертог – созвездие.
10 - Сварожий круг - круг зодиака, включающий 16 созвездий (Девы, Вепря, Щуки, Лебедя, Змея, Ворона, Медведя, Бусла, Волка, Лисы, Тура, Лося, Финиста, Коня, Орла, Расы).
11 - Ингард – планета-земля в чертоге Расы
12 - Источник жизни – кристалл-генератор, заложенный в недрах Земли и служащий для компенсации эволюционного перекоса и развития сущности в начале её движения по Золотому Пути Духовного Восхождения для достижения просветления знанием.
13 - Врата Междумирья — энергетические комплексы с использованием гравитационных и пространственно-временных спин — торсионных систем для перемещения между планетами и Звёздными системами.
14 - Иглы небесные – приборы межпланетной и межзвездной связи, служащие одновременно для подпитки энергией Врат Междумирья.
15 - Вайтмана – межпланетный и межгалактический (в пространствах Сварожъего круга) космический корабль.
16 - Перун – сын Сварога и Лады Богородицы, покровитель многих Родов из Расы Великой. Внук Бога Вышеня.
17 - Леля – одна из трех лун, ближайшая к Мидгарду. Период обращения вокруг земли составлял 7 суток.
18 - Сутки – время обращения Мидгарда вокруг своей оси. Время обращения Мидгарда вокруг солнца (год) в то время составлял 355 дней.
19 - Фата – вторая луна Мидгарда, более удаленная, чем Леля. Период обращения вокруг земли составлял 13 суток.
20 - Месяц – третья луна Мидгарда (единственная из лун, сохранившаяся до настоящего времени). Период обращения вокруг земли составляет 29 суток.
21 - Тёмные – князья Тьмы, иерархи тёмных сил и их приспешники Кощеи.
22 - Фаш- разрушитель – ядерное и термоядерное оружие.
23 - Дея – планета солнечной системы, орбита которой находилась между орбитами Марса и Юпитера. В настоящее время там находится астероидный пояс.
24 - Чертог Макоши – созвездие Большой Медведицы.

   

Глава 2.  ВОЕННЫЙ СОВЕТ НА ИНГАРДЕ.

Чтобы спасти от гибели планету,
От посягательств Тёмных и от бед.
Собрались вместе Иерархи Света
И провели тактический Совет.

Седовласый, со строгим выражением лица, придерживая за руку молодую, пышущую здоровьем красавицу, по сходням спускался с борта золотой вайтмары (1)  на землю Ингарда Перун. Белоснежного цвета льняная тога, с расшитыми золотой нитью и разноцветным бисером узорами, и серебристые сафьяновые сапоги подчеркивали простоту их владельца. И лишь только яркое, золотистого цвета, свечения над его непокрытой головой, да пронзительный и завораживающий гипнотической силой взгляд голубых, как небесная синь глаз, выдавали его принадлежность к Высшим Иерархам Светлых сил. Принадлежавшая ему золотая вайтмара, только что прибыла из Асгарда Небесного, планеты Урай (2) , находящейся в чертоге Орла. Его чернобровая, голубоглазая, с румяными щечками и развевающимися на легком ветру, золотящимися под лучами ласкового солнца  волосами спутница, весело улыбалась. Её непринужденная, подкупающая своей искренностью веселая улыбка придавала её лицу непревзойденную красоту. На ней было надето легкое, кажущееся воздушным, белоснежного цвета хлопковое платье, подчеркивающее грациозность фигуры. Плетеные из сафьяна, бирюзового цвета сандалии, надетые на босую ногу, придавали походке легкость элегантность. Молодая женщина казалось, не шла, а парила над поверхностью земли словно нимфа.  Прекрасную златовласую головку венчало серебристого цвета свечение, выдававшее её происхождение и принадлежность к Иерархам Светлых сил.         
- Я вижу, ты прекрасно перенесла перелёт Тара(3) , нисколько не утомилась, – произнес Перун, обращаясь к дочери, – сколько же времени ты не была здесь?
- Не менее трех кругов жизни (4)  отец, а силу и энергию мне придаёт предвкушение встречи с  воспоминаниями из моего далекого прошлого, ведь почти все свои детские годы я провела здесь, вместе с моим любимым братцем. Он с супругой и Любавушкой вероятно уже ожидают нас в своем великолепном дворце, давай же поспешим. Хотя мы и виделись с ними совсем недавно на твоем юбилее, я сгораю от нетерпения о встрече с ними.
- Да, да дочка и я не менее рад, в отличие от тебя я был на Ингарде последней раз чуть более девяти кругов жизни назад. Заботы о решении текущих вопросов, направленных на корректировку эволюционных перекосов на разных Землях вселенной, и защите цивилизаций входящих в содружество наций Сварожъего круга от Кощеев (5), отнимает немало времени. Да что тебе объяснять дочка, ведь и тебе нередко приходится решать не менее сложные и ответственные вопросы в чертогах Расы, которым ты покровительствуешь, – проговорил Перун, садясь с дочерью в воздухоплавающий  челнок. Они могли бы воспользоваться кабиной мгновенного перемещения, построенной  по принципу сжатия пространства, но Тара пожелала полюбоваться великолепными пейзажами Ингарда. Изливая свою благодать на природу, и являясь одновременно Небесной Хранительницей Священных Рощ,  Лесов, Дубрав и Священных деревьев (6) Великой Расы , Тара не могла упустить возможность осмотреть своим проницательным взглядом флору и фауну Ингарда. Сочетание приятного с полезным передалось ей от отца, который в свою очередь тоже намеревался во время путешествия просканировать пространство планеты на наличие отрицательных энергий, и возможного  присутствия Тёмных. Во время непродолжительного перелета от взлётно-посадочной площадки до дворца Тарха (7) , девушка любовалась красотами природы Ингарда, отмечая одновременно, радующие её взгляд перемены во флоре планеты. Появление новых, не менее прекрасных, чем ранее растущих,  деревьев, кустарников и прочих видов благоухающей растительности, не мог не радовать пытливый взгляд девушки. Перун тоже не терял времени попусту. Результаты сканирования пространства Ингарда были удовлетворительными. Видимо сын с невесткой серьезно заботились о состоянии, установленной вокруг планеты защиты, от проникновения Тёмных сил и сгустков отрицательных энергий, пронизывающих пространства Великого Космоса. В это время челнок плавно приземлился рядом с белокаменным дворцом Тарха. По мраморной лестнице дворца, принадлежащего Тарху, им навстречу спускался молодой, не лишенный признаков мужской привлекательности, с распростертыми объятиями, радостно улыбающийся мужчина. Он был одет в просторную,  светлого цвета холщовую рубаху с открытым воротом, подпоясанную золотистого цвета поясом. Легкие сандалии, надетые на босую ногу, придавали походке лёгкость и грациозность. Вслед за ним спускалась, одетая в белоснежный сарафан, с серебрящейся диадемой на голове, красивая  молодая женщина. Над головами встречающих тоже светились серебристым светом  полупрозрачные сияния в виде нимбов.
- Доброго здравия тебе сын, - промолвил с улыбкой на губах Перун, заключая Тарха в свои объятия, и трижды расцеловав, повернулся к невестке. – Доброго здравия и тебе дочка, я вижу, ты стала настоящей, верной и преданной помощницей моему сыну.
Трижды расцеловав  её и выслушав в ответ взаимные приветствия с пожеланиями здоровья  в свой адрес, дал возможность дочери тепло и искренне поприветствовать старшего брата и его супругу. Тарх с Дживой (8) поприветствовали их  в ответ.
- А где же Любавушка, моя дорогая и горячо любимая внученька? – глядя на Дживу, проговорил Перун, - не приболела ли она после перелёта, ведь она же сама не захотела воспользоваться моей Огненной колесницей (9)  и покинула наш чертог после моего дня рождения на простой торговой вайтмане. Девочке уж очень хотелось еще раз повидать просторы Великого Космоса.
- Ты не поверишь отец, - ответил за Дживу Тарх, - дела амурные. Какой то молодец с Мидгарда сумел вскружить моей дочке голову. Сегодня он должен прилететь на своей вайтмане, и она с самого утра готовилась к этой встрече, и вот перед самым вашим появлением, вся светящаяся радостью, упорхнула. Впрочем, убегая, попросила горячо поцеловать тебя отец. Надеюсь, к вечеру она вернется, и вы свидитесь.   
- Да, девочка стала совсем взрослой, и как я обратил внимание на своем юбилее, не по возрасту мудрой, - проговорил Перун, - я надеюсь, она делает правильный выбор. И вероятно вскоре мы будем веселиться на её свадьбе.    
- Милости просим в дом, гости дорогие, стол давно ждет вас, - пропела грудным голосом Джива . В центре просторной, белоснежного цвета, залитой лучами солнца палате стоял наполненный яствами дубовый стол. Разнообразие блюд, приготовленных по различным рецептам, из растений, овощей и фруктов, составляющих многоликую флору планеты, говорило о приверженности присутствующих к вегетарианству. 
- Давненько я не имел возможности отведать домашней пищи, приготовленной столь искусными руками, дорогая Джива. Я вижу, ты балуешь моего сына изысканностью блюд, не повредит ли это ему и не зародится ли в его чреве червячок лени и чревоугодия, - промолвил с добродушной улыбкой на лице Перун. Все весело рассмеялись. За весёлым, непринужденным разговором, так долго не видевшихся, по причинам загруженности работой, родственников, время летело незаметно. По окончании трапезы Джива предложила гостям отдохнуть с дороги.
- Гости дорогие, милости просим вас в спальни, неблизкий перелет, вероятно, утомил вас.
- Дорогая Джива, твоё великолепно приготовленное кушанье, пополнило наши силы, кроме того, мы с дочкой во время перелёта подзарядили свои сущности космической энергией и сейчас, как никогда чувствуем себя бодро. Ведь я прав дочка, - произнёс Перун, переведя взгляд на Тару.
- Ты как всегда прав отец, - улыбаясь в ответ, сказала Тара, - но, к сожалению, потехе – час, а делу – время. Ведь мы с отцом прибыли с очень важной миссией и пора нам уже заняться серьезным разговором.
- Тогда предлагаю всем перейти в мой рабочий кабинет, - сказал Тарх, и провел всех присутствующих в указанное помещение. Овальной формы кабинет, увенчанный излучающим мягкий, слегка зеленоватый, приятный для глаза свет, куполом, был очень похож на кабинет Фатома. Только кабинет Тарха был в три раза больших размеров и имел внутри, небольших размеров, но вмещающую не менее пятерых человек, кабину для мгновенных перемещений, как в пространстве, так и во времени. Да и аппаратура, находящаяся на, стоящем в центре кабинета рабочем столе, была разнообразней. В правом, дальнем от входной двери, углу стоял круглый дубовый стол, с расположенными вокруг него, довольно простыми по форме, но в то же время удобными для сидения, креслами. За столом и расположились вошедшие и, подстроив изменяющиеся формы кресел под свои фигуры, посмотрели в ожидании на Перуна. Перун же, как только за входящими закрылась дверь кабинета, просканировал пространство на отсутствие отрицательных энергий и установил дополнительную наивысшую девятую  степень защиты (10) над дворцом Тарха. Данная предосторожность позволяла не беспокоиться об утечке информации, даже если бы ей захотели воспользоваться самые Высшие Иерархи Тёмных. Кроме того, Перуну было известно, что Тёмные научились взламывать более простые степени защиты, вплоть до шестой степени и использовать для своих грязных дел похищенную информацию. 
- Друзья мои, обстоятельства заставили меня собрать этот совет, - начал свою речь глава семейства, - исходя из довольно непростой, ситуации, сложившейся в целом ряде Чертогов Сварожъего круга. Особенно сильно меня беспокоит ситуация, сложившаяся вокруг Мидгарда. Вам всем известно, что мы более пятисот тысяч лет берегли тайну об Источнике  Жизни, заложенном в недрах Мидгарда. Но Темным, каким то образом удалось узнать о нём. Мало того, в кратчайшие сроки и в тайне от нас, они сумели построить свои военные базы на ближайшей к Мидгарду луне Леле. Воспользовавшись тем, что Леля, как и Месяц, не вращаются вокруг своей оси и повернуты к Мидгарду постоянно одной стороной,  Фатом, Минай и Храном не смогли обнаружить какое либо присутствие Тёмных. Полученные мной сведения, сообщают о наличие на их базе как Лучевого оружия, заправленного цираном, так и фаш-разрушитель. По моему мнению, Тёмные любой ценой постараются заполучить в свои руки Источник Жизни, если же им не удастся это сделать, они ни перед чем не остановятся. Так что Мидгард может повторить судьбу Деи. Наша с вами задача состоит в том, чтобы предотвратить захват Мидгарда Тёмными, оказав посильную помощь высшему правящему органу Асгарда Даарийского. Задача осложняется тем, что Тёмные попытаются организовать нападение до начала наступления полярного дня. В нашем распоряжении не более пяти – семи суток.
- Отец, но если  вдруг Тёмные начнут военные действия раньше, мы сможем потерять свое преимущество, и тогда гарантии сохранить Мидгард, а, следовательно, и жемчужину всего Сварожъего круга намного уменьшатся. Не лучше ли будет нам  прямо сейчас нанести упреждающий удар по Леле, порушив тем самым оплоты Кощеев, - прервал отца Тарх.
- Я ценю твою смелость и решительность сын, но наша главная задача – сохранить Источник Жизни, и мы должны действовать, будучи на сто процентов уверенными в своей победе. Нанеся упреждающий удар по Леле, мы можем спровоцировать сход её с орбиты и столкновение с Мидгардом. Тогда даже я не рискну предположить исход дела в данной ситуации.  Но поскольку у меня имеются достоверные сведения о том, что  в течение ближайших трёх – пяти дней Тёмные не предпримут никаких вылазок, мы обязаны продумать всё до мелочей, и использовать фактор времени, для спасения Мидгарда. И лишь в самом крайнем случае, если принятых нами мер окажется недостаточно и над Источником Жизни нависнет реальная опасность, мы уничтожим оплот Кощеев вместе с Лелей. А сейчас я готов выслушать ваши предложения, - закончил свою речь Перун. Всего 288 кругов жизни (продолжительность года взята по Мидгарду) прошло с момента уничтожения Деи, планеты, расположенной вблизи  Мидгарда, в одной с ней солнечной системе. Но все присутствовавшие прекрасно помнили это, горькое для Сварожъего круга событие, и допустить гибель последней, обитаемой в солнечной галактике планеты, они ни коим образом не могли. 
- Я предлагаю немедленно лететь на Мидгард, поднять в воздух все военные вайтманы и вайтмары, и, окружив Лелю, нанести локальные удары по базам Тёмных. Локальные удары фаш-разрушителем не слишком большой мощности не повредят Леле. Тем самым мы порушим оплоты Кощеев и не допустим разрушения луны, и падения её осколков на Мидгард, - проговорил, поднимаясь с кресла Тарх. Он был очень сильным, эволюционно продвинутым и, несомненно, уважаемым за это, Иерархом Светлых Сил. Но излишняя горячность и отсутствие опыта в ведении военных действий иногда  не позволяли ему принять оптимальное, и в сложившейся ситуации, единственно правильное  решение. Ведь ему ещё ни разу, в отличие от Перуна, не приходилось принимать участия в звездных войнах.
- Кто ещё выскажет своё мнение, - задал вопрос Перун, и посмотрел на Тару. Тара, в отличие от своего старшего брата, несмотря на возраст, слыла сдержанной, мудрой, умеющей всё взвесить и правильно оценить сложившуюся ситуацию, женщиной. Многие Высшие Иерархи Светлых Сил не считали зазорным прислушиваться к её мнению. Вот и сейчас, не вставая с места, она неторопливо начала свою речь.
-  Необходимость полёта на Мидгард, я думаю, не подлежит обсуждению, вот только лететь должен только один из нас. Ведь у одного человека гораздо больше возможностей  прибыть незамеченным, а секретность в данной ситуации является залогом успеха, намного повышающая наши шансы на успешное проведение операции.  Кандидатура отца в данной ситуации является самой оптимальной. Он неоднократно бывал на Мидгарде с различного рода миссиями, кроме того, имея немалый опыт в ведении Звездных войн, он сумеет на месте разобраться и правильно оценить ситуацию. Он будет руководить операцией прямо с места событий, что позволит молниеносно ориентироваться в обстановке и принимать единственно правильные решения. Ты брат, - Тара повернулась к все ещё продолжающему стоять Тарху, - должен находиться здесь и обеспечивать техническую поддержку проводимой операции, и в случае необходимости ты сможешь мгновенно перебросить на Мидгард Пси-генераторы (11) , лазерные установки, а при необходимости и фаш-разрушитель, используя эффект свёртывания пространства в нулевую точку. Кроме того, ты не менее искусно, чем отец умеешь управляться со стихиями и в единочасье сможешь прямо отсюда направить их энергию на уничтожение Лели. Но я надеюсь, что это крайний вариант, и нам не придётся им воспользоваться. А поднимать в небо вайтмары смогут и Фатом с помощниками.  Тем более рядом с ними будет находиться отец, непосредственно руководящий операцией. Я и Джива будем по очереди обеспечивать непрерывный телепатический информационный  канал связи между Мидгардом и Ингардом, и поддерживать  защиту информации от взлома канала Тёмными.
- Я полностью согласна с Тарой, - высказала своё мнение не обронившая прежде ни одного слова Джива, - наше присутствие на Мидгарде не принесет большой пользы, но здесь мы можем оказаться более полезными и при необходимости обеспечим надежные тылы.
- Ну, вот все высказались, и я на правах старшего, позволю себе подытожить результаты нашего совещания и кратко сформулировать задачи для каждого из нас, - поднимаясь с места, произнес Перун. Все из присутствовавших внимательно смотрели на него, доверяя его непререкаемому авторитету, позволившему ему входить в Совет Высших Светлых Иерархов Космоса, - я полечу на Мидгард один, тем более о моём прилёте я уже известил Фатома и он встретит меня, обеспечив до определённого времени моё инкогнито. Тарх останется здесь, и будет обеспечивать техническую поддержку операции, а прямо сейчас, после окончания нашего совещания необходимо тайно переправить на Мидгард Пси-генераторы, запасные кристаллы для Игл небесных и запасные агрегаты для Врат Междумирья.  Кроме того, необходимо срочно отправить на Мидгард не менее трех военных вайтмар с полным комплектом военных вайтман на борту, замаскированных под видом торговых. Я думаю, что работы для Тарха хватит и здесь. Но главная твоя задача сын состоит в том, чтобы в случае крайней необходимости, ты смог в нужный момент подстраховать меня и применить все своё умение и мастерство для разгрома Тёмных. Мы не должны допустить, чтобы Кощеи завершили своё грязное дело. Сохранить в целости и невредимости Источник Жизни – вот наша первостепенная задача. Тара с Дживой обеспечат канал информации и его защиту. Кроме того, ты Тара, должна информировать Высший Совет Иерархов Светлых Сил о ходе проводимой нами операции. И последнее – на тебе сын остается ответственность за обеспечение безопасности на Ингарде. Не исключено, что Тёмные проведают о наших планах и попытаются нанести удар в спину, применив оружие против Ингарда.  Мы должны быть готовы к худшему развитию событий, как говорят: «На войне, как на войне». А теперь за дело, - все одновременно встали.
- Жаль, что не пришлось повидаться с внучкой, к сожалению, я должен покинуть ваш гостеприимный дом. Надеюсь, после скорой победы над Кощеями, мы вновь встретимся все вместе, как на моем юбилее, и сможем отпраздновать наши успехи.  Наскоро попрощавшись, Перун на своей золотой вайтмаре покинул Ингард, отправившись в Чертог Макоши. Оттуда он, планировал на торговой вайтмане под видом купца, отправится на Мидгард. Тарх с сестрой и супругой приступили к выполнению намеченного плана.


1 - Вайтмара – Великая небесная колесница, межгалактический космический корабль, способный нести на своём борту не менее 144 вайтман. Скорость перемещения в пространстве больше скорости света. Имеет возможность свёртывать пространство.
2 - Урай – планета звезды Альтаир, являющейся (;) альфой в созвездии Орла.
3 - Тара – дочь Перуна, младшая сестра Тарха (ДаждьБога),  покровительница вместе с ним Земель Свята Расы.
4 - Круг жизни – 144 года (на каждой из планет, продолжительность года разная и равна периоду обращения вокруг звезды). Поэтому понятие Круг жизни применялось всегда к конкретной планете. В данном случае к Ингарду.
5 - Кощеи – правители Тёмных, князья Тьмы.
6 - Священные деревья Великой Расы – дуб, кедр, береза, вяз и ясень.
7 - Тарх Перунович – старший сын Перуна, брат Тары, покровитель вместе с ней Земель  Свята Расы. 
8 - Джива – супруга Тарха, являясь покровительницей чертога Девы, проживала со своим мужем на Ингарде. 
9 - Огненная колесница -  так называли вайтмары.
10 - Установкой девятой степени защиты обладали только Высшие Иерархи Светлых сил.
11 - Пси-генераторы – источники психического воздействия на сущность человека, подвергшегося воздействию с их стороны.



Глава 3.  ПОЛЁТ.

Летит торговая вайтмана
Вперёд по мерному пути.
Сквозь россыпь звездного тумана,
Купцов на Ингард привезти.

Хорн внимательно вглядывался в просторы ближнего и дальнего Космоса, открывающегося перед ним через прозрачный купол над кабиной пилота, направлявшейся к Ингарду серебристой торговой вайтманы. Перед его взором предстало неописуемо прекрасное пространство великого Космоса, манящего, еще не прошедшую планетарный цикл развития, его сущность, в свои неведомые дали. Являясь пилотом №1, этой, приписанной к Мидгарду торговой вайтманы, Хорн выполнял свой юбилейный сотый полёт. Казалось, совсем недавно он получил право самостоятельного пилотирования космического корабля. И, вспоминая незабываемые годы обучения и подготовки к полётам, а затем и пилотирование в качестве второго пилота, с нежностью посмотрел на спокойно спавшего пилота №2 – Манкольна.  «Пусть хорошо отдохнет, ведь завтра ему предстоит встреча с любимой», -  подумал Хорн, переводя взгляд в сторону, уже видневшегося в дали чертога Расы, где и поджидала их несравненная Ингард – Земля. Мерный путь, связывающий Мидгард с Ингардом, был знаком ему наизусть.  Он ещё раз окинул внимательным взором видимое пространство, окружающих его вайтману Чертогов и Звезд. Он хорошо помнил наставление, данное ему перед полётом Фатомом, о чрезмерной внимательности во время полёта, и инструкциях, полученных от руководителя центра регулирования полётами. На видимом вооруженным глазом горизонте было все спокойно. Хорн посмотрел на лазерные приборы сканирования окружающего пространства, и, убедившись в отсутствии каких либо источников опасности, задумался над, полученными перед полётом инструкциями. Ни перед одним из проведенных им перелётов, не получал он таких подробных инструкций. Кроме того, впервые перед полетом он был приглашен к высшему Иерарху Мидгарда. Ранее ему доводилось видеть Фатома только во время сеансов голограммного видения , транслируемых жителям Мидгарда. И вот, наконец, он встретился с ним лично, воочию убедившись в великой Мудрости, достигшего просветления знанием Иерарха, являвшегося по воле судьбы отцом его возлюбленной – Кроны. Внешность Фатома ни чем не отличалась от населяющих Дарию людей, и лишь слабосветящийся, над его непокрытой головой, полупрозрачный, золотистого света ореол, выдавал в нем представителя Иерархов Светлых Сил. Скромные одежды так же не выделяли его среди окружающих.  Фатом неоднократно предупредил его о чрезмерной внимательности во время полёта. Хорну доводилось слышать о военных звездных кораблях Тёмных, бороздящих просторы Великого Космоса, а так же о звездных войнах, разжигаемых представителями Пекельных миров  в разных точках бескрайних космических просторов. Слышал он и о трагедии Деи, но ни разу никто  из пилотов, которых он знал, не встречались во время своих полетов с космическими кораблями Тёмных. Кроме того, Фатом настоятельно попросил Хорна посетить Тарха Перуновича сразу же по прибытию на Ингард. Встреча с одним из Высших Светлых Иерархов Великого Космоса, покровителем земель Свята Расы, волновала и в то же время радовала Хорна. Ведь многие прожившие на Мидгарде поколения не имели чести лицезреть этого Могущественного Иерарха, (за исключением Фатома), последний раз посещавшего Мидгард около тридцать тысяч лет назад. Много воды утекло с тех пор, много сменилось на Мидгарде поколений. И вот ему, простому пилоту космического корабля, скоро представится возможность лично встретиться и пообщаться с Даждьбогом.   Хорн вновь внимательным взглядом осмотрел небосвод. В левом секторе наблюдаемой части звездного неба был виден Чертог Макоши, являющейся одной из далёких прародин цивилизации, населяющей в настоящий момент Чертоги Свята Расы. Не один десяток дальних далей  разделял её с Мидгардом, но она постоянно притягивала и завораживала взоры любовавшихся ею. Вайтмана двигалась в пространстве по заданной программе полёта, поэтому пилотирование предусматривало лишь наблюдение за окружающим пространством и  навигационными приборами. И лишь в непредвиденных случаях пилоты имели право переводить корабль на ручное управление. Зов многодольный  прослушивался в обе стороны, как с приближающегося Ингарда, так и с Мидгарда. Хорн, недавно окончивший высшиё курсы по пилотированию Вайтмар, грезил полётами на этих, являвших чудо человеческой мысли, космических кораблях. Они были значительно сложнее в управлении, поскольку были оснащены аппаратурой для свертывания пространства в нулевую точку (пространственно-временных преобразований). Управление ими предусматривало обязательное наличие у пилотов интеллектуального потенциала и не менее трёх сформировавшихся ментальных тел в сущностях. Всем этим требованиям сущность Хорна удовлетворяла, и он с нетерпением ждал тот день, когда он – Хорн, будет назначен в команду пилотов, составляющих экипаж одной из вайтмар. Хорн вновь взглянул на мирно спящего Манкольна, чему то улыбающегося во сне. Уже более тридцати полётов совершил он вместе с этим добросердечным, вечно улыбающимся, все схватывающем на лету, парнем. Хорн был уверен в нем как в самом себе, но сейчас он не счел возможным рассказать ему о встрече с Фатомом и полученных им перед полётом инструкциях. Тем более что полет проходил в нормальном рабочем режиме, следуя заранее установленному графику. Кроме второго пилота в большом пассажирском салоне вайтманы, расположившись на индивидуальных креслах, пребывали три десятка купцов, осуществляющих торговлю между чертогами. Некоторые из них летали по этому маршруту уже много лет, и Хорн довольно неплохо знал их. Иногда он передавал право управления второму пилоту, а сам, перейдя в пассажирский салон, беседовал с купцами, среди которых было немало высокообразованных личностей. Но сегодня он лично управлял кораблём и, памятуя о полученных накануне инструкциях, не счел возможным посетить купцов во время полёта. В грузовом салоне корабля были загружены как закупленные, так и предусмотренные для продажи товары. Ассортимент товаров бал достаточно высок и Хорн позволял себе иногда  купить какую либо необходимую вещь у своих пассажиров. Он подумал, что на обратном пути он обязательно купит какой-нибудь подарок для Кроны. Они были знакомы уже более двух лет, и Хорн всегда испытывал прилив теплых чувств, вспоминая об этой доброй, великодушной и высокообразованной белокурой красавице. Вот и сейчас по его телу прокатилась всеобъемлющая волна нежности к этой искренней, светящейся добротой, девушке. Хорн во всех подробностях помнил тот теплый полярный день, когда на ведическом празднике Урожая он впервые увидел Крону. Девушка, находившаяся  в компании  сверстниц, танцевала. Её, наполненные грацией движения, и необыкновенная пластика, привлекали внимание многих юношей. В их числе оказался и Хорн. После танца девушки затеяли игры, к ним стали присоединяться и юноши. Хорн тоже принял участие в играх, которые всегда нравились ему, а тем более незримая сила манила его к голубоглазой белокурой красавице, с распущенными ниже плеч волосами, украшенными венком из луговых цветов. Их глаза неожиданно встретились, и невидимая гипнотическая нить связала их друг с другом. Волна прекрасных, никогда не испытываемых им чувств, прокатилась по телу и захлестнула его с головой. Хорн, казалось, потерял ориентацию в пространстве и времени. Он был впервые так счастлив, что казалось его тело, стало невесомым, и легко порхало над землёй. Сердце бешено стучало в груди, распространяя по телу всё новые волны радости и счастья. Он уже не мог отвести взгляд от, понравившейся ему молодой красавицы, в единочасье перевернувшей его жизнь. После игрищ он подошел к ней, и уже до самого окончания праздника они не расставались друг с другом. Крона, любившая столь многообразную флору планеты, занималась на станции селекции цветов и отвечала за ландшафтный дизайн в черте Асгарда Даарийского. Хорн в свободное время часто посещал станцию, где он помогал Кроне  производить гибридизацию, и они вместе любовались результатами своего труда. Цветы чувствовали отношение к ним молодых людей и в свою очередь дарили им свои ароматы и палитру красок, положительно влияя на эмоциональное состояние влюбленных. Крона в свою очередь неоднократно посещала взлетно-посадочную площадку, расположенную в южной части острова, у подножия горы Меру, где стояла Вайтмана, пилотом которой и был Хорн. Ей тоже было знакомо устройство корабля, и Хорн негласно учил её приемам пилотирования. Кроме того, у них было одно общее увлечение – плавание. Они довольно много свободного времени проводили в бассейне.
Хорн еще раз с теплотой подумал о Кроне и, переведя взгляд со звездного неба в сторону мирно спящего Манкольна, мысленно пожелал ему успехов в завтрашней встрече с любимой девушкой, проживающей в соседнем Чертоге. «Да, не легко парню, ведь он имеет возможность видеться с любимой девушкой только во время прилета их вайтманы на Ингард. И те  короткие часы встречи, служащие подарком для влюбленной парочки, оба с нетерпением ждали. Пускай же судьба подарит им счастье», - подумал Хорн и стал готовить корабль к посадке. Полет подходил к концу, и к счастью никаких непредвиденных ситуаций в течение полета не произошло. Автопилот, согласно заданной ему программы, снизил скорость корабля, входящего в плотные слои атмосферы Ингарда. Внизу была видна, квадратного размера, большая взлетно-посадочная площадка, на которой в разных местах стояло несколько золотистых и серебристых вайтман и вайтмар. Хорн отключил автоматическую программу пилотирования и вручную мягко посадил корабль на свободное от других кораблей место.
- Поднимайся Манкольн, с прибытием тебя в Чертог Расы, твоя девушка вероятно уже ожидает тебя, кстати, познакомь меня с ней, - промолвил Хорн, протирающему глаза  и радостно улыбающемуся Манкольну, - ну беги же скорее, да не забудь, что через двенадцать часов вылетаем обратно, а, следовательно, за два часа до отлета ты должен быть на корабле и обеспечить загрузку купеческими товарами. Я же после выгрузки привезенного товара, отправлюсь на одну конфиденциальную встречу, а когда освобожусь, дам тебе об этом знать. Надеюсь, что хотя бы пару часов мне удастся побыть с вами, не терпится, наконец, увидеть твою зазнобу.
- Спасибо Хорн, я рад, что ты как никто понимаешь меня, я побежал, а вернее полетел на крыльях любви. – И Манкольн легким молниеносным движением покинул пределы пилотской кабины.  Хорн спустился в пассажирский отсек.
- Уважаемые купцы, с прибытием вас на жемчужину Расы – Ингард. На выгрузку товаров вам отпущено два часа, я надеюсь, вы управитесь за это время, вижу, уже подлетают встречающие вас челноки. Те из вас, кто желает в скором времени в обратный путь, сообщаю, что вылет нашего корабля на Мидгард состоится через двенадцать часов.
Во время разгрузки вайтманы от купеческих товаров, Хорн не терял время даром. Он внимательно проверил работоспособность всех агрегатов и узлов корабля, а также обслуживающих их систем, уделив особое внимание состоянию систем навигации, связи и защиты от проникновения на борт корабля отрицательных энергий. Памятуя о предполетном инструктаже, он тщательнейшим образом просканировал систему защиты от утечки информации. Выполнив обязательную часть своей работы, он вступив телепатический контакт с Тархом Перуновичем договорился о времени и месте встречи. Оставив на площадке опустевший звездолет, Хорн направился к ближайшей кабине мгновенного перемещения, так как Тарх уже ожидал его.    

               
Глава  4. СОВЕЩАНИЕ НА МИДГАРДЕ.

Готовым быть необходимо
К любым превратностям судьбы.
И будешь ты непобедимым,
Познав все тонкости борьбы.

