Операция Анадырь. К 50-летию Карибского кризиса

               
                ОПЕРАЦИЯ «АНАДЫРЬ»
Или как Хрущев хотел запустить американцам в штаны ядерного ежа

Зденсь я хочу рассказать о хранившейся более тридцати лет в тайне операции «АнАдырь», поскольку, как мне кажется, многие, хотя и слышали что-то о Карибском кризисе в 1962 году, когда две великие державы США и СССР находились на грани ядерной войны, но ничего или мало знают о подробностях этой операции.  Возникший между США и СССР  узел конфликта, начал развязываться 28 октября 1962 года, когда наши ракеты, не стреляя, сыграли свою роль.

Я не был участником операции «Анадырь», но служил в  637 ракетном полку (г.Таураге Литовскаой ССР) 29 ракетной дивизии, многие военнослужащие которого, в их числе и командир полка, принимали в ней участие. Позже я служил в 50 Краснознаменной Белокоровической ракетной дивизии, 181 ракетный полк которой также принимал в ней участие. Кстати, этот полк был знаменит еще и тем, что в сентябре 1961, с приданной ему РТБ,  участвовал в строго засекреченной стратегической операции под с кодовым названием «Роза». В ходе этой операции были успешно осуществлены  два пуска ракеты 8К63 с боевыми ядерными головными частями с оборудованных полевых позиций в районе Заполярного Урала (между Салехардом и Воркутой) по целям, расположенным на Северном острове Новой Земли.

С некоторыми участниками операции «Анадырь» из этих двух полков я был знаком, и они рассказывали мне много интересного. Теперь почти все секреты, связанные с операцией «Анадырь», раскрыты и многие подробности операции растиражированы в СМИ и Интернете, а тогда, в 1962 году, как я указал выше, все сведения об операции были строго засекречены, настолько строго, что в них не были посвящены даже члены правительства за некоторыми исключениями; так, об операции не был поставлен в известность  министр иностранных дел Громыко, прозванный американцами "мистер "НЕТ" за жесткость при отстаивании интересов СССР. Кто другой, а министр иностранных дел должен был бы знать о предстоящей операции!
Операция "Анадырь" была так умело проведена, что американцы о присутствии на Кубе Советских войск, в частности ракетных баз, узнали постфактум.

Здесь я расскажу о том, что было известно мне лично как из рассказов участников операции, так и из открытых источников.

Обстановка в мире в 60-х годах была очень напряженной. Американцы приблизили свои ракетно-ядерные базы непосредственно к границам СССР. Ракеты «Юпитер», размещенные в Турции, достигали важных центров Союза за 10 минут. А советским межконтинентальным ракетам (МКР) для ответного удара понадобилось бы 25 минут. Еще в 1960 году КГБ добыл сведения, что руководящие круги Пентагона хотели бы развязать против СССР превентивную войну. Позже по каналам Главного разведывательного управления (ГРУ) была получена аналогичная информация. В ней говорилось, что на первую декаду сентября 1961 г. намечалось внезапное нападение на Советский Союз. И это было первое обстоятельство, которое не могло не тревожить советское руководство.

Второе – проведение американцами подготовительных мероприятий к вторжению на Кубу и уничтожению правительства Фиделя Кастро. В марте 1962 г. КГБ сообщил советскому руководству, что в США закончена подготовка к новому вторжению на Кубу. Этого СССР допустить не мог.
Все это, вместе взятое, создавало атмосферу тревоги. Хрущев был очень озабочен складывающейся ситуацией и заявил, что «надо запустить американцам в штаны термоядерного ежа». В мае 1962 г. было принято решение о размещении советских ракет на Кубе, и создании на острове Свободы Группы Советских войск. Вопрос был согласован с кубинским правительством.

В июне-июле 1962 года началась подготовка к тайной переброске  людей и техники через Атлантический океан на Кубу. Из состава нашей Смоленской 43 Ракетной армии, на базе 43 Ракетной дивизии (г. Ромны) была сформирована 51 Отдельная ракетная дивизия под командованием генерал-майора И.Д.Стаценко, которая являлась основой всей группировки войск, подлежащей размещению на Кубе.  В состав дивизии вошли три полка (664-й, 665-й и 668-й) от Роменской дивизии, Плунгенский 79 ракетный полк от нашей 29 дивизии и 181 ракетный полк от Белокоровичской дивизии, и пять подвижных ремонтных баз - общим количеством 7956 человек. Кроме ракет дивизия брала с собой 36 ядерных головных частей, почти 10 тысяч тонн стройматериалов и оборудования, и всё это для выполнения главной задачи – размещения и приведения к боевому применению по американскому континенту. На вооружении 79, 181 и 664 полков были  ракетные комплексы Р-12 (8К63), на вооружении 665 и 668 полков – Р-14 (8К65). Командующим группой советских войск на Кубе был назначен генерал армии Исса Плиев (на Кубе он был засекречен под фамилией Павлов Иван Алексеевич). Главкомом РВСН в тот период был маршал Бирюзов.

