По Оби. 7. Ханты-Мансийск

       Я не берусь подробно описывать пройденный нелёгкий и продолжительный путь. Это будет утомительное для читателей повествование. Остановлюсь лишь на самых интересных событиях и местах, где они происходили. А вкратце скажу – путь был нелёгким, местами опасным для нашего судёнышка. Об этом предупредили местные знатоки, обратив наше внимание на участки пути между посёлками Корвинское и Тальничная на отметке 530-й километр. Особенно мимо острова. Или напротив устья правобережной реки Демьянка. Строго следуя их советам и указаниям, нам удалось миновать эти места, даже не приметив особой опасности. Собираясь в поход, не представляли, как выглядит Иртыш. Думали,  что это прямая водная дорога. Но, оказалось, он постоянно делал  зигзаги, повороты, уклонялся по низине то влево, то вправо, изобиловал протоками, старицами, обширными плёсами и ещё разными неожиданностями в виде крутой струи в русле, или же широкими разливами по низинам.  И постоянно поражал  неожиданной суровой красотой.
       Часто делали  остановки для заправки горючим, иногда в самых случайных местах. Бывало, это происходило с большими сложностями. Покупали продукты. А однажды встретили студенческий рабочий отряд, который трудился на уборке больших картофельных полей.      Встреча была интересной. Там  заночевали. С ребятами подружились. Устроили вечеринку.  У студентов была гармошка, но без гармониста. А  Боц отлично играл на баяне. Вот, под его виртуозным исполнением и разгорелось весельё - танцы, пенье и шутки. Отлично провели время. Утром нагрузили нас отборной картошкой.
       Или вот,  остановились у большого посёлка Базьяны. Надо было закупить продукты. Пристали к деревянному причалу. Там уже стояла большая самоходная баржа. Чуть в стороне от тропинки сидели, развалясь на траве, шестеро мужиков. По обличью пресловутые бичи. А рядом стояла женщина и о чём-то их просила. Разговор был шумным и громким.  Она пыталась нанять  их разгрузить с баржи прибывший для местной аптеки груз. А бичи, не соглашаясь, набивали цену. Мы переглянулись.
       - Поможем  женщине?- Сказал Док.
       - О чём речь! Это благое дело,- согласился Боц.
       Мы подозвали аптекаршу и предложили  бесплатную помощь.
Женщина сперва не поверила, потом радостно заулыбалась и тут же побежала нанимать транспорт. А бичи, разъярённые вмешательством, поносили нас на чём свет стоит. Наряду с матом  угрожали расправиться со «штрейкбрехерами» на всю катушку.
       Вскоре подъехал грузовичок. С ним прибыл муж аптекарши – инвалид войны на костылях. Он тут же уселся в нашей лодке с ружьём охранять её. А мы тут же принялись за работу. Это был зимний запас лекарств на посёлок Базьяны  и прилежащие поселения.
       - Чем же я с вами расплачусь?
       - Мы же сказали - без оплаты. Вот, если бы в баньке помыться. Было бы здорово. Тем более она на вашем огороде, похоже, была недавно  протоплена.
       - Да какой разговор! Сейчас всё налажу.
       Пока суть, да дело, занялись своими делами в лодке. А муж-инвалид, заторопился домой. Помочь жене с банными делами.
       Бичи сидели на прежнем месте и распивали какую-то «бормотуху».
       - Эй, штрейкбрехеры, раз перехватили наши корма, с вас калым. Иначе…
       - А что иначе?
       - А ничего особого. Спалим вашу лоханку и будем в расчёте.
       - Ну, что ж, вольному воля, а дураку пуля в лоб. Давай, пробуй,- сказал Боц, вынимая двухстволку и демонстративно, на глазах бичей, загнал в стволы патроны. То же самое проделали Шкип и Док
       Бичи матерно, со злобой ругаясь,  побрели прочь.
       В баньке блаженствовали посменно. Двое парились, а двое охраняли лодку.
Потом муж и жена провожали нас очень довольные оказанной  помощью. В дорогу обильно снабдили домашней снедью.

       Погода начала портиться. На небе появились тяжелые облака. Они быстро наползали с востока.  Мы проходили возле устья какой-то протоки с берегами, поросшими густым смешанным лесом. В нём уже появились первые штрихи наступающей осени. Берёзы всё обильнее одевались в яркие желтые одежды. Им не уступали стройные лиственницы. А между ними алели осинки. Всё это красовалось на тёмном фоне густых елей. 
       - Пора  встать на ночёвку.  А то скоро начнёт темнеть. Да и погода не радует. Похоже, будет дождь. Вот и местечко подходящее. Давай, Шкип, причаливай, - скомандовал я. – До  Ханты-Мансийска остался  всего один перегон. Завтра будем там.
       Сноровисто, как уже привыкли, поставили палатку. Быстро развели костёр, благо на берегу было обилие сухого плавника. Небо всё гуще затягивалось быстро плывущими тучами. Стал продувать какой-то встревоженный,  порывистый,  холодный ветер. Он то и дело менял направление и дул то с одной, то с другой стороны. Притихший было лес, отзывался прерывистым шумом.  Смолкли птицы. С берега исчезли зуйки. Утки беспокойно носились над водой. Тучи, всё темнея, быстро надвигались. Вдали послышались нарастающие отзвуки грома и  далёкие всполохи молний. Ветер усилился и стал тревожить, почти задувать, только что разведённый костёр. Надвигалась серьёзная гроза. Стало как-то тревожно.
       - Похоже,  надвигается серьёзная гроза. И вот-вот разразится над нами. А ну, мужики, за дело! Надо быстро подготовиться, - скомандовал я.
Работа закипела. Шкип  сапёрной лопаткой окапывал палатку. Мы, втроём приводили в порядок катерок. Всё перенесли в палатку и натянули тент. И вовремя.
       Внезапный сильный порыв ветра задул костёр и разбросал тлеющие головни. Тут же на землю обрушилась стена ливня. Мы едва успели нырнуть в палатку и зашнуровать вход. И началось светопредставление. Ослепительные молнии через брезент палатки ярко освещали внутренность. Бесперывно грохотали оглушительные раскаты грома. Мы притихли и прислушивались.
       Через полчаса молнии и гром раздавались уже далеко. По крыше стучал мелкий осенний дождик. Да звонко журчала, в обводной канавке палатки, вода. Значит, Шкип поработал на славу. Палатку не подмочило. Расшнуровали вход. Сквозь уже упавшую на землю ночную темноту ничего не было  видно. Поужинав домашней снедью, которой нас угостили, забрались в спальные мешки и постарались уснуть.               