Следуя многолетней привычке, Фатом проснулся за несколько минут до сигнала хронометра и, отключив таймер, встал с кровати. Во всем теле чувствовалась легкость и бодрость. Фатом ощущал себя крепким, здоровым, полным энергии зрелым мужчиной. Первым делом, выполнив, ставший ежедневным комплекс мероприятий, включающий в себя сканирование систем защиты, наработку новых тел сущности и пополнение тела энергией космоса, позволил себе приступить к физическим упражнениям. Еще с детских лет, можно сказать с молоком матери, перенял он от родителей привычку ежедневно, не менее получаса, нагружать свое физическое тело комплексом упражнений. Упражнения были тщательнейшим образом подобраны, что позволяло последовательно проработать практически все группы мышц. Водные процедуры, бывшие так же неотъемлемой частью  утреннего моциона, проходили в бассейне, занимающем весь второй этаж его дворца. Закончив физические упражнения, Фатом спустился в зал, занимаемый бассейном. Овальной формы, размером 50;30 метров, бассейн с голубого цвета минерализованной и ионизированной водой, позволял не только в удовольствие поплавать, но и при желании понырять. Трехметровой высоты, вышка для ныряния была установлена в остро-овальной части бассейна. При необходимости с вышки могли низвергаться потоки воды, образуя красивую имитацию водопада. Там же были установлены гидромассажная установка и волнообразователь. Искусственное освещение было подобрано таким образом, что  бассейн, казалось, не имеет крыши и находится под открытым небом, освещаясь теплыми лучами небесного светила. Кроме того, спектр излучения соответствовал солнечным лучам, включая как инфракрасный, так и ультрафиолетовый диапазоны. Что позволяло в периоды полярных ночей принимать, необходимые для тела ультрафиолетовые ванны, и получать требующийся организму витамин Д.  Дочь и супруга любили здесь просто позагорать.
- Доброе утро Па, скорее присоединяйся ко мне, - дочь, включив водопадную установку, подняв кверху руки и лицо, стояла под искрящимися как от солнца струями.
- Привет дочка, - ответил Фатом и нырнул в бассейн. Вода была теплой, словно парное молоко. Вынырнув, Фатом с удовольствием  не торопясь, поплыл к дочери, продолжавшей стоять под струями водопада.
- Предлагаю проплыть три круга на перегонки, тебе Кро даю фору, можешь плыть с внутренней стороны, а я ближе к краю бассейна.
- Принято Па, - весело откликнулась дочь и, не дожидаясь, поплыла. Кроль её был безупречен, и Фатом несколько секунд  с восхищением смотрел на неё, прежде чем пустился вдогонку. Он любил плавать баттерфляем, но сегодня тоже поплыл кролем. Лишь к концу второго круга ему удалось, наконец, приблизиться к дочери. Но он не спешил обгонять её. «Пусть думает, что сегодня она выиграла у него в честной борьбе». - С нежность к дочери подумал Фатом, продолжая плыть на полкорпуса сзади. Восторгу Кроны не было предела, она впервые приплыла раньше отца, и с детской непосредственность выплескивала из себя бурные потоки всеобъемлющей радости.
- Побегу похвастаюсь перед мамой, - проворковала она, вылезая из бассейна, - когда ты закончишь свой моцион Па, что мне сказать маме? Она, наверное, уже ждет нас к завтраку.
- Минут через пятнадцать дочка, - ответил Фатом и поплыл в сторону водопада. Включив гидромассажную установку, он с наслаждением кувыркался под упругими струями, поворачиваясь к ним разными частями тела. Процедура бодрила и горячила кровь. Закончив гидромассажные процедуры, Фатом переместился под водопад и запустил программу для закаливания, изменяющую температуру низвергающегося водного потока. Вода, имеющая температуру, близкую к температуре тела, стала постепенно охлаждаться и, достигнув точки замерзания, резко сменилась на теплую. Затем начала нагреваться и, став едва терпимой для тела, вновь резко изменила температуру до исходной. Повторив три цикла, Фатом отключил водопадную установку и вылез из бассейна. Наскоро вытершись и переодевшись, Фатом спустился в обеденную залу.  Анэй с дочерью уже сидели за круглым, с прозрачной столешницей, столом. Поприветствовав супругу и услышав взаимное пожелание доброго дня, он присоединился к утренней трапезе. В центральной, вращающейся части стола стояли несколько видов легких овощных салатов, сервированных морепродуктами, ваза с большим ассортиментом экзотических фруктов и несколько кувшинов с напитками. Наскоро съев салат, и не притронувшись к фруктам, Фатом налил бокал сока.
- Неужели наше общество сегодня тяготит тебя? Ты так спешишь, что не успеваешь тщательно  пережевывать, а к фруктам даже не прикоснулся, - низким грудным голосом пропела Анэй. 
- Прости дорогая, сегодня мне предстоит очень сложный и ответственный день, обедать не ждите, ежели буду задерживаться до позднего вечера, сообщу. Тебя дочь, я настоятельно прошу сегодня побыть дома. Ну, все, я помчался.
Наскоро выпив сок, обняв супругу и с нежностью поцеловав, не успевшую что-либо возразить, дочь, Иерарх быстрым шагом вышел из залы. Он решил обсудить сложившуюся ситуацию с Минаем и Храномом во Дворце Справедливого Правления, расположенном одним ярусом ниже своего дворца. Воспользовавшись постоянно дежурившим  у его дворца воздушным челноком, через пять минут он уже входил в Здание Дворца  Справедливого Правления. Предупрежденные им накануне, Минай и Храном уже ожидали его в зале заседаний. Минай отвечал за воздушный флот планеты, включающий в себя межзвездные космические корабли вайтмары и вайтманы, как военные, так и торговые. Пассажирские космические корабли, служащие для перевозки пассажиров и путешественников, на Мидгарде отсутствовали. Для этих целей использовались, как правило, Врата Междумирья. И лишь в редких случаях пассажиры и путешественники пользовались торговыми вайтманами и вайтмарами. Перелёты на планеты, не имеющие Врат Междумирья, осуществлялся по особому расписанию, с использованием для этих целей торговых кораблей. Воздушные челноки, служащие для перелетов в пределах планеты, тоже входили в его епархию. Кроме того, он отвечал за техническое состояние подконтрольных ему взлётно-посадочных площадок. И, как ни странно, ему были подведомственны кабины мгновенного перемещения, работавшие по тому же принципу, что и Врата Междумирья.    Храном отвечал за техническое состояние, сохранность и эксплуатацию комплексов Врат Междумирья. Кроме Главных Врат Междумирья, расположенных на вершине Меру, на Даарийском материке действовали еще четыре комплекса, более простых по конструктивному исполнению Врат. Эти, П-образной формы сооружения, были накрыты кругом из забрина. В непосредственной близости от Врат Междумирья располагались Иглы небесные. Эти Врата находились на каждой из четырех частей, разделенного могучими реками, Даарийского материка. Увидев Фатома, Храном, одетый в  просторную, светлого цвета, хлопчатобумажную тогу, подпоясанную позолоченным кушаком, поднялся с места. С распростертыми руками он двинулся навстречу Фатому и, заключив того в дружеские объятия, по ведическим обычаям трижды расцеловал. Обменявшись с ним взаимными приветствиями, Фатом повернулся к более сдержанно ведущему себя, продолжавшему сидеть, Минаю. 
- Здравствуй Фатом, что заставило Иерарха Света в столь срочном порядке собрать нас? Ты почитай вытащил меня из кровати, я что-то  не припоминаю подобного, - почти женским, немного певучим голосом проговорил, все-таки встав с места,  Минай. Он был одет в яркий, свободного покроя синтетический анорак голубого цвета, расшитый позолотой и бисером.  Хотя было достаточно тепло, а дождя не было уже несколько суток, капюшон анорака, почему-то был надет на его голову. Фатом не раз подмечал странности в одеждах Миная, подчеркивающие его банальную безвкусицу, но старался не обращать на это внимания. Вот и сейчас, взаимно поприветствовав его и обойдясь скромным рукопожатием, не ответив на его вопрос, предложил присутствующим сесть. Кроме присутствующих в зале никого не было, но Фатом тщательно просканировал пространство. Его беспокоили не совсем понятные всплески отрицательной энергии, то появляющиеся, то исчезающие. Но обсуждение проблемы не требовало отлагательства и Фатом, установив дополнительную защиту вокруг дворца, решил начать совещание. Теперь можно быть уверенным за отсутствие утечки информации по обсуждаемым здесь проблемам, а с незначительным полем отрицательных энергий он разберётся позже. Скорее всего, придется его нейтрализовать.
- Коллеги, вчера я имел телепатический контакт с Перуном – сыном Сварога. Высший Иерарх чем-то очень обеспокоен и в скором времени намеревается посетить Мидгард, причем инкогнито. Он не назвал прямо причину своего беспокойства, обещая все объяснить при встрече. Но его беспокойство передалось и мне. Иерарх Света, посещавший нашу планету более сорока тысяч лет назад, не может прилететь просто так, из праздного любопытства, тем более инкогнито. На то должны быть весьма серьезные обстоятельства. Вероятнее всего слуги Пекельных миров вновь активизировались, возможно, даже готовят акцию против Мидгарда. Я надеюсь, вы слышали и хорошо помните историю с пятой планетой  нашей солнечной системы, и мы не должны разделить её участь.
- Как скоро намеревается посетить нас Перун? - не сдержался Минай, - И возможно цель его посещения просто инспектирующего качества и не стоит раньше времени беспокоиться.
- Хотелось, чтобы было так, но мы трое ответственны за планету, и обеспечение безопасности нашей цивилизации и тем более Источника Жизни, является нашей первостепенной задачей. Поэтому, кое-какие меры безопасности мы должны предпринять ещё до прибытия Перуна, - проговорил Фатом.
- Но ты так и не ответил, когда нам ожидать Иерарха, - вновь вклинился в разговор Минай. Фатом уже привык к несдержанности более молодого, чем он сам, излишне горячего коллеги.
- Перун прибудет во время тройного новолуния и, следовательно, в нашем распоряжении остается чуть более двух суток. Поэтому я предлагаю до его прибытия предпринять следующие шаги: во-первых, тебе Храном необходимо срочно установить дополнительную степень защиты вокруг всех пяти комплексов Врат Междумирья; во-вторых, необходимо обеспечить все Врата необходимыми запасными агрегатами.  Каждые Врата должны иметь достаточные запасы забрина, дополнительные кристаллы Движения Сварги, кристаллы движения Инглии, кристаллы Иркамы и кристаллы Тары .  Пополнение Врат Междумирья всем перечисленным выше, ни коим образом не  должно привлечь внимания общественности. Особое же внимание, многоуважаемый Храном, удели сохранности Главных Врат, лицезреть которые, ты имеешь возможность ежедневно из своего дворца. Все необходимо сделать быстро и скрытно, - закончил свое обращение к Храному Фатом.
- Позволь мне задать один вопрос дорогой Фатом, каким же образом, возможно, сохранить скрытность, не привлекая особого внимания? Ведь перечисленные тобой работы потребуют мобилизации дополнительных людских резервов, что не может быть незамеченным, - проговорил в задумчивости Храном, - а в прочем у меня есть некая идея, я объявлю конкурс на соискание премии лучшей команды, обслуживающей Врата. А необходимыми для соревнования критериями будут служить пункты нашего плана подготовки. Победителей конкурса придется поощрить, подарив им личные воздухоплавательные челноки, и думаю, не лишним будет наградить их экскурсионным полетом в чертог Макоши Светлой –  колыбели цивилизации Свята Расы. Думаю, этот небольшой обман будет всем во благо.
 - В чем же тут обман? Я не вижу никакого обмана, молодчина Храном, давай действуй, - ответил ему довольный находчивостью коллеги Фатом.   
- Что же предстоит проделать мне? – вновь проявляя нетерпение, вымолвил Минай.
- У тебя будут не менее ответственные задачи, - начал Фатом, обращаясь к Минаю, - главная из которых – обеспечить круглосуточное патрулирование ближнего космоса вокруг Мидгарда. Для этой цели, по моему мнению, необходимо задействовать не менее десяти – пятнадцати военных вайтман, вооруженных лазерным оружием и фаш-разрушителем. Любые звездолеты без опознавательных знаков и не отвечающие на сигналы с наших вайтман, подлежат мгновенному уничтожению. Любые подозрительные действия в ближнем космосе должны фиксироваться. Информация о них должна мгновенно передаваться тебе Минай. Связь с патрульными вайтманами непосредственно должна замыкаться на тебя. Так что, дорогой коллега, от тебя зависит в сложившейся ситуации безопасность нашей планеты. Сколько всего военных вайтмар и вайтман находится сейчас на Мидгарде?
- Пять вайтмар с полным комплектом вайтман(144 ; 5 = 720 вайтман), и еще три свободные вайтмары. Кроме того, пятьсот пятьдесят свободных вайтман. Все имеют на борту полный боекомплект. Так же на десяти вайтманах установлены Пси-генераторы, - по военному бодро начал докладывать Минай, - если привлечь еще торговые вайтмары и вооружить их, то общее количество вайтмар достигнет пятнадцати. 
- Это хорошо, - Фатом встал из-за стола и медленно начал прохаживаться по зале, - на этом предлагаю наш совет завершить и немедленно каждому приступить к выполнению поставленных сейчас задач. На связь будем выходить в начале каждого часа, используя телепатические каналы. За конфиденциальность связи и передаваемой информации  несу ответственность лично я. Если больше нет вопросов, прошу приступить к делам, - Храном и Минай наскоро попрощавшись, покинули дворец. До прибытия Жрецов - Хранителей оставалось несколько минут, и Фатом расположившись в кресле, глубоко задумался. Что скажет он – Верховный  Иерарх планеты Жрецам – Хранителям, передающим великие знания из поколения в поколение на протяжении всей истории существовании цивилизации на Мидгарде. Ведь никогда, в течение более пятисот тысяч лет, цивилизации Мидгарда никто не угрожал, а Звездные войны казалось, были где-то вне досягаемости. И даже гибель Деи не напугала могучую цивилизацию. Его раздумья прервал вошедший Жрец – Хранитель Древнего знания Святой Земли Расы Великой. Низко поклонившись Фатому и поприветствовав его, он сел за стол. Следом за ним вошел Жрец – Хранитель Врат Междумирья и путей ведущих через Звездные Врата. Фатом был знаком с ним более близко, чем с первым. Вследствие чего приветствия были более теплыми. Последним в залу вошел Жрец – Хранитель Источника Жизни, самый пожилой, седовласый, со строгими чертами лица, старик. Приложив руку к груди и низко поклонившись Фатому, он певучим низким голосом произнес:
- Доброго здравия тебе Верховный Иерарх. Нам известны причины вызова нас к тебе, и  мы не менее тебя обеспокоены происходящим. Давайте же незамедлительно обсудим беспокоящие всех нас вопросы, - проговорил Жрец, усаживаясь за стол.
- Хорошо Великие Мудрые Мужи, - умело, скрывая удивление, вызванное осведомленностью Жрецов, произнес Фатом, - раз вам всё известно, я готов выслушать вас и совместно обсудить сложившуюся ситуацию.
Фатому было известно, что Жрецы – Хранители, хоть и не закончили планетарный цикл развития сущности,  могли не хуже его самого сканировать окружающее пространство и даже ближний космос. «Неужели он – единственный на Мидгарде Высший Иерарх, где-то не досмотрел»? - эта, пришедшая сейчас в голову мысль, серьезно обеспокоила его.   
- Достопочтенный Светлый Иерарх, - начал свою речь Жрец – Хранитель Источника Жизни, - нам стало известно, что Кощеи готовят оккупацию нашей планеты, и где-то поблизости им удалось даже построить свои военные базы, и мы пришли сообщить тебе об этом. Нам также известно, что целью их агрессивных намерений является захват Источника Жизни. И порабощение всех жителей, населяющих нашу Великую Планету. Мы уже успели предпринять кое-какие первоочередные меры, а именно: я закрыл выходы Источника Жизни на поверхность, спрятав их глубоко в недрах земли; мой Брат – Хранитель Древних Знаний тоже позаботился о том, чтобы эти знания не смогли попасть в руки Кощеев. Источник знаний аналогично спрятан глубоко в недрах земли, и только мы – Хранители знаем эти сокровенные места. Я глубоко уверен, что Тёмные никогда не смогут осуществить задуманные ими планы. Но нам недостает кристалла-хранителя информации. Если нам, Жрецам -  Хранителям суждено будет погибнуть, на том кристалле сохранятся все наши знания.   
- Но где же Тёмные смогли сосредоточить свои военные базы, и каким образом им удалось добиться такой скрытности, ведь даже вам, как я полагаю, стало об этом известно только накануне? – не смог удержаться от мучивших его мозг мыслей, Фатом.
- Нам не известно о местонахождении этих баз, но то, что они существуют и  расположены сравнительно не далеко от Мидгарда, это достоверный факт, - промолвил, молчавший до сей поры, Хранитель Врат Междумирья и Путей, ведущих через Врата, -  и  мы готовы исполнить наше великое предназначенье.
- Великие Мудрые Мужи, я понял, что вы осведомлены лучше меня и уже начали действовать. И не я а вы преподали мне сегодня урок, спасибо вам за это. Но я считаю своим долгом обеспечить вашу безопасность. Прошу вас до некоторых пор оставаться здесь и не покидать этот, находящийся под надежной охраной и защищенный от утечки информации дворец. Поверьте, это вынужденная мера. Кроме того, здесь вы найдете все необходимое для проживания. Мы же с Храном и Минаем ежедневно будем собирать здесь совещание с вашим участием. Кристалл – Хранитель информации я обязуюсь в скором времени передать вам, его мне доставят с Ингарда. А сейчас я вынужден буду вас покинуть, - проговорил Фатом и вышел из дворца. Известия о том, что Тёмные находятся где-то вблизи от Мидгарда и готовят военную операцию по захвату планеты, настолько потрясло,  его, что он решил немедленно вернуться в свой дворец и выйти на экстренный телепатический  контакт с Перуном. 


Глава 5.  СВИДАНИЕ.

Сердце трепетно бьется в груди,
Вновь на мысли себя я ловлю.
Мою душу вновь страсть бередит.
Я люблю! Я люблю! Я люблю!

В радостном расположении духа, насвистывая какую-то старую, название которой он не помнил, мелодию, Манкольн спешил на свидание с любимой девушкой. Он познакомился с ней случайно, во время предпоследнего прилета их вайтманы на Ингард. Знакомство произошло в тенистой аллее великолепного сада, расположенного по соседству с белокаменным дворцом, принадлежавшим, по слухам, какому-то Высшему Иерарху. Манкольн  не раз бывал здесь в те непродолжительные часы, пока их торговая вайтмана, прибывшая с Мидгарда, поджидала очередную партию купцов. Тем более что сад располагался на верхней террасе, прилегающей к взлётно-посадочной площадке. Манкольн любил разнообразную флору этой планеты, изобилующую великолепно подобранным ассортиментом растительного мира. Ландшафтный дизайнер, запроектировавший и воплотивший в жизнь этот, по истине райский уголок, был не меньше, чем гением. Манкольн до мельчайших подробностей помнил тот день, когда он, прогуливаясь по удаленной, малопосещаемой аллее увидел юную девушку, подстригающую цветы, отдаленно напоминающие ему розы. Девушка так была увлечена своим делом, что не заметила, подошедшего почти вплотную Манкольна. Одетая в лёгкое платьице из похожей на шелк, бирюзового цвета материи, она чем-то напоминала нимфу или наяду. Движения её  были так легки, что издали, казалось, будто она порхает над цветником. Но в то же время они не были лишены благородства и грации. Нежный тонкий голосок, напевал незнакомую Манкольну,  мелодичную песенку. Манкольн стоял словно завороженный, глядя на это дивное творение здешней цивилизации. Наконец девушка заметила его, и легкий румянец покрыл её, ставшие розовыми, с небольшими ямочками, щечки. Немного смутившись, она перестала петь и подняла глаза на стоящего перед ней Манкольна. Несмотря на юные годы, взгляд её голубых, казавшихся бездонными, прекрасных глаз выражал  далеко не юношеский ум. Они стояли друг против друга, боясь отвести глаза.
- Я Манкольн, а как зовут тебя? - наконец осмелившись, спросил юноша.
- А я Любава, я живу здесь поблизости, моя мама разбила этот прекрасный сад, а я за ним ухаживаю. Тебя я вижу здесь впервые, у тебя редкое имя, вероятнее всего ты прилетел с другой планеты, - не то, спрашивая, не то, утверждая, проговорила девушка. Её нежный высокий голос, казалось, загипнотизировал Манкольна. Он, словно оцепенев, продолжал неотрывно смотреть на девушку. Его сердце учащенно забилось и казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. У него вдруг проснулась несказанная нежность к ней. Он вдруг захотел говорить ей ласковые слова, целовать её прекрасное лицо, и едва сдерживал себя. Подобных чувств он ещё никогда не испытывал. Его дурманил этот завораживающий, отражающий в себе голубизну космоса, взгляд. Она, с интересом рассматривая его, ждала ответа. Наконец,  очнувшись от этого прекрасного наваждения, он произнес:
- Какое прекрасное у тебя имя – Любава, оно само говорит за себя, и я уверен, что тебя по праву нарекли именем, символизирующим Любовь. А на счет меня ты совершенно права, я прилетел с Мидгарда, и являюсь вторым пилотом торговой вайтманы. Но в этом чудесном парке я уже бывал, и мне жаль, что я не встретил тебя здесь раньше. Ведь мне тоже очень нравятся прекрасные цветы, за которыми ты с такой нежностью ухаживаешь. Я слышал, что они живые как люди и также как и мы испытывают разнообразные чувства.
- Да Манкольн, на мою любовь к ним они отвечают взаимностью, и я разговариваю с ними посредством телепатии. В зависимости от их настроения, они могут менять свои ароматы, иногда они даже плачут от радости, а их слезы мы почему-то называем  росой. На нашей планете отсутствует зло, поэтому слезы, как людей, так и растений бывают только от радости и счастья. Всего лишь пару часов назад, когда источник нашей жизни – Солнце, поднималось над горизонтом, эти прекрасные цветы плакали от счастья, встречая его. Но солнце высушило их слезы, и они с любовью повернули свои бутоны в его сторону. Они будут смотреть на него целый день, поворачивая свои прекрасные головки за его движением по небосводу, и благодарить за подаренную им жизнь. Моя мама говорит, что при прорастании семени в цветок вселяется его сущность или попросту говоря – душа. А мама, выводя новые сорта, вкладывает в них прекрасные светлые души, эволюционное развитие которых, опережает все созданное природой ранее.   
- Как зовут твою маму? Мне бы очень хотелось познакомиться с этой волшебницей.
- Мою маму зовут Дживой, она дает каждому человеку Расы великой чистую и светлую Душу, а после праведно прожитой земной жизни, дает человеку испить Божественной Сурицы из Чаши Вечной Жизни. Правда, я никогда не видела, как она это делает, но думаю, что в скором времени она сама мне об этом расскажет, а возможно даже передаст мне хотя бы малую частичку своего дара. А ещё моя мама покровительствует Природе, олицетворяя плодоносную силу Жизни, вечной молодости и влюбленности.
Манкольн заворожено слушал её, в нем снова поднялась волна нежности, теплоты и чего-то огромного, неизведанного, но по истине прекрасного. Его сверх чувствительная, высоко духовная сущность казалось, воспарила. «Неужели это и есть Любовь?» - пронеслось в его мыслях. Сердце юноши учащенно билось, он ничего не видел вокруг, кроме этой чудесной, божественно красивой девушки. Ему казалось, что его сущность воссоединилась с сущностью Любавы в одно неразрывное целое. Рядом с ней ему было настолько хорошо, легко и приятно, что он готов был остаться здесь с ней навсегда. Три часа, на которые отпустил его Хорн, пролетели как одно мгновенье. Нужно было возвращаться на корабль. Попрощавшись с Любавой,   Манкольн отправился на вайтману. Перед уходом он успел сообщить ей, что в следующий раз прилетит на Ингард через трое здешних суток.  Но в следующий его прилет, к глубокому огорчению Манкольна, встреча не состоялась. Позже он узнал, что Любава с родителями улетела на юбилей деда в Асгард Небесный, находящейся в Чертоге Орла. Она не могла не поехать на юбилей горячо любимого деда, которого видела, к глубокому сожалению, очень редко.
Но сегодня встреча должна состояться, Манкольн сердцем чувствовал это. Он уже успел подняться на верхнюю трассу и, двигаясь по тенистой аллее в сторону белокаменного дворца, внимательно осматривал окрестности. Наконец в глубине аллеи он увидел Любаву, ухаживающую, как и в прошлый раз за цветами. Она, как и во время первой встречи, была одета в легкое платьице, уже белого цвета. Волосы её были заплетены в косу, уложенную по кругу над прекрасной головкой. В косу был вплетен чудесный цветок.   И вновь он испытал внеземное чувство блаженства. Нахлынувшая волна счастья, накрыла его с головой, поглотив в себя всю его юную сущность. Не чувствуя под собой ног, он мгновенно предстал перед девушкой.
- Здравствуй Любавушка, как же я рад вновь видеть тебя, мне кажется, что после нашего знакомства прошла целая вечность.               
- И я очень рада видеть тебя Манкольн, но на счет вечности, я думаю, ты преувеличиваешь,  - нежным голосом пропела Любава. Нельзя было не заметить, что девушка тоже ждала этой встречи. Её прекрасное личико казалось, светилось от счастья, хотя она и старалась казаться сдержанной, - сколько у тебя сегодня свободного времени? Если ты сможешь уделить мне три – четыре часа, я готова показать тебе нашу оранжерею. Я думаю, ты будешь в восторге от экзотической растительности, которую, я уверена, ты не видел ни на одной из планет. Ведь моя мама занимается селекцией флоры, вкладывая в каждое свое новое творенье, душу и сердце. Ну, как, ты готов пойти со мной?
- Да Любавушка, сегодня мы можем быть вместе целых девять с половиной часов. Пойдем же скорее в оранжерею, я непременно хочу увидеть чудеса фауны, и познакомиться с доброй волшебницей, творящей эти чудеса. Я надеюсь, ты представишь мне сегодня такую возможность? 
- Мама будет в оранжерее через полтора часа, она обещала встретиться там с одним из купцов с вашей вайтманы и продать ему несколько вновь выведенных ей кустарников, - ответила Любава, взглянув на наручный, едва заметный на её хрупком запястье хронометр, - я рассказала ей о тебе, она тоже не прочь познакомиться с тобой. А еще сегодня к нам в гости должны прилететь мой дедушка и  моя тетушка.          
Разговаривая, они постепенно подошли к белокаменному дворцу, представляющему собой прекрасный архитектурный стиль, почти не похожий на архитектуру дворцов родного ему Мидгарда. Похожим был лишь, венчающий дворец, серебристого цвета громадный купол. Справа от дворца находилась на возвышенности трасса, к которой вели сразу три лестницы. Центральная, наиболее красивая из двух других, лестница была выполнена из драгоценных разноцветных минералов, излучающих пульсирующее, окрашенное всеми цветами радуги, свечение. Не менее прекрасные перила были украшены расположенными на них  фигурками разнообразных представителей местной фауны. Кристаллы, вставленные в их глазницы, придавали им живой взгляд. В глубине террасы виднелся величественный купол оранжереи. Хотя климат на Ингарде был довольно благоприятен для произрастания различных видов флоры, Джива предпочитала заниматься селекцией в изолированном от окружающего пространства помещении. Для этой цели была построена громадных размеров оранжерея. Перед входом в оранжерею они увидели человека, грузившего в воздухоплавающий челнок какие-то растения, Манкольн узнал в нем купца со своей вайтманы. Перекинувшись с ним приветствиями, они вошли в оранжерею. Пред взором Манкольна открылась поистине сказочная картина. Здесь произрастало всё, от небольшого размера травянистых растений и цветов, до громадных, почти упирающихся в купол деревьев. Экзотические кустарники у входа в оранжерею, с разнообразной формой, размерами и расцветкой листьев, наклоняли к ним свои ветви, тихим шелестом приветствуя вошедших. Жаль, что Манкольн, в отличие от Любавы, не мог слышать их ласковые и нежные голоса, выражающие приветствие и восхваление. Многие из них были покрыты разнообразными цветами, издававшими благоухающие ароматы. Цветочные бутоны, как и листья, пестрили разнообразием красок. Размеры же их были в пределах от булавочной головки до футбольного мяча. На некоторых из них висели разнообразной формы и расцветки плоды. Любава здоровалась с ними как с лучшими друзьями, нежно поглаживая листья, плоды, и целуя бутоны. Она была здесь в своей стихии и, подхватив Манкольна за руку, повлекла его к центру оранжереи, где находились великаны флоры, огромного роста экзотической формы деревья. Они поразили внимание Манкольна своим величием и красотой. На деревьях, как и на кустарниках, виднелись цветы и свисали плоды, которые в отличие от кустарниковых, имели значительно большие размеры. При подходе Любавы они зашевелили своими ветвями, громко зашелестели листвой, выражая этим свое почтение и любовь. По всему пространству оранжереи летали разнообразные птицы. Они поражали Манкольна расцветкой своего оперения и своими певучими голосами. Порхая с ветки на ветку, они органично дополняли этот цветущий уголок, казавшийся Манкольну раем.
- Наконец вы пришли, - услышали они грудной голос, приближающейся к ним с боковой дорожки Дживы. Следом за ней чуть отстав, следовала Тара. Манкольн, увидев двух молодых женщин, со светящимися над их головами ореолами, выдающих их принадлежность к Высшим Иерархам Светлых Сил, заметно смутился. Непроизвольно выступивший на его щеках румянец был подтверждением этого.
- С приездом тебя Тётушка, -  нежным голосом пропела Любава и, обращаясь далее к обеим женщинам, продолжила, -  познакомьтесь – это Манкольн, а это моя матушка и тётушка Тара, - обратилась она уже в сторону юноши. Манкольн заворожено смотрел на женщин. Ему ни разу в жизни не доводилось встречаться с Высшими Иерархами Света, и у него временно перехватило дыхание, а голос казалось, застрял где-то в глубине тела.
- Не тушуйся Манкольн, мы самые обыкновенные люди, как и ты, - поспешила вывести юношу из оцепенения  Джива. Манкольн, наконец, сумел справиться с собой и в ответ поприветствовал, рассматривающих его, Дживу и Тару.
- Мамочка, а где же дедушка с папой, - проворковала Любава.
- Папа занимается сейчас одним очень важным делом, а дедушка, к глубокому всеобщему сожалению вынужден был улететь, - ответила ей Джива.
- Как жаль, - скривила свое прекрасное личико девушка, - я надеюсь, вы поцеловали его за меня?
- Конечно милая. Вот возьми, дедушка оставил тебе это в подарок, - и Джива достала из кармана сарафана сверкающий на солнце и переливающийся разными цветами кристалл, - дедушка просил, чтобы ты всегда носила его с собой. В случае необходимости ты можешь поцеловать кристалл, и сущность дедушки моментально предстанет перед тобой, и ты сможешь пообщаться с ним.
- Спасибо мамочка, я буду беречь его и никогда не расстанусь с ним, - Любава взяла кристалл и спрятала его в едва заметный карман своего платьица. 
- А сейчас дети, мы покинем вас. Нас с Тарой ждут важные дела, приятно было познакомиться с тобой Манкольн, - проговорила Джива, и обе женщины направились  к выходу.
- До свидания, - вымолвил уже вдогонку им Манкольн. Он все еще не пришел в себя от такого знакомства.
- Ну что, пойдем дальше, я покажу тебе мои самые любимые цветы, - увлекая Манкольна в дальнюю часть оранжереи, щебетала Любава, - и пусть простят меня прочие растения, но цветы все же я люблю больше всех.
Цветы были действительно великолепны, в отличие от тех которые росли в саду, они отличались ещё большим разнообразием красок, форм и ароматов. Размеры бутонов были значительно крупнее, а лепестки нежнее. Наклонившись к ним, Любава очень нежно начала целовать повернувшиеся к ней бутоны. Некоторое время она ласково разговаривала с ними, казалось, позабыв о своем спутнике. Манкольн, стоя немного сзади, пытался переварить в своем мозгу увиденное. Юношу буквально захлестнула волна новых впечатлений. Его сущность только начала нарабатывать третье ментальное тело, поэтому многое, увиденное здесь, было ему в диковинку. Но юноша, надо отдать ему должное, прекрасно справлялся с заданным ему экзаменом. Он как губка впитывал вновь полученные знания, и умело, анализируя их, раскладывал в своем мозгу по полочкам. Любава между тем,  закончив общение с любимыми цветами и обернувшись к Манкольну, неожиданно поцеловала его. От неожиданности юноша немного опешил, и вновь, как и при их первой встрече в нем поднялась и захлестнула его с головой волна блаженства и всеобъемлющей любви к этой девушке. Но он так и не осмелился поцеловать её в ответ. Поборов смущение он промолвил:
- Любавушка, а хочешь, я покажу тебе свой звездолет и научу тебя управлять им.               
- Конечно, ведь у нас еще есть время, не правда ли? Пойдем же поскорее, - ответила девушка и, взяв Манкольна за руку, повлекла его к выходу. Цветы, кустарники и деревья благодарственно кланялись им, шелестя листвой, напевая, слышимые только Любавой, напевы. Птицы нежно щебетали им в след. Выйдя из оранжереи и проходя мимо белокаменного дворца, Манкольн заметил вдали, поднимающуюся на террасу одинокую фигуру. В приближающемся молодом человеке он узнал Хорна.
- Вот так встреча, а это и есть твоя красавица? – проговорил, подходя к ним, широко улыбающийся Хорн.
- И я не менее удивлён, встретив тебя здесь, - отвечал Манкольн, - познакомься – это Любава, о которой я тебе рассказывал.
- А ты, как я догадываюсь, Хорн, наставник и командир Манкольна? – глядя на подошедшего юношу, проговорила девушка, - я тоже немного знаю о тебе, и не к моему ли отцу ты направился, утром он говорил, что будет встречаться с пилотом вайтманы. 
- Если ты дочь Тарха, то ты не ошиблась, я действительно спешу на встречу с твоим отцом. Я несказанно рад за тебя Манкольн, - обращаясь в свою очередь к тому, проговорил Хорн, - ведь отец твоей девушки – Высший Иерарх Светлых Сил. 
«Неужели отцом Любавы является Тарх – знаменитый Даждьбог, о котором он столько много наслышан?» - пронеслось в мозгу у Манкольна. Поистине этот день был для него днем необыкновенных открытий.   
- Ну, вот и познакомились, - подвела итог Любава.
- Мы идем на корабль, я хочу показать его Любаве, надеюсь, ты не будешь против? – обращаясь к Хорну, проговорил Манкольн.
- Конечно же, я не против, надеюсь сегодня мы еще увидимся, а сейчас мне пора. Кстати, давайте-ка, я запечатлею вас на память, - проговорил Хорн, доставая малогабаритный голограф, и направив его на влюбленных, нажал зеленую кнопку. Затем, убрав аппарат в карман, двинулся в строну Дворца. А влюбленная парочка продолжила свой путь по направлению к взлетно-посадочной площадке, которая уже виднелась внизу за террасой. Среди находящихся на площадке пяти вайтман и одной громадной вайтмары только одна из них имела серебристый цвет. Это и был корабль, пилотируемый Хорном и Манкольном. Девушке не раз приходилось летать на космических кораблях, но она ни разу не была в кабине пилотов и тем более не умела управлять. Подойдя к вайтмане, Манкольн с необычайной ловкостью поднялся к кабине и выпустив трап, помог девушке подняться вверх. Они вошли в кабину пилотов. Над кабиной возвышался прозрачный купол, казавшийся совершенно невидимым, и девушке сначала даже показалось, что ограждение кабины вообще отсутствует. И лишь только несколько приборов-регистраторов, вмонтированных в прозрачный купол перед двумя креслами пилотов, говорили о его наличии. Непосредственно перед  креслами пилотов располагалась приборная доска, совмещенная с пультом управления кораблем. Оборудованная сенсорной панелью, она была совершенно гладкой. Манкольн расположился в одном из двух кресел и предложил девушке занять соседнее. Он нажал почти невидимую кнопку в боковой части пульта управления, и приборная доска засветилась различными надписями, шкалами приборов и большим, голубого цвета, экраном по центру.
- Введите пароль и включите идентификатор радужной оболочки глаза, - раздавшийся непонятно откуда женский голос, слегка напугал Любаву. Манкольн быстро набрал комбинацию букв и цифр на сенсорной панели и приблизил правый глаз к выдвинувшейся из передней части панели трубке.
- Идентификация прошла успешно, прошу задать программу полета, - проговорил тот же женский голос и на центральном экране появились какие-то таблицы, надписи и рисунки.
- К сожалению, милая Любава, я не могу сейчас задать необходимую программу полета, так как при этом автоматически произойдет её регистрация и включится связь с центром управления полетами на Мидгарде. Но как-нибудь я смогу взять тебя в полет и ты сможешь сама все увидеть и научиться. А сейчас я только расскажу тебе об устройстве и назначении всех этих приборов.
- Манкольн. Я очень тебя прошу взять меня с вами сегодня в полет. Я прошу, уговори Хорна, когда он вернется. А родителям, чтобы они меня не потеряли, я отправлю голографическое сообщение. Тем более, повидав много разных планет, я к своему стыду ни разу не была на Мидгарде. А ведь именно на вашей планете, как я слышала,  находится Источник Жизни. Конечно, мне пока рано появляться перед ним, моя сущность еще не закончила планетарный путь своего развития, но мне уж очень хочется повидать Даарию и ваш Асгард. Говорят он поистине чудесен, и уступает по своей красоте только Асгарду Небесному. 
- Ты права наш Асгард действительно прекрасен, но я не уверен, что Хорн согласится взять тебя сегодня с нами. Кроме того, ты должна попросить разрешение на полет у своих родителей.
- Нет, милый Манкольн, родители могут не пустить меня одну, даже с тобой, поэтому лучше будет, если я поставлю их перед случившимся фактом. И я надеюсь, что ты сможешь уговорить Хорна взять меня с вами. Ведь он является твоим лучшим другом, - умоляюще проговорила Любава. В это время послышался шум в нижней части корабля. Манкольн взглянул на хронометр, до отправления осталось ровно два часа. Значит, начали прибывать купцы и пассажиры. Манкольн отключил пульт управления и, оставив девушку в кабине пилотов, спустился вниз. В это время купец, которого они встретили у оранжереи Дживы, загружал в нижний отсек корабля свои растения. И Манкольн, поприветствовав его, приступил к выполнению своих  обязанностей.    

Глава 6. ТАРХ.
               
Даждьбог – творец и покровитель
Цивилизаций Свята Расы.
Миров Сварожъих охранитель,
Его деяния прекрасны!
 