Операция по переброске советских войск на Кубу получила кодовое название «Анадырь».  Почему «Анадырь»? В то время на Камчатке под Анадырью действительно строились стартовые позиции для ракетного полка. Так что это была не случайная метафора, а ложный след грандиозного стратегического обмана. Для подтверждения легенды о том, что ракетные части перебрасывают на Север, в некоторые убывающие на Кубу полки доставлялись лыжи, печи, полушубки.

В июле на Кубу уже прибыла первая группа военных, которая должна была провести работы по выбору мест базирования стартовых площадок.
В операции «Анадырь», как я указал выше,  был задействован 79 ракетный полк нашей дивизии, дислоцировавшийся в литовском городке Плунге. Операция «Анадырь», хотя и косвенно, задела и наш полк. Личный состав участников операции подлежал серьезной проверке со стороны политорганов, медицинской службы и органов КГБ, в результате которой по нравственно-боевым качествам и здоровью, а также и по другим основаниям были замены за счет других полков. Отчисляли, надо полагать, и по национальному признаку. Так, например, командиру 1-го дивизиона нашего полка подполковнику Клетеру, еврею по национальности, подавшему рапорт о зачислении в число командируемых на выполнение боевого задания, в просьбе было отказано, хотя как специалист, он котировался очень высоко. Отказом он был очень обижен.

Замену отчисленных производили за счет и нашего полка. В Плунге были  откомандированы, прежде всего, специалисты ракетного дела. В связи с этим специалистов из числа офицеров отзывали из отпусков и даже с учебы в академии. Каждому офицеру, участнику операции, разрешили отправить семью в любой город Союза с правом получения жилья и прописки, так как многие жили на квартирах у частников. И это была большая льгота.
Командиром 79 ракетного полка был назначен командир нашего полка полковник Сидоров Иван Силантьевич (о своем участии в операции «Анадырь» он напишет воспоминания, которые можно найти в Интернете). Он тоже пошел на замену. Дело в том, что на собеседовании у высшего командования в Москве командир плунгенского полка (его фамилия мне известна) проявил нерешительность и  неготовность выполнить боевое задание и отказался от командировки, сославшись на какие-то объективные причины. Он был обвинён в трусости и снят с должности. Ему стали искать замену, и нашли её в нашем полку в лице Сидорова. Сидоров был боевым офицером, фронтовиком, и на собеседовании в Москве проявил готовность  выполнить любое задание Родины. Когда его спросили, какие у него будут просьбы, он попросил разрешения взять с собой в командировку свою жену. Его просьба была удовлетворена, так что на Кубу с Сидоровым поехала и его жена Анна Константиновна, тоже фронтовичка, на Кубе она работала в столовой. Из нашего полка в плунгенский полк были командированы не только  Сидоров и специалисты, но были переброшены спецтехника и несколько ракет (очевидно из тех, что предназначались для третьего залпа).
Участникам операции, вопреки воинскому уставу, разрешили носить длинные волосы, бороду и усы. Передислокация военных на Кубу проводилась под видом перевозки сельскохозяйственной техники и специалистов сельского хозяйства, на которых стали похожи воины-ракетчики, переодетые в гражданскую одежду. Личному составу было объявлено, что они готовятся к большим учениям.

Погрузка первого эшелона в Плунге для передислокации на Кубу началась 10 августа. Из Плунге личный состав, ракетная техника и ракеты были доставлены в  Севастополь, а оттуда теплоходом «Омск» через моря и океаны - до Кубы. На Кубу «Омск» прибыл 9 сентября. В переброске всей группировки войск на Кубу было задействованы десятки  морских судов. Портами погрузки были определены Кронштадт, Лиепая, Балтийск, Севастополь, Феодосия, Николаев, Поти и Мурманск. На палубах судов  размещалась сельхозтехника, а ракеты и спецтехника находились  в трюмах. Личный состав томился в твиндеках, на палубу разрешалось выходить лишь ночью небольшими группами. Торговые суда не приспособлены для перевозки людей, и, находясь в твиндеках под раскаленной от тропического солнца палубою, люди страдали от жары, которая доходила до 50 градусов, от 100-процентной влажности, духоты и морской болезни. Поход длился более двух недель. В Атлантике над судами, время от времени, появлялись американские самолеты-разведчики, но ничего подозрительного, кроме движения в сторону Кубы ржавых судов, они не заметили. Операция «Анадырь» оставалась для них тайной. Впрочем, имелся секретный приказ, известный очень узкому кругу лиц, в случае возникновения ситуации, чреватой раскрытием тайны, судна затопить.