       Проснулись в начале рассвета. Выбрались наружу. Было холодно. В воздухе кружились редкие снежинки. Наспех развели костёр, вскипятили чайник. После завтрака сухим пайком с чаем, быстро свернули бивак и снова отправились в путь.
       Рассвело. Небо было в серых облаках, но ветра не было и бодрил лёгкий морозец.   Пришлось извлекать из багажа тёплые свитера и одевать их под форменные тужурки.
 
       При подходе к руслу Иртыш стал многоводнее. И рябь всё чаще становилась, хотя и невысокой, но волной. Берега разбегались вширь. Погода улучшилась. Серые дождевые облака ушли вдаль. На небе появились весёлые кучевые «барашки» и, наконец, засияло солнышко.
        31-го августа, во второй половине  дня, причалили к речной пристани Ханты-Мансийска. Встали возле небольшого судна. Попросили боцмана присмотреть за нашим катерком и по просторным сходам отправились в город.
        Это происходило в 1971 году и Ханты-Мансийск выглядел тогда захолустным посёлком с одноэтажной деревянной застройкой, с дощатыми тротуарами. Это  потом он стал бурно развиваться и вырос в настоящий современный город. Но тогда это был большой поселок. С магазинами, парикмахерской, где мы себя привели в порядок, музеем, который мы посетили. После этого на почте отправили сигнальную телеграмму в клуб туристов и письма домашним. К пяти часам вечера вернулись на пристань. Стали укладывать принесённые покупки. Док неловко спрыгнул с причала, покачнулся, едва не упал и выронил за борт сумку с консервами. Она тут же, булькнув, исчезла под водой.
       - Ну, доктор, ты и даёшь! – возмутился Шкип. - Лишил нас говяжьей закуски.
За этой сценой наблюдала с борта судна женщина. Зачастую капитаны брали с собой в плаванье семьи.
       - Ребята, среди вас есть доктор? – спросила она с интересом.
       - Есть такой, - ответил я с улыбкой.- Вот он самый, который нам убыток причинил.
       - Ой, правда? А может он не откажется моих мальчишек посмотреть? Всё на борту, да на борту. Некогда их врачу показать. Они что-то стали покашливать.
       - Ну, как, Док, посмотришь детёнышей?- спросил я с понятной улыбкой.
       - Долг обязывает, - ответил он серьёзно, надевая на плечо медицинскую сумку.  И поднялся на борт.
       Шло время, а Дока всё нет. Уже вечерело, надо было успеть  отыскать удобную стоянку и раскинуть бивак. Тут к борту подошла капитанша.
       - Ребята, поднимайтесь на борт. Мы вас ужином угостим.
Мы переглянулись. Что оставалось делать? Поднялись. По палубе бегали двое мальчишек лет шести – семи. Похоже, что двойняшки.
       Док, с важным видом сидел за столом в семейной каюте капитана. На шее, как у заправского врача, болтался стетоскоп, подтверждавший принадлежность Дока  к сонму медиков. Гостеприимная хозяйка пригласила к застолью. Нас угостили добрым ужином, приготовленным  по-семейному. Не обошлось и без бутылки коньяка.
Потом, после вкусного ужина, когда спустились в свою лодку, с интересом спросили Дока, как он управился  с таким серьёзным делом со свом липовым званием? И как у него хватило смелости  взяться за это не свое дело?
       - А что тут особенного? У меня дома тоже двое таких сорванцов. Кларка постоянно лечит их то от кашля, то от температуры. Мне всё это знакомо. Я велел им снять рубашки. Тщательно прослушал со стороны груди и спины, постучал пальцами, прислушиваясь к звуку. Потом, заставил открыть рты. Осмотрел их с помощью лопатки, что лежала в медсумке. С каждым занимался минут по десять–пятнадцать. А хозяйке посоветовал то, что делала с моими отпрысками Кларка. Ничего, мол, страшного. Лёгкая простудка. Поите горячим молоком с содой и через пару дней пройдёт.
       Мы от души посмеялись и отправились дальше.


      
                ( Продолжение следует)


Рецензии
Консервы то выловили? Гроза прописана классно!
Спасибо. Жду продолжения. С улыбкой Я.

Любовь Бухтуева   29.09.2011 10:57     Заявить о нарушении
Нет, консервы не выловили. Там было очень глубоко и вода холодная. Нырять, почему-то,очень не хотелось. Продолжаем плыть дальше.
Ваш генерал

Виталий Бабкин   30.09.2011 13:32   Заявить о нарушении