   
Проводив Перуна, Тарх решил немедленно заняться исполнением решений, принятых на Высшем Совете. Первым делом необходимо было подготовить и отправить на Мидгард три военных вайтмары, оснащенных полным комплектом вайтман, вооруженных по последнему слову техники. Для этого он решил лично отправиться на взлётно-посадочную площадку и проконтролировать процесс подготовки и отлета на Мидгард боевого десанта. Сев в воздухоплавающий челнок и отдав распоряжение пилоту о маршруте движения, Тарх позволил себе немного отдохнуть во время полета. За последние сутки ему удалось поспать всего два – три часа. Сейчас конечно не удастся полноценно отдохнуть, но во время полета, продолжительностью около получаса, можно будет полностью расслабиться и восстановить мышечную и умственную энергию, израсходованную за прошедшие сутки. Тарх удобно расположившись в кресле, закрыл глаза. Просканировав окружающее пространство и ближний космос на предмет отсутствия отрицательных энергий, и сняв гравитационно-временные ограничения, он пополнил свою сущность положительной космической энергией. После чего позволил телу полностью расслабиться и отпустить свои мысли в свободный полет. 
Перед ним, как из тумана, стали всплывать картины далекого и в тоже время такого близкого прошлого. Погрузившись в реку воспоминаний, он отчетливо увидел картину беззаботной юности, когда  отец отвез его, юного отрока, с младшей сестрой Тарой и маленькой Дживой сюда, на Ингард. В то время рукав галактики, в котором находилась их Родина – Чертог Орла, пересекал пограничную с Пекельными мирами зону. И наступившая там Ночь Сварога,  могла негативно отразиться на правильном развитии  молодых сущностей Дживы, Тары и Тарха. Чертог Орла, находящийся ближе всего к этой зоне, наиболее интенсивно пронизывался потоками первичной материи «G», оказывающей наиболее неблагоприятное воздействие на эволюционное развитие молодых сущностей. Чертог Расы, напротив, наиболее удаленный от этой зоны, был, в значительно меньшей степени, подвергнут влиянию отрицательного эволюционного перекоса.  И, следовательно, влияние Ночи Сварога на Ингарде было минимальным. Для сущности юного Тарха, нарабатывающего в то время третье ментальное тело, влияние Ночи Сварога было в меньшей степени губительно, чем для его младшей сестры. Сущность Тары к началу наступления Ночи Сварога имела лишь одно, ментальное тело, а начавшее только нарабатываться второе ментальное, было особенно уязвимым. Немногим превзошла её и сущность Дживы, заканчивавшая наработку второго ментального тела. И поэтому, оберегая  детей, Перун отправил их в то место вселенной, где влияние отрицательного эволюционного перекоса имело минимальное воздействие на юные сущности. Конечно же, дети серьезно не задумывались над этой проблемой. Взрослеющий Тарх полностью предавался своим юношеским развлечениям, а Тара с Дживой находили удовольствие в забавах и играх. Юные годы, проведенные на Ингарде, запечатлелись для Тарха в наиболее ярких и красочных воспоминаниях. Здесь изменились его чувства к Дживе. Он повзрослел и совершенно другими глазами увидел, расцветающую словно нежный бутон, молодую девушку. Она все более стала привлекать его юношеский взгляд. Тарх впервые ощутил, какое то новое, неизведанное им ранее, чувство теплоты и нежности к ней. Именно здесь, на Ингарде, Джива, которую он боготворит и по сей день, стала его первой и единственной настоящей любовью. Источник их взаимной любви не только не иссякал по прошествии тысячелетий, а наоборот наполнялся новыми жизненными потоками. Молодые люди не просто безумно любили друг друга, они смотрели в одном направлении, они мыслили одинаковыми понятиями и категориями. И это, несомненно, оказало положительное влияние на эволюционное развитие их сущностей, закончивших именно здесь, на Ингарде, планетарный цикл своего развития. Огромная взаимная любовь стала неиссякаемым источником гармоничного развития их сущностей по всем направлениям. 
Воспоминания его были прерваны пилотом челнока, сообщившим об окончании полёта. Вернувшись к реальной действительности, и включив гравитационно-временное поле, Тарх вышел из челнока, приземлившегося рядом с центром управления полетами, расположенным в самом центре огромных размеров, ромбовидной взлетно-посадочной площадки. Здание центра представляло собой огромного размера прозрачный купол, покрытый снаружи плазменным образованием бирюзового цвета, позволяющим наблюдать его из ближнего космоса. В непосредственной близи от здания центра по периметру располагались шестнадцать Игл небесных, служащих для поддержки Нитей Движения, и осуществления связи с космическими кораблями посредством Зова многодольного. Рис. 3. Взлетно-посадочная площадка космодрома, разделенная территориально на шестнадцать секторов, соответствующих Чертогам Сварожъего круга, была покрыта высокопрочной материей серого цвета. Справа от входа в здание центра управления полетами, в секторе Чертога Орла, стояла огненного цвета вайтмара, принадлежащая Тарху. С любовью, обведя её взглядом, Тарх вошел в открывшиеся перед ним двери центра управления полетами. По периметру прозрачного изнутри купола, напротив каждого сектора, стояли столы с пультами управления. У каждого из столов находились по два диспетчера, занимающиеся регулированием полетов и осуществлением связи между космодромом и космическими кораблями. Сенсорные пульты управления позволяли наблюдать и контролировать как процессы взлета и приземления, так и сами полеты в обоих направлениях, вплоть до приземлений и взлетов на площадках других планет. В центральной части помещения располагался большой круглый стол для проведения совещаний. В центре стола стояла аппаратура, обеспечивающая обслуживание и безопасность самого здания центра управления полетами.   Чтобы не отвлекать от работы персонал, Тарх подошел к диспетчерам, контролирующим полеты на Мидгард и обратно. Отдав обоим все необходимые распоряжения, и тщательно проинструктировав их, он вышел, и удобно расположившись в своей огненной колеснице, стал ожидать прибытия командиров трех военных вайтмар, которые он решил отправить на Мидгард. Прибывшим в течение минуты командирам, являющимися высококлассными пилотами, он отдал необходимые распоряжения и тщательно произвел инструктаж. И уже буквально через несколько минут после отбытия пилотов, в секторе полетов к Мидгарду начались спешные, но четко организованные мероприятия по подготовке к полету. Тарх внимательно наблюдал за происходящим. Через открытые боковые люки серебристых военных вайтмар одна за другой влетали внутрь и занимали, отведенные им парковочные места,  серебристого цвета вайтманы. На первый взгляд, кажущиеся хаотичными, движения вайтман, на самом деле были четко организованы и выполнялись в строгом соответствии с циклографиком погрузки.  На исходе часа после начала погрузки, весь перечень подготовительных  работ был завершен, о чем не замедлили доложить, прибывшие для доклада к Тарху, командиры кораблей. Учитывая огромную важность миссии, Тарх решил самолично осмотреть готовые к полету  вайтмары. Сопровождаемый командиром, он поднялся на борт ближней к нему вайтмары. Все парковочные места были на сто процентов заняты вайтманами, закреплёнными, согласно утвержденным схемам и правилам техники безопасности. Тарх лично осмотрел каждую из ста сорока четырех, находящихся на борту вайтман. Половина из них была оснащена лазерными генераторами, на остальных располагались установки, несущие на борту фаш-разрушитель.
Убедившись в полной боеготовности, Тарх, сопровождаемый  командиром вайтмары, проследовал в кабину пилотов. Пятеро вторых пилотов, составляющих экипаж  вайтмары, по военному приветствовали вошедшего Иерарха. Включив связь, чтобы его могли слышать так же сто сорок четыре пилота  вайтман, Тарх подробно проинструктировал экипажи. Покидая корабль, Иерарх отдал последнее распоряжение о маскировке корабля под вид торговой вайтмары. Аналогично он произвел проверку и на двух других вайтмарах. В то же время в секторе Чертога Орла приземлились пять военных, но уже замаскированных под торговые, вайтман. Тарх поочередно осмотрел их. Три вайтманы были оборудованы Пси-генераторами, а на двух остальных находились запчасти к Вратам Междумирья и Иглам Небесным. Отправку космических кораблей на Мидгард, Тарх отсрочил до своего особого распоряжения. Вечером он должен по телепатическому каналу связаться с Фатомом, обрисовать ему сложившуюся ситуацию, дать необходимые инструкции и распоряжения, и после этого отправить подготовленный десант. Сев в ожидающий его челнок, и отдав пилоту команду, лететь в свой дворец, Тарх вновь позволил себе небольшой отдых. Удобно расположившись в кресле и закрыв глаза, он вновь отключил гравитационно-временное поле и отправил свою сущность в путешествие по волнам памяти.
Его мысли вновь вернулись в те далёкие времена, когда они, почти в одно время с Дживой, завершили планетарный цикл развития своих сущностей. И это произошло здесь, на Ингарде. Затем они вместе отправились через Врата Междумирья на Мидгард, для дальнейшего продолжения своего эволюционного развития и восхождения по Золотому Пути Духовного Восхождения. Прибыв на Мидгард, Тарх и Джива несколько недель путешествовали по  Даарии, изучая географию, флору и фауну населенного цивилизацией Свята Расы материка. Особенно полюбился им Асгард, расположенной на вершине горы Меру. Такого величественного в своем великолепии города они не встречали. И лишь Асгард Небесный превосходил его по красоте и величию. Но целью молодых людей был – Источник Жизни. Никто из жителей Мидгарда не знал о месте выхода Источника Жизни на поверхность. Обратившись по телепатическому каналу к помощи отца, Тарх получил совет разыскать Жреца – Хранителя Источника Жизни. Но получилось так, что Жрец – Хранитель сам разыскал их и поведал о том, что Источник Жизни выходит на поверхность не на Даарийском материке, а в центральной части большого южного материка.  Тарх до мельчайших подробностей помнил эту встречу с человеком, видящим все насквозь и читающим чужие мысли. Но больше всего его поразили величайшие способности Жреца – Хранителя ведать прошлое и будущее. Он как сейчас помнил его слова, обращенные к нему с Дживой:
-  Сейчас дети мои, вам предстоит сложнейшее испытание. Источник Жизни, который вы безуспешно найти пытаетесь, схоронен глубоко в недрах планеты. И ценен он тем, что всему живому силы дарует, людей наделяет согласно их мыслей, а в таких как вы, ставших на Путь Золотой, раскрывает сокрытые силы.  Высшие Иерархи Светлых Сил со своих вайтмар золотых без устали  наблюдают за Мидгардом, храня Источник Жизни от тех, кто родился в Мирах Пекельных, что в Бездне Глубокой. И по сему выходы Источника Жизни на поверхность сокрыты от глаз посторонних. Вам же о месте выхода Источника Жизни на поверхность я поведаю. Ибо прибыли вы сюда не из праздного любопытства и не с недобрыми намерениями, а для дальнейшего продвижения сущностей ваших по Пути Золотому. Выходит на поверхность сей Источник в центре материка огромного, находящегося к югу от Даарии. И нет на том материке  людей, принадлежащих к Цивилизации Свята Расы. А заселен он людьми, стоящимися на низшем пути эволюционного развития и ведущими стадный образ жизни. И люди те, являющиеся продуктом эволюционного развития Мидгарда, мало, чем напоминают людей, а относятся скорее к высокоразвитым животным. Встречаются их стада и вблизи от выхода на поверхность Источника. Вам же придется встречаться и контактировать с ними, будьте предельно осторожны и не допустите насилия над ними. Прожить у Источника придется вам столько времени, за сколько Месяц полный оборот вокруг Мидгарда совершит и два раза Фата обернется, а Леля целых четыре раза. И нельзя будет вам пользоваться дарами и предметами цивилизации нашей, и лишь одежды свои вам носить разрешается. А сейчас на карту взгляните, и место сие  хорошенько запомните.
         Перед газами Тарха и Дживы появилась голографическая карта Мидгарда с указанием на ней места выхода Источника. В отличие от других голографических изображений, данная голограмма была невидна для глаза обычного человека. Что также свидетельствовало о её секретности и величайшей тайне об Источнике.
- А теперь дети мои, я благословляю вас. Ступайте же с миром, - промолвил седовласый старец и удалился.
Тарх вынужден был прервать воспоминания, всколыхнувшие его сущность, так как челнок уже приземлился рядом с его дворцом. Войдя во дворец, Тарх прошел в свой кабинет. До встречи с пилотом вайтманы, прибывшей с Мидгарда, оставалось еще около получаса, и Тарх решил связаться по телепатическому каналу с Фатомом. Во время сеанса связи Тарх сообщил Фатому обо всех известных ему фактах, а также о намерениях Кощеев, и кратко изложил суть решений, принятых на военном  совете Высших Иерархов. Однако, зная решительность и напористость Иерарха, Тарх сознательно не сообщил ему о месте сосредоточения Тёмных. Также попросил встретить военный десант из вайтман и вайтмар, который намеревался отправить в ближайшие часы. Кристалл-хранитель информации, который попросил Фатом, Тарх пообещал отправить сегодня же с пилотом вайтманы. А также попросил ожидать прибытия Перуна и обеспечить ему необходимые меры скрытности и безопасности. 
По окончании сеанса Тарх узнал, что пилот торговой вайтмары, прибывшей с Мидгарда, уже явился во дворец и ожидает его.  Тарх подошел к рабочему столу, в правом нижнем ящике которого располагался сейф. Приложив средний и указательный пальцы в едва видимые углубления около ручки, и получив подтверждение о полной идентификации в виде загоревшегося в верхней части дверцы, небольшого экрана, открыл сейф. На нижней полке сейфа лежали несколько, различного размера, формы и цвета, кристаллов. В верхней же части находилась еще одна запертая дверка. Тарх произнес ключевое слово, и после идентификации пароля и тембра голоса, дверка самопроизвольно открылась. На верхней полке лежал небольшого размера серебристый ящичек, напоминающий шкатулку. Его Тарх и извлек, положив на рабочий стол. Заперев сейф, Тарх открыл вынутый из него серебристый ящичек. В то же время пространство его кабинета осветилось пульсирующим желтовато-белым светом, излучаемым кристаллом. Это и был кристалл-хранитель информации. Вынув его из ящичка и положив на ладонь, Тарх некоторое время неотрывно, словно загипнотизированный, смотрел на него. Затем положив обратно, закрыл ящичек, и  перенеся его за круглый деревянный стол, просканировал окружающее пространство. Убедившись в надежности защиты и отсутствии отрицательных энергий, впустил ожидающего у дверей кабинета Хорна. 
В кабинет вошел красивый, статный, уверенный в себе молодой человек. Искрометно поборов в себе, возникшее при виде Светлого Иерарха волнение, он согласно ведическим традициям низко поклонился и представился. Тарх оглядел вошедшего юношу с головы до ног и, оставшись довольным, предложил тому сесть за круглый стол.
- Доброго здравия Хорн! Если у Фатома все пилоты такие же красивые и статные как ты, то я уверен, что Мидгарду повезло. Как долго ты пилотируешь свой корабль?
- Сегодняшний полет – сотый, - без какого либо волнения в голосе произнес Хорн, - а вообще я окончил курсы пилотирования вайтмар и жду назначения на один из кораблей этого класса.
- Похвально юноша, ну а теперь ближе к делу. Я возлагаю на тебя очень важную и в то же время секретную миссию, - проговорил, испытывающее глядя в глаза Хорна и беря со стола шкатулку с кристаллом, Тарх, - твоя задача доставить на Мидгард и передать лично в руки Фатому этот ящичек. Он ни в коем случае не должен попасть в посторонние руки, да и знать о нем никто ни должен, даже второй пилот. Пусть эта миссия будет твоим испытательным экзаменом, я верю в тебя, сынок.
- Я обещаю, что доставлю его в целости и сохранности, и об этом кроме нас с Вами никто не узнает, - четким по военному поставленным голосом произнес Хорн, - разрешите идти?
- Хорошо, только сначала давай примем меры предосторожности, - и, произнеся магическое заклинание, Тарх прикоснулся к ящичку, который в то же время стал уменьшаться в размерах. Уменьшив шкатулку до размеров горошины, Тарх пристегнул её к вынутой из кармана серебряной цепочке. Затем, надев цепочку на шею Хорна, вновь произнес заклинание, и цепочка вместе с уменьшенной шкатулкой стали невидимыми.
- Вот теперь можешь ступать, да хранят тебя Светлые Силы! – произнес он и выпустил Хорна из кабинета.


Глава 7. ОПЛОТЫ КОЩЕЕВЫ.

Кощеи возвели оплоты
На Леле, к Мидгарду вблизи.
В строжайшей тайне их пилоты
Фаш-разрушитель завезли.

На невидимой с Мидгарда обратной стороне луны Лели, наблюдалось заметное оживление. В каждом из пяти, симметрично расположенных в виде пятилепесткового цветка, кратеров стояли черного цвета военные космические корабли-гиганты . Каждый из  пяти кораблей-гигантов располагался в центральной части почти круглых, с гладкой твердой поверхностью, неглубоких кратеров. Вокруг этих огромных по размеру кораблей, имеющих форму сигар, словно гигантские пчелы около летка улья, роились такого же черного цвета корабли-карлики, имеющие форму дисков. Одни из них залетали в открытые боковые люки, другие же вылетали, создавая зрелище хаотичного роения. На самом же деле, кажущиеся беспорядочными перелеты, подчинялись группе темнокожих, небольшого роста, приземистых гуманоидов, являющихся представителями Пекельных Миров. Расположившись на  возвышенной открытой горизонтальной площадке, находящейся в центре между кратерами, пятеро гуманоидов руководили процессами загрузки оружием военных кораблей-гигантов. Они были высококлассными военными пилотами и, по всей видимости, не плохо знали свое военное ремесло. Неподалеку от кратеров находилось громадных размеров искусственное, недавно выстроенное из первичных материй, сооружение, напоминающее по форме гигантскую пятигранную пирамиду. Сооружение выполняло роль склада-арсенала. В нем были размещены крупные запасы недавно доставленного сюда из Пекельных Миров, страшной разрушительной силы, оружия. Черные корабли-карлики влетали в открытые в боковых стенах проемы, расположенные в верхней части пирамидальной формы сооружения и, загрузившись вооружением, вылетали через аналогичные проемы, расположенные  в нижней части пирамиды, ближе к её основанию. Кроме оружия на борт нескольких кораблей-карликов были загружены Пси-генераторы, служащие для подавления воли тех, против кого они были настроены.
Невдалеке от пирамиды-арсенала, и в то же время на расстоянии прямой видимости от кратеров, на небольшом кургане располагалось недавно выстроенное, небольшого размера сооружение. Это, серого цвета, имеющее форму сферы строение, служило штабом Кощеев. Внутри, в центральной части штаба, вокруг пятигранной формы стола сидели пятеро Кощеев, являющихся Иерархами Тёмных. Один из них сидя, откинувшись на спинку кресла, держал речь. Это был среднего роста, с почти черным, землистого цвета кожи лицом, гуманоид. Вытянутое вертикально с заостренными чертами лицо, не имеющее волосяного покрова, придавало ему устрашающий вид, вызывающий отвращение. Узкие глаза с черного цвета крупными бегающими зрачками, придавали взгляду зловещий вид. Заостренные кверху, оттопыренные ушные раковины находились в постоянном движении. Широкие ноздри с тремя отверстиями периодически раздувались. По всему было видно, что он является здесь главным.
-  Князья Тьмы, Служители Чернобога, наши приготовления к операции по захвату и оккупации Мидгард-земли находятся в стадии завершения, - начал он низким, громоподобным голосом, - нам удалось незамечено перебазировать военные арсеналы сюда на Лелю и построить здесь свою военную базу. Следующий этап нашей операции – захват Даарии, порабощение их цивилизации и получение доступа к Источнику Жизни. Приказываю каждому из вас поочередно доложить об  исполнении полученных вами приказов и ходе выполнения работ. Докладывай Кощей-Альф, - обратился говорящий к сидящему справа от себя гуманоиду, имеющему не менее устрашающий и вызывающий отвращение вид.   
- Высокочтимый Великий Князь Тьмы! Осмелюсь тебе доложить, что погрузка и размещение вооружения на наши космические корабли через три часа завершится. Корабли-карлики с полным боевым комплектом на борту займут свои места в пяти кораблях-гигантах. Каждый из пяти кораблей-гигантов несет на борту боекомплект, состоящий из Пси-генераторов, лучевого оружия заправленного цираном и установки с фаш-разрушителем. Кроме того, на борту каждого из пяти кораблей-гигантов размещен полный комплект кораблей-карликов, в количестве шестидесяти шести единиц на корабль. Из них, сорок несут на борту фаш-разрушитель, двадцать – лазерное оружие, четыре – Пси-генераторы, и два с легким комплектом вооружения, и установками, делающими их невидимыми, служат для разведывательных целей. Также имеется специальное звено разведки, состоящее из двадцати кораблей-карликов, не имеющих на своем борту серьезного вооружения, но оснащенных установками, делающими их невидимыми и неслышимыми. И еще пятьдесят кораблей-карликов находятся в резерве. Экипажи кораблей укомплектованы на сто процентов. Кощей-Альф доклад закончил и ждет дальнейших распоряжений, - закончил свой доклад гуманоид. Следом за ним приступил к докладу чужеземец, сидящий по левую руку от главного Кощея.
-  Высокочтимый Великий Князь Тьмы! Разреши доложить о том, что мною закончена разработка стратегического плана военной операции, - проговорил докладывающий и достал из-за пазухи, одетого на него черного балахона, свиток-карту с изображением Мидгарда, Лели и, обозначенных стрелками разных цветов, направлений ударов. Все присутствующие склонились над картой, а докладывающий продолжал, - при объявлении часа «Х», в воздух поднимется разведывательное звено. Корабли-разведчики взлетают и в меридиональном направлении, огибая Лелю, двигаются в сторону Мидгарда. Не входя в атмосферу планеты, зависают над Даарийским материком и приступают к сканированию его территорий. Обнаружив все цели, выполняют передачу их координат на военные корабли-гиганты и корабли-карлики. Координаты космодромов и Врат Междумирья передаются на корабли, несущие на борту фаш-разрушитель. Координаты городов и поселений передаются на корабли, оснащенные лазерным оружием, заряженным цираном. Следующий этап операции – взлет пяти кораблей-гигантов, приближение их к Мидгард-земле и рассредоточение над Даарийским материком. Далее, получившие координаты целей корабли-карлики, вылетают из маточных кораблей и сосредотачиваются над заданными целями. По окончании рассредоточения, одновременно всеми кораблями наносится удар по всем наземным объектам планеты. В случае обнаружения кораблей противника, те подлежат немедленному уничтожению. Надеюсь на то, что операция начнется во время тройного новолуния, что обеспечит её скрытность, и наши военные корабли не будут замечены с Мидгард-земли до начала нанесения военного удара. Кощей-Бет доклад закончил и ждет дальнейших приказаний, - закончил речь второй гуманоид и убрал за пазуху свиток-карту. Тут же к докладу приступил гуманоид с почти черным, отливающим фиолетом, цветом кожи.
- Высокочтимый Великий Князь Тьмы! Позволь доложить о результатах последних разведывательных операций и осветить информацию, полученную от завербованного  нами агента, проживающего на Мидгард-земле. Иерарху Светлых Фатому все же стало известно о готовящейся нами военной операции против Мидгард-земли. Наш агент присутствовал на проводимом им совещании. Правда им не известно о наших силах и возможностях и о начале проводимой нами операции. Это дает нам в руки неоспоримые козыри, но, учитывая их осведомленность, начало операции необходимо будет ускорить. И в первую очередь нужно будет уничтожить корабли-разведчики, поднятые в воздух Светлыми. Это повысит наши шансы остаться незамеченными в начальной стадии операции, что очень важно. Кроме того, агент сообщил, что Фатом  в ближайшее время ожидает прилета Высшего Иерарха Светлых – Перуна. Кощей-Гам доклад закончил.
 Далее к докладу приступил последний, из присутствующих на военном совещании гуманоидов. Он выполнял функции первого заместителя Великого Князя Тьмы. Его задачей была организация порабощения, оставшихся в живых жителей Даарии и захват Источника Жизни. По внешнему виду он был почти копией Главного Кощея, но с более светлым цветом кожи, имеющим синеватый оттенок.
- Высокочтимый Великий Князь Тьмы! – проговорил он более высоким, чем у всех остальных, голосом, -  я на сто процентов уверен в успехе нашей военной операции. В мою задачу входит захват Иерарха Фатома и Жрецов – Хранителей живыми. Попав в мои руки, они сами принесут мне на блюдечке информацию о местонахождении Источника Жизни. Поверьте мне, уж я смогу развязать им языки, а местное население под воздействием наших Пси-генераторов станут нашими рабами. Я могу гарантировать, что вы получите на этой планете то, к чему всегда стремились – райскую жизнь. Кощей-Омег свои мысли высказал, - закончил свою речь последний из докладчиков.
- Ну что же, вы все, здесь сидящие хорошо поработали, - взял итоговое слово Главный Кощей, - но сейчас нам предстоит главный этап операции. И как я вижу, вы к нему готовы. И самое главное, в ближайшие часы к нам должен прибыть Чернобог с тремя советниками – Наивысшими Князьями Тьмы. Он будет непосредственно руководить военными действиями по захвату Мидгард-земли и объявит о часе «Х». Особо отличившихся в ходе военной операции командиров, Чернобог обещал наградить лично. Все вы получите в награду богатства этой, завоеванной нами планеты. Тебе, Кощей-Гам, приказываю обнаружить звездолет Перуна и передать координаты его движения Кощею-Альфу. Кощей-Альф, приказываю тебе проконтролировать окончание работ по погрузке и размещению вооружения на космических кораблях, - обращаясь к тому, произнес Главный, - и уничтожить звездолет Перуна при вхождении его в пределы солнечной системы. Все остальные  свободны и до прибытия Чернобога можете оставаться здесь. Всё, совещание закончено.               
       

Глава 8.  ИСТОЧНИК  ЖИЗНИ.

Где Ирий Тишайший струил свои воды,
Там Жизни Источник из недр истекал.
Средь дикой тайги, первозданной природы,
Он в людях заложенный дар открывал.

       После ухода Хорна, Тарх стал ждать сеанса телепатической связи с Перуном. Отец, в целях обеспечения сохранности информации, просил лишний раз не выходить на контакт, кроме заранее оговоренных часов. И вот, наконец, это время с минуты на минуту должно наступить. В ожидании сеанса, Тарх, удобно расположившись в кресле своего кабинета и просканировав пространство, вновь позволил своей сущности пуститься по волнам памяти. Перед ним вновь предстала картина того далекого времени, когда они с Дживой впервые прилетели на Мидгард для посещения Источника Жизни.
После расставания с Жрецом – Хранителем, Тарх с Дживой отправились на взлетно-посадочную площадку, где их ожидала любезно предоставленная в их распоряжение вайтмана. Мысленно поблагодарив Жреца – Хранителя, Тарх с Дживой заняли места пилотов. Тарх умел управлять почти всеми видами космических кораблей. Кроме вайтмар и вайтман он мог пилотировать некоторые из кораблей, принадлежащих цивилизациям Пекельных миров. Вот и сейчас пилотирование вайтманы не составило для него ни малейших затруднений. Включив пульт управления и, настроив, навигатор, он медленно и плавно поднял корабль над материком и приступил к выводу его на околоземное пространство. Услышав рядом восхищенные возгласы Дживы, и взглянув на неё, восторженно смотревшую вниз, на удаляющуюся землю, он не смог  удержаться и посмотрел тоже. Под ними расстилался величественный северный материк, купающийся в лучах лунного света. Расположенное почти в центральной части материка озеро, серебрилось под лунными лучами трех ночных светил, отраженным серебристо-бирюзовым светом. Лежащий в середине озера остров с горой Меру был укутан словно малахитовым покрывалом. На вершине, устремленной в небеса горы, сверкал разноцветьем красок, поражая взгляд своим величием, Асгард. Но более всего завораживала взгляд, переливающаяся всеми цветами радуги, излучающая ярчайшее сияние, вершина Меру. Это, прекрасное для созерцания, свечение исходило от, расположенных на ней вокруг Врат Междумирья, Игл Небесных.  Тарх с любовью и нежностью перевел взгляд на Дживу, не имеющую сил оторваться от сказочного зрелища. Девичий восторг и восхищение читал он в её завороженном, устремленном вниз взгляде. Настроив, навигатор на южное направление, Тарх задал координаты движения и включил автопилот. Вайтмана начала полет в сторону не обжитого цивилизацией южного материка. Внизу серебреными блестками, сверкало Северное море, отражающее в себе три серпа, вращающихся вокруг Мидгарда лун. Наконец далеко на юге, в поле зрения пилота, появился громадных размеров материк. Подлетая к нему все ближе и ближе, стало видно, что он по площади был намного больше Даарии. И вдруг ярчайший луч света ударил в глаза Тарху и Дживе. Их звездолет, вылетевший из зоны полярной ночи, двигался навстречу поднимающемуся над горизонтом  земному светилу. Солнечные лучи все ярче освещали материк, над северными границами которого проплывала в настоящий момент их вайтмана. Все северное побережье материка было покрыто густой растительностью. Словно паутиной из голубых нитей, ориентированных из глубин материка в сторону к Северному морю, была покрыта поверхность суши. Это был бассейн северных рек, располагавшегося снизу материка. Ничего не напоминало, о каких либо следах присутствия цивилизации. Девственным лесам, укрывающим сушу, не было видно ни конца, ни края. Ни каких признаков, хотя бы отдаленно напоминающих поселения, обнаружить не удавалось. Тарху стало немного грустно, ведь им придется провести в этой глухомани не менее тридцати суток. Радовало только одно – здесь не было полярной ночи, распластавшей в настоящее время свой покров над Даарией. Тарх восстановил в памяти карту, показанную им Жрецом – Хранителем, и внимательно всмотрелся в проплывающую под ними местность. Он увидел реку, изображение которой отчетливо помнил на показанной Жрецом  карте, и, отключив систему автоматического пилотирования, начал снижение. В это же время он услышал в голове голос, принадлежавший Жрецу: «Выход Источника Жизни на поверхность найдете вы у брегов Ирия Тишайшего, того, который под вами  сейчас протекает ». Тарх опустил звездолет еще ниже и на малой скорости продолжил движение вдоль петляющего русла широкой равнинной реки. Солнце, поднявшееся уже высоко над горизонтом, мерцающими бликами отражалась от его спокойной, синеватого цвета, поверхности. На, серповидной формы, мысах, в местах поворотов русла, золотился песок. По обоим берегам этой величавой реки, казалось в бесконечные просторы материка, уходили хвойно-лиственные леса, немного пугающие своей девственностью. Ни малейшего признака человеческой деятельности, и даже намека на какое либо его присутствие, не смог увидеть, внимательно вглядывающийся в здешнюю местность, Тарх. Признаки Источника Жизни, о которых он слышал от отца, пока тоже отсутствовали. Но больше всего беспокоило Тарха отсутствие безлесной площадки, на которую можно было бы посадить вайтману. Видимые в отдельных местах линзы лесных еланей были настолько малы, что на них мог бы приземлиться разве что воздухоплавающий челнок. Сверху, над пролетающей вблизи от поверхности воды вайтманой, висели причудливой формы кучевые облака. Местами в Ирий впадали некрупные реки, а кое-где, среди зеленной массы малопроходимых лесов, встречались голубые линзы почти круглых по форме озер. Взгляд Тарха привлекла довольно крупная река, являющаяся правым притоком Ирия. Нет, она практически ничем не отличалась от других притоков, разве что своими размерами, но в треугольнике, образованном руслами её и Ирия, растительность показалось более густой и высокой. Тарх остановил движение звездолета и, зависнув над заинтересовавшим его местом, стал внимательно разглядывать отчетливо видимую невооруженным глазом флору. Да он не ошибся, деревья и кустарники действительно были здесь более крупного размера, чем во всех других местах лесного массива. И почти задремавшая от однообразного ландшафта Джива, интуитивно почувствовав присутствие могучего, дающего силы источника, встрепенулась и вместе с Тархом стала внимательно вглядываться в простиравшуюся под ними местность.
- Источник, где-то рядом, - проговорил задумчиво Тарх, и Джива беззвучно кивнула ему в подтверждение. Запеленговав координаты этой местности, Тарх поднял звездолет над облаками, пытаясь отыскать площадку, пригодную для посадки. Но к глубокому его сожалению такой площадки в пределах видимости не наблюдалось. Тарх был вынужден поднять звездолет еще выше и, наконец, вдали, в юго-восточном направлении, он заметил безлесную возвышенность, напоминающую плато. Продолжая внимательно вглядываться в расстилавшуюся снизу местность, он направил вайтману в ту сторону. Возвышенность действительно представляла собой хоть и не совсем ровную, но пригодную для приземления каменистую площадку. Тарх произвел плавное приземление и, выбравшись из корабля, помог спуститься на землю Дживе. Во все стороны от небольшого каменистого плато простирались девственные леса. Заперев звездолет и сориентировавшись на местности, молодые люди стали спускаться с возвышенности. Через несколько минут они оказались на опушке, ощетинившегося перед ними  леса, стоявшего мрачной сплошной зеленой стеной. По солнцу, едва пробивающемуся сквозь густые кроны огромных деревьев, Тарх уточнил маршрут движения. По всей видимости, светило начало снижаться над горизонтом, значит, дело идет к вечеру. До места выхода Источника по его подсчетам, выполненным еще на борту вайтманы, было не менее тридцати трех километров. Значит, к месту назначения засветло добраться им не удастся и вероятнее всего придется заночевать прямо в лесу. Это немного пугало, но в тоже время и чуточку бодрило путников. Ведь им предстояло прожить в этом девственном лесу, без каких либо средств к существованию такое время, за которое Месяц  полностью обернется вокруг Мидгарда. На Тархе была одета тонкая льняная туника, подпоясанная нешироким кушаком, и легкие сафьяновые сандалии. Его спутница, облаченная в недлинное, едва прикрывающее колени, легкое хлопковое платье, и в кожаные полусапожки, едва доходящие до середины голени, озиралась по сторонам.
- Не бойся Джива, видишь, в лесу никого нет, - успокаивал, как мог, девушку Тарх. Хотя у него самого на душе было не спокойно. Лес мог таить в себе немало опасностей. Во время передвижения по лесу они не встретили ни одного, сколько-нибудь крупного зверя. Лишь несколько небольшого размера зверьков, почти не испугавшихся присутствия человека, не торопясь, скрылись в чаще леса. Птицы тоже не удивляли спутников разнообразием видов и раскрасок. Это были, как правило, небольшие, размером с кулак, чаще коричневого цвета пичуги. Они небольшими стаями собирали корм в кронах огромных деревьев. Их пение не отличалось звонкими переливами, а походило скорее на треск и легкие посвистывания.  Путники прошли уже около половины пути, как начало смеркаться. Вечер принес собой и заметное похолодание, и вскоре Тарх с Дживой почувствовали постепенно овладевающий их телами, холод. Но хуже всего было то, что с надвигающимися сумерками на них обрушились целые полчища кровососущих насекомых. Необходимо было устроить ночлег. Тарх, к тому времени ещё не обладающий знаниями, достаточными для управления стихиями, прекрасно мог справиться с силами гравитации и трения. Используя силу трения, ему в короткий срок удалось разжечь огонь. Джива, отмахиваясь от роя кружившихся вокруг неё насекомых, к тому времени сумела набрать немного хвороста. Разожженный костер обогрел путников,  и не позволял кровососущим насытиться их кровью. Так всю ночь и просидели они у костра, не сомкнув глаз. Наутро, с первыми лучами солнца, принесшими тепло, и избавившими их от назойливых насекомых, молодые люди продолжили свой путь. Проснувшееся в путниках чувство голода, заставило их поискать пригодную для пищи растительность. К счастью  лес изобиловал разными ягодами, довольно приятными на вкус. Кроме того, встречались различные грибы. Подавив чувство голода, продолжившие путь молодые люди, вышли к реке, являющейся притоком Ирия. Вода реки была настолько чистой и прозрачной, что было видно в мельчайших подробностях все дно на несколько метров вглубь. Местами на дне виднелись серого цвета большие камни, между которыми отдельными островками произрастали различные виды подводной растительности. Стаи рыб, различной формы, расцветки и размеров, неторопливо плавали среди этих подводных кущ. Иногда они совершенно близко, без тени боязни, подплывали к самому берегу, и казалось, что они с интересом рассматривают подошедших к воде людей. Тарх с Дживой продолжили свой путь вдоль берега и в скором времени заметили, что окружавшие их деревья стали более могучими, а кусты намного крупнее. Но самым удивительным было то, что ягоды, растущие здесь повсюду, были в несколько раз крупнее обычных. А нередко попадавшиеся на пути грибы вообще казались гигантами. Кроме того, Тарх и Джива почувствовали необычайный прилив энергии, и проведенная у костра бессонная ночь, моментально забылась.  Они поняли, что находятся вблизи от  Источника Жизни. Вскоре они вышли к месту слияния двух рек, одной из которых был Ирий Тишайший. Влияние подземного Источника ощущалось здесь наиболее сильно. Их мысли мгновенно прояснились и открылись друг для друга. Тогда они впервые сами смогли читать чужую мысль и научились общаться друг с другом без слов. Недостатка в пище и питье не было и молодые люди, построив из веток деревьев шалаш, служащий им укрытием поселились здесь. С каждым днем они обретали все новые и новые знания, перед ними открывались новые, неведомые им ранее горизонты. Получая просветление знанием, они уверенно шли по Золотому Пути Духовного Восхождения.
Прожив здесь половину срока, когда Фата успела совершить один полный оборот вокруг Мидгарда, Тарх и Джива впервые встретились с человекоподобными существами, представляющими коренное население планеты, и являющимися  эволюционным продуктом развития планеты. Однажды ранним утром, когда очертания предметов только начали вырисовываться из окутывающего вязкого ночного марева, только что проснувшийся, Тарх почувствовал на себе чей-то пронзительный взгляд. Поверну голову, он увидел через входной проем шалаша пару черных, немного светящихся глаз и очертания человекообразной фигуры. Одновременно он почувствовал новый, ни с чем не сравнимый запах.  В течение нескольких секунд они смотрели глаза в глаза, затем незнакомец не выдержав, молниеносно скрылся в чаще. От треска сучьев убегавшего существа проснулась Джива. Тарх кратко рассказал ей о неожиданной встрече. По всей видимости, человек, если можно было его так назвать, был один. Но Тарх хорошо помнил, что эти люди стояли на низшей стадии эволюционного развития и вели стадный образ жизни. Не следовало исключать вариант появления в скором времени всего стада. Чем это могло грозить, Тарх мог только предполагать. В тот день они с Дживой не отходили далеко от шалаша, но все в округе было спокойно. Вечером, ложась спать, Тарх предложил Дживе поочередное дежурство, он больше всего беспокоился за безопасность любимой девушки. Но ночь прошла спокойно, и уже под самое утро сон все же сморил дежурившего Тарха. Внезапно проснувшись, Тарх вновь ощутил на себе чужой взгляд и снова почувствовал резкий неприятный запах. Уже две пары черных светящихся глаз, расположенных одна над другой, пристально смотрели на них. Сумрак уже начинал рассеиваться и Тарх смог отчетливо разглядеть незнакомцев. Перед ним стояло крупное человекообразное существо, примерно одинакового с Тархом  роста. Однако телосложение его было более коренастым и плотным, а изогнутый в верхней части туловища позвоночник, делал осанку немного сгорбленной и приземистой.  Покрытое густым волосяным покровом тело, не имело никаких одежд. Это была особь мужского пола. Он стоял почти прямо с небольшим наклоном вперед. Опущенные книзу руки, оканчивающиеся крупными, не имеющими волосяного покрова ладонями, свисали ниже колен. Сзади из-за него выглядывала менее крупная особь, вероятно, всего женского рода. Незнакомец жадно вдыхал воздух, так что ноздри его широко раздувались. Тарх легким, едва заметным движением, разбудил Дживу. Хозяева шалаша и пришельцы внимательно смотрели друг на друга.
- Мы пришли с Северного материка, а кто вы? – наконец произнес первым Тарх. Но пришельцы не отреагировали на вопрос и продолжали рассматривать молодых людей. Тарх почувствовал в их взгляде что-то недружелюбное и даже звериное. Дело приобретало нехороший оборот, и Тарх решил применить к незваным гостям гипнотическое воздействие. Как ни странно гипноз не подействовал и, издав громкий, похожий на рычание возглас незнакомец стал протискиваться через входной проем шалаша. Тарх вспомнил наставление Жреца – Хранителя о том, что против местных человекоподобных особей, нельзя применять насилие. Он вновь применил уже более сильное гипнотическое воздействие. Сидевшая сбоку от него Джива, инстинктивно прижалась к нему. Тело её дрожало мелкой дрожью. Но переборов испуг, она тоже пыталась силой своей мысли остановить пришельцев. Но к большому удивлению Тарха и это не помогло. И тогда Тарх решил применить полученные уже здесь на Мидгарде знания и умения. Из первичных материй он в одно мгновение силой своей мысли создал прозрачный, невидимый вооруженным глазом купол, отгородив себя и Дживу от уже вошедших в шалаш непрошенных посетителей. Встретив непреодолимое препятствие, пришелец попытался обойти их вокруг, но невидимая стена не позволяла ему дотронуться до молодых людей. Женская особь, тоже вошедшая в шалаш, не предпринимала каких либо действий и внимательно рассматривала Тарха и, прижавшуюся к нему, Дживу. В течение нескольких минут пришедшие всячески пытались разрушить непреодолимое препятствие. Но неудавшаяся попытка достижения более тесного контакта с хозяевами шалаша вскоре охладила их пыл, и они вынуждены были ретироваться. Оставшись наедине с Дживой, Тарх снял защитное ограждение и они, стараясь не шуметь, выглянули из шалаша. Человекоподобные существа стояли в десяти метрах от них. Особь мужского пола издала громкий, похожий на протяжный вой, крик, и в то же время из чащи к ним стали выходить, озираясь по сторонам, похожие на них соплеменники. Вскоре вокруг них, по всей видимости, собралось все стадо. Издавая нечленораздельные звуки, они то и дело обращали свой взгляд в строну шалаша и, жестикулируя верхними конечностями, вероятно, что-то пытались обсуждать. Вскоре, тот из них, который  недавно так усердно предпринимал попытку знакомства и, скорее всего, являющийся вожаком стада, вновь двинулся в строну, прятавшихся в шалаше Таха и Дживы. Все стадо, насчитывающее около тридцати особей, двинулись за ними. В целях безопасности Тарх вновь отгородил себя и Дживу от приближавшихся к ним людей-приматов прозрачной неприступной стеной. Столкнувшись с невидимой преградой, и выразив искреннее недоумение, отражавшееся на их мимике и жестикуляции, люди-приматы выстроились вдоль невидимого прозрачного барьера. Тарх с Дживой подошли к ним вплотную, и остановились напротив вожака. После чего Тарх поднял кверху согнутую в локте руку с открытой ладонью, обращенной в сторону вожака. Затем он медленно и членораздельно произнес:
- Я – Тарх, а это – Джива, -  и указал на девушку, - мы прибыли с Северной земли. Мы не желаем для вас зла.
 Люди-приматы настороженно слушали его, одновременно внимательно разглядывая. Тарх, применивший при общении телепатический прием, позволяющий понять его речь любому инакомыслящему и инакоязычному существу, добился поставленной цели. И вскоре между ним и вождем завязался диалог, хотя и довольно примитивный, но понятный для обеих сторон. Из разговора Тарх понял, что это местное племя, проживающее на этой территории уже очень давно, и считающее себя хозяевами этой земли. Вожак рассказал, что они слышали о людях-Богах, прилетавших очень давно с севера, и вот впервые увидели их. Вскоре Тарх интуитивно ощутил, что отношений людей-приматов к ним стало дружелюбным. После чего он убрал, разделявший их барьер. Люди-приматы тут же окружили Тарха и Дживу и внимательно, не скрывая удивления и почти детского интереса, рассматривали надетые на них одежды и их самих. Вскоре им это наскучило, и они решили удалиться. Наследующий день они появились снова и принесли с собой дары леса, угостив ими молодую пару. В дальнейшем до самого окончания срока пребывания Тарха и Дживы у Источника, они ежедневно приходили к ним, принося с собой ягоды, грибы и орехи, которыми с большим для себя удовольствием угощали молодых людей. Тарх в свою очередь научил их разжигать огонь, которого они до настоящего времени не использовали и видели только однажды во время пожара, вызванного ударом молнии. В то время они приняли огонь за гнев Богов и бежали от него, и лишишь ливень, затушивший его, спас их стадо от гибели. Сейчас они научились разжигать огонь самостоятельно и управлять им. За этот подарок, сделанный им Тархом, они боготворили его.
Вскоре срок пребывания у Источника Жизни подошел к концу. Тарх и Джива накопили за это время громадный багаж различных знаний, полученных ими из недр Земли и Космоса. Они научились нарабатывать новые тела своих сущностей и могли беспрепятственно проникать в бескрайние просторы Великого Космоса. Их просветленному сознанию стали подвластны законы управления стихиями. Силой своего разума научились они управлять Повелителями Стихий. Источник Жизни раскрыл в них великие, сокрытые до этого момента силы. Именно отсюда, с берегов Ирия Тишайшего, началось их движение по Золотому Пути Духовного Восхождения.  Пришло время возвращаться на Даарию, и Тарх с Дживой вернулись к своему звездолету. Люди-приматы настолько успели привязаться к ним, что последние дни перед отлетом практически не отходили от молодой парочки. Вот и сейчас они, окружив вайтману, с восторгом, и явно читавшимся на их лицах восхищением, ходили вокруг звездолета, внимательно рассматривая его. Тарх решил оставить им на память о себе какой-нибудь предмет. Поднявшись в кабину вайтманы, он вскоре вернулся, держа на ладони ручной хронометр. Передав его вожаку, Тарх научил его, как обращаться с прибором. Джива в свою очередь подарила подруге вожака миниатюрный светильник, работающий на солнечной батарее, позволяющий в ночное время освещать значительную территорию. Люди-приматы бурно выразили свою радость и благодарность, одарившим их пришельцам. Затем, попрощавшись с людьми-приматами, Тарх и Джива вернулись на Даарийский материк.
Воспоминания Тарха прервал голос Перуна, возникший в его сознании. Перун вышел на телепатический контакт с сыном.


Глава 9.  ПОЛЕТ  К  МИДГАРДУ.

Вайтмана к Мидгарду стремится.
Пилотам скрасила полет,
Проникшая на борт девица.
Но чем взволнован так пилот?

