По Оби. 8. Вот она - Обь

       Обь встретила нас широченным простором. Глядя на оба берега, от фарватера, по которому мы следовали, они казались узкими полосками, с синеющими на них кромками леса. Несмотря на безветрие, поверхность воды бороздили довольно приличные волны, которые вызывали невольное уважение. Нас окружала величавая красота почти морского простора.
Впечатление от водной шири было потрясающим. Даже закралось сомнение – не маловато ли наше судёнышко по здешним меркам? Может, переоценили свои возможности? Не вернуться ли назад? Но нет! Сомнения в сторону! Вперёд, только вперёд, до райцентра Октябрьского. Но до него было ещё очень много километров далекого, нелёгкого пути.
       Вблизи берега оказались схожими с енисейскими. Такие же, сползающие в воду, лесистые, обрывистые, с частыми оврагами и притоками рек и речушек. Они сменялись низинами, особенно по левому берегу. Там брали начало обильные и многоводные протоки, заросшие осокой, камышом и кустарником, извилистые заливы  старицы и заводи. Их берега, зачастую, покрывали густые заросли леса. Он, кстати, занимал немалые пространства среди этого раздолья. Особенно там, где почва была повыше. В тех местах у нас были наиболее обильные охота и рыбалка. Там, на лесистых островках,  устраивали днёвки.
       Чтобы не сбиться с нужного пути, мы строго следовали фарватеру, то и дело, ориентируясь на створные знаки и бакены. Движение по реке было активным.  Нас часто обгоняли или шли навстречу  самые разнообразные суда. Несмотря на наши мелкие размеры, приходилось быть очень внимательными и соблюдать правила речного судоходства.
       Время шло быстро, отпуск заканчивался, а до конечной цело были ещё далеко. Пришлось сокращать днёвки и стоянки. Это вносило определённое напряжение и вызывало усталость. Во время дождливой погоды обычно устраивались на берегу. А сейчас шли на большой скорости даже в непогоду, укрываясь надёжным тентом. Такая спешка лишала  возможности больше уделять внимания интересным местам, удивляться и радоваться увиденному.  Надо было  как можно скорее достичь протоки Лорба, где ждали интересные охота и рыбалка. К тому же поблизости была станция Сергино только что построенной железной дороги, по  которой планировали вернуться домой.
       Особенных происшествий на этом отрезке пути не было,  только постоянная забота о заправке горючим, покупке необходимого в поселковых магазинах, да почта. Правда, свершилось одно событие - увеличилась команда. Нас стало пятеро. Это было в посёлке Урманном. Там, как обычно, пристали к берегу среди обилия рыбацких лодок местных жителей. На берегу сидел неопрятный мужик,  похожий на  бича. Он курил самокрутку из доморощенной махорки и с любопытством поглядывал в нашу сторону. В ногах у бича лежала собака. Скорее всего, шестимесячный щенок. Лайка местной породы.
       Докурив, загасил окурок и неожиданно сказал:
       - Мужики, купите собаку. Недорого возьму. Порода хорошая, жалко расставаться. Для себя выращивал. Да вот, уезжать надо, а  там он ни к чему.
       - Да зачем  нам  пёс? Мы народ проезжий.
       - Ну, как хотите. Я бы за бутылку водки отдал. Выпить хочется, а не на что.
       Док внимательно смотрел на щенка. Потом неуверенно сказал:
       - Я бы взял. Порода чувствуется. Да и на охоте дома пригодится.  И пацанам забава. Вот только Кларка будет возражать.
       - Как-нибудь уговоришь,  - посоветовал Шкип, -  Порода хорошая. Бери.
       - Ну, была не была! Беру. Как его звать-то?
       - Обыкновенно. По-собачьи. Кубик он.
       Док обзавёлся  породистым щенком. С мужиком расплатились спиртом.
Так в нашей команде появился ещё один член – Кубик.

       На почте  отправили телеграмму в клуб туристов, письма домой. А Док решил дать телеграмму жене, о том, что приобрёл собаку.
       - Пусть заранее подготовится и привыкнет, что у нас теперь есть собака. А то при неожиданном появлении пса  разгневается и будет требовать немедленно от него избавится. Пусть лучше заранее перекипит.
       Не задерживаясь, тут же отчалили. Пес с беспокойством оглядывался.
       - Кубик, не волнуйся, всё будет хорошо,- поглаживая пса, приговаривал Док.
       - Слушай, Док, уж больно кличка простецкая. Так называют только безродных шавок. А это же лайка! - Рассудил Боц.- Может, придумаем другую кличку? Это же ещё щенок – привыкнет быстро.
       Стали советоваться, но ничего доброго не придумывалось. Решили не спешить. Потом  разберёмся и приличное имя придумаем. Теперь в команде есть пятый член экипажа.  Временно будем звать  - Пятый.
       - О кличке перестали думать. А пса так и называли – Пятым.