Для разгрузки военной техники на Кубе было подготовлено 11 портов, для приема же ракетно-ядерного оружия был выбран порт Мариель. Днем с судов разгружали сельхозтехнику, а ночью – ракеты. Чтобы их без помех вывезти с порта даже сносили дома. На Кубе было скрытно подготовлено 60 стартовых площадок и еще 16 запасных.
Сосредоточение 51 ракетной дивизии на Кубе началось 9 сентября с прибытием теплохода «Омск» в порт Касильда и завершилось 22 октября с объявлением блокады острова Соединенными Штатами. За это время на Кубу успели доставить 42 ракеты Р-12, 36 головных частей с ядерными зарядами к ним, и еще какое-то количество ракет Р-14 и 24 головных частей с ядерными зарядами к ним.

Всего в зону достижения наших ракет, размещенных на Кубе, входила территория США с населением 80 миллионов человек. Когда 14 октября американский самолет-разведчик  U-2 обнаружил в 180 км от Флориды стартовые позиции для ракет, для нанесения ракетно-ядерного удара были уже готовы 24 пусковых установки,. Причем ракеты находились на Кубе с 9 октября, а обнаружены были только 14 октября. Вместе с тем факт доставки  на Кубу тактических ядерных боеприпасов разведкой США установлен не был.

Американцы были в шоке. Лезть в драку было им себе дороже. Еще 27 октября дивизия была способная нанести удар со всех 24 стартовых позиций. Генералы же Пентагона не могли гарантировать Дж. Кеннеди, что стопроцентно уничтожат первым авиационным ударом советские ракетные установки, ракетно-ядерный удар был неминуем. Для США это была катастрофа. Начались поиски решения Карибского кризиса иным путем. Между США и СССР начался торг. Началась секретная переписка между обоими руководителями стран, закончившаяся в конце октября 1962 г. достижением так называемого «паритета страха», при котором ни одна из сторон не могла надеяться на победу в будущей ракетно-ядерной войне.

Дав американцам согласие вывезти ракеты с Кубы, Хрущев не известил об этом Фиделя Кастро, чем вызвал его возмущение. На Кубе начались массовые митинги протеста против решения Хрущева. Но решение было принято, и менять его было нельзя. 29 октября на Кубе начался демонтаж стартовых позиций.

А пока проводилась операция «Анадырь» и переговоры с США, РВСН, в частности,  и наш полк, находились в повышенной боеготовности. В повышенной готовности находились не только ракетные войска, но и стратегическая авиация. Так, полки 201-й тяжелой бомбардировочной авиации, дислоцировавшиеся в Энгельсе Саратовской области, перелетели на аэродром «подскока» в Шяуляе. На самолеты подвесили термоядерные бомбы и опломбировали бомболюки, экипажи получили опечатанные портфели с маршрутами полёта и досье целей, засургученные конверты с кодами взрывателей бомб. Экипажи ждали команды «Взлёт», но пронесло.

Наши жены, конечно, догадывались, что в мире что-то происходит, тому способствовали и наши СМИ. Моя жена Саша писала мне из Калуги, где она  с детьми находилась у моей мамы, что ей уже надоело слушать по радио про все эти «страсти-мордасти». Но никто не подозревал, что мир стоял на грани третьей мировой войны. СССР убрал свои ракеты с Кубы, а вскоре стали возвращаться командированные из нашего полка специалисты. От вернувшихся с Кубы офицеров я и узнал многое из того, о чем написал выше.

За образцовое выполнение специального задания Правительства СССР Указом Президиума Верховного Совета СССР "О награждении орденами и медалями СССР военнослужащих Советской Армии и Военно-Морского флота" от 01 октября 1963 года № 1739-VI были награждены 1001 участник операции, в том числе "Орденом Ленина" — 18 человек, орденами "Красного Знамени" — 38, "Красной Звезды" — 591,  "Знак Почёта" - 1, медалями «За отвагу» — 138, «За боевые заслуги» — 205. Полковник Сидоров был награжден орденом Красной Звезды, а его супруга Анна Константиновна - орденом "Знак Почёта".

Хрущев, как и обещал, показал американцам «кузькину мать». Была ли операция "Анадырь" одной из авантюр Хрущева, не мне судить. Балансирование на грани войны – опасное занятие, но СССР показал американцам свою силу и решительность. Американцы убрали свои ракеты из Турции и Италии. В отношениях двух стран наметилось улучшение.