Покинув дворец Тарха, Хорн поспешил скорее вернуться на свою вайтману. Приближаясь к кораблю, он увидел, что процесс погрузки купеческих товаров шел полным ходом. Манкольн умело руководил этим процессом. «Толковый парень скоро из него получится настоящий пилот» - подумал, ласково посмотрев в его сторону, подошедший к кораблю Хорн. Поднявшись в кабину пилотов, он с удивлением обнаружил все еще находящуюся там Любаву, внимательно изучающую пульт управления кораблем.
- Еще раз здравствуй Любава, я, честно говоря, думал, что ты уже покинула наш корабль, неужели он настолько привлек твое девическое внимание. По своему опыту я знаю, что молодых девушек мало интересуют технические устройства, а  девушки-пилоты, это такое редкое явление, что я таковых ещё не встречал в своей жизни, - проговорил, обращаясь к ней, Хорн, - мы скоро вылетаем, и мне жаль, что Манкольн не сможет проводить тебя домой.
- А я и не собираюсь домой. Милый Хорн возьмите меня с собой на Мидгард. Я очень хочу научиться пилотировать космический корабль, и не помешаю вам. Я буду только внимательно смотреть и запоминать.
- Но это не возможно, инструкции запрещают нам нахождение посторонних в кабине пилотов во время полета. Кроме того, спросила ли ты разрешения на полет с нами  у родителей?
- Я не буду во время полета покидать кабину, и буду сидеть здесь тихо, как мышка. Так что никто из пассажиров не догадается о моем присутствии. Я очень хочу побывать на Мидгарде. Умоляю тебя Хорн, возьмите меня с собой. А своим родителям я отправлю голографическое сообщение. Уверяю тебя, они не будут так сильно беспокоиться обо мне, ведь я уже почти совсем взрослая и довольно самостоятельная, - умоляюще, чуть ли не плача говорила Любава. На неё нельзя было смотреть без сожаления, и сердце Хорна почти дрогнуло. Но он был командиром корабля и нес полную ответственность, как за корабль, так и за его пассажиров. Но самое главное, его высокодуховная, всесторонне развитая сущность не позволяла ему идти на должностное нарушение, каким являлось нарушение инструкции полетов.
- Нет Любава, не проси меня об этом, я не имею права. Я мог бы взять тебя обычным пассажиром, если бы ты получила разрешение у своих родителей. Без него я не могу взять на себя такую ответственность. Пойдем Любава, я помогу тебе спуститься с корабля, - и, взяв девушку за руку, повлек её к выходу из кабины. На их пути, в грузовом отсеке, они почти столкнулись с, отдающим очередное распоряжение по погрузке, Манкольном.
- Пилот Манкольн, - обратился к нему Хорн, стараясь напустить на себя побольше строгости, - до отправления корабля есть еще несколько минут, я приказываю тебе помочь девушке покинуть корабль. До свиданья Любава, в следующий раз мы возьмем тебя с собой на Мидгард, обещаю.
- Пойдем Любавушка, я провожу тебя, - с нежность в голосе проговорил Манкольн и первым начал спускаться по трапу к земле. Любава с осторожностью следовала за ним. На предпоследней ступеньке у неё слегка закружилась голова, и на секунду потеряв равновесие, она, оступившись, повалилась на землю. Манкольн едва успел подхватить её на руки.
- Что с тобой милая Любавушка, - держа её на руках, низко наклонившись лицом к ней, испуганно проговорил он. Побледневшее лицо Любавы казалось еще более красивым, но это падение не на шутку испугало Манкольна и он, глядя на неё с нежностью и любовью, осторожно положил её на землю прямо рядом с кораблем. Румянец медленно начал окрашивать её щеки, начиная с ямочек. На её лице, наконец, появилась улыбка.
- Не беспокойся Манкольн, со мной все в порядке, просто немного закружилась голова, - тихим голосом проговорила Любава и попыталась встать на ноги. Но тут же ойкнув, снова опустилась на землю. На её нежном, уже порозовевшем личике проявился отпечаток, резко пронзившей ногу, боли. Но она мгновенно сумела совладать с собой и вновь улыбнулась.
- Кажется, я при падении подвернула ногу, - проговорила она. В это время из корабля выглянул Хорн.
- Манкольн, пора взлетать, - проговорил он, обращаясь к тому, но, увидев, сидящую рядом с ним на земле Любаву, с испуганным выражением лица, поспешил спуститься вниз.
- Что случилось? - обращаясь больше к Любаве, чем к Манкольну, произнес он.
- Я такая неуклюжая, что кажется, подвернула ногу, простите меня, - умоляюще глядя то на Хорна, то на Манкольна, нежным, почти всхлипывающим голосом проговорила Любава.
- Хорн, девушка не может сама идти, давай возьмем её с собой, тем более в пассажирском салоне имеется одно свободное место. Я готов поручиться за неё и буду сопровождать её по прибытии на Мидгард. Родителям её я сейчас же сообщу о случившемся.
- Ну, хорошо, если вы не разыграли меня, я готов взять Любаву в качестве пассажира, а ты Манкольн, сообщи об этом её родителям. И пообещай им,  что с девушкой ничего не случится. Ведь по прибытии на Мидгард ты будешь полностью ответственен за неё. А сейчас помоги ей подняться на корабль и окажи необходимую медицинскую помощь, ведь ты, насколько мне известно, неплохо владеешь приемами мануальной терапии, - стараясь сохранять строгость в голосе, проговорил Хорн и поднялся в кабину пилотов. Манкольн взял на руки девушку, с расплывшемся в лучезарной улыбке лицом, и осторожно занес в пассажирский салон. Аккуратно, стараясь не причинить ей боль, усадил её в свободное кресло, оказавшееся рядом с креслом купца, купившего образцы флоры у её матушки. Затем, закрыв люки и проверив их герметичность, вернулся к Любаве и приступил к лечению поврежденного ею голеностопа. Положив травмированную ногу на подставленную под неё небольшую скамейку, ловкими движениями рук, почти не касаясь больного места, произвел сеанс мануального терапевтического лечения. В это время Хорн успел поднять вайтману в воздух и выводил её за пределы атмосферной оболочки планеты. Любава, почувствовав, что корабль поднялся в воздух, была бесконечно рада. Наконец то сбывается её мечта, и она скоро увидит Мидгард, а возможно,  даже побывает у Источника Жизни.
- Попробуй встать Любавушка, - проговорил, окончивший лечение Хорн, и нежно приобняв её за талию, помог ей подняться. На него вновь нахлынула волна бесконечной любви и нежности к этой необыкновенной девушке. Учащенно забившееся, любящее сердце, готово было выпрыгнуть из груди. Но Хорн сумел побороть в себе этот бурлящий в его душе водоворот страстей и внешне старался выглядеть спокойным. И только учащенное дыхание, и легкий румянец, выступивший на щеках, выдавал его.  Любава осторожно встала и не почувствовав никакой боли прошла вдоль прохода. Вернувшись на место, она подошла к Хорну и, не сумев удержать накрывший её с головой порыв радости, обняла его, и нежно поцеловав в щеку, ласково пропела:
- Спасибо тебе милый  Манкольн, я совсем не чувствую боли. Только прошу тебя, ничего не сообщай моим родителям, я сама сейчас отправлю им голографическое сообщение.
- Хорошо, я рад, что ты в порядке, а сейчас извини, я должен идти в кабину пилотов. Я надеюсь, что тебе не придется скучать, ведь рядом с тобой летит умудренный жизненным опытом аксакал с Мидгарда, - повернувшись в сторону, улыбающегося им обоим купца, в смущеннии проговорил Манкольн, - и надеюсь у него припасено немало интересных историй, да и я во время полета буду навещать тебя, - проговорил юноша и поспешил в кабину пилотов. Любава улыбнулась сидящему рядом с ней купцу и принялась записывать голографическое сообщение для Дживы.
Манкольн тем временем зашел в кабину пилотов и занял свое место. Его сердце все еще учащенно билось, и румянец не успел сойти с его щек. Хорн к тому времени успел вывести вайтману из атмосферы Ингарда и, заведя необходимую навигационную программу, перевел корабль на автоматический режим пилотирования.
- С Любавой все в порядке, - поспешил доложить Манкольн, - нога почти не беспокоит её. Надеюсь, к концу полета она будет совершенно здорова. Хорн, я сгораю от нетерпения, услышать о твоей встрече с её отцом – Великим Тархом Перуновичем. Ведь мене самому пока не удалось познакомиться с ним. Скажи, что за дело привело тебя к нему, ты мне об этом ничего не рассказывал?
 Манкольн с нетерпением глядел в глаза Хорна, принявшего излишнюю возбужденность второго пилота за интерес к его визиту к Высшему Иерарху.
- Боюсь разочаровать тебя Манкольн, я действительно встречался с Тархом Перуновичем, но, к сожалению, не смею рассказать тебе о теме нашего разговора. Я надеюсь, ты меня понимаешь. Скажи-ка лучше, сообщил ли ты о том, что Любава летит с нами, её родителям? Они вероятно уже беспокоятся о дочери. А мы, взяв на себя такую обязанность, ответственны за девушку перед  её родителями.
- Хорн, Любава пообещала сама сообщить родителям о полете и у меня нет оснований не доверять ей, - ответил Манкольн. В это время с пульта управления раздался сигнал, извещающий о поступлении с Ингарда голографического сигнала связи. Хорн нажал  на одну из иконок на сенсорной панели управления, светящихся на большей части приборной доски. Почти одновременно в воздухе перед ними начало вырисовываться голографическое изображение Дживы. Молодая женщина была необычайно взволнована.
- Где Любава, что с ней, почему она без разрешения позволила себе полететь на Мидгард? – с нескрываемым волнение проговорило голографическое изображение Дживы, - и почему поставив меня в известность перед случившимся фактом, она отключилась от голографического и телепатического каналов связи?
- Не беспокойтесь сударыня, с Любавой все в порядке, она сейчас находится в пассажирском салоне. Я, как командир корабля, обещаю доставить её на Мидгард в целости и сохранности, а Манкольн обязуется охранять и оберегать её на Мидгарде.
- Мальчишки, - не смогла сдержать себя Джива, - вы не представляете об опасности, грозящей вам и моей девочке.
- Простите сударыня, о какой опасности вы говорите? – изумленно проговорил, обращаясь к голографическому изображению, Хорн. А Джива, поняв, что сказала лишнее, прикусила язык.
- Позовите сюда мою дочь, я хочу поговорить с ней, - настоятельно, с металлической ноткой в голосе, проговорила она. Видя волнение молодой женщины, Хорн решил нарушить инструкцию и пригласить в кабину пилотов Любаву. Кивнув Манкольну, он еще раз попытался успокоить взволнованную Дживу. В это время в кабину пилотов в сопровождении Манкольна вошла немного испуганная Любава. 
- Девочка моя, слава Великому Космосу, с тобой все в порядке. Я не хочу о чем-либо расспрашивать и ругать тебя, но убедительно прошу, сразу же по прибытии на Мидгард, вернуться обратно через Врата Междумирья. А вас Манкольн, - обращаясь к нему, продолжила Джива, - я прошу сопроводить мою дочь от взлетно-посадочной площадки до Врат и отправить на Ингард. Можете считать эту мою просьбу приказом, - с металлом в голосе проговорило голографическое изображение, и растворилась в воздухе. Немного изумленные, Хорн, Манкольн и Любава переглянулись.
Манкольн отправился проводить девушку на свое место в пассажирский салон, а Хорн, внимательно проверив показания приборов и сверив маршрут, осмотрел дальнее и ближнее пространство. Причин для беспокойства не было, полет проходил в штатном режиме. Просунув руку за пазуху, Хорн нащупал маленький твердый, размером с горошину, ящичек, висевший на невидимой серебряной цепочке. От  заключенного в ящичке кристалла исходило тепло. Хорну вдруг сделалось хорошо и спокойно. Он вспомнил про Крону, светлую, чистую, высокообразованную девушку. Среди сверстниц ему не приходилось встречать девушек со столько высоким уровнем интеллекта. Крона была ходячей энциклопедией, кладезем знаний, неиссякаемым источником эрудиции. В то же время она не была затворницей, просиживающей все свободное время за изучением наук и чтением книг, а была довольно общительной девушкой. Крона любила спорт и во многих видах не отставала от своих сверстников мужского пола. В некоторых видах она даже выступала на юношеских планетарных играх и завоевывала награды. Кроме того, она очень трепетно относилась к природе и поэтому любила путешествовать. На Даарии не было ни одного уголка земли, где бы не побывала Крона.  Будучи с ранних юношеских лет самостоятельной, ей было позволено  путешествовать даже на другие планеты, правда, отец в таких случаях отправлял с ней сопровождающего. Для Хорна было большой загадкой, как она могла всё успевать и к неполным восемнадцати годам добиться таких высот в изучении наук, спорте и достигнуть высочайшего уровня интеллекта. И лишь тогда, когда он узнал, что отцом Кроны является Фатом, все встало на свои места. Перенятый от отца генетический код, а так же трудолюбие и упорство в достижении поставленных целей, перешедшее ей от матери, сделали свое дело. Её сущность уже практически наработала четыре ментальных тела и находилась в стадии завершения своего планетарного развития. Хорн иногда задумывался, за что же она полюбила его, простого пилота, совсем недавно наработавшего третье ментальное тело в своей сущности. Относившись к себе слишком самокритично, Хорн видел в себе только одно достоинство – он был чемпионом планеты по плаванию. Вода с детства была его стихией. Он чувствовал её, разговаривал с ней как с живым организмом и понимал её. Хорн научился читать её мысли, мог проникать в глубины её разума. И вода тоже отвечала ему взаимностью, она придавала ему дополнительные силы, питала его сущность живительной энергией. Являясь колыбелью живой природы, и впитавшая в себя за многие миллионы тысячелетий всю совокупность мирового разума, вода одаривала своего любимца, лелеяла и ласкала. Благодаря их взаимной любви Хорн сумел достичь наивысших высот в спортивном плавании. На всей планете ему не было равных ни в одном из водных видов спорта. Особенно высоких результатов достиг он в глубоководном нырянии и подводном плавании. Ни один из ныряльщиков планеты не мог достигнуть пятидесятиметровой глубины, а Хорн легко преодолевал стометровый рубеж. Аналогичная ситуация наблюдалась и в подводном плавании на дальность. За Хорном даже закрепилось негласное прозвище – Ихтиандр. Он уже подумывал выступить на межпланетных играх, проводящихся среди Чертогов, входящих в Сварожъий круг. Такие игры проводились один раз в пять лет по средне-планетарному летоисчислению.  Ближайшие по сроку игры будут проводиться через два года на Троаре – Земле. Часто на чемпионатах планеты по плаванию выступала и Крона. Юношеские игры проходили в составе планетарных игр, и девушка не пропускала такие события. Будучи очень доброй и мягкой девушкой, в спортивных состязаниях она проявляла завидное упорство и настойчивость, что позволило ей добиваться значительных успехов. Она часто становилась призером соревнований в своей возрастной группе, а иногда даже выигрывала главные призы. Хорн во время соревнований всячески подбадривал девушку, что не могло не сказываться на её результатах. Она прогрессировала от соревнования к соревнованию, и Хорн был рад за неё. Крона же в свою очередь училась у Хорна понимать воду, и искренне полюбив ее, общалась с ней как с близкой подругой. Хорн думал о том, что ему несказанно повезло, когда он встретил в своей жизни эту необыкновенную девушку. Его воспоминания прервал  вошедший Манкольн.
- Ну что дружище, ты доволен, что Любава летит с нами, - проговорил, обращаясь к вошедшему Хорн, - вот только родители её уж очень строги, ты не боишься получить от них выговор, когда будешь возвращать им любимое чадо?
- Рад то я конечно рад, да вот только тревожит то, что не понятное для меня беспокойства её матери передалось и Любавушке. И почему Джива так настойчиво требует немедленного возвращения дочери домой?  Это не очень походит на излишнюю опеку, что-то тут другое, – ответил другу Манкольн.
- Возможно, мы чего-то не знаем, ну ничего я думаю, скоро всё прояснится и встанет на свои места. Проговорил немного задумчиво Хорн и приступил к переводу корабля в ручной режим пилотирования. Под ними находилась их родная планета – Мидгард. 


Глава 10. НА  МИДГАРДЕ.
          
О молодость! Славное время.
И в сердце весна бесконечно.
Взошло благодатное семя
Разумное, доброе, вечное.

     Хорн умело пилотировал корабль в плотных слоях атмосферы Мидгарда. Взлетно-посадочная площадка, расположенная с южной стороны у подножия Меру, уже отчетливо просматривалась с корабля невооруженным глазом. Хорна удивило необычайно крупное скопление вайтман и нескольких вайтмар, занимавших почти все свободное пространство космодрома. Ведь этот космодром предназначался только для вайтман. Такого количества кораблей, среди которых половину составляли военные, он до настоящего времени не видел на данной взлетно-посадочной площадке. Ведь военные вайтмары и вайтманы, как правило, базировались на взлетно-посадочных площадках, находящихся в северо-западной и юго-западной частях материка. Хорн в доли секунды вспомнил обо всем, произошедшем за последние дни, и об ореоле секретности, как туманом, укутавшим происходящие в последние часы события, ему сделалось немного не по себе. «Неужели все-таки над Мидгардом нависла угроза звездных войн? Нужно будет прямо спросить сегодня об этом Фатома при передаче ему секретного ящичка» - подумал Хорн. Но он мог умело скрывать свои мысли и настроение. И его внутренне волнение ни коим образом не отразилось на его спокойном, сосредоточенном лице. Выбрав незанятое звездолетами место, он уверенно и высокопрофессионально посадил свою вайтману. Лишь только звездолет коснулся твердой поверхности планеты, Хорн связался с Фатомом, и  вкратце доложив ему о результате полета, договорился о месте встречи с Иерархом.
- Я очень рад, что ты последнее время стал так часто общаться с Высшими Иерархами. Если дело пойдет так и дальше, то наверняка очень скоро ты пересядешь на вайтмару, а я, возможно, займу твое место. Ну а теперь позволь мне исполнить волю матушки Любавы и отправить её дочь на Ингард. Жаль, конечно, что мы не сможем погулять с ней по нашей любимой планете. Я бы показал ей мои сокровенные места, и уверен, что ей бы они понравились, - с нескрываемым в голосе огорчением говорил другу Манкольн после приземления.   
- Ничего дружище, у вас все еще впереди. Я уверен, что вы еще неоднократно вместе будете гулять под незабываемым небом Мидгарда и любоваться прекрасными Лелей Фатой и Месяцем. Ну а сейчас сопроводи девушку до ближайших Врат Междумирья, советую добраться до них посредством кабины мгновенного перемещения. И помни, что, отправив девушку, ты должен сразу же вернуться на корабль. Это приказ, полученный только что от Фатома.
      Манкольн спустился в пассажирский салон. Пассажиры начали покидать корабль, а прибывшие с товаром, приступили к его выгрузке. В пассажирском салоне царило заметное оживление. Любава же сидела в своем кресле и мирно спала. Она не проснулась даже в момент приземления вайтманы. На прекрасных  чертах её юного лица отражалась едва заметная, но в то же время необычайно ласковая и нежная улыбка. Ресницы слегка подрагивали. Вероятно, девушке снился приятный сон. И Манкольну не хотелось возвращать из путешествия по ментальному уровню планеты её девичью сущность. Он осторожно опустился рядом с ней на колени и с нежностью в сердце поцеловал её в румяную щечку, едва коснувшись губами. Однако от прикосновения её губ веки девушки часто задрожали, и она открыла глаза.
- Манкольн, ты не представляешь, какой прекрасный сон мне только что приснился, - со светящимися радостью глазами, и лучезарной улыбкой на прекрасном личике, нежно проворковала Любава. Но, видимо вспомнив наставление матери, улыбка медленно сползла с её выразительного лица, – Манкольн, мне так не хочется возвращаться домой, я прошу тебя, давай погуляем по Мидгарду. Я очень хочу посмотреть на местную флору. Ты же знаешь, как я давно мечтала об этом. Тем более я никогда не видела полярные ночи. Ведь у нас на Ингарде они бывают только в дальних морских просторах.
- Милая Любавушка, я тоже очень хочу того же, однако долг и обещание, данное твоей матушке, не позволяет мне сделать это. Я обещаю тебе, что в следующий раз обязательно устрою тебе чудесную экскурсию по Мидгарду. Сейчас же нам нужно поспешить к  Главным Вратам Междумирья. Ты можешь с вершины Меру посмотреть на располагающийся чуть ниже Врат Асгард, - поднимаясь и беря Любаву за руку, проговорил Манкольн. Салон звездолета был уже почти пуст, и молодые люди беспрепятственно спустились на землю. Манкольну бросилось в глаза необычайное оживление на взлетно-посадочной площадке. Кроме того, такого количества кораблей одновременно он никогда здесь не видел. У юноши мимолетно возникло ощущение тревоги и непонятной опасности, но почти тут же исчезло. Любава же с широко раскрытыми глазами озираясь по сторонам, внимательно рассматривала впервые увиденную ей планету. Её не удивило оживление, царившее на космодроме и большое количество космических кораблей, но она с восхищением смотрела на устремленную в небеса Меру. Её поразило величие и красота купавшихся в  лунных лучах дворцов, укрывающих вершину горы. А разноцветье, излучаемое Иглами небесными, зачаровывало взгляд. Расположенное рядом с взлетно-посадочной площадкой озеро, серебрилось под светом трех небесных светил, видимых сейчас только в виде узких серпов. Манкольн повел девушку, держа её за руку, в сектор, где располагались воздушные челноки и кабины мгновенных перемещений. Перед входом в одну из кабин у Манкольна вновь возникло чувство тревоги и непонятной опасности, но он поспешил избавиться от него. Любава же не переставала любоваться красотами, впервые посещенной ею, планеты.
- Любавушка, сейчас мы окажемся на вершине Меру, и вот оттуда ты сможешь насладиться всем великолепием Асгарда и, видимой оттуда, частью Даарийского материка, - говоря это, Манкольн увлек за собой девушку в одну из свободных кабин. Закрыв за собой двери кабины мгновенного перемещения и набрав на сенсорной панели управления конечный пункт прибытия, юноша нажал кнопку «ПУСК».
В это время Хорн, проверив еще раз техническое состояние вайтманы, спустился в почти опустевший пассажирский салон и попросил у, занимающегося выгрузкой товаров, купца продать ему какое-нибудь украшение для любимой девушки. Купец предложил на выбор несколько ожерелий и диадем. Выбрав понравившуюся ему диадему, инкрустированную разноцветными бриллиантами в платиновой оправе, расплатился и спрятал подарок в карман, надетой на него рубахи, предварительно обернув его платком. Вновь нащупав за пазухой не видимый ящичек, висевший на серебряной цепочке, остался довольным. Дождавшись, когда купцы освободят корабль от привезенного ими товара, Хорн последним покинул борт и направился к стоянке воздухоплавающих челноков. В отличие от Манкольна, его не покидало смутное предчувствие и тревога.  От его зоркого, пытливого глаза не могло укрыться  и то обстоятельство, что многие из торговых вайтмар и вайтман на самом деле были наспех замаскированные военные корабли. Чувство опасности, витавшее в окружающем пространстве, подгоняло, и без того торопившегося на встречу с Фатомом, Хорна. Сев в беспилотный челнок, он направил его к вершине Меру. В воздухе казалось, было намного спокойнее, чем на космодроме. И Хорн понемногу успокоился. Приземлившись у дворца Фатома, рядом с Главными Вратами  Междумирья, Хорн и здесь обратил внимание на заметное оживление. У Врат стояли несколько челноков, из которых выгружали какие-то ящики и переносили их в складские помещения, находящегося рядом с Вратами, здания, служащего для обслуживания комплекса межзвездных перемещений. Хорн заметил среди выполняющих разгрузку людей знакомого ему юношу. Подойдя поближе, он спросил того о том, что здесь происходит. Молодой человек, не отрываясь от работы, вкратце сообщил Хорну, что здесь проходит соревнование между пятью командами обслуживающими все комплексы Врат Междумирья Даарии. Целью соревнования служит выполнение комплекса работ по обеспечению объекта запасными агрегатами и материалами. И их команда, несомненно, надеется на победу. А победителей ожидают дорогие призы. Не став дослушивать юношу о тех призах, которые стремились завоевать соревнующиеся, Хорн направился к дворцу Фатома. Зайдя во дворец, он встретил немного грустную Крону. Увидев Хорна, девушка преобразилась и с радостью направилась к нему навстречу. Следы грусти на её прекрасном лице моментально сменились на радостную, светящуюся счастьем, лучезарную улыбку. Однако от внимания Хорна не смогли укрыться, отпечатавшиеся на её лице ранее, следы легкой печали.
- Очень рад тебя видеть милая Кро, по какому поводу смела пребывать в грусти? Знаешь, печаль тебе не к лицу, – нежно обняв девушку, произнес Хорн.
- Здравствуй Хорн, от тебя ничего не возможно скрыть. Ты как всегда проницателен. Папа попросил меня сегодня никуда не ходить, а я планировала сегодня быть на станции селекции. Мне удалось вывести новый сорт махровых пионов, изменяющих свою окраску в зависимости от их настроения. Что позволяет безошибочно определять радуются, печалятся или грустят их прекрасные бутоны. Правда грусть и печаль почти никогда не омрачает их существование, ведь мы, люди, очень любим своих питомцев. Так что, оставшись одна, я немножко взгрустнула. Сейчас же я надеюсь, ты не позволишь мне скучать?
- Милая моя Кро, я думаю, что утешением для тебя послужит вот этот скромный подарок, - ответил Хорн, доставая из кармана, отбрасывающую в стороны разноцветные блики,  диадему и нежно надел её на  голову девушки.
- Ой, какая чудесная, словно маленькая корона, - просияла девушка и тут же подошла к стереозеркалу. Зафиксировав стереоизображение и переведя его в голографический вид, несколько секунд невольно любовалась своим изображением. – Спасибо тебе милый, ты всегда знаешь, что нужно мне подарить. Я обещаю тебе, что надену эту диадему на нашей свадьбе.
- Я рад, что тебе понравился подарок, милая Кро. Но боюсь разочаровать тебя, у меня очень мало свободного времени, мне нужно срочно повидаться с твоим отцом, а затем отбыть на корабль.
- Ну вот, - снова сконфузившись, проговорила Крона, - вы, наверное, сегодня все сговорились. И ты, и папа, сначала радуете, затем огорчаете. Ну да ладно, я на вас не обижаюсь, и раз уж так случилось, что мне придется провести этот день в одиночестве, придется заняться изучением не очень привлекательной для меня науки – истории цивилизации миров, заселяющих нашу Вселенную.
- Желаю тебе успехов в этом начинании, дорогая Кро. А теперь можно я пройду в кабинет Фатома?
- Разве папа не сообщил тебе, что сегодня он работает не в своем рабочем кабинете, а во Дворце Справедливого Правления? У него сегодня назначены, какие то встречи, и он возможно целый день проведет на работе.
- Прости Кро, я мог бы и сам об этом догадаться. Ну ладно милая не скучай, я надеюсь, что мы сегодня с тобой еще увидимся. - и крепко обняв девушку, горячо поцеловал её в излучающие ароматы цветов, нежные губы. Простившись с Кроной, Хорн направился к расположенному неподалеку Дворцу Справедливого Правления. Вероятно, соревнования закончились, и у Врат Междумирья все было спокойно. Войдя во Дворец, Хорн проследовал в зал заседаний. За овальным столом кроме Фатома сидели еще двое незнакомых Хорну мужчин. Один из которых, одетый в голубой анорак с накинутым на голову капюшоном, казался немного смешным и странным. Все трое что-то обсуждали, активно жестикулируя. До слуха Хорна донеслись обрывки фраз, из которых он ничего не понял. Увидев вошедшего Хорна, все разом замолчали. Поднявшийся со своего места Фатом, бросил сидящим короткую фразу: «Подождите меня, я скоро вернусь». Подойдя к Хорну и коротко поприветствовав его, взял под локоть и проводил в, расположенный рядом с залом заседаний, небольшой кабинет. Оставшись с ним наедине, Иерарх усадил пилота за небольшой стол, и, присев напротив, начал расспрашивать о полете. От проницательного взгляда молодого человека не укрылось волнение, которое Фатом пытался скрыть под маской серьезности. Услышав от Хорна о том, что полет в обои стороны прошел в обычном штатном режиме, и в космосе пилотами не было замечено ничего особенного, что могло бы привлечь их внимание, Фатом немного успокоился.
- Ну а теперь Хорн, пожалуйста, расскажи мне поподробнее о твоей встрече с Тархом Перуновичем, о чем был разговор, - вновь с волнением спросил Фатом.
- Тарх Перунович ничего мне не рассказывал и лишь только попросил передать вам лично в руки вот этот ящичек, - проговорил Хорн, и, сняв невидимую цепочку с прицепленным к ней ящичком, передал её в руки Фатома, который тут же сжал руку с невидимой цепочкой в кулак.  - Я даже не знаю, что находится в этом так искусно замаскированном от постороннего глаза ящичке. Позвольте вам задать один вопрос? – внимательно глядя в глаза Фатома, произнес Хорн.  Фатом ничего не ответил, но дал понять, что Хорн может спросить.
- Вы являетесь председателем Высшего Совета Даарии. Скажите мне прямо, что происходит в Космосе и что угрожает нашей планете? Если это величайшая тайна, поведайте мне её, поверьте мне, я буду нем как рыба. 
- Юноша, вы просите о невозможном. Я, к сожалению, не могу вам ничего рассказать, но прошу вас быть готовым к непредвиденным событиям. Наша с вами встреча и разговор должны остаться в тайне. Еще раз спасибо за выполнение возложенного на вас поручения, - проговорил Фатом, разжав кулак и одевая себе на шею невидимую цепочку, - и последнее, я настоятельно прошу вас сегодня неотлучно находиться рядом с вашим звездолетом. Возможно, предстоят незапланированные вылеты. А сейчас прощайте, мне нужно работать.
И, не дожидаясь, когда Хорн покинет дворец, Иерарх направился в зал заседаний. Так ничего и не узнавший Хорн, медленно вышел из дворца, и в задумчивости направился к ожидающему его челноку. В скором времени он приземлился на взлетно-посадочную площадку и проследовал к, стоящей неподалеку, своей вайтмане.
        Тем временем Фатом, вернувшийся в зал заседаний, вновь просканировал окружающее пространство. И вновь он обнаружил непонятные для него сгустки пульсировавшей отрицательной энергии. Они то появлялись, то исчезали и поэтому Фатом не смог нейтрализовать их. Он вновь решил отложить очистку здания дворца на потом. Проверив еще раз установленную вокруг дворца защиту, он подошел к, ожидающим его, Храному и Минаю.
- Прошу извинить меня за отсутствие коллеги, однако давайте вернемся к нашим проблемам. Ты молодец Храном, и как я вижу, не терял времени даром. Все пять комплексов Врат Междумирья подготовлены к работе в критических условиях. Запасы забрина и кристаллы находятся на складах. Да и ты Минай не дремал вайтмары и вайтманы уже подготовлены, ведь я прав? – обратился к тому Фатом.
- Я думаю, что от твоего взгляда не укрылось ничего, и ты обратил внимание на то, что космодром переполнен находящимися в полной готовности вайтмарами и вайтманами. Весь командный состав на местах и ждет моих указаний. Но мне необходимо еще кое-что проверить и подготовить, а поэтому разреши мне сейчас отбыть для завершения дел, - ответил Фатому Минай.
- Ступай Минай и не забывай, что в начале каждого часа, как и прежде, выходим на связь. А завтра утром вновь встречаемся на этом же месте. И, кроме того, через двадцать часов начинается тройное новолуние, - посмотрев на ручной хронометр, проговорил Фатом, - а значит, будем ожидать прилет Перуна. А пока возвращайтесь к своим делам, - закончил Фатом, дав знать Храному и Минаю, что те могут идти. Оставшись один, он глубоко задумался и вновь решил просканировать ближний космос на наличие Тёмных. Он чувствовал непонятные сгустки отрицательных энергий, но никак не мог определить, откуда они исходят. В ближнем космосе явно находились Темные «Неужели они летают на звездолетах, сделав их невидимыми для человеческого глаза? Нужно будет во время сеанса связи попросить Миная оснастить патрульные вайтманы радарными установками. А в случае обнаружения кораблей Тёмных, немедленно их уничтожить». – подумал Фатом. Он решил подождать до начала телепатического контакта с Тархом, который должен был состояться через полчаса, и затем вернуться в свой дворец. Аней и Крона вероятно уже ждут его и беспокоятся.               
            
         
Глава 11.  НА  ИНГАРДЕ.

Разведка на войне – большое дело,
Не менее важна и связь.
Ей пользоваться нужно так  умело,
Чтоб не упасть лицом во грязь.

- Здравствуй сын, - услышал Тарх голос, вышедшего на телепатический контакт, Перуна, - слушай меня внимательно. В ближайшие часы обстановка в Космосе изменилась. Нам стало известно, что Чернобог с Высшими Князьями Тьмы  в сопровождении целой космической флотилии, вооруженной до зубов всеми видами оружия, направляется к Мидгарду. Я обязан предотвратить их вторжение в пределы Сварожъего Круга. Я уверен, что разгромлю эскадру Тёмных, и это, несомненно, поможет уничтожить их оплоты на Леле. Учитывая сложившиеся обстоятельства, лететь на Мидгард и руководить операцией по уничтожению Кощеев придется тебе сын. Тара пусть выполняет обязанности ранее возложенные на тебя. Решения принимай на месте в зависимости от ситуации и помни, что уничтожение Лели – это самая крайняя мера. И последнее, в окружении Фатома есть предатель. Иначе, каким же образом Тёмным становится известно о каждом нашем шаге. Именно по этому сразу же после окончания сеанса извести об опасности Фатома, пусть он попытается раскрыть продавшегося Тёмным предателя. И немедленно, не дожидаясь, начала полного тройного новолуния, вылетай на Мидгард. А теперь к делу, удачи тебе сынок.
Сеанс связи внезапно прекратился. Полученное от отца сообщение хоть и было неожиданным, не удивило Тарха. Он ожидал чего-то подобного и был готов к любому развитию событий. Быстро просканировав пространство и включив высшую степень защиты информации, он тотчас вышел на телепатическую связь с Фатомом.
- Желаю доброго здравия Светлому Иерарху. Присутствует ли кто-нибудь сейчас рядом с тобою? – проговорил Тарх и стал ждать ответ.
- Я один, Храном с Минаем только что удалились, так что можешь говорить не опасаясь, - ответил Фатом. Даже не видя перед собой собеседника, он понял, что Тарх готов сообщить ему что-то очень серьезное, – я внимательно слушаю.
- Новости не очень радостные, Фатом. Тёмные готовят захват Мидгарда, их интересует Источник Жизни. Кощеи сумели незамечено построить свои базы на Леле и даже перевезли туда огромный арсенал оружия. В том числе фаш-разрушитель и лазерные установки с цираном. Ими руководит один из Князей Тьмы. Они готовы в ближайшие часы начать операцию по захвату Мидгарда, но ждут прибытие Чернобога со свитой. Перун приступил к ликвидации армады Тёмных, летящих сейчас в сторону Мидгарда. Он должен приостановить вторжение. Поэтому вместо него на Мидгард прибуду я. Через полчаса жди меня через Главные Врата Междумирья. И самое главное, - Тарх на несколько секунд замолчал, - в твоем окружении есть предатель.
- Не может быть, - непроизвольно вырвалось у Фатома.
- К сожалению это так. Поэтому твоя задача постараться до моего появления вычислить предателя и нейтрализовать. И прямо сейчас немедленно подготовь военные вайтмары и вайтманы для военной операции. Хотя я уверен, что ты не терял времени даром и сам догадался подготовиться к военным действиям. Действуй Иерарх, удачи тебе, – проговорил напоследок Тарх и  прервал сеанс связи. По окончании сеанса он срочно пригласил в свой кабинет Тару и Дживу. Молодые женщины не замедлили явиться.
- Брат нам все известно, - проговорила входящая в кабинет первой Тара, - отец только что сообщил нам последнюю новость. Поэтому приступай сразу к главному.
- Хорошо, - проговорил Тарх, - Джива плотней закрой двери и поставь девятую степень защиты. С этой минуты для любого канала связи будем пользоваться только ей. Тара, - обратился к сестре Тарх, - ты вместо меня будешь выполнять задачи, оговоренные нами ранее на военном совете в присутствии Перуна. Прямо сейчас отправь на Мидгард мою Огненную колесницу пилотируемую одним экипажем. Если ей удастся прорваться через заслоны Тёмных, а я уверен, что они патрулируют весь ближний космос, пусть она приземлится не на космодроме, а непосредственно у Главных Врат Междумирья, рядом с дворцом Фатома. Я оправляюсь на Мидгард немедленно через Врата. Тебе Джива необходимо тщательнейшим образом просканировать все переговоры, производимые ближайшим окружением Фатома. Постарайся помочь ему в поисках предателя.  Если тебе удастся вычислить его раньше Иерарха, немедленно сообщи ему. Любая утечка информации в настоящий момент чревата непредсказуемыми последствиями. А сейчас за работу. Удачи всем нам, – и Тарх направился к кабине мгновенных перемещений, находившейся здесь же в кабинете, но Джива остановила мужа.
- Я должна тебе сказать милый, Любава сейчас на Мидгарде, я велела ей срочно возвращаться, но ты же знаешь нашу дочь. Если она в ближайшее время не вернется, разыщи её и отправь домой. Мы не имеем права рисковать своей дочерью. 
- Но каким образом наша дочь оказалась на Мидгарде? Ведь еще несколько часов назад она была здесь. Кроме того, она не спрашивала у меня разрешение, чтобы  отпустить её, а она у нас дисциплинированная девочка.
- Вероятно, она улетела с молодым человеком, с которым встречалась сегодня. Ведь он пилот вайтманы, прилетающей к нам с Мидгарда. Но сейчас речь не об этом, нужно любыми путями поскорее вернуть дочь на Ингард.   
- Да ты права Джива, если в ближайшее время она не вернется, я, конечно же, попытаюсь отыскать её и немедленно отправлю домой. К сожалению, мне пора, сейчас дорога каждая секунда.
- Подожди, - и Джива крепко обняла мужа, - да хранит тебя Великий Космос, - затем трижды поцеловала его согласно ведическим обычаям. У Тарха от внезапно нахлынувшего волнения комок подступил к горлу. Чтобы не показать своей сиюминутной слабости, он повернулся и быстрым шагом зашел в кабину мгновенных перемещений. Дверь за ним закрылась. После отбытия брата, Тара поспешила покинуть дворец, чтобы отправить его Огненную колесницу на Мидгард.
Оставшись одна, Джива решила не терять времени даром и приступила к работе в кабинете мужа. Удобно расположившись в кресле и расслабившись, она приступила к кропотливой работе по сканированию космического пространства. В её задачу входило обнаружение телепатических каналов в эфирном пространстве космоса с прослушиванием передаваемой по ним информации. И по возможности пеленг источников исходящей и принимаемой информации. В течение нескольких минут она не услышала ничего интересного. Эфир был переполнен различными каналами связи. В основном это были служебные переговоры между экипажами, бороздящих просторы космоса, вайтмар и вайтман, с центрами управления полетами на их планетах. Вдруг Джива услышала тихий, но отчетливый сигнал на непонятном для неё языке. Канал связи исходил из пространств космоса, на границе Сварожьего круга. В том направлении находились Пекельные миры. Направлен же канал связи был в сторону солнечной системы. Джива попыталась произвести пеленгацию и, не смотря на слабую амплитуду сигнала, это ей удалось. Принимающая сигналы сторона находилась на ближней к Мидгарду луне Леле. Задействовав телепатический декодер  своего мозга, Джива отчетливо услышала:
« …ся лететь не более десяти часов. Готовьтесь к встрече. Время следующей связи через три часа. Время часа «Х» остается прежним». На этом связь прервалась, и канал растворился в эфире. Услышанная Дживой информация подтверждала сообщения Перуна о том, что к Мидгарду летит военная эскадра Темных. Но что же означает час «Х»? Вероятнее всего это время начала военной операции по захвату Мидгарда. Но как узнать когда должен наступить этот злополучный час «Х»? необходимо прослушать переговоры на Леле. Джива приступила к сканированию пространства вблизи от Лели. Некоторое время она слышала лишь шумы. Вероятно, Кощеи использовали генераторы помех. Джива выполнила несколько реструкторизаций  своего мозга, в миллионы раз повысив его чувствительность и восприимчивость к принимаемой из космоса информации. Наконец ей удалось различать речевые сообщения от искусственно создаваемых шумов. По обрывкам фраз она поняла, что Кощеи готовы к началу военной операции, но о часе «Х» она не услышала ни слова. Джива уже собиралась перенастроиться на канал связи с Тархом и передать ему услышанную информацию, как до неё донесся голос, исходящий с Мидгарда и направленный в сторону Лели. Голос доносился на родном для неё языке: «Высокочтимый Великий Князь Тьмы! Перун должен прибыть на Мидгард, как я и сообщал тебе ранее, к началу полного тройного новолуния. Я со своей  стороны перепрограммировал работу всех кабин мгновенных перемещений, что надеюсь, очень осложнит перемещения в пределах Даарии. Кроме того, мне удалось привлечь на свою сторону одного из руководителей центра управления полетами космодрома, расположенного в юго-западной части материка. Он приступил к подготовке космодрома к взрыву. Что и сделает по моей команде». Затем Джива услышала ответную речь, исходящую с Лели:  «Все ясно, да будет тебе известно, что вместо Перуна на Мидгард должен прилететь его сын Тарх. Мои корабли уже ожидают его Огненную колесницу и уничтожат её, не позволив произвести посадку на Мидгарде. По поводу взрыва космодрома, не спеши, не нужно раньше времени привлекать внимание. Все операции начнем, как и обговаривали ранее, в час «Х». И самое главное, когда будет приведен в действие план по физическому устранению Фатома? Это значительно облегчит наши задачи». Не дослушав до конца, Джива мгновенно перенастроилась на канал связи с Фатомом.