       Постепенно  втянулись в новый ритм движения и приспособились управляться с хозяйством сноровисто. Результаты сказались быстро. Вскоре подошли к пристани райцентра  Октябрьское. Определились с местом стоянки, причалили к дебаркадеру и по широкой крутой  лестнице вышли на берег.
       - С чего начнём знакомиться с городом? Может, сперва побываем на почте, а потом всё остальное, что здесь интересного есть?
       - Кэп, давайте начнём от берега. Тут рядом есть рыбоконсервный завод. Интересно посмотреть, как консервы делают. Кстати, где-то здесь работал мой бывший сосед. Правда, встречались  много лет назад. Ну и бог с ним.
       Вот он, причал рыбозавода. Там разгружался  живорыбный садок.   Это обычная, полузатопленная баржа. Рабочие охотно рассказали, что в местах лова рыбаки  помещают туда живую пойманную рыбу.  Потом, по мере наполнения, буксируют на рыбозавод. Здесь разгружают. И носилками, вручную доставляют в цех переработки.  Здесь, на выгрузке и переноске  работали только, женщины.  Мы с интересом наблюдали за их работой. Рабочие рассказали, что завод  большой. Здесь делают консервы из щуки язя и другой рыбы. Солят икру из муксуна, готовят балыки из осетрины.
       Неожиданно раздался раздраженный мужской голос:
       - Почему здесь посторонние люди!? Кто вас пропустил на территорию?
Мы обернулись. Это был невысокий мужчина, одетый в рабочую одежду. На  лице     отражалось явное недовольство присутствием чужаков. Док вгляделся  и, нерешительно, с сомнением спросил: - Кажется,  Василий? Уж очень похож на бывшего соседа.
       Мужчина, строго взглянув на него,  грубо ответил: - Какой ещё сосед! Кто вы такие? И что вам здесь надо?!
       - Точно Василий! По голосу узнаю. А внешне очень изменился – обрадовался Док. – Василий, соседа не признаёшь? Как же так! А ещё на свадьбе твоей сестрёнки  Юльки гуляли.
       Мужчина вгляделся и нерешительно спросил: - Борька, что ли?
       - Он самый. Не мудрено, что не узнаём сразу. Это же сколько прошло? Десяток лет?
       - Пожалуй, так, - ответил Василий улыбнувшись. - Ты как здесь оказался?
       - В отпуске. Путешествуем. А это мои друзья. Представляю. – Знакомясь пожали руки. - А ты что здесь делаешь? На стройке? Ты же, помнится строитель.
       - Нет. Я директор этого «женского монастыря», - кивнул он в сторону работниц. – Одни бабы. Мужиков мало. Которые есть, так  едва на промысел хватает.- Ну, чего стоим? - спохватился он. – Пошли ко мне.
       Встреча оказалась интересной. Василий показал нам цеха, где производят продукцию. Потом посидели у него в кабинете за добрым коньячком, с закуской из балыка. Он посоветовал побывать на промыслах у посёлка Шаркалы. Написал записку тамошнему бригадиру, чтобы нам всё показал. Посоветовал на Лорбе остановиться в промысловой избе, которая сейчас пустует. На том и распрощались.
       Потом побывали на почте. Отправили телеграмму в наш клуб, что живы, здоровы и уже здесь. Отправили родным письма. А Док послал жене еще одну телеграмму, что обзавёлся собакой.
       - Пусть заранее перекипит. Успокоится. А то прогонит вместе с псом.

       Расспросив, как попасть в нужную протоку, во второй половине дня  отправились дальше. Погода благоприятствовала. Было сравнительно тепло. Только ночами стало сильно холодать. Иногда донимали утренники. Утки стали сбиваться в более плотные стаи. А журавли, построившись в косую цепочку, потянулись на юг. Много сказано в стихах, песнях и прозе о журавлином прощальном зове. Он и правда вызывает не то, чтобы печальное, а скорее даже тоскливое чувство в душе. Всё чаще у друзей стали появляться думы и разговоры о доме. Психолог в клубе предупреждал, что это может привести даже в дружной команде к раздорам. Назревает групповая несовместимость. Могут возникать скандалы. Это можно было развеять интересной и трудоёмкой занятостью. На это я и рассчитывал. На Лорбе займёмся подготовкой к возвращению домой. Надо будет заготовить, в нужном количестве, запасы хорошей рыбы, битой птицы. Подготовить всё это, чтобы не испортилось в дороге. Да и других дел хватит. Пора принимать меры, чтобы развеять возникающее тоскливое настроение среди друзей.
       Вскоре, по левому берегу показалось начало широкой протоки. Встретив местного рыбака, уточнили, что это Лорба. С облегчением вздохнули и отправились искать обещанную Василием промысловую избу.

                (Продолжение следует)


Рецензии
Грустная глава получилась.Дневниковая.

Любовь Бухтуева   30.09.2011 06:26     Заявить о нарушении
Это же записки путешественника.В этом жанре необходима и эта тема. Иначе получится "скольжение" по верхушкам события.
Ваш генерал

Виталий Бабкин   30.09.2011 13:23   Заявить о нарушении
Да, нет Мой Генерал, здесь Вы слегка поторопились.
И изюминку -потеряли. В остальных главах она присутствует.
Чуть чуть бы "оживить" . Но, это моё мнение!Автор волен
писать, как ему хочется! С уважением Я.

Любовь Бухтуева   30.09.2011 14:35   Заявить о нарушении