Сидоров со своим полком уже на другом теплоходе 31 декабря 1962 года  прибыл в порт Балтийск. В твиндеках на обратном пути было прохладно. По возвращении с Кубы Сидоров от предлагаемых ему должностей с повышением отказался и оставался на должности командира 79 ракетного полка. Он приезжал в Таураге, по-видимому, за вещами и его видели в военном городке полка, где он вместе с женой занимался рыбалкой. В феврале 1966 Сидоров по состоянию здоровья перевели на должность начальника оперативного отделения – заместителя начальника штаба Лидской ракетной дивизии.

А закончить я хочу словами песни о Кубинской революции, написанной композитором Александрой Пахмутовой на слова Николая Добронравова и Сергея Гребенникова, к приезду Фиделя Кастро в СССР в мае 1963 года. 

    Куба — любовь моя!
    Остров зари багровой…
    Песня летит, над планетой звеня:
    «Куба — любовь моя!»

    Слышишь чеканный шаг?
    Это идут барбудос*.
    Небо над ними — как огненный стяг…
    Слышишь чеканный шаг?

Песню исполняли такие известные исполнители, как как Иосиф Кобзон, Муслим Магомаев и многие другие.

Барбудос* (Barbudos - исп.) - бородатые

См.приложение "Советские ракеты на Кубе" - http://www.proza.ru/2018/01/08/943

См.также: http://www.proza.ru/2011/10/14/694


Рецензии
Вадим, здравствуйте! Интересную тему Вы подняли. Много в ней неизвестных страниц.
Среди сослуживцев есть два участника этой операции. Один служил в Плунге, другой - в Пружанах в/ч 75413. Из Пружан два дивизиона были откомандированы. Но, про это не смог ничего найти. Воспоминания обеих прилагаю. Поскольку вы эту тему разрабатываете, то они могут Вам быть полезны.
Экскурсрвод музея 52 рд Мельников С.М.

Вспоминает бывший заместитель командира первого ракетного дивизиона 79 гвардейского Севастопольского Краснознаменного ракетного полка в/ч 18278 полковника в отставке Пельмёнева Виктора Леонидовича:
C июня 1962 года по январь 1963 года я выполнял задачи в должности заместителя командира дивизиона в стратегической операции «Анадырь». Выполнял обязанности начальника эшелона по транспортировке ракет железнодорожным и морским транспортом на Кубу и обратно.
10 июля 1962 г. в началась погрузка вооружения дивизиона на железнодорожный транспорт. На корабль грузились на причале Мекензиевы Горы г. Севастополь. 05 августа 1962, по окончании погрузки на теплоход «ОМСК» началось морское путешествие на о. Куба. В процессе погрузки выяснилось, что габариты ракеты Р-12 с грунтовой тележкой, превышают габариты трюмного люка. Решение созрело быстро – изготовить такелаж с разнодлинными (попарно) стропами. Рассчитали угол наклона груза и длину коротких расчалок. Тут же, в порту изготовили и испытали первую траверсу. Расчеты оказались верными. Так и загрузили 6 ракет, 6 пусковых столов и другое оборудование и автотехнику. Личный состав находился в трюмах. Выходить разрешалось только ночью. Температура в трюмах достигала +50 градусов. В ракете использовалась высококонцентрированная перекись водорода - продукт 030. Размещалась она в специальных баках. При такой температуре перекись начинала разлагаться на атомарный кислород и воду, выделяя при этом много тепловой энергии. Складывались предпосылки к взрыву этих баков и пожару. Охладить баки было не чем. И в этой ситуации нашли выход. За борт был опущен длинный шланг, и забортная вода с подповерхностных слоев океана подавалась непрерывно на баки с перекисью. В результате удалось снизить температуру перекиси ниже критической точки. А личный состав так и жарился в нагретых трюмах. 9 сентября теплоход «Омск» прибыл в порт Касильба, разгрузился в ночное время. С этого момента началось сосредоточение 51 ракетной дивизии на о. Куба. 26 октября ядерные головные части из группового склада перемещены в позиционный район полка.
Мне пришлось ставить на Боевое Дежурство первую, вторую, третью и четвертую батарею.
Это был тяжелый и опаснейший период, когда мир висел на волоске от ядерного безумия.

Полковник в отставке Пельменёв Виктор Леонидович.