Глава 12. ТАРА.

Бальзам чудесного нектара,
Свою любовь и благодать,
Излила на Природу Тара,
Явившись флоре словно мать.

Покинув дворец Тарха, Тара села в воздухоплавающий челнок и буквально через несколько минут приземлилась рядом с центром управления полетами. Вайтмара Тарха находилась вблизи от входа в здание, там, где её и оставил брат. Воспользовавшись голограммным источником связи, Тара, не заходя в здание, пригласила руководителя полетами на Мидгард прямо к вайтмаре брата. Она решила не привлекать к себе внимания и, неторопливо прохаживаясь вблизи от Огненной колесницы Тарха, ожидала  его прихода. Руководитель полетами не заставил себя долго ждать и буквально через минуту предстал перед Тарой. Он хорошо зал младшую сестру Иерарха, и низко поклонившись, сообщил о том, что полностью находится в её распоряжении. В точности, передав распоряжение Иерарха, Тара решила немного пройтись, чтобы сбросить груз нервного напряжения последних  двух дней. Кроме того, необходимо было пополнить тела сущности энергией космоса. Поднявшись на верхнюю трассу, практически прилегающую к взлетно-посадочной площадке, молодая женщина неторопливым шагом двигалась вдоль тенистой аллеи к дворцу брата. Аллея была пустынна, и Тара открыла канал, связывающий её сущность с космосом. Пополнив тела сущности энергией и просканировав защиту вокруг кокона, Тара, наконец, позволила себе обратить внимание на окружающий её прекрасный сад с многочисленными рабатками и клумбами. Она знала, что за садом ухаживает Любава, а многие, из растущих здесь цветов и растений, вывела и вырастила супруга брата. Сад был по истине великолепен, и Тара с любовью и нежностью изливала свою благодать на окружающую её флору. Любуясь чудными творениями, созданными Дживой, Небесная Хранительница Священных рощ, лесов, дубрав и Священных деревьев, отдалась воспоминаниям.
Она вспомнила, как почти пятьсот тысяч лет назад, будучи молодой девушкой, готовясь встать на Золотой Путь Духовного Восхождения, она впервые прибыла на Мидгард для раскрытия своих духовных сил и возможностей. Зная о том, что Тарх с Дживой нашли выход Источника Жизни на поверхность на южном материке, девушка стала готовиться к полету на этот материк. Но Источник Жизни, в целях сохранности, постоянно менял места своего выхода на поверхность. И Тару, как когда-то и его брата с Дживой, внезапно посетил седовласый старец, являвшийся Жрецом – Хранителем Источника. Он поведал юной девушке о том, что выход Источника на поверхность в тот момент находился на одном из океанических островов, расположенных между огромными материками, почти в экваториальной части Мидгарда. Получив подробные наставления от Жреца – Хранителя и запомнив, показанную им секретную карту, Тара на  вайтмане, услужливо предоставленной в её распоряжение все тем же Жрецом, полетела к острову. Во время полета, пролетая над гигантскими пространствами одного из южных материков, покрытых почти сплошь лесами, рощами и дубравами, отметила для себя, что неплохо было бы в дальнейшем взять покровительство над этой благодатной землей с её чудесной флорой. Расположенный в морских просторах остров, девушка нашла без особых проблем. Девушку поразило то, что этот небольшой по размерам остров был почти точной копией Даарийского материка, уменьшенного почти в тысячу раз. На вершине холма, расположенного в центре островка, окруженного водами небольшой пресноводной лагуны, имелась удобная посадочная площадка. На неё девушка и приземлила свой корабль. У подножия холма по всему его периметру произрастали огромные деревья, образующие кольцеобразной формы небольшую экосистему. Огромные размеры деревьев не давали повода усомниться в том, что Источник Жизни выходит на поверхность именно в этом месте. Обследовав свое пристанище, Тара убедилась, что кроме экзотических птиц на острове никого не было. И лишь лагуна была заполнена огромными рептилиями, напоминающими аллигаторов. Но девушка решила, что не будет близко подходить к лагуне в целях собственной безопасности. На острове было очень  жарко днем и значительно прохладно ночью. Построив шалаш, спасающий днем от жары, а ночью от холода, в лесистой части острова, девушка прожила здесь ровно тридцать суток. Ничто не омрачило её пребывание на этом, затерянном в морских пучинах острове. Одиночество и окружающая природа способствовали для осмысления и внутреннего созерцания своей сущности. А благотворное влияние Источника Жизни, раскрыло перед ней сокрытые ранее силы и возможности. Открыв в себе новые огромные возможности, научившись управлять первичными материями и подчинив себе Повелителей стихий, девушка впервые  опробовала  здесь на острове свои вновь приобретенные умения. Первый её опыт был связан с использованием своих парапсихических возможностей. При помощи телекинеза, Тара перенесла свою вайтману с холма, через лагуну, на кольцевую часть острова. Затем при помощи левитации и сама переместилась следом за, перемещенной ранее, вайтманой. Окрыленная открытыми в себе силами и возможностями, девушка продолжила свои опыты. Силой своей мысли в центре холма, откуда только что был телепортирован звездолет, Тара, используя первичные материи, выстроила огромной высоты конусообразное сооружение. На вершину его был помещен немеркнущий источник света, видимый на многие сотни километров. Этот своего рода маяк, Тара создала в качестве подарка Мидгарду в память о своем посещении здешних мест. Проверив и другие, открытые в себе силы и знания, девушка благополучно вернулась на Даарийский материк. Там её уже ожидали Тарх с Дживой. Поздравив девушку с вступлением в союз Иерархов Светлых Сил, они сообщили ей о своем решении связать свою жизнь узами брака. Тара от всей души поздравила брата и Дживу, которую знала с самого раннего детства. Свадьбу планировали провести в Асгарде Небесном. И Тарх, на подаренной ему недавно отцом Огненной колеснице, переправил девушек в чертог Орла. На Урае уже знали о предстоящей свадьбе и поджидали новобрачных. Все жители Асгарда Небесного были приглашены на церемонию бракосочетания двух Иерархов, проходившую в Небесном Храме. Тара впервые присутствовала на свадьбе, и для неё все было интересно. Многообразие церемоний, обрядов, игр и различных развлечений, в основе которых, как правило, лежали ведические обычаи, были обязательными атрибутами всех свадебных гуляний. Особенно запомнился ей обряд поиска, распознавания и расколдования похищенной невесты. В этом обряде, как жених, так и невеста, должны были применить и использовать все свои  духовные возможности и внутренние парапсихические силы своих сущностей. Суть обряда заключалась в следующем. Невесту, якобы похитили Кощеи и спрятали в одном из своих чертогов в Пекельных мирах. Жених должен был отыскать невесту, а, найдя её, он должен был узнать свою возлюбленную среди семи совершенно одинаковых девушек. Шестеро, из которых являлись клонами и были абсолютно похожие на невесту. Лишь после того, как жених точно определит среди клонов свою настоящую возлюбленную, он сможет забрать её у Кощеев. Но жениху еще рано праздновать свою победу, ведь Кощеи околдовали свою жертву, наведя на неё чары и заклинанья. И когда жених сумеет расколдовать свою невесту, только тогда можно приступать к свадебной церемонии. С первой частью задания – поиском невесты, Тарх справился блестяще. Чертоги Пекельных миров символизировали, созданные невестой голографические образы гор, ущелий, водоемов, пещер и воздушных и огненных замков. Джива спрятала свою сущность в одном из шести голограммных видений. Тарх, воспользовавшись своими парапсихическими возможностями, и просканировав каждое из голографических видений, безошибочно определил нахождение сущности невесты в огненном замке. Вторая же часть задания оказалась намного труднее первой. Пред ним предстали семь совершенно одинаковых девушек, водящих хоровод и поющих песню. Джива, создав шесть подобных себе клонов, использовала все хитрости, присущие только женской натуре. В каждую из созданных ею копий она поместила клоны своей сущности, и заключила их в защитные коконы. А для того, чтобы ввести жениха в заблуждение, на одном из клонов, Джива установила усиленный вариант энергетической защиты. По её мнению Тарх должен был выбрать именно этот клон. Пред женихом встала сложная задача. Просканировав всех семерых невест, Тарх понял, что их физические тела и находящиеся в них сущности совершенно идентичны. Определение, кто же из них настоящая, то есть Джива – поставило его в затруднительное положение. Просканировав защитные свойства коконов, установленных вокруг клонов, он чуть было не пошел по ложному следу. Один из защитных коконов нес в себе явно больший по сравнению с другими энергетический потенциал. И Тарх чуть было не купился на эту уловку. Но интуиция подсказывала ему, что он ошибается, и Тарх не стал торопиться с выбором. Он вовремя понял, что в этом задании нужно использовать не свои парапсихические возможности и силы, открытые им в себе при посещении Источника Жизни, а просто внимательно послушать свое сердце. И так, на время, отключив свой разум, Тарх слушал только свое любящее сердце. И сердце безошибочно подсказало ему. Но, справившись со вторым заданием, необходимо было еще снять чары со своей, внезапно погрузившейся в колдовской сон, невесты. Задание было не из лёгких по той причине, что нужно было знать, какую из стихий использовала Джива для погружения себя в сон. Не зная этого, на пробуждение невесты от колдовского сна могло бы уйти значительное количество времени. Но в данном задании время было ограничено только тремя минутами. И Тарх блестяще справился с этим заданием. Он ввел свою сущность в тело спящей невесты, после чего вновь отключив разум, использовал только любовные порывы и чары своего сердца. Два любящих сердца, воссоединившись в одном физическом теле, сотворили чудо, и невеста очнулась от колдовских чар. После того как жених блестяще справился с заданным ему заданием, он получил полное право на свою невесту, а на свадебной церемонии начались игрища и развлечения. Все присутствующие на свадьбе принимали в них свое участие.
Но больше всего на свадьбе Тара радовалась за брата. Она никогда не видела его таким радостным, беззаботным, веселым, а главное, абсолютно  счастливым. Этот союз двух равных по силе своего разума, интеллекта и эволюционного развития Иерархов был настоящим подарком для Светлых Сил.
Затем память перенесла Тару на церемонию посвящения её в Союз Покровителей и Хранителей. Приняв во внимание с какой искренней добротой, любовью, нежностью и заботой относится она к окружающей природе, как изливает на неё свою благодать, Союз Иерархов Светлых Сил сделал её Небесной Хранительницей Священных Рощ, Лесов, Дубрав, а так же Священных Деревьев Великой Расы – Берёз, Вязов, Дубов, Кедров и Ясеней. После посвящения Тара с удвоенным вдохновением принялась использовать заложенные в ней способности. И в скором времени во всех чертогах Великой цивилизации Свята Расы, произрастали Священные деревья, а Тара изливала на них свою безграничную Любовь и Благодать. Отдавшись воспоминаниям, она не заметила, как очутилась у дворца брата.               


Глава 13. МАНКОЛЬН И ЛЮБАВА.

И в шалаше для милых рай,
Когда влюбленные в походе.
И жаль, не ощущают край,
Той пропасти, что ждет их вскоре.

Почти сразу же после нажатия Манкольном кнопки «ПУСК», двери кабины мгновенных перемещений открылись. Молодые люди вышли наружу. Манкольн не поверил своим глазам. Вместо Главных Врат Междумирья, венчающих вершину Меру, перед молодыми людьми расстилались великие просторы Северного моря. Манкольн безошибочно узнал это место. Они находились на западном побережье юго-западной части Даарийского материка, в пляжной зоне золотых песков. Манкольн иногда бывал здесь с друзьями, но только в полярные дни. Во время полярных ночей здесь, как правило, было малолюдно.
- Не очень то похоже это место на вершину горы?! И где же обещанный тобой Асгард? – проговорила, рассматривая с восхищением окрестности, Любава. Вокруг молодых людей, вблизи расположенных рядом кабин мгновенных перемещений, скопились люди и что-то бойко обсуждали. Но Манкольну было не до них.
- Любавушка, видимо я, торопясь, задал не то направление, возвращайся скорее в кабину, сейчас мы все исправим, - проговорил ей в ответ Манкольн, увлекая девушку за собой обратно в кабину.
- Манкольн, милый, давай немного погуляем, здесь так прекрасно, когда еще ты привезешь меня сюда, - по-детски плаксиво проворковала Любава. Но Манкольн был непреклонен. Тревога, зародившаяся вдруг в его сознании, нарастала и немного пугала. Ничего, не говоря, он завел девушку в кабину и закрыл за собой дверь. Любава, стояла рядом с насупленным как у ребенка лицом, и Манкольну даже показалось, что она вот-вот заплачет. Ему стало жаль девушку и в нем вновь проснулись и обуяли его чувства нежности и безграничной любви к ней. Манкольн обнял её хрупкое тело, и крепко прижав к себе, начал осыпать нежными поцелуями её шею и голову.
- Прости меня милая Любавушка, мы еще множество раз посетим это место, я обещаю тебе, но сейчас нам нужно срочно на вершину Меры, - говорил юноша, продолжая осыпать девушку поцелуями.
- Ну хорошо, ловлю тебя на слове, во время следующего полета на Мидгард мы обязательно побываем здесь, - нежно проговорила Любава и поцеловала Манкольна в губы. Юноша с трудом подавил в себе любовный порыв и, выпустив Любаву из своих объятий, повернулся к сенсорной панели управления. Вновь задав маршрут движения, и проверив, что ошибки быть не должно, нажал на кнопку «ПУСК». Как и в предыдущий раз, двери кабины, почти мгновенно открылись. По спине Манкольна пробежал холодок и вновь начало расти, заполоняя всю его сущность изнутри, непонятное, но в то же время осязаемое внутренними органами,  чувство тревоги. Они находились на том же самом месте. «Возможно, кабина неисправна» - мелькнуло в голове у Манкольна, но он решил попробовать еще раз. Но вновь кабина не подчинилась требованию молодого человека.
- Давай перейдем в другую кабину, их на этом пляже не менее двадцати, а эта по всей вероятности неисправна, - стараясь не выдавать свое волнение, проговорил Манкольн, и, взяв Любаву за руку, решительно направился к соседней, стоящей почти рядом, такой же кабине. Возле соседней кабины стояли несколько человек и что-то бурно обсуждали. Услышанное очень удивило и окончательно напугало Манкольна. Он понял, что и эта и все другие, расположенные вблизи кабины мгновенных перемещений не работали в режиме отправления. Из них то и дело выходили вновь прибывшие люди и, поняв, как и Манкольн с Любавой, что попали не туда, куда планировали, громко возмущались. Манкольн, несущий ответственность за Любаву перед её родителями – Высшими Иерархами, осознал в полной мере остроту создавшегося положения. Любаву же случившееся казалось, только забавляло. Девушка продолжала любоваться красотами ночной Даарии. Из трех лун только две висели в виде узких серпов на ночном небосводе, но и их света было достаточно для того, чтобы можно было разглядеть окружавший ландшафт. Песчаный пляж, тянувшийся вдоль всего побережья, изрезанный складками дюн, под лунными лучами казался серебряным покрывалом, укутавшим прибрежную зону. Небольшой ветерок, дующий со стороны моря, и создающий небольшую рябь на морской поверхности, словно волшебник, делал водную гладь неотразимой. Миллиардами мерцающих блесток, словно россыпью драгоценных камней сверкала его величественная поверхность. И словно два волшебных челна, качались на его поверхности золотистые, серповидной формы, отражения Лели и Фаты. (У Месяца к этому времени наступила фаза новолуния). Любава была заворожена, видимым ей впервые, морским ночным пейзажем. Взглянув на восток, Любава увидела, как далеко вдали, но довольно высоко над линией горизонта, сияли всеми цветами радуги Иглы небесные. Расположенные на вершине Меру, они, как гигантский маяк, были видны из любой части Даарийского материка. Справа и слева от этого, по истине сказочного зрелища, над линией горизонта мерцающим цветом сияли в виде разноцветного зарева аналогичные материковые комплексы Игл небесных. Сами Иглы, входящие в комплексы Врат Междумирья, расположенные на северо-западной и юго-западной частях материка, были скрыты за линией горизонта. Но разноцветное сияние, излучаемое ими, было поистине прекрасным. На Манкольна эти красоты не производили никакого впечатления. Его мозг лихорадочно работал, пытаясь найти оптимальный выход из создавшегося положения. В первую очередь он решил известить о случившемся Хорна, может быть он подскажет что-нибудь стоящее. Между тем количество людей у кабин мгновенных перемещений продолжало увеличиваться. Манкольн попытался установить связь с Хорном, но его попытки не увенчались успехом. «Вероятно, Хорн сейчас находится во дворце у Фатома» - подумал юноша. Ему было известно, что над  дворцом Иерарха, впрочем, как и над дворцами его коллег, входящих в Высший Верховный орган Даарии, были установлены пять кругов силовой защиты. И выйти на связь с людьми, находящимися в пределах силовой защиты можно было, только обладая телепатическими возможностями. Манкольн, сущность которого не наработала четвертое ментальное тело, такими возможностями не обладал. Просить об этом Любаву он посчитал унизительным для себя. Тогда Манкольн принял, единственно правильное в сложившейся ситуации, решение. Он увлек Любаву в сторону к площадке с воздухоплавающими челноками. До неё было не менее полукилометра, и Манкольн понял, что не только ему пришло в голову такое же решение. Целая вереница людей, как впереди, так и позади них, направлялись к челнокам. Несколько челноков уже поднялись в воздух, направляясь в сторону континента. И только почти дойдя до места, Манкольн понял, что опоздал. Последний из находившихся на площадке челноков поднимался в воздух. Оглянувшись назад, он понял, что в такой же ситуации оказалось не менее ста человек. Бросив взгляд на кабины мгновенных перемещений, сыгравшими с людьми такую злую шутку, он обратил внимание, на то, что люди больше не прибывали. Вероятно, кому-то удалось сообщить на материк информацию о неисправности кабин. Собравшись в толпу, люди не знали, что им делать дальше. Многие из них спешили на деловые встречи и, попав совершенно в другое место, не пытались скрыть своего возмущения. Некоторые из них, казавшиеся более респектабельными, выходили на связь с родными и коллегами и просили выслать за ними воздухоплавающие челноки. И лишь шесть – семь человек относились к происшедшему с ними совершенно спокойно, не предпринимая никаких попыток. Манкольну, после неудачной попытки связаться с Хорном, удалось, наконец, соединиться с центром управления полетами на своем космодроме. Сообщив о случившемся, он попросил выслать за ним воздухоплавающий челнок. Но сидеть и ждать «у моря погоды» было не в его стиле, и юноша предложил Любаве пешком направиться в сторону к близлежащему космодрому. Взлетно-посадочные площадки кроме вайтмар и вайтман были оснащены большим парком воздухоплавающих челноков и большим количеством кабин мгновенных перемещений. Любава с радостью согласилась на его предложение. Для неё все случившееся с ними казалось сказочным сном. Кроме того, ей не терпелось посмотреть на местную флору, почти отсутствующую здесь, на песчаной поверхности пляжа, но видимую на горизонте, в глуби материка. Манкольн спросил окружавших их о том, кто еще хочет составить им компанию. Лишь только семеро, тех самых, ведущих себя спокойно, согласились следовать вместе с ними. Все они были молодыми людьми, для которых произошедшее было не более чем обыкновенное приключение. Путь предстоял неблизкий. Манкольн, не плохо знающий географию материка, приблизительно подсчитал расстояние до ближайшей взлетно-посадочной площадки. Расстояние было прямо сказать не малым и составляло около ста пятидесяти километров. Но он знал, что на пути их следования расположены два небольших населенных пункта, ближайший из которых находится в пределах около тридцати километров. В населенных пунктах просто не может не быть челноков и кабин для перемещений. Но Манкольн все же надеялся, что в скором времени за ними прилетит воздухоплавающий челнок, посланный за ним с космодрома, и ему с Любавой не придется преодолевать весь этот немалый маршрут. Девушка продолжала любоваться красотами Даарии, окутанной покрывалом полярной ночи. Манкольн шел молча, обдумывая варианты дальнейшего развития ситуации. Остальные путники, следовавшие чуть поодаль, спокойно беседовали. По обрывкам их разговоров Манкольн понял, что попали они сюда тоже из-за ошибки в работе кабин и из разных частей Даарии. Вскоре песчаная полоса, опоясывающая побережье закончилась, и путники подошли к зарослям кустарников, различных как по внешним формам, так и по раскраске. Любава заметно оживилась, она то и дело притрагивалась к наиболее понравившимся ей экземплярам местной флоры и, наклонившись к ним, что-то шептала.
- Растения на вашей планете тоже умеют разговаривать, - проговорила она, обращаясь к Манкольну. – Но они подсказали мне, что чувствуют приближение чего-то плохого, а чего сами понять не в состоянии. Может быть, скоро начнется непогода. Бывают на вашей планете грозы? Или сильные ветры?
- Нет Любавушка, на нашей планете очень давно все спокойно, хотя говорят, что в древности здесь бушевали ураганы и даже были землетрясения. Но это к счастью все в далеком прошлом. Так что тебе нечего опасаться. А растения, вероятно, просто волнуются, предчувствуя тройное новолуние, которое вот-вот наступит. Я надеюсь, что ты обратила внимание на то, что на небосводе светит только одна из трех лун. Это Леля, но и она скоро скроется. Вот тогда и наступит самая, что ни есть, настоящая ночь. Поэтому нам следует поспешить. Пока Мидгард не опутала тьма, мы должны добраться до ближайшего селения. К счастью на Даарийском материке ночи не бывают кромешно-темными. Это на южных материках, где день и ночь меняются в течении одних суток, во время тройного новолуния, либо при сильной облачности, наступает кромешная тьма. Как у нас говорят «хоть глаз выколи». – старался успокоить девушку Манкольн, постепенно ускоряя шаг. К счастью от побережья в глубь материка вели несколько дорог, по одной из которых и двигались путники. Вскоре кустарники, растущие по обе стороны от дороги, сменились широколиственными лесами, и стало заметно темнее. Хотя ветра почти не чувствовалось, кроны деревьев слабо дрожали, словно от волнения или испуга. Трепетное дрожание их листвы напоминало унылую песню. Путники двигались уже около трех часов, и некоторые из них начали отставать. Манкольн всячески подбадривал их, но больше всего его беспокоила Любава. Ведь молодой девушке не приходилось совершать такие продолжительные прогулки. И юноша, как мог, поддерживал, подзадоривал и вдохновлял её. Взглянув на наручный хронометр, он подсчитал, что селение уже почти рядом, и их путешествие вот-вот должно закончиться. Это взбодрило его и вселило надежду на то, что скоро они смогут передохнуть и он сможет, наконец, отправить Любавушку на родную планету. И действительно вскоре показались огни небольшого города, и обрадованные путники ускорили шаг.               


Глава 14.  ФАТОМ.

А если беда наступает,
И враг стал активнее вдруг.
То справиться с ним помогает
Проверенный, истинный друг.

После связи с Тархом, Фатом, собиравшийся ненадолго отлучиться в свой дворец, чтобы успокоить жену и дочь, мгновенно изменил свое решение. Его очень встревожила информация Иерарха о том, что Кощеям удалось незамеченными построить военные базы на Леле и оснастить их целым арсеналом оружия, включая и фаш-разрушитель. Фатом мысленно корил себя за это, но сейчас нужно срочно принимать меры к устранению допущенной ошибки. Но больше всего его обеспокоило сообщение Тарха о предателе. Судя по осведомленности Тёмных это либо Храном, либо Минай. Мысль о причастность к предательству Жрецов – Хранителей он  отбросил сразу.  До прибытия Тарха осталось двадцать пять минут. Фатом знал о пунктуальности Иерарха и решил воспользоваться оставшимся у него временем для вычисления предателя. Но оставалось еще одно незаконченное дело, нужно было срочно передать Жрецам – Хранителям кристалл–хранитель информации. Фатом спустился вниз и быстро вошел в кабинет, где до сих пор находились Жрецы – Хранители. Они послушно исполняли просьбу Фатома и не покидали Дворец Справедливого правления до его особого распоряжения.  Фатом одним движением снял с себя невидимую до настоящего времени цепочку, и прошептал над ней заклинание. В то же время цепочка с прицепленным к ней ящичком стала видимой. И у всех на глазах, увеличившийся в размерах ящичек, принял свой истинный размер. Открыв его, Фатом бережно извлек, излучающий мягкое, желто-белое пульсирующее свечение, кристалл и передал его в руки Жрецу – Хранителю Источника Знаний. Все это время его мозг продолжал анализировать и сопоставлять все полученные в ближайшее время сведения и факты. «Минай или Храном?» - думал Иерарх. Покинув Жрецов – Хранителей и вернувшись в свой кабинет, он решил немедленно вызвать к себе обоих. Ему уже стала известна информация о выходе из строя кабин мгновенных перемещений на всем пространстве материка. «Неужели это диверсия, а предатель все-таки Минай? Ведь за работу кабин отвечал именно он. Нет, здесь нельзя ошибаться. Какие еще факты говорят в подтверждение такого серьезного обвинения? Пожалуй, никакие. Но главное, когда и как смогли завербовать его Тёмные? А вдруг предателем является Храном?» - лихорадочно продолжал анализировать ситуацию Фатом. Он вновь взглянул на хронометр, до прибытия Тарха оставалось не более пятнадцати минут. Фатом был уверен в том, что Иерарх воспользуется кабиной мгновенных перемещений и скоро появится здесь. Но вдруг его как током пронзила мысль о том,  что кабины до настоящего времени не исправлены, и обнаружить причину неполадок никто не мог. Значит и Тарх может оказаться не у дворца, а где-то на окраине материка. Нужно было срочно предупредить Иерарха об этом. На его лбу выступили крупинки пота. Волнение прошло по его телу горячей волной от головы до пяток. Но Фатом сумел очень быстро взять себя в руки. Настроившись на телепатический контакт. Он почти мгновенно услышал голос Тарха:
- Не беспокойся обо мне Фатом, я уже на Мидгарде и через несколько минут буду во Дворце Справедливого правления. Я знаю, что предатель успел вывести из строя кабины мгновенных перемещений, поэтому прибуду пешком. Не беспокойся, я принял необходимые меры по маскировке и меня никто не сможет узнать. И последнее, предатель имеет помощника на юго-западном космодроме и они даже успели подготовить космодром к взрыву.  До встречи Фатом.
 Сеанс мгновенно оборвался. Мозг Фатома вновь лихорадочно начал сопоставлять факты: «Храном или Минай?». Его разум подсказывал ему, что это Минай, но Фатом не был уверен на сто процентов. «Необходимо их обоих протестировать, но как? С минуту на минуту они будут здесь». И тут Фатому пришла идея. «Нужно сообщить им заведомо ложную информацию и по их реакции определить «кто есть кто». Достав из сейфа лазерный пистолет, и спрятав его в карман, Фатом стал дожидаться Хранома и Миная. Буквально через несколько секунд в кабинет вошли оба коллеги Иерарха и, не дожидаясь приглашения, сели за стол.
- Минай, что за проблема с кабинами мгновенных перемещений? Почему они перестали работать в соответствии с заданными программами, и до настоящего времени не исправлены, - начал далеко не с главного Фатом.
- Позволь доложить тебе Иерарх, что все корабли, как военные, так и торговые готовы к выполнению возложенных на них задач, - вставая из за стола, начал рапортовать Минай, - в космос подняты патрульные вайтманы с радарными установками на борту, но пока ничего подозрительного ими не обнаружено. Что же касается кабин мгновенных перемещений, то это какой-то сбой в программе. И скоро все будет исправлено. Когда же, наконец, прибудет Тарх, и можно будет приступить к военной операции?
Фатом внимательно посмотрел на садящегося после окончания доклада  Минная. Он не успел сообщить коллегам о том, что вместо Перуна прибудет Тарх. Тогда откуда же об этом стало известно Минаю? Может быть, тот просто оговорился? Однако, не подав вида, Фатом решил «забросить сеть». Он встал и, отвернувшись от обоих, но, внимательно глядя на отражение в куполе, ответил:
- Перун уже прибыл и привел с собой военную армаду. Кроме того, он уже начал военную операцию по уничтожению Кощеев. Наша задача – в случае необходимости оказать ему поддержку, - говоря эту, заведомо ложную информацию, Фатом очень внимательно вглядывался в отражение. От его пристального внимания не ускользнуло то, как дернулись мускулы на лице Миная. «Значит все-таки Минай» - подумал Фатом. Он увидел, как тот резко поднялся с места. В это же самое мгновения он услышал голос, вышедшей с ним  на телепатический контакт Дживы.
- Фатом, остерегайся. Предатель, действующий в твоем ближайшем окружении, получил приказ на твое физическое уничтожение.
Краем глаза Фатом уловил, как мгновенно вставший с места, Минай что-то достал резким движением из своего кармана. Оборачиваясь в его сторону, он увидел смотревшее на него дуло лазерного пистолета. «Неужели я проиграл?» - страшная мысль пронзила мозг Иерарха.
- Фатом, почему не отвечаешь? – как сквозь сон услышал он голос Дживы. В это же самое время двери кабинета открылись и Минай, выронив из рук пистолет и схватившись обеими руками за голову, стал медленно оседать на пол. Фатом увидел страшную гримасу, сковавшую его лицо. В проеме открывшейся двери стоял человек, с низко опущенным на лицо капюшоном, внешне чем-то очень похожий на упавшего Миная. «Неужели это клон, и Минай разыграл перед ним спектакль?» - вновь пронеслось в мозгу у растерянного Фатома. Вошедший снял капюшон, и  Фатом с Храномом узнали в нем Тарха. На лице, ни чего не сказавшего до настоящего времени Хранома, застыла маска испуга и удивления. Ведь ему ничего не  было известно ни о предательстве Миная, ни о прибытии на Мидгард Тарха.
- Я надеюсь, что прибыл во время, - плотно закрыв за собой дверь, проговорил Тарх, обращаясь к Фатому, - предатель изобличен и обезврежен. Фатом, ответь Дживе, успокой мою супругу, я знаю, что она сейчас на связи с тобой. И тогда можно будет заняться серьезными делами.
- Фатом, что происходит? Почему ты молчишь? – вновь услышал голос Дживы, начинающий приходить в себя Фатом. В эти мгновенья он пережил стрессовую ситуацию, но принадлежность к Высшим Иерархическим кругам, сделала свое дело. Он снова был тем Фатомом, каким его знали все окружающие.
- Все в порядке Джива, спасибо за помощь, предатель уже обезврежен. Это, как я и предполагал, Минай. Он сам раскрыл себя. Тарх благополучно прибыл и находится рядом. Я передаю в его руки управление военной операцией, - и, поняв, что Джива была удовлетворена услышанным, прекратил сеанс связи.
      Лежавший до настоящего времени неподвижно, Минай начал подавать признаки жизни. Издав слабый стон, он медленно открыл глаза и испуганным взглядом обвел, стоящих вокруг него Иерархов и Хранома. С перекошенным от боли лицом, он попытался поднять голову. Капюшон анорака сполз с его головы и обнажил выбритый до блеска затылок с выжженной на нем пиктограммой черного цвета. Таким символом Тёмные метили своих завербованных агентов. «Так вот почему Минай все последнее время не снимал с головы капюшон» - подумал Фатом и, подойдя вплотную к корчившемуся от боли Минаю, и презрительно глядя на него произнес:
- Следовало бы его допросить.
- В этом нет никакой необходимости. Мы и так владеем всей информацией, - прервал его Тарх, - я сейчас выполню раскрутку сущности  предателя и тогда решим, как нам действовать дальше.
       Тарх испепеляющим взглядом посмотрел на лежащего перед ним Минная. Судороги прошли по телу предателя. Через несколько секунд, испустив последний вздох, тело его обмякло. Тарх, не мигая, продолжал испепелять взглядом лежащее перед ним тело. Он не позволил открыться каналу для перемещения сущности из умерщвленного им физического тела на ментальный уровень планеты. Вскоре из мертвого тела начало выделяться и медленно вышло из него менее плотное, чем физическое, но по форме аналогичное с ним, эфирное тело. Связанноё через пуповину серебряной нитью с физическим телом оно медленно поднималось под купол зала заседаний. Но под взглядом Иерарха медленно начало таять в воздухе до полного растворения. Затем из лежащего тела выделилось полупрозрачное астральное тело, аналогично связанное с ним серебряной нитью. С ним произошло то же самое, что и с эфирным телом. После чего последовательно вышли три ментальных тела, каждое из которых было более прозрачным, чем предыдущее. Тарх последовательно уничтожил каждое из них. Последнее четвертое ментальное тело, полностью не наработанное, было почти невидимым для вооруженного глаза. Уничтожив и его, Тарх вновь перевел взгляд на мертвое физическое тело, лишенное своей сущности. Из глаз Иерарха сверкнули молнии и в считанные секунды испепелили мертвое тело. И лишь небольшое облачко черного дыма, оставшееся от предателя, поднялось кверху и вскоре растаяло. Впервые наблюдавшие раскрутку сущности, Фатом и Храном  внимательно наблюдали за происходившим. И лишь когда от Миная ничего не осталось, Фатом позволил себе обратиться к Тарху:
- Жестко ты обошелся с ним, Тарх.            
- Забудем о нем, он получил то, что заслужил, и перейдем к делу. Какие данные получены от патрульных вайтман, выполняющих разведывательные функции? Я полагаю,  что предатель, руководивший ими, мог скрыть от тебя всю полноту, стекавшейся к нему, информации. Поэтому Фатом, первым делом прими на себя командование воздушным флотом, и внимательно проанализируй все данные, полученные от воздушной разведки и от Дживы. Срочно нейтрализуй предателя на космодроме в юго-западной части Даарийского материка и предотврати возможный взрыв. Ты Храном, будь готов начать эвакуацию населения через Врата Междумирья. Но я надеюсь, что дело не дойдет до этого.  Я же пока переговорю с Тарой, она должна была отправить сюда мою Огненную колесницу, но я не видел ее, когда шел к дворцу. Через полчаса, я надеюсь, что ты Фатом, будешь полностью владеть всей необходимой информацией. И тогда мы примем окончательное решение и приступим к военным действиям.      


Глава 15. ВОЙНА В КОСМОСЕ.

В огне космической войны,
В кругу Великого Сварога.
Погибли лучшие сыны,
Но победили Чернобога.


Прибывший с Ингарда в Чертог Макоши, Перун начал подготовку к вылету на Мидгард. Он уже отдал приказ о маскировке своей Огненной вайтмары под торговую, когда по телепатическому каналу с ним вышел на связь один из Высших Светлых Иерархов, являющийся членом Высшего Космического Совета Светлых Сил. Он сообщил Перуну о вылетевшей к Мидгарду военной эскадре Темных под предводительством Чернобога, и попросил Иерарха отложить свой визит на Мидгард. Перун должен был встретить эскадру Тёмных у границ Сварожьего круга и не допустить её вторжение в Чертоги, населенные цивилизацией Свята Расы. Он также сообщил о том, что в помощь Перуну уже выслана военная эскадра Светлых под командованием Светояра. Перун был хорошо знаком с этим Иерархом, занимавшимся в основном очисткой Космических пространств от, то и дело стремящихся проникнуть из Пекельных миров, кораблей Тёмных. Встретить эскадру Темных и дать ей бой, Перун решил на подступах к Чертогу Ворона, расположенного на пути движения вражеской эскадры. Он решил действовать малым числом, и воспользоваться военной хитростью, которой в свое время научил его Сварог. Для реализации своих стратегических замыслов, Иерарх решил, кроме своей вайтмары, задействовать еще три аналогичных военных корабля. Две вайтмары он приказал полностью оснастить боекомплектом, включающим в себя традиционные виды оружия: лазерные генераторы, Пси-генераторы, установки с фаш-разрушителем и установки с цираном. Третья вайтмара была оснащена полным комплектом, вайтман, с аналогичными видами вооружений. На своей Огненной колеснице Перун разместил только одну боевую установку - генератор, излучающий бозоны Хикса. Являющийся новейшим видом оружия, генератор использовался в звездных войнах с Тёмными впервые. И Перун возлагал на него основные надежды. Ему было достоверно известно, что такой тип оружия в арсенале Тёмных отсутствовал. Именно поэтому Иерарх не стал задействовать большое количество военных кораблей. Побеждать не количеством, но качеством – этому учил его отец. Кроме того, на Огненной колеснице имелась защитная супер-плазменная установка, предохраняющая корабль от любого из видов современного оружия, применяемого Тёмными. А в боевых условиях Перун всегда устанавливал вокруг своей вайтмары силовое защитное поле, состоящее из пяти кругов, что делало его вайтмару практически неуязвимой. Каждый из трех кораблей был укомплектован лучшими экипажами, не раз принимающими участие в, подобного рода, сражениях. Для управления своей Огненной колесницей Перун взял экипаж, состоящий из пяти высококлассных пилотов, имеющих огромный опыт в таких полетах.   Перун мог бы и сам управлять вайтмарой, что он с большим удовольствием почти всегда и делал, но в данной ситуации на него возлагалась обязанность главнокомандующего. Закончив подготовительные работы по формированию и вооружению своей малочисленной космической эскадры, Перун приступил к разработке плана военной операции. По своему опыту он знал, что Тёмные являются непревзойденными военными стратегами. Звездные войны умножили их профессиональное военное ремесло. Победить их в открытом бою, не применив военной хитрости, не представлялось возможным. Перун изучил и внимательно проанализировал все виды используемых Тёмными стратегий. В каждом из звездных сражений ими применялась одна из трех тактик: а) лобовая атака всеми силами без использования резервов; б) атака с какого либо из флангов, с обязательным резервированием нескольких кораблей-гигантов наносящих окончательный удар в тыл обороняющихся; в) использование тактики «клещей», при которой перед противником выставлялись малочисленные силы, принимающие на себя главный удар. И затем охватывающими ударами с обоих флангов, основными силами наносился окончательный сокрушающий удар. Но при осуществлении любого из трех, на первый взгляд незамысловатых, тактических решений, стратегические удары наносились разнообразными методами. И здесь Тёмным не было равных.
Перун, получивший последнюю информацию о продвижении  военной эскадры Тёмных от информаторов из Высшего Космического Совета, вылетел на четырех вайтмарах к Чертогу Ворона. Во время полета он связался с Светояром и обсудил тактику ведения боя. Военная эскадра, возглавляемая Светояром, включающая в своем составе десять вайтмар, должна подлететь к намеченному Перуном месту сражения почти одновременно с эскадрой Тёмных. План Перуна был следующим. Три вайтмары из его эскадры, первыми прибывшие к месту сражения, принимают на себя главный удар Тёмных. Их задача в неравном бою  хотя бы кратковременно сдержать натиск эскадры противника. Затем в тыл Тёмным должен ударить, прибывший к тому времени, Светояр двумя третями своей армады. И полностью сковав продвижение Тёмных, ударить оставшейся частью эскадры с флангов. Перун должен, не вступая в сражение, наблюдать за его ходом со стороны, включив антивизуальную и антирадарную защиты, делающие его Огненную колесницу невидимой для глаз и радаров противника. И лишь в непредвиденном, не предусмотренном их тактическим планом  случае, вступить в сражение.
В то же самое время эскадра Тёмных, состоящая из пятнадцати кораблей-гигантов и множества, роящихся, словно пчел вокруг них, кораблей-карликов,  приближалась к границам Сварожьего круга. Чернобог, не раз, принимавший самоличное участие в звездных войнах, и, как правило, выходивший из них победителем, с твердой уверенностью знал, что ему не удастся незамеченным добраться до Мидгарда. Он догадывался, что его армаду должны встретить, где-то на границе Сварожьего круга. Скорее всего, сражение должно состояться на подступах к Чертогу Ворона. Но он был уверен в своей неуязвимости и безнаказанности. Поэтому решил применить, никогда не использованный им ранее, стратегический план. Он разделил свою эскадру на три равные по мощи эскадрильи. Каждая из эскадрилий состояла из пяти кораблей-гигантов и около трехсот кораблей-карликов.  Двумя эскадрильям Чернобог поручил командовать своему клону – Тёмину. Он отправил их к Чертогу Ворона, предполагая, что там должно произойти главное сражение, а сам во главе третьей эскадрильи двинулся окружным путем к Чертогу Волка . Планируя остаться незамеченным, он должен был пересечь там границы Сварожьего круга и уже оттуда вторгнуться в солнечную галактику и завершить, начатую Кощеями,  оккупацию Мидгарда. Чернобог уделял значительное внимание вопросу защиты информации. Поэтому его стратегические планы не были известны Высшему Космическому Совету Светлых. Тёмин считался одним из лучших стратегов и воинов Тёмных сил. Он был точной копией Чернобога, и это обстоятельство должно было сыграть главную роль в предстоящем сражении. Тёмин применил военную хитрость. Одну из двух, находящихся под его командованием эскадрилий, он преобразовал визуально. Используя корабли-призраки,  он увеличил в три раза численность входящих в эскадрилью кораблей-гигантов, доведя её до пятнадцати единиц. Эту эскадрилью он направил в авангарде. Сам же, находясь во главе другой эскадрильи, и сделав её невидимой для глаз и радаров, двигался на незначительном удалении. Данный маневр позволял ему наблюдать за ходом сражения и в нужный момент нанести решающий удар, который должен был решить исход сражения.
Перун, приведя свою эскадру в намеченную точку раньше противника, выставил все три вайтмары в линию, перпендикулярно оси движения эскадры Тёмных. Свою огненную колесницу он отвел в сторону и немного назад, эта позиция позволяла ему наблюдать за ходом сражения. Включив антивизуальную и антирадарную установки, сделавшие его вайтмару невидимой и, установив вокруг неё пять силовых защитных полей, принялся внимательно наблюдать за экраном радарной установки. В это время на связь с ним вышел Святояр, сообщая, что скоро приведет свою эскадру к месту намеченного сражения. Вскоре в поле зрения радара попала быстро приближающаяся армада Тёмных. Перун насчитал пятнадцать кораблей, выстроенных в форме конуса. Он моментально отдал приказ перегруппировать поджидающие их вайтмары, расположив их в форме треугольника, плоскость которого была перпендикулярна направлению движения эскадры Тёмных. Эскадра противника, видимая уже невооруженным глазом на огромной скорости приближалась. Передовой корабль, находящийся в вершине конуса был нацелен точно в центр треугольника, выстроенного кораблями Светлых. И лишь только передовой корабль-гигант Тёмных оказался между вайтмарами, последние ударили по нему из всех видов находящегося на их борту вооружения. Флагман Тёмных, начав ответную стрельбу, вдруг резко затормозил движение и, изменив траекторию полета, ярко вспыхнул. Через секунду от мощного взрыва он разлетелся на множество горящих осколков, продолжающих лететь по инерции. Второй фронт кораблей-гигантов, образованный пятью звездолётами,  не произведя  не единого выстрела, пролетел сквозь строй вайтмар. Огонь, открытый с вайтмар на поражение, не причинил им никакого вреда. Перун, наблюдавший за космическим боем, был удивлен этим фактом. Он видел, как пятерка кораблей-гигантов, пролетевшая без единого выстрела сквозь заслон, образованный тремя вайтмарами, начала разворачиваться и заходить к вайтмарам с флангов. К этому времени подлетевший к вайтмарам третий фронт, состоящий из девяти кораблей-гигантов, окруженных, словно роем пчел, огромным количеством кораблей-карликов, открыл шквальный огонь по вайтмарам Светлых. Одна из вайтмар, оснащенная вайтманами, открыла боковые шлюзы, через которые одновременно начали вылетать вайтманы и мгновенно вступать в бой с кораблями-карликами Тёмных. Вайтмары Светлых, продолжая сохранять фронт в виде равностороннего треугольника, отнюдь не стояли на одном месте. Совершая хаотические движения вокруг определенных точек, они старались не попасть под обстрел Тёмных. Но шквальный огонь, обрушившийся на них из кораблей-гигантов, образующих третий фронт, сделал свое дело. И вскоре две из трех вайтмар почти одновременно были взорваны. Но перед этим им удалось уничтожить еще два корабля-гиганта Тёмных. Оставшаяся невредимой, последняя из вайтмар, летала в окружении  двенадцати кораблей-гигантов, словно загнанный волк, окруженный сворой собак. Перун, внимательно следивший за ходом сражения, и обративший внимание, что не все корабли-гиганты противника вели активную стрельбу, сделал вывод, что в сражении участвуют корабли-призраки. Оказалось, что настоящих боеспособных кораблей у Темных осталось только два. Но, тем не менее, им удалось уничтожить последнюю вайтмару Светлых. Перун сообщил о кораблях-призраках Святояру, уже прибывшему к месту сражения. Светояр направил в бой пять из десяти возглавляемых им вайтмар, а сам тем временем наблюдал за ходом сражения. Через несколько секунд боя оба корабля-гиганта Тёмных были взорваны. А оставшиеся корабли-призраки растворились в пространстве. Но и Светлые потеряли две вайтмары из пяти, участвовавших в бое. Светояр подумал, что сражение окончено в их пользу, но Перун не торопился выдавать свое присутствие. Он был знаком с хитростями Тёмных и был уверен, что они пустили в бой не все силы. И, следовательно, необходимо ожидать новый удар. Сообщив о своих предположениях Светояру, он настойчиво сканировал окружающее пространство. Радар ничего не мог обнаружить, но мозг Иерарха и его сущность чувствовали близкое присутствие Тёмных. Вдруг две из трех, принимавших участие в бою и оставшихся невредимыми вайтмар, поочередно загорелись и взорвались. Перун понял, что невидимые корабли Тёмных начали атаку. В это время вспыхнула и затем взорвалась еще одна вайтмара из пяти кораблей Светояра не принимавших участие в сражении. Светояр не мог понять, что происходит, но интуитивно догадывался, что невидимый враг атакует его эскадрилью. Он отдал приказ оставшимся в его распоряжении пяти вайтмарам на хаотичное движение, чтобы не быть неподвижными мишенями. Перун в то же время реконструировал свой мозг, наработав новые ментальные тела. После чего, благодаря изменению своей сущности, Перун смог увидеть, невидимые до настоящего времени корабли Тёмных. Перун отчетливо увидел пять кораблей-гигантов Тёмных. Четыре из которых, пытались поразить хаотично двигающиеся вайтмары. Пятый же корабль, находился почти рядом со скрытой из вида Огненной колесницей Перуна. По всей вероятности это был корабль Чернобога, который, как и Перун, чувствовал присутствие невидимого противника. Перун видел, как Темным удалось уничтожить еще две вайтмары. Промедление было равносильно поражению, и, включив генератор бозонов Хикса, он один за другим стремительно уничтожил все пять кораблей-гигантов Тёмных. Превращаясь в черные дыры под воздействием бозонов Хикса, они просто исчезали в пространстве. Сражение между вайтманами и кораблями-карликами тоже подходило к концу. Хотя оно уже не имело никакого значения и не могло оказать влияние на ход битвы. Космическое сражение закончилось победой Светлых. У Светояра осталось только три боеспособных вайтмары. Перун еще раз внимательно просканировал ближний космос и, убедившись, что звездолетов Тёмных по близости нет, восстановил видимость своей Огненной колесницы, отключив антивизуальную и антирадарную установки. Поблагодарив Светояра за помощь, оказанную в разгроме эскадры Тёмных, и сообщив о победе над Чернобогом Высшему Космическому Совету, Перун направил свою вайтмару к Чертогу Орла.
В это же самое время Огненная колесница Тарха, пилотируемая одним экипажем, летела в сторону Мидгарда. Командир корабля, проинструктированный Тарой, был готов ко всяким неожиданностям. Он знал, что корабли Кощеев патрулируют Космос у Мидгарда, и пролететь мимо их заслонов незамеченным не удастся. Надежда была только на то, что патрулирование Космоса Тёмные осуществляют только при помощи кораблей-карликов, боевой потенциал которых значительно ниже, чем у вайтмары. Но если среди патрулей окажется хотя бы один корабль-гигант, это значительно осложнит задачу. Приближаясь к Мидгарду, Огненная колесница была готова в любой момент принять бой. Но Кощеи приготовили для неё другой сюрприз.  Корабль-карлик, начиненный  до отказа фаш-разрушителем, с включенной антирадарной установкой, сделавший его невидимым, и с мощнейшим генератором магнитного поля на борту, уже поджидал вайтмару Тарха на границе у входа в атмосферу планеты. Командир вайтмары был заметно удивлен, не встретив на пути следования ни одного вражеского корабля. Когда Огненная колесница стала входить в плотные слои атмосферы планеты, и командир начал готовить её к приземлению, он вдруг ощутил легкий толчок, сопровождаемый негромким лязгающим звуком.  Но приборы ничего не зафиксировали, кроме повышенного магнитного поля, и командир успокоился. «Наверное случайно на пути корабля оказался какой-нибудь из осколков метеоритного происхождения, нередко встречающихся в этих слоях пространства» - подумал командир, продолжая пилотирование. Он не предполагал, что вражеский корабль-карлик, с включенным генератором магнитных волн намертво приклеился к днищу вайтмары. Этот невидимый убийца, сделав свое дело, ждал приказа на самоуничтожение, обрекая на неминуемую гибель и вайтмару.
После успешно проведенного космического сражения, Перун двигался на своей Огненной колеснице к Чертогу Орла. Внезапно он услышал Зов многодольный, доносящийся из Чертога Волка. Перун мгновенно вышел на телепатический контакт с Велесом, являющимся Высшим Иерархом и покровителем Чертога Волка. Велес сообщил Перуну о том, что патрульные вайтманы обнаружили эскадру Тёмных в количестве из пяти кораблей-гигантов, вторгнувшуюся в пространства Чертога Волка и двигающуюся в сторону к Мидгарду. Из этого сообщения Перун понял, что Чернобог применил военную хитрость, и ему удалось обмануть его – Перуна. Попросив Велеса, подготовить три военные вайтмары, и  ожидать его прибытие, Иерарх развернул свою колесницу в направлении Чертога Волка. Для скорейшего прибытия в намеченную точку, он принял управление вайтмары на себя. Воспользовавшись сворачиванием пространства в нулевую точку, его Огненная колесница почти мгновенно очутилась у Чертога Ворона. Велес за это время сумел подготовить и вооружить только одну из трех вайтмар. Времени на ожидание у Перуна не было, и поэтому он принял решение начать преследование двумя вайтмарами. На полпути к Мидгарду им удалось настичь эскадрилью Чернобога. Тёмные пока не заметили погоню, и Перун решил применить военную хитрость. Включив на своей вайтмаре антивизуальную и антирадарную установки, сделавшие её невидимой, Перун дал залп вдогонку, летящему в арьергарде, кораблю-гиганту Тёмных. Чернобог заметил преследование и затормозил движение своей эскадрильи. Одна вайтмара Светлых против его пяти кораблей казалась легкой добычей. Развернув эскадрилью в её сторону, Чернобог дал команду на окружение и уничтожение. Перун подготовил к включению генератор бозонов Хикса. Корабли Тёмных с большой скоростью приближавшиеся к вайтмаре, посланной Велесом, были отличной мишенью для Перуна. В течение нескольких секунд Иерарх поочередно уничтожил четыре из пяти кораблей из эскадрильи Чернобога, превратив их в черные дыры. Высший Иерарх Тёмных не мог понять, что происходит. На его глазах почти мгновенно один за другим исчезли четыре корабля. Открыв шквальный огонь по вайтмаре Светлых он видел что та, ответно стреляя, шла на лобовое столкновение. Вайтмара закрывала своим корпусом корабль Чернобога. Поэтому Перун, не имея возможности уничтожить его, вынужден был наблюдать за исходом боя. Лобовое столкновение, с последующим мгновенным взрывом,  привело к уничтожению обоих кораблей. Однако за доли секунды до столкновения Чернобог успел передать сигнал на Лелю о наступлении часа «Х».  Лишившаяся своего физического тела, черная сущность Чернобога мгновенно улетела в Пекельные миры.               
               

Глава 16. ТРАГЕДИЯ  ЛЕЛИ.

Порушил оплоты Кощеев
В одно одночасье Даждьбог.
Погибла при этом и Леля,
Но Тарх по другому не мог.

Отдав распоряжение Фатому о подготовке к сражению, Тарх связался с Тарой. Сестра сообщила ему, что Огненная колесница отправлена ею на Мидгард и уже должна была прибыть. Узнав, не нужна ли еще какая либо помощь, Тара отключилась. Почти одновременно после Тары на связь вышла Джива.
- Тарх, только что я засекла сигнал, переданный Чернобогом, на Лелю. Он сообщил Кощеям о наступлении часа «Х». Мне удалось прослушать переговоры в ставке Кощеев. Час «Х» означает первую минуту полного Лунного затмения на Мидгарде, - начала свое сообщение супруга. Тарх мгновенно посмотрел в звездное небо. Месяц и Фата уже  были скрыты от лучей солнца диском Мидгарда и не были видны. Узкий серп Лели тоже был едва заметен. Произведя мгновенные вычисления, Тарх понял, что до начала часа «Х» осталось около двадцати минут. Но самым главным было то, что Фатом, принявший на себя командование космическими войсками Мидгарда, уже не успеет за это время привести вайтмары к Леле и нанести превентивные удары по звездолетам и базам-арсеналам Кощеев.
- Джива, я тебя понял, Кощеи через несколько минут начнут операцию по захвату Мидгарда. К большому сожалению, мы не успеваем нанести упреждающий удар. Но в то же время я не имею права позволить Кощеям поднять в воздух свои звездолеты. Ведь в таком случае они смогут нанести удар по Мидгарду, а этого я не могу допустить. Поэтому я принимаю единственно правильное и необходимое в данной ситуации решение – срочно произвести  аннигиляционный  взрыв на обратной стороне Лели. Возможно, это позволит сохранить луну, как спутник Мидгарда. Если же удержать Лелю на орбите не удастся, последствия могут оказаться непредсказуемыми. И последнее, вернулась ли домой наша дочь?
- Тарх, к большому сожалению Любавы до сих пор нет, и я не могу с ней связаться. Умоляю тебя, покончив с Кощеями, немедленно разыщи её. Я, как мать, сердцем чувствую нависшую над ней опасность. Удачи тебе милый, - проговорила с волнением в голосе Джива и отключилась.
- Фатом, срочно поднимай в воздух военные вайтмары, и направь их к Леле, обратился Тарх к находящемуся рядом Иерарху, слышавшему весь разговор, - я сейчас, используя энергию стихий, нанесу удар по оплотам Кощеев на ближней луне. В твою задачу входит  проконтролировать уничтожение баз Тёмных и их звездолетов на Леле. Удачи тебе Иерарх, действуй. И последнее, если на площадке у Врат Междумирья стоит моя Огненная колесница, отправленная Тарой, можешь воспользоваться ей. Она более быстроходна и более безопасна. Как пользоваться находящимися на борту генераторами и установками ты знаешь.
        Проводив взглядом выходящего из кабинета Фатома, Тарх попросил Хранома на некоторое время оставить его одного и спуститься к Жрецам-Хранителям. Оставшись один, Тарх удобно расположившись в кресле, приступил к магическому ритуалу. Заставив напряженно работать все бесконечное множество тел своей сущности, Иерарх вызвал к себе Властелинов стихий огня и гравитации.
- Для чего ты потревожил нас, Повелитель? – почти одновременно громоподобным голосом проговорили два полупрозрачных, огромного роста Властелинов стихий, материализовавшихся перед Тархом. 
- Властелин огня, - обращаясь к кроваво-красному полупрозрачному исполину, с почтением в голосе произнес Тарх, - Властелин гравитации, - обратившись ко второму полупрозрачному светло-зеленому исполину, промолвил Иерарх. – Я вынужден обратиться к вам с просьбой, оказать мне одну услугу.
- Мы в твоей Власти Повелитель, - вновь одновременно прогремели исполины.   
- Ваша задача произвести аннигиляционный взрыв на обратной стороне Лели. Данное деяние нужно совершить немедленно, - сменив тон с услужливого на приказной, твердым голосом проговорил Тарх.
- Слушаем и повинуемся, - вновь в унисон прогремели Властелины стихий и растворились в воздухе. Оставшись один, Тарх взглянул на хронометр. До начала полного тройного новолуния оставалось три минуты. Тарх убрал купол, над залом Справедливого Правления. В это же время помещение наполнили ароматы флоры Мидгарда.  Вздохнув полной грудью чудесный божественный бальзам, Тарх обратил свой взгляд в сторону почти исчезнувшей из вида Лели. На Мидгард опустилось  космическое покрывало из кромешной тьмы. И лишь искорки звезд, входящих в Чертоги бесконечного Космоса, мерцали на почти черном небосводе. И лишь вершина Меру, с расположенным на ней Асгардом, купалась в лучах осветительных установок. Да отдаленные  зарницы над горизонтом Даарийского материка, не позволяли Мидгарду окунуться в кромешную тьму. Тарх позволил себе в течение нескольких секунд насладиться величественной красотой ночной Даарии.
       В это время вспышка яркого света озарила небесное пространство. В ярком, ослепительно белом всполохе отчетливо выделялась черным кругом Леля. Почти одновременно за вспышкой до слуха Иерарха донесся громоподобный раскатистый гул. Тарх вовремя успел восстановить купол над залой Дворца и предохранил себя от упругого фронта, прокатившейся над Мидгардом, взрывной волны. Однако Иерарх не отводил взгляд от Лели. Следом за первым взрывом последовали ещё несколько менее громких. По всей видимости, вся обратная сторона Лели полыхала в едином огненном зареве. О чем свидетельствовал ярко белый свет, охвативший почти все пространство видимого горизонта. И среди этого, почти ослепительного по своей яркости зарева, отчетливым черным кругом выделялась, подвергнутая разрушительной энергии стихий, Леля. Вдруг новая волна взрыва донеслась до слуха Тарха и почти одновременно с этим от черного круга Лели откололся громадный осколок. Он, превращаясь из черного сначала в кроваво-красный, затем в оранжевый и, наконец, в желтый, начал двигаться в сторону от тела луны, постепенно увеличивая свою скорость. Тарх мгновенно прикинул, что отколовшийся от луны осколок, составлял не меньше десятой части от её массы, что не сможет не оказать влияния на орбиту Лели. Он догадался, что причиной взрыва послужил фаш-разрушитель Кощеев. В это время он увидел, что израненная Леля начала менять свой свет с черного на темно-красный. Одновременно с этим она перестала неподвижно висеть на небосводе и начала медленно двигаться в строну к Мидгарду. Тарх осознал, что произошло то, чего больше всего он боялся. Леля сошла с орбиты и по спирали начала двигаться на встречу к Мидгарду. Он мгновенно рассчитал скорость падения. Если не произойдет новых взрывов, то луна упадет на планету приблизительно через три часа. Он отчетливо осознавал, что падение Лели вызовет на поверхности планеты катастрофические последствия. Являясь покровителем цивилизации Свята Расы, Тарх должен был предотвратить гибель людей. Решение нужно было принимать немедленно, и Иерарх принял его. Он попытался выйти на  телепатический контакт с Фатомом, чтобы отдать приказание Иерарху возвращаться на Мидгард и приступить к эвакуации населения планеты в ближайшие Чертоги. Однако канал связи, соединяющий его с Высшим Иерархом Мидгарда, молчал. Тарх еще не знал, что перед своей гибелью, старший из Князей Тьмы успел отдать сигнал на самоуничтожение корабля карлика, примагниченного к Огненной колеснице, на которой находился Фатом. Взрыв корабля – убийцы спровоцировал взрыв вайтмары. Последнее, что успел увидеть Высший Иерарх Мидгарда – это ослепительно белую вспышку, охватившую всю его сущность. В одно мгновение Огненная колесница Тарха прекратила свое существование. Лишившись своего физического тела, сущность Высшего Иерарха устремилась в открытый Космос, чтобы ступить на новый этап своего развития, продолжив бесконечное движение по Великому Золотому Пути Духовного Восхождения. И лишь экипажи вайтмар, сопровождавшие Огненную колесницу, видели, как после ярчайшей вспышки и взрыва,  уничтожившего вайтмару, от неё с огромной скоростью унеслась в пространство Великого Космоса ярко светящаяся звезда.
        В этот же самый момент Тарх интуитивно понял, что физическое тело Фатома прекратило свое земное существование. Мысленно поблагодарив освободившуюся сущность Иерарха за все деяния, сделанные им для благополучия и процветания Мидгарда, Тарх приступил к выполнению своей главной миссии. Отдав распоряжение Храному, вернувшемуся в зал заседаний, об организации срочной эвакуации населения через Врата Междумирья в связанные с ними Чертоги, Тарх решил, открыто обратиться к народу Даарии. Включив систему голографического вещания направленного на весь Северный материк, и убедившись в том, что изображение транслируется повсеместно, Иерарх начал свою речь.
- Жители Мидгарда! Я Тарх сын Перуна, прибыл к вам, чтобы предотвратить военное вторжение Тёмных на вашу планету с целью её порабощения. Кощеям с помощью хитрости удалось построить военные базы на Леле. Оттуда они и планировали начать свою агрессию. Я уничтожил их оплоты вместе с самими Кощеями. Но к глубокому моему сожалению луна Леля сошла с орбиты и сейчас движется по спирали к Мидгарду. Столкновения избежать уже не удастся. Падение произойдет приблизительно через три часа. В результате столкновения Мидгарда с Лелей, ваша планета может погибнуть. Поэтому я призываю вас к срочной эвакуации через ближайшие к вам Врата Междумирья. Убедительно прошу сохранять спокойствие и выдержку. Паника может нанести только вред. Я верю в ваш разум и буду помогать вам. Помните, что я всегда с вами.
На этом Тарх закончил сеанс голографического вещания. Храному Иерарх поручил  лично командовать эвакуацией. Тарх понимал, что в течение трех часов  удастся эвакуировать не более трети всего населения Даарии. Ведь пропускная способность Врат ограничена их техническими возможностями. Следовательно, необходимо срочно начать эвакуацию людей с помощью вайтмар и вайтман. Он срочно связался одновременно со всеми пятью центрами управления полетами, расположенными на каждой из взлетно-посадочных площадок. Отдав приказ на эвакуацию, Тарх приказал задействовать все находящиеся в данный момент на Мидгарде вайтмары и вайтманы, как торговые, так и военные. Так же необходимо было эвакуировать и Жрецов-Хранителей. Тарху было известно, что Хорн по просьбе Фатома должен дежурить возле своей вайтманы. Он вызвал пилота к себе. Тарх посмотрел на небосвод, Леля, окаймленная ослепительно белым кольцом, приобрела уже оранжевый цвет и заметно ниже опустилась над горизонтом, ускоренно двигаясь в западном направлении. Через час она должна войти в атмосферу Мидгарда, и тогда можно будет попытаться раздробить её на более мелкие осколки, чтобы смягчить последствия от столкновения. Но более всего его обеспокоил отколовшийся от тела Лели в первый момент после взрыва огромный осколок. Тарх рассчитывал, что он упадет в Северное море, но вероятно ошибся. Громадной раскаленной глыбой он навис над вершиной Меру, и вот-вот упадет. Это была бы настоящая катастрофа для Асгарда. Мгновенно сконцентрировав все свое внимание на летящей с огромной скоростью огненной громаде, Тарх сумел изменить направление её падения. Через несколько секунд огромная, раскаленная в атмосфере планеты глыба, отколовшаяся от гибнущей Лели, пролетела рядом с вершиной Меру, не нанеся никакого вреда расположенному на ней Асгарду. Однако падение её у подножия горы завершилось неизбежным в такой ситуации огромной силы взрывом. Земля вздрогнула под ногами с такой силой, что дворец, в котором находился Тарх со Жрецами, задрожал. Однако выполненный из сверхпрочных материй и благодаря установленному вокруг него силовому полю, он ничуть не пострадал. Ожидая прибытие Хорна, Тарх пригласил к себе Жрецов-Хранителей, которые уже знали о сложившейся ситуации и потому явились незамедлительно.
- Великие Мудрые Мужи, - обратился к вошедшим Тарх, - я знаю, что вы осведомлены обо всех происходящих на Мидгарде событиях. Планете грозит величайшая опасность. Я отдал приказ на эвакуацию населения. Наш с вами долг – сохранение огромного багажа знаний, накопленных в ходе развития нашей Славяно-арийской цивилизации и приумноженных здесь, на Мидгарде.  Вы, Хранители древней мудрости, обязаны сохранить для потомков те знания, что тысячелетиями накапливались, пополняя неиссякаемый Источник. - И, обратившись уже непосредственно к Жрецу – Хранителю Источника Жизни, продолжил, - Источник Жизни мы оставим здесь на Мидгарде, я уверен, что потомки современной цивилизации в скором будущем вернутся  и вновь освоят планету. А Источник Жизни – Жемчужина Мидгарда, вновь будет служить тем, кто будет развивать свою духовность и знания, встав на Звездный Путь Великого Восхождения. Я знаю, что выходы Источника на поверхность Мидгарда тобой, величайший из Жрецов, надежно сокрыты в недрах планеты. Да будет так. Твоя миссия на Мидгарде исполнена, можешь оставаться здесь до того времени, пока мы все вместе не покинем планету, полностью исполнив свой долг,  – учтиво проговорил Тарх и в пояс поклонился седовласому старцу. Затем он обратил свою речь к Жрецу – Хранителю Врат Междумирья и путей, ведущих через Звездные Врата.
- Огромная ответственность возлагается на тебя, почтеннейший Хранитель Врат. Не менее пятисот тысячелетий служили Врата Междумирья и пути, ведущие через них, для цивилизации Свята Расы. Сейчас настал тот момент, когда мы должны провести через них максимальное количество людей во имя их спасения. А после окончания эвакуации необходимо будет отключить Врата от путей сообщения с другими планетами и законсервировать их на срок, до последующего возвращения людей на Мидгард. Эвакуацией руководит Храном, ты же можешь оставаться здесь и после окончания эвакуационных мероприятий отключишь пути Междумирья. – Затем Иерарх обратился к последнему из Жрецов.
- Твоя миссия, Величайший из Мудрецов, Хранитель – Знаний, состоит в записи всего объема накопленных знаний на кристалле, переданном Фатомом. С минуты на минуту сюда прибудет пилот, который отправит тебя к Источнику Знаний, и после окончания записи информации на кристалл, доставит тебя обратно. Но помни, что времени у тебя не более трех часов.
Едва Иерарх завершил речь, как в зал Дворца вошел Хорн и, поклонившись присутствующим, с почтением обратился к Тарху:
- Пилот №1 с торговой вайтманы Хорн прибыл в ваше распоряжение Высочайший Иерарх. «Совсем еще юнец», – подумал, глядя на юношу Тарх и, обращаясь к нему, проговорил:
- Отлично пилот Хорн, с этой минуты ты поступаешь в распоряжение к Жрецу – Хранителю Источника Знаний. Твоя задача сопроводить его к Источнику, и после записи им информации доставить обратно во дворец. Мы будем ожидать вас здесь. И помни, что информация, записанная на кристалле, не имеет цены. Времени у вас мало, поэтому в путь. Удачи вам!
После ухода Жреца - Хранителя и Хорна, Тарх вновь внимательно посмотрел на небосвод. Зарево, обволакивающее Лелю, начинало понемногу меркнуть, превратившись из ослепительно белого в ярко желтое марево. Сама же Леля, значительно приблизившись к поверхности планеты, наоборот продолжала раскаляться и светилась уже ярким оранжевым светом. Тарх понял, что луна скоро войдет в атмосферу планеты. Он решил использовать последнюю попытку,  раздробить гибнущую Лелю на более мелкие осколки. И тогда возможно удастся избежать катастрофических последствий. Не вызывая более Властелинов стихий,  он сосредоточил все свои мыслительные возможности и сокрытые в нем силы на разрушение падающей луны. Единственный раз в своей жизни Иерарх направлял свои могущественные силы не на созидание, а на разрушение. Но это его деяние было во благо, во имя спасения цивилизации и планеты. Мощнейшие импульсы космической энергии, словно гигантские молнии, обрушились на Лелю. Тысячи пылающих Сварожичей, словно гигантский фейерверк, разлетались от падающей Лели. Но её, искусственно созданное в очень давние времена, ядро не подверглось разрушительному воздействию. Окруженное мощнейшим силовым защитным полем, ядро Лели, было неподвластно разрушающему энергетическому воздействию со стороны Тарха. «Значит, все-таки столкновения не избежать» - подумал Тарх и принялся рассчитывать место падения. Расчет был не очень сложным, и вскоре Тарх знал место падения того, что осталось от ближней луны, её ядра, имеющего форму геоида . Точка падения приходилась на морские просторы между двумя гигантскими южными материками. Морские глубины в этой точке планеты достигали почти десяти километров. Это обстоятельство немного успокоило Тарха. Падение в море должно значительно смягчить силу удара, и Мидгард, скорее всего, сохранит свою орбиту и ось вращения. Значит, планета не погибнет. Но с другой стороны следует ожидать возникновения гигантских волн. Однако изменить ситуацию было свыше сил Иерарха. Нужно было спасать цивилизацию от гибели.          
 


Глава 17. КРОНА.

Была прекрасна, как Богиня,
И не по возрасту умна.
Носила царственное имя,
И знаниям была верна.