Воспоминания участника стратегической операции «Анадырь»
подполковника в отставке Басова Геннадия Григорьевича

В 1961 году после окончания Вольского ВАТУ был направлен для прохождения воинской службы в 56 Гвардейский ракетный полк в/ч 75413, дислоцирующийся в городке Засимовичи недалеко от г. Пружаны Брестской области на должность старшего техника наземных кабельных сетей. На вооружении полка был ракетный комплекс с ракетой 8К63 (Р-12).
Летом 1962 года полк был поднят по тревоге на месте постоянной дислокакции.
Командир дивизиона довел информацию о необходимости повышения боевой готовности. Офицерский состав и сверхсрочники были переведены на казарменное положение. Поскольку в офицерской гостинице места были только для офицеров дежурной смены пуска, в казарме был отгорожен отсек для офицерского состава. Отгородили его перегородкой из брезента.
Через 3-4 дня томительного ожидания довели военно-политическую обстановку. После чего 1-й и 2-й дивизионы начали подготовку к передислокации. Ракетное вооружение было переведено в транспортное положение. Автомобили и агрегаты сгруппировали в колонны. Марш совершили к ближайшей железнодорожной станции Ораченцы Белорусской ж/д. По окончании погрузки и проверки крепления техники на платформы эшелон отправился. При всем этом л/с дивизионов не имел информации о маршруте движения. Прибыли в Одессу. Как проходила погрузка мне не известно, поскольку этой операцией «бортовики» не занимались. Все военнослужащие были переодеты в гражданскую однотипную одежду. Л/с днем находился в твиндеке. Температура поднималась выше 50 градусов. От этой температуры начал парить окислитель. Пары азотной кислоты и йода распространялись по трюмам и твиндекам. Пришлось устраивать сквозняки. По прибытию на о. Куба выяснилось, что в порту назначения скопилось много кораблей, и наш корабль перенацелили на другой порт. Разгружались ночью. Пока шла разгрузка прибыла рекогносцировочная группа. По готовности колонн начинался марш. Через 3-4 часа прибыли в позиционный район. Площадка была подготовлена. Деревья, мешающие развертыванию пусковых установок, были вырублены до нашего приезда. Выгрузили и установили дорожные плиты. На образовавшуюся площадку установили пусковой стол. Грунтовые тележки с ракетами и установщики поставили так, что бы можно было быстро их установить, не проводя лишних маневров. Параллельно готовили и палаточный лагерь. Так и стояли в повышенной боевой готовности. Головные части хранились где то на полевом складе.
Когда обстановка благополучно разрядилась мы свернулись, загрузились на корабль и отбыли на свою Родину. По прибытии в СССР со всех участников этой операции была взята расписка о неразглашении информации, касающейся пребывания на о. Куба.
Оба наши дивизиона вернулись в военный городок Засимовичи.
В 1964 году поступил в Военную Академию им. Можайского, и после её окончания в 1969 г. был направлен для прохождения службы в 723 ракетный полк в/ч 34131. Этот полк перевооружался на новый БРК ОС. 28 декабря 1970 полк заступил на Боевое Дежурство. Первая смена была в составе Кугаевского Владимира Петровича и меня – Басова Геннадия Григорьевича.

Сергей Мельников Халан   08.02.2019 07:52     Заявить о нарушении
Сергей, добрый день!
Спасибо за внимание, спасибо за отзыв, спасибо за воспоминания Ваших сослуживцев об операции "Анадырь". Всё, что они описывают в своих воспоминаниях мне знакомо, не знакомы только факты перегрева в пути компонентов ракетного топлива, этого в моем рассказе нет. Наверное, следует добавить.
Жаль, что Пельмёнов в своих воспоминаниях ни словом не упомянул ни прежнего командира 79 полка, которого он должен был хорошо знать, ни полковника Сидорова Ивана Силантьевича, возглавившего полк во время операции. Кстати, Сидоров тоже опубликовал воспоминания о своем участии в операции. В воспоминаниях в перегреве перекиси водорода Сидоров ничего не написал. Сидорова я хорошо знал по службе в 637 РП в г.Таураге и мне было бы интересно узнать его дальнейшую судьбу.

Сергей, заглянул на Вашу страницу, чтобы поинтересоваться, что и о чём у Вас опубликовано. Судя по заголовкам, у Вас есть что почитать. Сейчас сильно занят, вернусь на Вашу страницу позже, как выйду из цейтнота. Посмотрел и Вашу статистику. Удивило, что за всё время пребывания на сайте Вами было получено всего лишь 16 отзывов. Почему так мало? Не потому ли, что Вы, как я заметил, к ним равнодушны и на них никак не реагируете - даже словом спасибо.

Всего Вам доброго и, надеюсь, до новых встреч

С уважением -

Вадим Прохоркин   08.02.2019 13:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 39 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.