Простившись с Хорном, Крона отправилась в свой личный кабинет, служащий ей одновременно как спальной комнатой, так и помещением для отдыха и развлечений. Кабинет располагался в одном из трех флигельных пристроев, примыкающих к центральной части дворцовой постройки. Цилиндрической формы, покрытые светопрозрачными куполами флигели, располагавшиеся симметрично вокруг подобного по форме, но в два раза большего в размере, центрального корпуса, создавали стройный ансамбль, выстроенный в стиле последних архитектурных направлений. В центральном корпусе, как и положено, по ведическим традициям, находился рабочий кабинет Фатома. Флигель, примыкающий с северо-западной стороны, с видами на Врата Междумирья и западный склон горы Меру, служил спальными покоями для Иерарха.  Из флигеля, расположенного с северо-восточной стороны, открывался вид на комплекс Врат Междумирья и восточный склон Меру. Этот флигель был занят покоями супруги Иерарха - Анэй. И, наконец, третий из флигельных пристроев, примыкающий с южной стороны, позволял обозревать южный склон Меру с, расположенной у её подножия, взлетно-посадочной площадкой. И так Крона вошла в кабинет, потолок которого венчал сферической формы купол, меняющий свою прозрачность по желанию хозяйки. Сейчас была одна из самых тёмных ночей на Даарии, и Крона, взглянув кверху, установила наибольший предел прозрачности. Звездное небо с ближними и дальними Чертогами, темно-синим покрывалом окутало ночную Даарию. «Скоро будет совсем темно», - посмотрев на узкий серп, пока ещё видимой Лели, подумала девушка. Свет от Игл небесных, расположенных над Вратами Междумирья, не проникал в покои девушки, так как перекрывался куполом, венчающим рабочий кабинет отца. Фатома не было во дворце, и поэтому купол был затемнен. Включив люминесцирующее, бестеневое освещение, девушка подошла к витражным конструкциям, ограждающим флигельный пристрой. На, расположенном вдоль всей части округлой стены, широком подоконнике, произрастали различные экзотические цветы. Корневая система растений располагалась прямо в пористом теле массивного подоконника, выполнявшего в то же время роль субстрата. Крона не могла не побеседовать со своими питомцами. Вот и теперь, подойдя к ним, она медленным шагом обошла вдоль всего подоконника и побеседовала отдельно с каждым из растений. Около некоторых, наиболее любимых, она задерживалась чуть дольше, но старалась всем уделять равную долю внимания и ласки. Общение с цветами успокоило немного расстроенную девушку. Включив для своих любимцев специальный источник подсветки, девушка решила, наконец, заняться учебой. Рядом с большой овальной формы кроватью, расположенной в дальней от входной двери части кабинета, располагался шкаф-хранитель информации. Крона подошла к шкафу. Голубоватый полупрозрачный балдахин, спускавшийся над кроватью, трепетно заколебался. Крышка шкафа-хранителя информации, выполненная в виде сенсорного плазменного экрана, засветилась светло-голубым цветом. Найдя в каталоге нужную ей информацию, девушка слегка прикоснулась к сенсорной панели экрана в нужном месте. В то же время из боковой поверхности шкафа выдвинулся небольшой ящичек с лежащим в нем кристаллом, излучающим слабое розовое свечение. Девушка взяла кристалл, и ящичек тут же задвинулся обратно. Подойдя к рабочему столу, Крона вставила кристалл в небольшое устройство, находящееся в центе стола и села в кресло. Как только она приняла наиболее удобную позу, перед ней развернулось голографическое изображение, комментируемое мягким баритоном диктора. Полностью расслабившись, девушка приготовилась для просмотра и усвоения предложенной ей для просмотра информации.  Голос диктора вещал:
- … цивилизация желтой расы, имеющая эволюционное число  около ста пятидесяти заселяет Звездную систему Великого Дракона, находящуюся от Сварожьего круга на расстоянии не менее семи-девяти   дальних далей. В данную звездную систему входят тринадцать чертогов. Цивилизация находится на ранней ступени своего развития, но уже владеет секретами управления стихий и имеет космические корабли, могущие перемещаться со скоростями, близкими к скорости света. Это позволило им общаться и войти в контакт с близко расположенной от неё цивилизацией, заселяющей Звездную систему Огненного Змея. Однако, не имея технологии сворачивания пространства в нулевую точку, у желтой расы отсутствуют корабли, подобные нашим вайтмарам и, следовательно, они не имеют технической возможности долететь до Сварожьего круга. По этой же причине они не имеют Врат Междумирья и кабин мгновенных перемещений. Однако у них стали появляться отдельные сущности, преодолевшие планетарный уровень развития. Что позволяет надеяться на увеличение в скором времени их эволюционного числа. Низкое эволюционное число накладывает определенный отпечаток на взаимоотношения между различными ветвями цивилизации. Межпланетные и планетарные войны за установление господства подрывают устои цивилизации и тормозят эволюционное развитие. Однако ни одной из цивилизаций, населяющих Вселенную, не удавалось миновать такого этапа развития. Кроме того, не бездействовали и Пекельные Миры, находящиеся на более высокой стадии развития. Всячески пытаясь подчинить развитие еще полностью не окрепшей цивилизации своим целям, они не гнушались ни какими методами. И лишь вмешательство Великой Расы не позволило им поработить цивилизацию, входящую в звездную систему Великого Дракона. – Перед взором Кроны проплывали голографические изображения чертогов, планет и представителей цивилизации, населяющих эти планеты. Она очень внимательно рассматривала флору и фауну,  особенно интересуясь растительным миром далеких планет. Не менее интересовала её и культура, достигшая довольно высокого уровня развития для данного эволюционного числа. Архитектура отдельных планет отличалась своей изысканностью и вычурным стилем. Люди, населяющие эти миры, внешним видом практически не отличались от людей белой расы, и лишь более узкий разрез глаз и желтый цвет кожи указывал на их принадлежность к желтой расе.
      Затем её вниманию была представлена красная раса, населяющая звездную систему Огненного Змея, состоящую из девяти чертогов. Эта цивилизация, находящаяся на еще более ранней стадии развития, имела эволюционное число около ста. Она не имела межгалактических космических кораблей и только приступила к освоению ближнего космоса. Однако она очень часто заимствовала достижения у посещающих её звездных соседей, представлявших желтую расу. И зачастую использовала открывшиеся ей знания не в том направлении. Что часто приводило к экологическим катастрофам и войнам. В остальном же красная раса мало, чем отличалась от своего соседа – желтой расы.
      Следующей в программе трансляции предстала черная раса, населяющая звездную систему Мрачной Пустоши. В данную звездную систему входило наибольшее количество чертогов, насчитывающее около пятидесяти галактических образований. Люди этой расы имели почти черный цвет кожи и отличались бале крепким телосложением и высоким ростом. Эволюционное число имело значительный разброс от двадцати до семидесяти пяти. Следовательно, данная цивилизация стояла на ещё более низкой ступени развития. И для Кроны она не представляла особенного интереса. Однако девушка терпеливо изучала представленный ей материал. Упорство и настойчивость в изучении наук и в достижении поставленных целей и позволили достичь ей столь высокого уровня интеллекта. Немалую роль в этом конечно играли и отцовские гены.         
       Вдруг внезапно возникшее волнение охватило девушку. Внимание её рассеялось, и Крона вынуждена была прекратить голографическую трансляцию учебного материала. Волнение все нарастало, и девушка интуитивно поняла, что что-то произошло с её отцом. Её хрупкое девичье тело сковал непонятный, никогда не испытываемый ей ранее страх. Но еще больше подавляло все возрастающее чувство душевной боли. Сущность девушки, почти завершившая цикл планетарного развития, интуитивно чувствовала трагедию, произошедшую в это время с отцом. Она вдруг отчетливо поняла, что уже никогда не увидит до боли родного ей человека. И лишь только сознание того, что она может телепатически общаться с навсегда покинувшей Мидгард сущностью отца, немного успокоило её. В это время в кабинет Кроны почти вбежала Анэй. По выражению её лица девушка поняла, что её матери тоже все известно. Анэй молча обняла Крону, по лицу которой медленно катились непроизвольно выступившие слезинки. Едва слышимое всхлипывание юной девушки вдруг нарушил громоподобный раскат, последовавший почти сразу за озарившей звездное небо яркой вспышкой. Обе женщины инстинктивно направили сой взгляд на обволакивающее небосвод ярко-белое зарево. Новая, еще более мощная волна тревоги, поглотила сущности обеих женщин. Продолжая смотреть в пылающее небо, сущности их уже готовились к чему-то страшному. И чувствуя приближающуюся катастрофу, неподвижно стояли, крепко обняв друг друга. Время казалось, остановилось для них. И вдруг они увидели голографическое изображение и громкий голос Тарха, сообщавшего жителям планеты о произошедших событиях и возникшей в результате этого опасности. Услышав просьбу Высшего Иерарха о скорейшей эвакуации с планеты, пришедшая в себя раньше дочери Аней, разорвав её объятия и схватив за руку, увлекла за собой.
- Пойдем скорее доченька. Папа уже не вернется, а мы должны уходить. – говорила она, крепко держа за руку не сопротивляющуюся, но в то же время вяло реагирующую на происходившую действительность дочь. Слова матери доходили до молодой девушки как из подземелья, ноги стали вдруг как ватные и перестали повиноваться. Мир, казавшийся до настоящей минуты прелестным и немножко волшебным, вдруг раскололся на части. И осколки этого, теперь уже не существующего для девушки мира, с гигантской скоростью разлетались в разные стороны. Смутное осознание того, что счастливое прошлое ушло безвозвратно, подобно упавшим небесам навалилось на сущность девушки, пытаясь придавить к земле. В это время Анэй уже выводила девушку из дворца. И лишь только Крона переступила порог родного для неё отеческого гнезда, её мозг пронзила внезапно вторгнувшаяся мысль.
- Хорн, мама, где Хорн, мне срочно нужно увидеть его, - почти бессвязно лепетала девушка. Но мать, крепко держа дочь за руку, увлекала её к находившимся неподалеку Вратам Междумирья.
- Дочка, Хорн сейчас вероятно выполняет свой долг, и я уверена, что он прилетит следом за нами на своей вайтмане. – говорила дочери Анэй. Вся площадка у Врат Междумирья была заполнена народом. Люди, испуганно глядя в небо, выстроились в три огромные очереди, каждая из которых начиналась у одного из порталов Главных Врат. Анэй с Кроной встали в очередь, ведущую к порталу, связанному с Ингардом. Крона постепенно начала успокаиваться и приходить в себя. Она уже адекватно оценивала сложившуюся ситуацию и даже пыталась, как-то поддержать мать. Из-за невысокой пропускной способности Врат, не рассчитанной на непредвиденные обстоятельства, очередь продвигалась, как казалось отбывающим, непозволительно медленно. Взоры толпящихся  людей в основном были направлены на окутавшее ночное небо зарево. Ставший красным, с рваными краями, абрис Лели, изменил свое движение по небосклону, постепенно приближаясь к Мидгарду. В это время новые вспышки и последующие за ними раскаты грома приковали внимание всех к падающей луне. Гигантские, раскаленные почти до бела осколки, в разные стороны разлетались от, терпящей катастрофу, Лели. Небосвод, превратившийся в гигантский фейерверк, освещал Мидгард, словно в яркий солнечный день. Сварожичи, отколовшиеся от Лели, входили в плотные слои атмосферы. Мелкие из них почти мгновенно сгорали, но крупные раскалялись до такой степени, что казались ярче солнца. И вскоре смотреть на небосвод невооруженным защитными очками глазом стало практически невозможно. Но Крона все же поднимала свой взгляд, с волнением провожая пролетавшие над ними вайтманы. В каждой из пролетавших вайтман, она видела Хорна. Ей казалось,  что сейчас любимый прилетит за ней, и они все вместе отправятся на Ингард. Но все вайтманы, почему-то пролетали мимо.  Очередь, в которой стояли Анэй и Крона, казалось, замерла. Но стоящим в ней людям не оставалось ничего другого. Оставшееся от Лели ядро тем временем постепенно приближалось к горизонту. На площадку прибывали все новые потоки людей. Некоторые из них самостоятельно поднявшись по довольно крутым склонам Меру, вставали в бесконечные очереди. Кабины мгновенного перемещения так и не работали, что заметно сократило поток прибывающих, но воздухоплавающие челноки продолжали подвозить все новые партии людей. Люди прибывали быстрее, чем успевали проходить через Врата Междумирья. И вскоре вся площадка у Врат оказалась заполнена людьми.
      Мысли Кроны то возвращались к отцу, которого она любила детской, горячей любовью, то к Хорну, без которого она уже почти не мыслила свое дальнейшее существование. И вдруг девушка вспомнила, что она в спешке не взяла с собой подаренную юношей диадему.
- Мама, я должна вернуться во дворец, я забыла взять подарок, подаренный сегодня Хорном. Ты бы видела, какая это прекрасная диадема. Я пообещала Хорну, что надену её на нашей свадьбе.
- Дочка, ты не должна возвращаться, посмотри, сколько здесь народа, тебе просто будет не пробиться через толпу. И я уверена в том, что Хорн подарит тебе еще не одну диадему, и они будут не менее прекрасны, чем подаренная им сегодня. – Всячески пыталась уговорить дочь, Анэй. К этому времени Леля уже скрылась за линией горизонта  и зарево, охватывающее её, значительно ослабло. Но самые крупные из отколовшихся от неё Сварожичей, не успев сгореть в плотной атмосфере Мидгарда, с гигантской скоростью приближались к поверхности планеты. Один из них казалось, летел прямо на толпящихся, на площадке перед Вратами Междумирья людей. Крона же, не обращая ни на что внимание, продолжала упрашивать мать разрешить ей сходить за Диадемой. Ведь стоять в очереди к Вратам предстояло еще как минимум целый час. В это самое время приближающийся к ним Сварожич все больше и больше увеличивался в размерах. И стоящим на площадке, ничем не защищенным людям казалось, что он падает прямо на них. Крики ужаса перед лицом, казалось неминуемой смерти, заглушили все вокруг. Люди инстинктивно садились, обхватив голову руками и стараясь, как можно ближе, прижаться к земле. Но к величайшему счастью, раскаленный в атмосфере, Сварожич пролетел рядом, обдав людскую толпу обжигающей тугой воздушной волной. Многие, не успевшие сесть или лечь, просто упали отброшенные упругой воздушной волной. У многих обожгло лицо и даже одежду, но люди остались живы, и это было главным. И вдруг через несколько секунд раздался оглушительной силы взрыв и земля, под находившимися на ней людьми, содрогнулась. Это взорвался, упавший у подножия Меру Сварожич. В результате огромной силы толчка, сотрясшего Меру от основания до вершины, один из порталов Врат Междумирья вышел из строя. Люди, стоявшие в очереди к переставшему функционировать порталу, начали перераспределяться в две соседние очереди. Неразбериха и паника отсутствовали, что подчеркивало высокий интеллект существующей на планете цивилизации. После произошедшего Крона вынуждена была согласиться с мнением матери и прекратила попытки к возвращению за оставленной в спешке диадемой. Зарево, следующее за скрывшейся за горизонтом Лелей, постепенно уменьшалось, и тьма начинала постепенно укутывать Меру. И лишь свет от Игл Небесных радужным цветом освещал округу. Каменная площадка у Врат периодически вздрагивала от ударов, падающих Сварожичей, но людей это уже не пугало. Анэй с Кроной уже почти приблизились к входу во Врата. У вышедшего из строя портала, приземлился воздухоплавающий челнок. Люди, одетые в специальную, серебристого цвета одежду, выносили из него какие-то ящики. Вероятно, это были специалисты по обслуживанию и ремонту Врат Междумирья. И Крона, чтобы хоть как-то отвлечься от ужасной действительности, внимательно следила за их четкой и слаженной работой. Время казалось, остановилось, а любое мгновения превращалось в вечность. Вдруг земля содрогнулась от мощнейшего взрыва. Словно гигантский молот ударил по вершине Меру откуда то изнутри. Люди начали падать. На каменной площадке образовались трещины, ширина некоторых из них доходила до нескольких десятков сантиметров, глубина же их была огромной. Но к счастью после этого толчка все успокоилось. Анэй с Кроной догадались, что это Мидгард столкнулся с упавшей на неё Лелей. Через несколько секунд после взрыва и землетрясения мощная, упругая воздушная волна накрыла только начинавших оправляться от землетрясения людей. Брошенные страшной силой на землю, многие уже были не в силах подняться. Крики и стоны слышались со всех сторон. Крона и Анэй увидели, что круг из забрина, расположенный над Вратами раскололся, а одна из Игл Небесных рухнула на землю. Очевидно, кто-то был придавлен ею. Но к  счастью один из трех порталов Врат, не смотря на полученные разрушения, продолжал функционировать. Вот только оставшихся в живых людей, казалось, подменили. Началась паника и давка. Люди устремились к единственному, до сих пор функционирующему, порталу Врат. Страх и ужас овладели людьми. Обезумевшая толпа сдавила мать с дочерью и стихийно понесла их, как бы это ни выглядело парадоксально,  к своему спасению. Буквально, через несколько минут, Крона и следом за ней Анэй пересекли заветную черту, разделяющую Мидгард с Ингардом.

Глава 18. ПУТЬ К ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЮ.

Леля в ночи светила, детям  слепя глаза,
Как же она любила, светлые их образа.
Но между жизнью и смертью рвется тугая нить.
И ничего, к сожаленью, нам уж нельзя изменить. 

Огни действительно оказались осветительными установками, над небольшим городом. Манкольн и Любава, идущие первыми, заметно обрадовались. Тем более что девушка, не привыкшая к таким продолжительным пешим прогулкам, заметно устала. И ей необходимо было хотя бы пару часов отдохнуть. Манкольн, видя усталость любимой девушки, всячески пытался взбодрить её, что, надо отдать ему должное, у него неплохо получалось. Любава уже почти не обращала внимание на так интересующую её местную флору. Её мыли, с трудом прорывающиеся через словесную завесу, пытающегося расшевелить девушку Манкольна, все чаще возвращались к родному дому. Ей вдруг очень захотелось увидеть и услышать мать. И словно по мановению волшебной палочки она услышала голос, вышедшей с ней на телепатический контакт, Дживы. Голос матери показался девушке слишком взволнованным:
- Любавушка, слышишь ли ты меня? Где ты, что с тобой? Я вся извелась, ожидая тебя. Неужели ты все еще на Мидгарде? Скорее ответь мне, доченька моя, – после этих слов матери по телу девушки пробежал небольшой холодок. И спонтанно нарастающее волнение овладели сущностью девушки.
- Что случилось мама? Почему ты так взволнована? Да, я действительно пока на Мидгарде, но думаю, что это небольшое недоразумение, просто кабина мгновенного перемещения по каким-то причинам перенесла нас с Манкольном в другое место. Но ты не волнуйся за меня, с нами все в полном порядке, Манкольн вызвал воздухоплавающий челнок, который скоро прилетит и доставит нас к Вратам Междумирья. Мама, ты не представляешь как здесь прекрасно, ведь я никогда не видела полярных ночей, – щебетала девушка, обрадованная голосом матери.
- Любавушка, умоляю тебя, постарайся поскорее вернуться, я очень люблю тебя, – проговорила Джива и отключилась. Любаву очень насторожил чрезмерно взволнованный голос матери, но находящийся рядом с ней Манкольн вдохновлял и успокаивал сущность девушки. Однако ей начало передаваться непонятно откуда возникнувшее в недрах её сознания волнение. Она не могла точно определить, что вызвало его, волнение за неё родной матушки либо что-то еще. Однако возникшее в душе смятение и зарождающийся страх уже не покидали её. Тем временем молодые люди подошли к ближайшему дому. Это был не дворец, но довольно неплохой для данного городка терем. Хозяева вероятнее всего уже отдыхали и на дорожках, связывающих между собой близлежащие терема, было пусто. Но в тереме светилось одно из окон. Манкольн, подойдя к терему, громким голосом произнес:
- Люди добрые, помогите уставшим путникам обрести приют и покой.
От его взора не укрылось то, что ни одного воздухоплавающего челнока не стояло около теремов. Через пару минут из дверей терема вышла молодая женщина, и низко поклонившись нежданным гостям, пригласила их внутрь. Через некоторое время Манкольн и Любава сидели за дубовым столом, и пили душистый, настоянный на местных травах чай. Гостеприимная хозяйка, пытаясь угодить, угощала молодых людей различными сладостями и фруктами. В тереме все было устроено просто, но в то же время было видно, что хозяева жили в достатке и благополучии. После нескольких глотков ароматного душистого чая Любава успокоилась. Тревога, мучившая её после разговора с матерью, постепенно отступила, и девушка с интересом рассматривала внутренний интерьер терема, выстроенного из стволов каких-то крупных деревьев. На Ингарде все дворцы и терема были выстроены из природного камня либо из искусственных материалов, деревья, считавшиеся священными, для построек не использовались. Полярная ночь подходила к концу и свет, аккумулированный солнечными батареями, несколько недель не видевших светила, заметно потускнел. И хозяйка зажгла свечи, установленные в различных частях терема. Любава вообще никогда не видала свечей, для неё многое на Мидгарде было в новинку и вызывало интерес. Но девушка, воспитанная согласно ведическим традициям, отличающаяся изысканной культурой, манерами поведения и этикой, не позволяла задавать лишних вопросов. Манкольн в отличие от девушки расспрашивал хозяйку о наличии в городе, какого либо транспорта. Узнав о том, что кабины мгновенных перемещений в городе недавно вышли из стоя, и единственным быстроходным транспортом служили воздухоплавающие челноки,  Манкольн догадался, что рассчитывать на них не придется. Хозяйка подтвердила его опасения, сообщив о том, что последний из челноков улетел на континент примерно полчаса назад. Но она предложила гостям воспользоваться, оставшимся от её далеких предков машине. Манкольн помнил эти доисторические повозки, созданные на основе обычного колеса с применением гравитационных двигателей. Но на них уже много веков никто не ездил. Однако выбора не было, и он с благодарностью согласился воспользоваться, предложенной добродушной хозяйкой, самоходной машиной. Манкольн рассчитал, что если даже их машина позволит двигаться со скорость не более трехсот километров в час, к ближайшим Вратам Междумирья они доберутся приблизительно через два с половиной – три часа. И тогда он отправит Любаву на Ингард, а сам вернется на свой космодром. Хорн наверняка уже поджидает его. Хозяйка, убедившись в том, что гости сыты, предложила им отдохнуть с дороги. Но Манкольн поблагодарив за радушие и гостеприимство, попросил отвести его к машине. Увидев машину, стоящую в небольшой, примыкающей к терему постройке, Манкольн понял, что поторопился с выводами. Машине было как минимум два, а то и все три тысячелетия. И вместо гравитационного на ней был установлен двигатель на быстрых мезонах, развивающий значительно меньшую мощность и, следовательно, скорость. Но это было лучше, чем ничего. Проверив, что машина исправна, Манкольн позвал Любаву и, еще раз поблагодарив хозяйку, сел за руль. Когда-то, очень давно, ему довелось прокатиться на подобной машине, передвижение на которой было далеко не безопасным. И Манкольн заметно волновался. Но выбора не было и юноша, взяв в руки джойстиковый пульт начал движение. Четыре шаровидных колеса с гравитационными успокоителями позволяли двигаться плавно и мягко, но развиваемая скорость не могла подняться выше двухсот километров в час. Любава сидела на соседнем сиденье и с интересом рассматривала машину. В отличие от Манкольна, она впервые видела эту историческую реликвию, двигающуюся по земле, а не по воздуху. Но все же девушку больше интересовали окрестности. Правда, опустившийся на Мидгард полумрак, не позволял хорошо разглядеть окружающую флору. Все внимание Манкольна было сконцентрировано на дороге, могущей преподнести различные неожиданности. И вдруг почти половину, едва видимого в опустившемся полумраке небосвода, озарила яркая вспышка, вслед за которой последовал громоподобный раскат. Вспышка на мгновенье ослепила Манкольна, и он резко затормозил машину. Резкое торможение едва не послужило причиной трагедии. Манкольн и Любава едва не вылетели с сидений. Их спасла взрывная волна, вновь прижавшая и почти вдавившая их тела в сиденья.
- Что это? – Испуганно воскликнула девушка, заворожено глядя на зарево, в центре которого находился черный круг. Манкольн, сам не понимающий в чем дело, поспешил успокоить взволнованную девушку.
- Не пугайся любимая, это, наверное, какие-нибудь испытания на Леле, видишь её черный круг внутри зарева? – пытаясь казаться спокойным, проговорил Манкольн. Но волнение охватило и его, как ему самому казалось, бесстрашного пилота. Он уже намеревался вновь продолжить движение, как прямо перед ними возникло голографическое изображение Тарха.
- Папа!? – непроизвольно воскликнула Любава и услышала громкий голос отца, обращенный к жителям Мидгарда. Услышав из уст отца о произошедшей трагедии, Любава с испугом глядя на Манкольна, сидящего с окаменевшим бледным лицом прошептала:
- Что же нам делать? Милый Манкольн, давай, скорее, уедем отсюда, я хочу домой, я боюсь, – но, спохватившись о том, что она приходилась дочерью двум Высшим Иерархам, девушка сумела взять себя в руки и уже более спокойным тоном проговорила, - поехали Манкольн, я знаю, все будет хорошо. Скоро мы доедем до Врат Междумирья и будем спасены.
- Да, да милая, - вновь разгоняя машину, немного растерянно проговорил юноша, - нам осталось совсем немного, мне уже знакомы здешние места. Врата Междумирья находятся здесь рядом с взлетно-посадочной площадкой для военных вайтмар и вайтман. Так что мы в любом случае сможем улететь отсюда. А я смогу, наконец, связаться с Хорном, возможно, он сумеет прилететь за нами на нашей вайтмане. – В это время на Леле, изменившей цвет с черного на красный, а затем на оранжевый, начали возникать многочисленные вспышки, сопровождающиеся взрывами. Ближняя к Мидгарду луна стала похожей на гигантский фейерверк. Молодые люди увидели, как после нового мощного взрыва, отколовшийся от неё огромный осколок ярко-желтого цвета начал двигаться к земле. Манкольн гнал машину с максимально возможной для неё скоростью. Он забыл о всякой опасности. К счастью впереди стали видны, пока еще далекие, огни космодрома и радужный цвет, исходящий от Игл небесных, входящих в комплекс Врат Междумирья. Он уже мысленно рассчитывал, как подвезет девушку прямо к порталу Врат и, отправив её на другую планету, сможет, наконец, связаться с Хорном. Без разрешения Хорна он не имел права самовольно покинуть планету. К тому же он должен любой ценой добраться до их с Хорном вайтманы. Огромный раскаленный Сварожич, оторвавшийся от Лели, с огромной скоростью приближался к поверхности планеты. Манкольну казалось, что он падает прямо на Асгард. «Но ведь там сейчас находятся Иерархи, и вместе с ними Тарх – отец Любавы».
Эта внезапная мысль молнией ударила по, воспаленному от происходящего, мозгу юноши. Но он ничего не сказал вслух, и лишь сильнее стиснув зубы, крепче ухватился за джойстик управления. Крепко сжатый в побелевших от напряжения пальцах, пульт казалось, не выдержит, оказанного на него давления и расколется. Но Манкольн не обращал на это внимания. Врата Междумирья, уже видимые вдали, приближались. В это самое время раздался оглушительной силы и мощности взрыв. Это Сварожич, упав у подножия Меру, взорвался от столкновения. Почти одновременно с взрывом дрогнула земля. Машину подбросило, перевернуло в воздухе, но по счастливой случайности снова поставило на колеса. Манкольн судорожно нажимал на кнопки джойстика, но машина не реагировала на попытки управлять ею. Еще какое-то время она двигалась по инерции, медленно вращаясь на шаровых колесах вокруг вертикальной оси. Затем два колеса попали, в только что возникшую в земле трещину, и машина остановилась. До Врат Междумирья оставалось не менее трех километров. В это время упругая горячая волна ударила по машине с такой силой, что перевернула её в воздухе. Манкольн и Любава вылетели с сидений и, перевернувшись несколько раз в воздухе, их тела упали на продолжавшую гудеть и трескаться землю. Несколько минут они оба были без сознания. Наконец первым очнулся Манкольн. Быстро сообразив, что с ним произошло, он бросился к неподвижно лежащей в нескольких метрах от него Любаве. Ноги его были целы, и лишь резкая боль в предплечье пронзила его тело. Но, не обращая внимания на боль, он мгновенно подбежал к лежащей на спине девушке. Ему показалось, что любимая не подает признаков жизни, и он, опустившись перед ней на колени, принялся осыпать её лицо горячими поцелуями. Слезы, непроизвольно выступившие на убитом от горя лице юноши, крупными градинами падали на прелестный лик любимой.
- Любавушка, Любава. Милая, очнись, - шептали его вмиг пересохшие губы. И девушка, как будто услышав его мольбу, открыла глаза.
- Манкольн, где мы? Что со мной? – но, моментально все вспомнив, взглянула в глаза плачущего над ней Манкольна, добавила, - все хорошо милый со мной все в порядке.
- Любавушка, милая, - продолжал шептать уже от радости, понявший, что девушка жива, Манкольн, – не ушиблась ли ты при падении? И, видя, что девушка начала подниматься, помог ей встать. К счастью Любава отделалась лишь несколькими ушибами. И молодые люди бегом побежали в сторону, сияющих разными цветами в ночном полумраке, Игл небесных. В это время девушка услышала голос, вышедшей с ней на телепатический контакт, Дживы.
- Девочка моя, что с тобой? Мое сердце почувствовало, что с тобой что-то произошло. Я пытаюсь понять, где ты сейчас находишься, чтобы попытаться помочь тебе, но, к сожалению не могу. Ответь мне поскорее девочка моя дорогая.
- Со мной все нормально, мамочка, мы с Манкольном находимся почти рядом с Вратами Междумирья, и я скоро буду дома. Не переживай за меня, – отвечала дочь матери, несколько замедлив бег.
- Девочка моя, ничего не бойся, что бы не произошло с тобой, помни, что я всегда буду рядом с тобой. Знай, что мы с папой очень любим тебя.
Контакт неожиданно прервался, но на душе у девушки вдруг стало легко и спокойно. Все происходящее сейчас с ней и Манкольном, казалось простым и обыденным, словно они снимались в голографическом фильме. Слова матери вселили в сущность девушки уверенность и силу. Волнения и страх, преследовавшие её последние минуты, бесследно исчезли. Крепче прежнего сжав ладонь Манкольна, она уже сама увлекла его к спасительным Вратам. Они заметили людей, так же как и они бегущих к Вратам Междумирья, до которых оставалось немного более километра. К тому времени ядро, оставшееся от Лели, скрылось за горизонтом, оставив после себя лишь постепенно тускнеющее зарево. В результате чего стало заметно темнее, и лишь меркнущее, от скрывшейся за горизонтом Лели, зарево, да отдельные всполохи от, догорающих в атмосфере Сварожичей, продолжали освещать дорогу бегущим. Любава с Манкольном уже  отчетливо видели скопившуюся перед Вратами толпу людей, вереницей проходящую через портал и это придало им новый заряд энергии. В это самое время земля под ногами бегущих задрожала. Резко усилились подземные толчки и одновременно стали возникать трещины в земной коре. Через несколько мгновений гигантской силы толчок, сопровождавшийся оглушительным грохотом, выбил почву из под ног молодых людей. Все вокруг вдруг закружилось, в каком то гигантском водовороте, и девушка лишилась сознания. Внезапно придя в себя, и осмотревшись по сторонам, она не увидела рядом с собой Манкольна. Это обеспокоило и напугало её. Вокруг зияли огромные трещины, образовавшиеся в земной коре. Девушка закричала, зовя любимого. Земля продолжала гудеть под ногами и вздрагивать от резких толчков. И вдруг в одной из трещин показалась сначала голова, а затем из неё вылез и сам юноша. Он был весь в земле, но цел и невредим. Любава вскрикнув от радости, что Манкольн жив, бросилась к нему навстречу. Добежав до, неподвижно стоящего на краю огромной трещины Манкольна, Любава заключила его в свои объятия. Ничего, не видя вокруг кроме любимого, она с нежностью обнимала его, все еще не пришедшего в себя и стоящего с опушенными руками. Манкольн вдруг вышел из оцепенения и тоже обнял девушку, крепко прижав её к себе.
- Дорогой мой, милый Манкольн, ты жив, - шептала девушка, целуя своего возлюбленного. Крупные, горьковато-соленые слезы текли по её лицу. Манкольн же, обнимая и в ответ, целуя девушку, шептал лишь её имя. Но вдруг он резко замолчал, а в глазах его возник ужас. Чтобы не испугать девушку, он еще крепче прижал её хрупкое тело к себе и, немигающими, полными ужаса глазами, смотрел за её спину. Гигантской высоты, черная волна с неимоверной скоростью двигалась к ним со стороны побережья. Любава, словно что-то почувствовав, подняла свой взгляд. Не видевшая до этого мгновенья ничего вокруг себя, она вдруг отчетливо увидела, окружающую их действительность. На месте Врат Междумирья виднелись лишь громадные серые глыбы. Иглы Небесные, потерявшие свой цвет и расколотые на части лежали рядом с развалинами межзвездного портала. Оставшиеся в живых люди, хаотично метались вокруг развалин. И вдруг девушка отчетливо увидела перед своими глазами лица отца и матери. Тарх и Джива спокойным взглядом смотрели в широко раскрытые глаза девушки. Они ничего не говорили, но Любава читала их мысли. 
- Ничего не бойся, будь мужественной, ты сильная, что бы с тобой ни случилось, мы с мамой всегда будем рядом и подержим тебя, – читала девушка в глазах отца.
- Все хорошо дочка, мы с папой очень сильно любим тебя, – прочла она в, излучающих теплоту любовь и нежность, глазах матери. В это время она вспомнила про кристалл, оставленный ей в подарок дедом, и её рука самопроизвольно потянулась за ним. И лишь только пальцы её нащупали гладкий, излучающий тепло и какую-то невидимую силу кристалл,  перед ней предстало сосредоточенное, но довольно спокойное лицо Перуна, выдвинувшееся на фоне отца и матери на первый план.
- Внученька, с этого момента я буду сопровождать тебя…
Не успел он договорить, как огромнейшая волна накрыла, стоящих в объятиях друг друга, Манкольна и Любаву. Уже по прошествии нескольких секунд, сущность дочери Великих Иерархов, не успев закончить планетарный цикл развития, мчалась по бесконечному коридору к ослепительному, завораживающему свету. Еще в течение целого года невидимая серебряная нить будет связывать её с оставленным на земле бренным телом. И лишь по окончании этого срока, сущность девушки вновь сможет воплотиться в эмбрионе вновь зарождающегося на Мидгарде человека. Но в это время, летя по бесконечному коридору к ослепительному свету, она не знала, что возникшая в результате падения Лели планетарная катастрофа не позволит никому из людей остаться на планете. И лишь по прошествии нескольких тысячелетий новое воплощение станет возможным. Рядом с ней по такому же бесконечному коридору летела и сущность любимого ею Манкольна.

Глава 19.  РОДНИК ЗНАНИЙ.

Там, в недрах скалистой пещеры,
Сокрыт был познаний родник.
Здесь Знанию не было меры,
И Хорн вглубь пещеры проник.

Жрец – Хранитель Источника Знаний в сопровождении Хорна покинули здание Дворца Справедливого Правления. Оранжево-красная Леля, окруженная огромным заревом, зловеще висела на почти черном небосводе. Хорн впервые увидел такое небесное зрелище и на мгновенье оцепенел. Но сумел почти мгновенно сосредоточиться на полученном приказе и, сконцентрировав внимание, повел Жреца к поджидавшему их челноку. Сев в стоявший у ворот дворца челнок, они почти мгновенно перелетели к вайтмане, оставленной Хорном рядом с дворцом Фатома. После выступления по голограммному вещанию Тарха, на площадке перед Вратами  Междумирья было оживленно. Люди начали покидать Мидгард. Из подлетавших один за другим челноков, выходили вновь прибывшие. Оживленно обсуждая произошедшие в последние часы события, люди с испугом наблюдали за Лелей. У Хорна со Жрецом – Хранителем не было времени наблюдать за происходящим вокруг. Быстро войдя в вайтману, Хорн занял место пилота. Жрец расположился на соседнем сидении. Пройдя идентификацию и включив пульт управления, молодой человек стал готовить корабль к взлету.  Глядя на сенсорный экран, он краем глаза уловил, как от луны откололся огромный пылающий осколок. Хорн задал программу пилотирования, введя маршрут движения. Конечный пункт, координаты которого были заданы пилотом, находился почти в центре юго-восточной части Даарийского материка. Хорн рассчитал, что полет займет не более пятнадцати минут. Его действия были четкими и слаженными, а лицо, выглядело спокойным и сосредоточенным. Жрец – Хранитель тоже был невозмутим, и это придавало Хорну уверенности в себе и своих силах. Вскоре вайтмана оторвалась от земли и начала подниматься ввысь над вершиной Меру. К этому времени, оторвавшийся от Лели, раскаленный осколок, летел прямо на них. И Хорну показалось, что он, накрыв собой поднявшуюся в воздух вайтману, вновь пригвоздит её к земле и раздавит как крохотную песчинку. Но, летящая в режиме автоматического пилотирования, вайтмана успела выскользнуть из под нависшего над ней Сварожича. Практически не отводя взгляда от приборного пульта и конечной цели их маршрута, Хорн боковым зрением, присущим его профессиональной подготовке, увидел, как Сварожич пролетел рядом с вершиной горы, не задев её. После чего они услышали отголосок сильнейшего взрыва, и их вайтману качнула упругая воздушная волна, тугим фронтом пронзившая атмосферу. Сбившаяся с курса вайтмана, не смогла восстановить заданный ей маршрут. Поскольку цель полета была уже близка, Хорн принял решение не выполнять перепрограммирование, а переключился на ручной режим пилотирования. Через несколько минут полета внизу показалось высокогорное плато, не покрытое, какой либо растительностью. Хорн никогда не был в этом, единственно не обжитом, на Даарийском материке, месте. Это была возвышенная каменистая равнина, ограниченная четко выраженными, почти вертикальными уступами. На несколько сотен метров возвышалась она над остальной площадью материка. Когда-то в древности люди, осваивавшие здешние территории, хотели устроить на плато взлетно-посадочную площадку. Но в последствии отказались от этого замысла, исходя из того, что занимаемая ею площадь, не позволяла разместить достаточное количество летательных аппаратов. Казавшаяся с воздуха ровной, площадка была покрыта большим количеством разного размера валунов. Хорну все же удалось найти подходящее для посадки место. Едва корабль коснулся твердой поверхности, Жрец – Хранитель поспешил покинуть вайтману. Хорн последовал за ним. Плато, имевшее почти овальную форму, достигало около полукилометра в длину и почти триста метров в ширину. Осторожно обходя валуны, Жрец двигался к самому центру площадки. Наконец, подойдя к одному из валунов, вдвое превышающему человеческий рост, старец остановился. Оглядевшись по сторонам, Жрец подошел к валуну вплотную и, охватив разведенными в строну руками, распластал свое тело по гладкой поверхности огромного камня. Одновременно он начал скороговоркой то шепотом, то, переходя на громкий голос, произносить какие-то магические заклинания на непонятном для Хорна языке. Молодой человек, стоявший поблизости с интересом наблюдал за ним. Все свое внимание с происходящих в небе событий, он переключил на этого старца. В течение полминуты ничего не происходило, затем земля под их ногами задрожала, и в нескольких метрах от стоящих людей, в ней образовалось зияющее чернотой отверстие. Прервав заклинания, Жрец – Хранитель двинулся к нему. Хорн подошел тоже и с удивлением пытался разглядеть образовавшееся в земной коре отверстие. Жрец жестом остановил его.
- Стой и жди меня здесь. Ты не можешь идти со мной. Мне потребуется около часа, чтобы выполнить работу по отображению информации на кристалле, – произнес он, доставая из кармана своего, спускающегося почти до пят, серебристого цвета балахона, кристалл. Хорн посмотрел на лежащий, на открытой ладони старца, только что извлеченный им на свет кристалл, излучающий мягкий, слабо пульсирующий,  желтый свет. «Неужели в этом кристалле скоро окажется весь багаж, накопленных человеческой цивилизацией за многие тысячелетия её эволюционного развития, знаний». – подумал Хорн. Старец, зажав кристалл в кулаке, начал спускаться в образовавшееся в земле отверстие. Когда его голова скрылась из вида, Хорн не сдержался и подошел к краю. Это был вход в каменную пещеру, полого уходящий вглубь. Внутри было темно и тихо, и лишь тихий звук шагов, спускавшегося вниз старца, доносился до слуха молодого человека. Через некоторое время в глубине подземного коридора начал светиться светло-зеленый, похожий на клубящийся туман, свет. Больше Хорн ничего не мог увидеть и услышать, ему оставалось только ждать. Присев на лежавший неподалеку небольшой округлый камень, он вновь обратил свое внимание на небосвод. Светившая уже ярко-желтым цветом, по всей вероятности раскаленная Леля, в несколько раз уменьшившая свои размеры, опустилась к самому горизонту. Хорн ничего не знал о том, что от Лели осталось только её ядро, созданное когда-то в древности его далекими предками. Не знал он и о том, что это, искусственно созданное космическое тело, под воздействием силы разума Тарха, изменило орбиту своего движения и падает на его родную планету. Вскоре Леля опустилась за горизонтом, оставив после себя только яркое зарево, которое тоже понемногу угасало. Мысли Хорна обратились к Кроне. «Где же она сейчас, может быть, она уже прошла через Врата Междумирья, и сейчас находится на другой планете? А если нет, тогда ей грозит опасность», - эта, внезапно пришедшая к нему мысль, сильно взволновала его. Но Хорн попытался успокоить себя тем, что Крона приходится дочерью Высшему Иерарху, и отец с матерью не позволят, чтобы с ней что-нибудь могло случиться. Постепенно он совсем успокоился и предался воспоминаниям. По волнам его памяти одна за другой проплывали сцены его общения с Кроной. Этой необыкновенной во всех отношениях девушкой. Как же ему повезло, что когда-то на ведическом празднике он встретил её. Он уже не мыслил своего будущего без этой чудесной девушки. Окунувшись в воспоминания, он не обращал внимания на время. А тем временем, упавшая далеко в океане Леля, уже спела свою лебединую песню. Огромной силы подземный толчок, сопровождающийся раскатами грома, мгновенно вывел Хорна из задумчивости. Земля под ногами загудела и задрожала, и вдруг глубокая трещина надвое расколола входное отверстие в пещеру. С гулом и треском, трещина начала увеличиваться в размерах и вскоре, достигнув метровой ширины, расколола надвое все плато. Хорн, подойдя к её краю, глянул вниз. Зеленоватое свечение в глубине пещеры исчезло, и  в проеме было абсолютно темно. Глубина образовавшегося раскола достигала несколько сотен метров, а пещера, находившаяся почти у основания высокогорного плато, возможно, подверглась разрушению. И Хорн, обеспокоенный за жизнь Жреца – Хранителя,  испуганным голосом окликнул его:
- Высокочтимый мудрец, не случилось ли с тобой чего?
- Со мной все в порядке, юноша. Трещина к счастью не нанесла ущерб источнику. Через несколько минут я закончу и поднимусь на поверхность, - донесся из глубины пещеры глухой, сопровождаемый отголосками эха, голос старца. «Слава Великому космосу, со старцем все в порядке», – подумал Хорн. Увлеченный воспоминаниями и затем внезапно начавшимся землетрясением, он совершенно забыл про вайтману. Оглянувшись назад, он увидел, что корабль стоял целым и невредимым. Трещина, расколовшая плато надвое, была к счастью единственной. Но земля все еще продолжала гудеть и слабо вибрировать. Подземные толчки прекратились, и Хорн постепенно успокоился. Сущность молодого человека вновь окунулась в счастливые воспоминания, связанные с любимой. Он настолько отвлекся от, окружающей его действительности, что не заметил приближавшейся к плато гигантской волны. И лишь услышав шум, идущий от приближавшегося к плато с неимоверной скоростью    огромного водного фронта, он вдруг встрепенулся и словно оцепенел. Вся поверхность материка с западной стороны уже была охвачена морской пучиной. В считанные секунды вода достигла высокогорного плато. Но к счастью Хорна, венчающая плато каменистая площадка, находилась на несколько метров выше фронта волны. И лишь мощный поток брызг и пены на несколько секунд с головой накрыл Хорна. Его сбила с ног могущественная водная стихия и повлекла за собой. Вдруг все померкло перед глазами Хорна, и он потерял сознание. Очнувшись через пару минут, он понял, что его спасла вайтмана, о борт которой он ударился, увлекаемый  необузданной бурлящей стихией. К этому времени фронт волны продвинулся далеко вглубь материка, а уровень воды вокруг плато начинал быстро спадать. Но вся, видимая до горизонта окрестность, со всех сторон  находилась  во владениях водной стихии. Хорн оказался на острове, одиноко затерянном в морских просторах. Убедившись, что с ним все в порядке, молодой человек бросился к отверстию, ведущему в пещеру. Подбежав к трещине и посмотрев вниз, он оцепенел. В его широко раскрытых глазах стоял ужас. Пещера, вместе с расколовшей её пополам трещиной, была затоплена водой. Мысль о том, что Жрец – Хранитель погиб, и он, Хорн, не смог сберечь его оглушила молодого пилота. Ведь он собственной головой отвечал за жизнь этого старца. Однако, не потеряв надежду на то, что старец возможно каким либо образом остался жив, Хорн, подойдя к зияющему темному проему в земной коре, что есть силы позвал его. Но, не услышав даже эха, резонировавшего ранее от стен пещеры, молодой человек понял, что произошло непоправимое. «Что же делать?» - эта мысль навязчиво засела в голове Хорна. Он не мог возвращаться один. Ответственность перед Тархом и перед цивилизацией Мидгарда непосильным грузом давила на сущность молодого человека. Некоторое время он, находясь в полном замешательстве, стоял неподвижно, обхватив руками голову. И вдруг, возникшая в глубине сознания мысль, словно отрезвила его. Кристалл – хранитель информации. Хорн должен любой ценой разыскать его. Он должен находиться в пещере. Но пещера полностью затоплена водой, кроме того, в ней после землетрясения стало абсолютно темно. Вспомнив о том, что в вайтмане имеется фонарь, молодой человек бегом бросился к ней. Найдя фонарь, и спускаясь с корабля на землю, он увидел, как с западной стороны надвигается новый фронт гигантской волны. Вспомнив о том, как его чуть не смыло первой волной, Хорн решил поспешить. В несколько прыжков он преодолел расстояние, отделяющее вайтмару от входа в пещеру. Он уже начал спускаться вниз, как на плато вновь обрушились мощные потоки брызг и пены. Но для Хорна это уже не представляло опасности. Он увидел, как уровень воды в проеме вновь поднялся почти до самого верха. Через несколько секунд после начала спуска, Хорн достиг поверхности воды. Далее нужно было нырять. Хорн только приблизительно мог оценить расстояние, которое ему нужно будет проплыть под водой. Оно составляло по его подсчетам более ста пятидесяти метров. Но молодой человек нисколько не устрашился этого, ведь вода всегда была его второй стихией. Он совершенно спокойно мог нырять на такие глубины. Он начал мысленно готовить себя к погружению и ни на минуту не сомневался, что вода будет его союзником и непременно поможет ему. Он мысленно разговаривал с ней, ласково глядя в темные глубины. Наконец Хорн понял, что готов. Включив фонарь и набрав полные легкие воздуха, он погрузился в пучину. Понимая, что запас воздуха в легких ограничен размерами грудной клетки, он старался погружаться как можно быстрее. Он плыл  под водой, задержав дыхание уже более трех минут, но все еще находился в довольно узком коридоре. Хорн продолжал мысленно разговаривать с водой, прося у неё поддержки и помощи. Он интуитивно чувствовал её теплое отношение к себе. Вода продолжала, как и прежде, любить его. Но воздух в легких кончался, а пещеру до сих пор не было видно. Молодой человек упорно продолжал погружаться. Вся его сущность в эти минуты была подчинена только одной цели. Либо найти и поднять наверх кристалл, либо погибнуть здесь в этой, кажущейся бездонной, расселине. Когда воздух был уже почти на исходе, коридор начал заметно расширяться и Хорн понял, что находится в пещере. Сейчас он не думал о том, что воздуха может не хватить для того, чтобы вновь подняться на поверхность. Его сущность была сейчас подчинена одной единственной цели – найти кристалл. Внимательно вглядываясь в конусообразный луч света, отбрасываемый фонарем, он, наконец, заметил на дне пещеры тело старца. Старец лежал на боку, и, казалось, мирно спал, укрытый толщей водного покрывала. Подплывший к нему Хорн, пытался обнаружить кристалл. Но к его огромному огорчению, кристалла нигде не было. Воздух в легких уже закончился, и Хорн чувствовал, как пульс начал отчетливо стучать в его висках.  Очень хотелось вздохнуть, но Хорн понимал, что это неминуемая смерть. Он вспомнил, что перед затоплением пещеры, старец сказал ему о скором окончании работы. Возможно, он закончил запись информации на кристалл. Тогда кристалл должен находиться у него. Он перевернул тело погибшего Жреца на спину. Увидев, что рука, находившаяся под телом, была зажата в кулак. Кристалл лежащий на разжатой ладони старца – это последнее, что увидел Хорн. Теряя сознание, он, уже  повинуясь только инстинкту, крепко сжал в своем кулаке кристалл и успел оттолкнуться от дна пещеры для всплытия. Его сущность вдруг оказалась в бесконечном туннеле, оканчивавшемся где-то вдали ослепительно белым светом. С огромной скоростью летела она по этому бесконечному туннелю в неизвестность. Но Хорну почему-то не было страшно, наоборот ему было очень радостно и легко. Ему было так же хорошо, как когда-то при общении с Кроной. Наконец туннель закончился, и Хорн оказался в пространстве, залитом ослепительно белым светом. Счастье, радость и душевное спокойствие переполняли его сущность, но в то же время он совершенно не ощущал свое физическое тело. Это новое состояние очень нравилось ему. Вдруг он увидел приближавшуюся к нему из глубины пространства фигуру человека. Очертания приближавшейся фигуры показались ему до боли знакомыми. И, наконец, в приблизившейся фигуре он узнал свою мать. С радостной улыбкой на лице и широко распростертыми объятиями,  она встречала своего горячо любимого сына. Она была точно такой, какой Хорн запомнил её перед гибелью. Он отчетливо помнил тот день, когда мать улетала в экспедицию на далекую, неизведанную планету. Она была радостной и веселой и, глядя в то время в её смеющиеся глаза, Хорн понимал, что это и есть настоящее счастье. К большому сожалению, корабль, отправившийся в экспедицию, не вернулся, и тот день, когда Хорн видел мать такой счастливой, оказался последним в ее жизни.  И вот мать снова стояла перед ним такая же счастливая и радостная, как и тогда, много лет назад.
- Милая мамочка, как я соскучился по тебе! - со счастливой улыбкой на лице, певуче проговорил Хорн. Он попытался обнять самую родную для него женщину, но почему-то она начала удаляться от него.
- Я люблю тебя мой мальчик, - последнее, что он услышал из уст матери и провалился в темноту. Хорн открыл глаза. В висках, словно гигантский колокол бил набат. Голова трещала от боли, но сознание вернулось к нему полностью. Оглядевшись вокруг, Хорн понял, что спасло его от неминуемой гибели. Потолком пещеры служил сферической формы свод, не тронутый трещиной, возникшей в результате землетрясения. Под этим сводом и сохранилось воздушное пространство, подарившее молодому человеку спасительный глоток воздуха. Хорн постепенно приходил в себя, дыхание его становилось ровным и спокойным. Он вспомнил про кристалл. К счастью тот продолжал находиться в, судорожно сжимавшем его, кулаке. Набрав в легкие воздух, Хорн поплыл вверх, навстречу мерцающему свету. Вскоре он вынырнул на поверхность. Вода уже спала, и остатки пути ему пришлось преодолевать по почти сухому коридору. Наконец он поднялся на поверхность. Наверху ничего не изменилось, вокруг плато простирались водные просторы, скрывшие в своей глубине материковую землю. Лишь в небе появился узкий серп зарождавшейся после новолуния Фаты, и стало заметно светлее. Уровень воды к этому времени значительно снизился, и кое-где над водной поверхностью начали появляться острова. Нужно было лететь к, ожидавшему его на вершине Меру, Тарху. Уже садясь в кабину вайтманы, Хорн увидел приближение новой волны, правда, значительно меньшей первых двух. Перед самым взлетом он почувствовал новые толчки, но ему уже ничего не угрожало и Хорн поднял свою вайтману в воздух. Его взору открылась невиданная и пугающая его картина. Почти все пространство материка было затоплено водой, и лишь вдали продолжала возвышаться над водными просторами величественная Меру. Не включая режим автоматического пилотирования, Хорн направил вайтману в сторону Меру. По пути ему попались несколько вайтман и одна вайтмара, удалявшиеся в глубины космического пространства. Космодром и Врата Междумирья, расположенные поблизости от него, оказались затопленными стихией. Хорн как раз в эти минуты пролетал над этим местом. «Неужели подобная участь постигла и другие взлетно-посадочные площадки, расположенные на трех других частях материка?» - с огорчением подумал Хорн. «Успела ли спастись Крона? А может быть, она дожидается его прилета? И что с Манкольном и Любавой, ведь после расставания с ними, он ничего не знал об их судьбе», – такие мысли роились в голове пилота, мешая ему сосредоточиться. Подлетая к Меру, он увидел еще несколько вайтман, удалявшихся от Мидгарда. Взлетно-посадочная площадка, расположенная у южного подножия Меру, была расположена на возвышенности и в данный момент не была скрыта в толще воды. Но гигантские волны, прошедшие над ней мощным фронтом, сделали свое дело. Несколько десятков вайтман были просто перевернуты, некоторые были смыты с взлетного поля в, прилегающую к площадке, зону прибрежной флоры. И лишь три вайтмары, благодаря своим размерам и весу, продолжали стоять на своих местах. Сферическое здание, в котором располагался центр управления полетами, было целым и невредимым. «Но живы ли люди, находившиеся в момент катастрофы в здании? И остались ли в живых пилоты вайтман и вайтмар», – напряженно думал Хорн. Он уже готов был приземлиться, чтобы оказать необходимую помощь, оставшимся в живых. Но он выполнял приказ, а на вершине Меру его ждал Тарх, Жрецы – Хранители и, возможно Крона. Переборов себя, он направил звездолет к вершине горы. Асгард Даарийский, несмотря на землетрясение, выглядел все так же великолепно. Профессиональным боковым зрением он уловил, как с взлетно-посадочной площадки начала подниматься в воздух одна из трех вайтмар. У него отлегло от сердца, значит, на взлетно-посадочной площадке остались живые люди. Буквально через минуту его вайтмана уже нависла над площадкой у дворца Фатома. Его взору открылось страшное зрелище. Врата Междумирья были частично разрушены, из трех порталов работал только один, и через него бесконечным потоком  двигались толпы людей. Несколько Игл небесных лежали расколотыми на части тут же. Они уже не излучали, привычное для человеческого глаза, разноцветное свечение. Людей было очень много, и они почти полностью заполнили площадку между тремя дворцами. От внимания Хорна не укрылось и то, что многие из людей лежали неподвижно, а каменная поверхность площадки была изрезана сетью различной ширины трещин. Увиденная молодым человеком картина была удручающей. Хорна вновь охватило беспокойство за Крону. Но нужно было срочно сажать звездолет. Наконец ему удалось выбрать подходящее, и почти свободное от людей, место в непосредственно близи от дворца, принадлежавшего Минаю. С особой осторожностью ему удалось посадить свой корабль, не задев строения и не нанеся вред суетливо пробегающим вокруг людям. Выйдя из вайтманы, он услышал крики, напуганных произошедшей катастрофой людей, и стоны раненых. Некоторые из них подбегая к приземлившейся вайтмане просили его взять их на борт. Но Хорн, скрепя сердце вынужден был отказывать им. Заперев вайтману, чтобы в неё не смогли проникнуть жаждущие спасения, напуганные люди, он поспешил к Дворцу Справедливого Правления.

Глава 20. ГИБЕЛЬ ДААРИИ.

Волны морские Дарию скрыли,
В бурных пучинах исчез материк.
Злые Кощеи виною в том были,
И опустела Земля в этот миг.

         Тарх с нетерпением ожидал прибытия Хорна, и ни на секунду не отводя своего взгляда, напряженно всматривался в, начинающий тускнеть горизонт. Оставшееся от Лели  искусственное ядро скрылось за ним уже несколько минут назад. Он отчетливо осознавал, что падение Лели в морские пучины вызовет гигантские волны, смывающие все на своем пути. И уровень морской глади, несомненно, поднимется, что вызовет затопление огромных пространств Даарийского материка. Предвидя такое развитие событий, Тарх срочно вышел на телепатический контакт с Храномом.
- Как обстоят дела с эвакуацией населения Храном? Где ты сейчас находишься?
- К настоящему времени удалось эвакуировать почти половину населения материка. Из пяти Врат Междумирья только три не получили повреждений и продолжают нормально функционировать. Врата, находящиеся в северо-восточной части материка получили значительные повреждения после подземного толчка, но замена круга из забрина и кристаллов Иркамы позволили восстановить их работоспособность. На Главных Вратах вышел из строя один из трех порталов, сейчас там производятся восстановительные работы. Но выполнению работ, к сожалению, мешает население. У Главных Врат огромное скопление людей, наверное, все население Асгарда стремится эвакуироваться именно через них, ведь это ближайшие к Асгарду Врата. Кроме того, после подземных толчков и выхода из строя одного из порталов, возникла давка и паника, но сейчас, к счастью, стало значительно спокойнее. Я пытался связаться с Фатомом, чтобы он отправил на вершину Меру несколько вайтман. Тогда можно было бы часть людей мобильно перебросить к другим Вратам на материке. Но Фатом не отвечает, и поэтому приходится обходиться собственными силами. Если не произойдет ничего чрезвычайного и непредвиденного, через три, максимум четыре часа, эвакуация будет завершена. Я в данный момент нахожусь у Врат, которые мы только что отремонтировали, в северо-восточной части материка. Для более мобильного перемещения использую воздухоплавающий челнок и сейчас планирую прибыть на площадку к Главным Вратам. 
- К глубокому сожалению Фатома больше нет с нами. Поэтому командование воздушным флотом я вынужден был поручить заместителю Миная. Он к счастью не успел попасть под пагубное влияние предателя и, по моему мнению, отлично справляется с возложенными на него обязанностями. А сейчас слушай главное.  Не далее, как через полчаса, возможно и раньше, ядро Лели упадет в морские пучины. В результате падения возникнут гигантской высоты волны, смывающие все на своем пути. Твоя задача – срочно размещать людей, ожидающих свое время прохождения через Врата Междумирья, на вайтманы и вайтмары. Заместителю Миная я уже отдал приказ, и сейчас все свободные торговые и часть военных вайтман и вайтмар прибудут к Вратам Междумирья, находящимся на континенте. Главным Вратам такая опасность не грозит, поэтому пусть эвакуация проходит своим чередом. В твое  личное распоряжение передается одна из военных вайтман. Помни, что у нас очень мало времени и спасение людей – наша самая главная задача. Да поможет тебе в этом Великий Космос, Храном, – приказным и в тоже время дружеским тоном проговорил Иерарх и отключился от канала связи. Ему было безумно жалко Даарию и Мидгард. Ведь более пятисот тысяч лет расцветала здесь, стоящая на высочайшей ступени эволюционного развития, цивилизация. И Тарх, являясь её покровителем, был ответственен как за Мидгард, так и за цивилизацию, проживающую на планете. Но к его глубокому сожалению уже ничего нельзя изменить. Но более всего бередило его сущность то, что Источник Жизни, спрятанный в недрах планеты, неизвестно на какое время будет закрыт для людей. Ему очень хотелось верить в то, что трагедия, случившаяся с Лелей, не повлечет за собой глобальную планетарную катастрофу и в скором времени эвакуируемое население вновь сможет вернуться на Мидгард. Он, конечно, мог бы заглянуть в будущее и, для его высокоразвитой сущности, не было к этому препятствий. Но он предпочитал не нарушать причинно-следственных связей и ведических традиций. Ведь знание будущего давала в его руки возможность исправления ситуации, а это входило в противоречие с Кодексом Космических Законов и ведическими нормами и традициями. «Пусть все идет своим чередом, и я не имею права вмешиваться в деятельность Богинь Сречи  и Несречи , плетущих нити судеб для людей», - думал Тарх, с тоскою глядя на, расстилавшийся внизу, Асгард Даарийский, уже покинутый жителями. С минуты на минуту ожидал он прибытия Хорна со Жрецом – Хранителем. Тарх не любил периоды ожидания, вот и теперь, чтобы немного отвлечься, он решил с пользой для общего дела переговорить с Тарой.
- Здравствуй дорогой брат, - незамедлительно услышал он спокойный голос сестры, - с Мидгарда через Врата Междумирья прибывает большой поток переселенцев. Я организовала им прием и размещение на Ингарде. Многим прибывшим требуется медицинская и психологическая помощь. Люди взволнованы и напуганы. Вблизи Врат мне пришлось срочно возвести здание, используемое для оказания первой медицинской и психологической помощи прибывающим переселенцам. Неподалеку так же вновь возведены несколько корпусов, оборудованных всеми удобствами, для  их временного проживания. В дальнейшем мы расселим их по территории всей планеты. Многие изъявляют желание отбыть в другие чертоги. Мы не препятствуем этому и помогаем по мере возможности. Очень много людей изъявили желание отправиться в чертог Макоши. Для этого я отдала распоряжение перепрограммировать близлежащие Врата Междумирья на связь с чертогом Макоши. И в ближайший час мы начнем отправку. Кроме того, на Ингард начинают прибывать вайтмары и вайтманы с переселенцами. Мы так же оказываем им необходимую помощь и поддержку…
Не успела Тара договорить, как вновь вздрогнула земля, и следом раздался оглушительный взрыв. Тарх понял, что это Леля закончила свое существование. Наскоро распрощавшись с Тарой, он вынужден был вернуться к своим нелегким обязанностям. Включив плазменный экран, позволяющий наблюдать одновременно за всеми пятью Вратами Междумирья и космодромами, он внимательно и в то же время практически мгновенно изучил сложившуюся ситуацию. Его приказ, о привлечении для эвакуации населения космического флота, уже активно исполнялся. Вокруг четырех Врат Междумирья стояли вайтмары и вайтманы и в спешном порядке принимали на борт население. Некоторые из них, окончив посадку, уже поднимались в воздух. Тарх остался доволен расторопностью своих помощников, впрочем, другого он и не ожидал, ведь на кону были тысячи человеческих жизней. Ситуация, сложившаяся у Главных Врат Междумирья была довольно непростой. Тарх видел, что землетрясение вывело из строя два из трех порталов. Кроме того, частично были разрушены и Иглы Небесные. Но к счастью и Асгард и Главные Врата останутся недосягаемыми для водной стихии. Поэтому, за население, покидающее планету через Главные врата, он был относительно спокоен. Он перевел свое внимание на северо-западную и юго-западную части материка. Они первыми должны принять приближающееся стихийное бедствие. В юго-западной части материка эвакуационные мероприятия были практически завершены. Вайтмары и вайтманы уже почти все поднялись в воздух. Последним покидал землю персонал, обслуживающий Врата Междумирья и диспетчеры из центра управления полетами. Значительно хуже обстояли дела в северо-западной части материка. Там все еще шла срочная погрузка в вайтманы и вайтмары. Кроме того, в воздух взлетали десятки воздушных челноков. Но к своему глубокому сожаленью, помочь в проведении эвакуации Тарх ничем не мог. Через несколько минут он увидел приближающийся к месту погрузки людей на звездолеты, фронт гигантской волны, в несколько раз превышающий высоту вайтмар. Вайтмары и вайтманы, срочно прекратив эвакуацию, начали поспешно подниматься в воздух. Несколько сотен людей оказались в безвыходном положении, оставшись на площадке перед Вратами. Видимо еще при их рождении за нарушение законов РИТА  и Кровных Заповедей, Богиней Несречей им была уготовлена такая судьба. Но Врата продолжали работать и до последней секунды пропускали через свой портал пытавшихся спастись людей. Полтора десятка вайтман и одна вайтмара не успели вовремя взлететь и через секунду скрылись под, двигающейся на восток с огромной скоростью, водной стихией. Часть воздушных челноков, не успевших подняться на недосягаемую для волны высоту, мгновенно растворились в водных просторах, нахлынувших на Даарию. Одновременно с этим перед Тархом возникло видение – лицо дочери, с широко открытыми глазами, из-за спины обнявшего её Манкольна, смотрело прямо на Тарха. По щекам Любавы текли слезы, но лицо девушки было спокойным. Сзади огромным фронтом к ним приближалась гигантская волна, несущая погибель. Тарх моментально понял весь трагизм положения, в котором оказалась Любава со своим возлюбленным, но сделать ничего не мог. Единственным и последним деянием, обращенным к дочери, был направленный на ободрение и успокоение её сущности душевный посыл. Сердце Иерарха сжалось от боли и безысходности, когда он увидел, как лицо горячо любимой дочери исчезло в водной бездне. Преодолев внутреннюю боль, словно тисками сдавившую всю его сущность, Тарх вернулся к окружавшей его действительности. Он вновь сосредоточил все свое внимание на плазменном экране. В юго-восточной части материка эвакуационные работы к счастью были завершены, и Тарх перевел свой взгляд на северо-восточную часть Даарии. Вышедшие из строя в результате подземных толчков, Врата Междумирья уже были исправлены и пропускали через свой портал напуганных землетрясением людей. Но здесь было наибольшее скопление народа. Несколько десятков вайтман и пять вайтмар принимали на свой борт покидающих планету людей. Через несколько секунд волна будет уже здесь. «Взлетайте же, взлетайте», – мысленно торопил их Тарх. И действительно через несколько секунд на западе появился, фронт гигантской волны. Три вайтмары и десятка два вайтман успели подняться в воздух. Остальные разделили печальную, уготовленную им заранее Богиней Несречей участь, быть заживо погребенными в морских пучинах. Кровью обливалось сердце Иерарха, смотревшего на эту скорбную картину.
     Гигантская волна, фронт которой достиг нескольких сотен метров, за считанные минуты прошла по Даарийскому материку, смывая все на своем пути. Несколько тысяч людей, не успевшие пройти через Врата Междумирья и улететь не космических кораблях, оказались заживо погребенными в морских пучинах. И лишь единицы, по счастливой случайности не захлебнувшиеся в толще вышедшей из повиновения воды, были вынесены гигантским течением в просторы Даарийского моря. Тем самым лишь ненадолго продлив свое существование. Однако Главные Врата на вершине Меру продолжали пропускать через единственный работающий портал последнее скопление оставшихся в живых людей. Воздушные челноки, взявшие на борт людей с материка, и оказавшиеся вне досягаемости разбушевавшейся стихии, продолжали приземляться на площадке перед Вратами. Кроме того, на вершину горы до сих пор продолжали прибывать жители Асгарда, по каким либо причинам задержавшиеся в городе и прилегающих к нему окрестностях. Количество людей, продолжающих эвакуироваться через Главные Врата Междумирья, было еще достаточно велико. Учитывая пропускную способность единственного рабочего портала, Тарх прикинул, что на эвакуацию уйдет не мене часа. Больше всего в настоящий момент его беспокоило то, что столкновение с Лелей может привести к изменению баланса гравитационных полей. В результате этого земная кора неминуемо придет в движение. А смещение тектонических платформ вызовет новые землетрясения и активизацию вулканической деятельности. Он знал, что Меру когда-то много миллионов лет назад была действующим вулканом. И если, уснувший давным-давно в её недрах, великий  монстр вдруг проснется, погибнут не только не успевшие эвакуироваться люди, погибнет весь Даарийский материк. А Тарх продолжал надеяться на то, что в очень скором будущем цивилизация Свята Расы вновь вернется на, освоенные более пятисот тысяч лет назад, просторы Мидгарда. Тем более что подземные толчки, вызываемые падением отколовшихся от луны Сварожичей, не прекращались. А Меру гудела, словно гигантский муравейник в момент массового вылета крылатых особей.  Продолжая наблюдать за эвакуацией на плазменном экране, в поле его зрения попала вайтмана, пытающаяся приземлиться возле дворца Фатома. Это либо Хорн либо Храном. И действительно через некоторое время в зал вошел Хорн. Это был тот же самый молодой человек, с которым Тарх познакомился накануне происходящих событий, но что-то в нем изменилось. Он был так же не по возрасту серьезен и сдержан, но глаза делали его совершенно другим человеком. Сколько скорби и горя увидел в его взгляде Иерарх. А внезапно появившаяся в висках пилота седина, казалось, добавила к его возрасту не менее десятка лет. То, что он был один, подсказывало Тарху о гибели Жреца – Хранителя.
- Высочайший Иерарх, пилот Хорн доставил кристалл-хранитель информации, - протягивая вперед руку с переливающимся на его ладони кристаллом, стараясь сохранить бодрость в голосе, проговорил Хорн.
- Спасибо тебе мой мальчик, - с отеческими нотками в голосе растрогано произнес Иерарх и крепко обнял, стоявшего перед ним Хорна, - ты сделал все от тебя зависящее. А теперь ступай к Жрецам и немного отдохни. Кристалл передай Жрецу – Хранителю Источника Жизни.  Очень скоро мы отправимся в последний полет. Оставшись один, Тарх вышел на связь с Храномом.  Военная вайтмана, переданная в его личное распоряжение Тархом, была переполнена людьми, взятыми на борт в северо-восточной части материка. Иерарх отдал приказ Храному взять курс на Ингард. В это время новые толчки содрогнули вершину Меру. Тарх взглянул на экран. Толпа людей окружила Главные врата. Медлить более было нельзя. Иерарх, сопровождаемый Хорном и Жрецами – Хранителями покинули дворец Справедливого Правления. Через несколько минут они сидели в вайтмане Хорна. Тарх, сидевший в кабине пилота рядом с Хорном отдал приказ перелететь к Главным Вратам Междумирья. Через несколько секунд вайтмана приземлилась рядом с порталом Врат. Через открытый Хорном шлюзовой проем, до смерти напуганные люди, ринулись внутрь вайтманы. Буквально через минуту все свободное пространство на корабле было до отказа забито людьми. Закрыв шлюз по приказу Тарха, Хорн поднял вайтману в воздух и завис на высоте нескольких десятков метров над вершиной Меру. На площадке осталось несколько сотен людей, продолжавших проходить через Врата. Тарх решил подождать, пока не эвакуируется последний, из оставшихся внизу людей. Вдруг громоподобный раскат донесся до слуха Иерарха и всех, находившихся на вайтмане. Гигантская трещина в доли секунды расколола надвое вершину Меру. Врата Междумирья полностью разрушились. Часть людей упали в жерло образовавшейся на месте Врат пропасти, остальные в ужасе метались в разные стороны. Смотреть на эту жуткую картину было невыносимо, а чем-либо помочь уже невозможно. С болью в сердце Иерарх отдал приказ Хорну подняться еще выше. Все еще надеясь на лучшее, он не спешил покидать терпящую планетарную катастрофу планету. Тем более внизу находились, пока еще живые, люди. Тарх попытался связаться с другими звездолетами, но на зов многодольный  никто не отвечал. Последние из вайтмар и вайтман, находящиеся в воздухе, вскоре исчезли из поля зрения Тарха и Хорна. Вскоре новые взрывы прогремели внизу, и страшное зрелище предстало перед глазами наблюдающих. Словно гигантский фейерверк разгорелся на вершине Меру. Из, расколовшей гору пополам, трещины летели в разные стороны раскаленные до бела осколки. И вскоре бурлящая лава, изрыгающаяся из недр проснувшегося вулкана, заполнила всю вершину и огнедышащим потоком обрушилась вниз, стирая с лица земли величественный из городов – Асгард Даарийский. Вскоре весь остров в центре Даарийского материка был залит раскаленными потоками лавы. Но Тарх все не отдавал команду улетать. Гигантские волны, несколько раз обогнувшие весь земной шар, казалось успокоились и частично материковые области в виде островов возвышались над просторами Даарийского моря. Но это продолжалось недолго. Смещение тектонических плит литосферы земной коры привело к гигантским колебаниям, и вскоре, оставшиеся над поверхностью воды, части суши стали медленно опускаться в водные глубины. Вскоре разливающаяся из недр вулкана лава испарила воду, расположенного в центре материка озера. Сплошные черные тучи, состоящие из выброшенного из недр вулкана пепла и испарившейся воды, вскоре заволокли все видимое внизу пространство. Оставаться далее не имело никакого смысла, но Тарх отдал приказ Хорну подняться еще выше. В это время яркий луч солнца, выглянувшего из-за горизонта в юго-восточной части Мидгарда, на мгновенье ослепил Тарха и Хорна. Утро полярного дня, идущее на смену полярной ночи через несколько суток должно было разбудить Даарию. Но, погружающейся в глубины моря, северной земле уже не суждено было никогда увидеть солнечное светило. Можно было покидать планету, но Тарха удерживало одно не законченное, но самое важное для него в настоящий момент дело. Он отчетливо понимал, что сущность Любавы, навсегда простившаяся с физическим телом, находится сейчас на четвертом ментальном уровне Мидгарда. Не закончившая планетарный цикл своего развития, она обречена, оставаться там до благоприятного момента своего нового воплощения. А это станет возможным только после возвращения людей на Мидгард. Когда же это произойдет, в настоящий момент, Иерарху не было известно. Не проститься с сущность дочери Иерарх просто не мог. На мгновенье, закрыв глаза, он вывел свою сущность за пределы физического тела и мгновенно перенес её к сущности дочери. Окутанная словно облаком, ослепительно-белым искрящимся светом,  полупрозрачная сущность дочери с удивлением рассматривала окружавшее её пространство. Она явно не успела освоиться со своим новым существованием, и появление Тарха оказалось как нельзя кстати. Увидев отца, сущность Любавы с радостью приблизилась к нему.
- Папочка, я так рада тебя видеть, но почему ты здесь? Ведь ты должен быть там, среди людей, – ласково и нежно, без какого либо испуга в голосе, проговорила девушка.
- Ты права милая доченька, я пришел попрощаться с тобой. Я твердо уверен, что тебе будет здесь хорошо и, надеюсь не слишком долго придется ждать свое новое воплощение. До этого времени мы с мамой сможем, насколько возможно часто,  встречаться с тобой. К сожалению, такие встречи ограничены Кодексом Космических Законов и нашими  ведическими традициями. Но я уверен, что с Манкольном ты сможешь встречаться значительно чаще. Ну, прощай моя любимая девочка. Мне пора.
Проговорив это, растроганная до глубины души, сущность Иерарха покинула верхний ментальный уровень планеты. Вернувшись в свое физическое тело, и в последний раз взглянув на гибнущую планету, с разрывающей сердце скорбью, Иерарх отдал приказ Хорну лететь к Ингарду. Выведенные из строя Иглы небесные не могли обеспечить связь с планетами-Землями. Зов многодольный,  посылаемый с вайтманы Хорна не был никем услышан. Нити движения так же оказались разорваны. Но Хорн практически наизусть знал маршрут движения и поэтому уверенно пилотировал вайтману в ручном режиме. Приблизительно через час полета вдали показался Чертог Расы и несравненная Ингард. 
Так закончил свое существование прекрасный северный материк, однажды приютивший на своих благодатных землях представителей четырех Родов Великой Белой Расы. Более пятисот тысяч лет служила Даария колыбелью великой цивилизации. Многие Великие Иерархи Светлых Сил становились здесь на Золотой Путь Духовного Восхождения. Но река времени, закружившая в своем водовороте прекрасную Мидгард, не пощадила её жемчужину – Великую Даарию, сокрыв навсегда в морских пучинах. И лишь благодаря кристаллу-хранителю знаний удалось сохранить для потомков всю информацию об этой прекрасной Северной стране.               
         

ЭПИЛОГ.

Ровно через год после описанных здесь событий во дворце Тарха на Ингарде в белокаменной палате за дубовым столом сидели: глава семейства Тарх; его супруга Джива; младшая сестра хозяина дворца – Тара. Стол был богато сервирован различными вегетарианскими блюдами, различными экзотическими фруктами и напитками. Но никто не притрагивался к пище. Все сидели молча, ожидая прибытия Перуна. Наконец двери палаты открылись, пропуская Великого Светлого Иерарха. По-родственному тепло и в полном соответствии с ведическими традициями, вошедший поприветствовал ожидавших его Иерархов. Подойдя к столу, но, не садясь за него, Перун проговорил:
- Дети мои, Тарх и Тара, невестка Джива, сегодня исполняется  годовщина со дня нашей Великой Победы над Тёмными, пытавшимися захватить Мидгард, завладеть Источником Жизни и поработить нашу Великую цивилизацию.  Мы выполнили, возложенную на нас задачу, воспрепятствовав осуществлению их планов. Кощеи, обосновавшиеся на Леле, полностью уничтожены, воздушный флот Тёмных во главе с Чернобогом наголову разбит, но цена победы оказалась непомерно велика. Сошедшая с орбиты  луна Леля, упала на Мидгард, вызвав тем самым планетарную катастрофу. И в результате чего день нашей Великой Победы одновременно стал днем   великого переселения с Мидгарда.  В связи с этим событием я прошу почтить память наших родных и близких и всех тех, кто сложил свои головы во время случившейся на Мидгарде планетарной катастрофы. В первую очередь давайте вспомним нашу дорогую, всеми любимую Любавушку. Богиня Несреча сплела ей незавидную и нелегкую нить судьбы. Но эта жертва была во имя спасения, спасения сущностей, потерявших стержень в жизни. Именно с сегодняшнего дня, когда сущность внучки навсегда освободится от её бренного тела и разорвется связывающая их серебряная нить, наша Любавушка приступит к исполнению предначертанной ей Богиней Несречей великой миссии. Несколько тысяч сущностей людей, погибших в результате катастрофы, остались на астральном и ментальных уровнях Мидгарда. Их новые воплощения станут возможными только после повторного освоения планеты, заселения её людьми, при рождении новых поколений. Но это событие к глубокому нашему сожалению произойдет не скоро. Наши разведывательные вайтманы тщательно обследовали геологические процессы, начавшиеся на планете после падения на неё ядра Лели. Устоявшиеся в течение миллионов лет связи между тектоническими платформами оказались полностью разрушенными. Движения тектонических плит литосферы земной коры привели к опусканию на морское дно целых материков и наоборот появлению новых гигантских островов и даже материков среди морских просторов. География земной поверхности перетерпела значительные изменения. К глубокому нашему сожалению Даарийский материк полностью скрылся в морских пучинах. Кроме того движения земной коры привели к повсеместной вулканической активности. Один из таких, проснувшихся вулканов разрушил Меру и полностью стер с лица земли Асгард Даарийский, опустившийся в последствии на морское дно. В результате повышенной вулканической активности, атмосфера планеты оказалась полностью окутана вулканическим пеплом. В результате чего в экваториальных областях Мидгарда начались процессы, свойственные парниковому эффекту. Температура у поверхности земли повысилась до пятидесяти градусов и более. Растительность гибнет, почвы выгорают. У южного и северного полюсов, напротив, температура снизилась до отрицательных величин, что привело к образованию гигантских ледников. В результате этих климатических изменений и продолжающимися процессами, связанными с движением земной коры, планета оказалась не пригодной для проживания на ней людей. По нашим подсчетам должно пройти не менее трех - пяти тысяч лет, пока Мидгард вновь станет пригодным для обитания. В течение этого времени наша Любавушка как раз и будет выполнять предназначенную для неё миссию, заключающуюся в духовном очищении человеческих сущностей, наказанных уроком Божьим, и подготовку их к новым воплощениям. А теперь давайте пожелаем сущности нашей Любавушки с честью выполнить нелегкую, возложенную на неё миссию.
Тем временем Джива разлила по кубкам медовый настой. Перун первым поднял, поданный ему Дживой кубок и выпил. Все последовали за ним. После непродолжительного молчания из-за стола поднялся Тарх.
- Дорогие мои родственники, как уже сказал отец, за Победу мы заплатили большую цену, последствия планетарной катастрофы через несколько тысяч лет растворятся в океане времени, но Мидгард, лишившаяся своего спутника, уже увеличила скорость вращения вокруг своей оси. А продолжительность года, составлявшая ранее триста пятьдесят пять дней, увеличилась до трехсот шестидесяти.
- Не драматизируй ситуацию сын, - перебил его Перун, - ведь даже ранее, до выведения нами на орбиту Мидгарда Лели и Месяца, условия развития цивилизации на планете были гораздо благоприятнее чем на какой либо из обжитых нами планет-Земель. Кроме того, мы выполнили главную задачу – сохранили для будущих поколений Источник Жизни. И это на сегодня является главным.
- Прости отец, ты как всегда прав. Давайте  лучше вспомним тех, кто принимал активное участие в спасении цивилизации Мидгарда от гибели. Выполняя свой долг, лишилась своего физического тела сущность Фатома. Сто шестьдесят тысяч лет под его неусыпным вниманием,  и благодаря его заботам, процветала на Мидгарде высокоразвитая цивилизация. Сейчас его сущность, покинувшая Мидгард, проживает в Асгарде Вселенском, активно участвуя в процессах, направленных на освоение пригодных для жизни новых планет-Земель. Давайте вспомним и Жреца – Хранителя Источника Знаний. Его сущность рассталась с физическим телом при исполнении последнего долга, во время сохранения накопленных цивилизацией знаний. К сожалению, его сущность не закончила полное формирование четвертого ментального тела и не может покинуть ментальный уровень Мидгарда, ожидая свое дальнейшее воплощение. Давай те же выпьем и за них.
Тарх поднял и моментально осушил свой кубок. Его поддержали остальные родственники. Вслед за Тархом поднялась Джива.
- Разрешите и мне в день Памяти  поднять кубок за тех, кто, выполняя свой долг, расстались со своими физическими телами. Среди них Манкольн, возлюбленный нашей Любавушки. Его физическое тело приняло смерть вместе с нашей доченькой. Я видела его только однажды, но и этого было достаточно, чтобы рассмотреть в нем высоко-духовную, эволюционно развитую натуру. Он мог бы стать достойным спутником жизни для нашей Любавы. Но к глубокому сожалению Несреча выплела для него не слишком счастливую нить судьбы. Давайте же выпьем и за него.
И подняв кубок с медовым настоем, выпила из него. Все поддержали её. И только Тара, не произнеся не слова, внимательно всех слушала. Родственные узы, самые крепкие из всех связей, объединяющих людей, позволяли ей чувствовать, переживать и сострадать вместе со всеми. Затем все приступили к еде, еще долго вспоминая светлые дела и поступки тех, ради памяти которых и собрались на этой встрече.
        Почти в это же самое время на Руте-Земле, что расположена в чертоге Макоши Светлой, в просторной светлой палате высокого, прекрасного терема сидели за столом две женщины. Это были Анэй и её дочь Крона. Прошел уже ровно год с момента прохода ими через Врата Междумирья. Жене и дочери Светлого Иерарха был выделен для проживания прекрасный светлый терем. Но память об Фатоме  невозможно было стереть из их женских сущностей. В памяти Аней Фатом навсегда остался нежно любящим её супругом, а для Кроны –  любимым отцом и эталонным примером  для подражания. На столе было все приготовлено, но женщины не спешили приступать к вечеру памяти отца. Они ждали Хорна. И вскоре двери терема открылись, и молодой человек предстал перед ожидавшими его женщинами. Не сдержав радости, Крона бросилась на встречу любимому. Крепкие объятия и горячий поцелуй, разогрел молодую кровь юноши. Освободившись от объятий любимой, он с учтивостью трижды поклонился Анэй. Наконец все были в сборе и сели за стол. Затем поочередно: Анэй, Крона и Хорн высказали самые теплые слова о Фатоме. И лишь только Крона чувствовала присутствие сущности отца. Оглядываясь по сторонам, она пыталась увидеть то, что было сокрыто от взгляда простого человека. Её сущность почти наработала последнее четвертое ментальное тело и была наиболее близка к получению просветления знанием. И действительно, сущность Фатома находилась сейчас среди близких и родных ему людей, но он не имел права предстать сейчас перед ними, хотя видел, что дочь чувствует его присутствие. Сразу после гибели своего физического тела, он дал себе слово всячески оберегать и поддерживать дочь до наступления момента становления её на Золотой путь Духовного Восхождения. Он знал о том, что случилось с Любавой, и не хотел, чтобы его дочь повторила её судьбу. А дочь, в свою очередь, незримо чувствовала над собой его опеку и защиту. Но никому  не говорила об этом. Это была их общая тайна.
         Тем временем Хорн предложил почтить память своего лучшего друга и помощника Манкольна, а так же его очаровательную любимую девушку. Он не знал подробностей их гибели,  но твердо был уверен в том, что последние мгновенья своей жизни они были вместе. И это было лучшим из всего, что можно было пожелать двум беззаветно любящим друг друга людям, испившим горькую чашу своей судьбы. Достав голограф, молодой человек включил малогабаритный прибор. И, почти мгновенно, перед присутствующими выткались голографические образы, смеющихся Манкольна и Любавы. Такими, какими запечатлел их ровно год назад Хорн, они и сохранятся навсегда в памяти своих близких.               




Список используемой литературы:

Славяно-Арийские веды
Н.В. Левашов   «Россия в кривых зеркалах» том 1. От руссов звездных до оскверненных русских.
Н.В. Левашов  «Россия в кривых зеркалах» том 2. Русь распятая.
Н.В. Левашов  «Последняя ночь Сварога».
Н.В. Левашов  «О Сущности, Разуме и многом другом».
Н.В. Левашов  «Последнее обращение к человечеству».
Н.В.Левашов   «Сущность и Разум».
Н.В. Левашов  «Сказ о Ясном Соколе. Прошлое и настоящее».
Н.В. Левашов  «Неоднородная вселенная».
Н.В. Левашов  «Теория Вселенной и объективная реальность».
«Большая Энциклопедия Кирилла и Мефодия».


Рецензии
На это произведение написано 35 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.