55 лет РВСН. Таурагский ракетный полк

Я прослужил в РВСН 20 лет - с 1959 по 1979 год. Какой-то армейский острослов назвал ракетные войска ПОТЕШНЫМИ. Конечно, ракетные войска предназначались не для забавы, а подобно петровским преображенцам и семёновцам должны были стать основой Вооруженных сил страны. Ниже предлагаю читателям воспоминания о первых днях моей службы в РВСН.

СТАНОВЛЕНИЕ РАКЕТНЫХ ВОЙСК
НА ПРИМЕРЕ ОДНОГО РАКЕТНОГО ПОЛКА

17 декабря Россия и ее Вооруженные силы отмечают очередную годовщину со дня создания Ракетных войск стратегического назначения – ракетно-ядерного щита страны. Именно в этот день в 1959 году вышло постановление Совета Министров СССР, согласно которому была учреждена должность главнокомандующего Ракетными войсками стратегического назначения, образован Главный штаб РВСН и другие органы военного управления.

Здесь мне хочется рассказать, как происходило становление ракетных войск на примере 637 Ракетного полка, в котором я служил с 1959 по 1964 год. Возможно, это будет не всем интересно, но я всё же надеюсь, что этот рассказ найдет своего читателя, прежде всего из числа тех, кто сам носил погоны.

После службы в Группе советских войск в Германии я был направлен для прохождения дальнейшей службы в части специального назначения Прибалтийского Военного округа, дислоцировавшиеся в литовском городке Таураге.

Оказалось, что частями специального назначения, в которых теперь мне предстояло нести службу, были ракетные войска, а конкретно – ракетный полк, два стартовых  дивизиона которого, каждый в составе четырех стартовых батарей, располагались в сосновых лесах Таурагского и Юрбаркасского районов. Еще в составе полка имелся дивизион подвозки ракет и компонентов ракетного топлива (КРТ). К полку была придана, как самостоятельная воинская часть, так называемая ремонтно-техническая база (РТБ). На вооружении полка находились ракеты – носители, а в РТБ – то, что они должны были нести – головные части (ГЧ), а с каким зарядом были боеголовки, говорить было не принято. Позже я узнал, что мощность заряда составляла 1 мегатонну. Офицеров, служивших в РТБ, называли «головастиками».

Полк, официально – войсковая часть 74321, секретно – 637 Ракетный полк, входил в состав 29 Ракетной дивизии, штаб которой дислоцировался так же в Таураге. Полком командовал подполковник, впоследствии полковник, Гаврилов Герман Дмитриевич, дивизией – полковник Колесов Александр Александрович, впоследствии генерал-лейтенант, доцент кафедры стратегии Академии Генерального штаба ВС СССР.  Сразу должен отметить, что действительные номера ракетных дивизий и полков считались секретными и их никто, кроме узкого круга лиц, не знал. В обиходе пользовались только номерами войсковых частей.

Из штабных офицеров помню заместителя командира полка  подполковника Данильченко, начальника штаба майора Гатауллина, замполита подполковника Бирюкова (с Алексеем Никитовичем Бирюковым через пятнадцать лет мы встретимся в Одинцово в цетральном госпитале ракетных войск, где он, как и я находился на излечении), начальника строевой части капитана Зинченко. Помню и командиров дивизионов: 1-го - капитана Чаманского,  2-го - майора Кочина, подвозки ракет и КРТ -  подполковника Мосина.

И дивизия, и полк являлись старейшими ракетными частями, сформированными на полигоне Капустин Яр еще в сороковые годы, сразу же после окончания войны.

Когда я прибыл в Таураге, официально ракетных войск еще не существовало, но фактически ракетные части уже функционировали и даже несли боевое дежурство.

Первым главнокомандующим РВСН был главный маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин. Он трагически погиб 24 октября 1960 г. на полигоне Байконур при подготовке к пуску новой межконтинентальной ракеты Р-16 конструктора Янгеля. Виной тому, как многие считали, была неоправданная спешка. В стране существовало правило встречать революционные праздники новыми свершениями, новыми победами. Так было и на этот раз. Ракету Р-16, как очередную победу в ракетостроении, собирались запустить в честь предстоящей 43-й годовщины Великой Октябрськой социалистической  революции. Неделин не покидал стартовой площадки. Но из-за спешки в подготовке ракеты к пуску не избежали нарушений, очевидно, в ракете имелись и недоделки производственного характера. Так или иначе, за 20 минут до старта двигатели ракеты самопроизвольно запустились, топливный бак прожгло, и ракета взорвалась на пусковом столе, при этом по площадке разлилось 130 тонн горючего. Официально погибло 78 человек обслуживающего персонала, но по слухам - много больше, в числе погибших был и Неделин. Сильнейшие ожоги получил начальник полигона К.В.Герчик, в будущем начальник штаба, а затем командующий  50 Ракетной армии в Смоленске. Кстати, впоследствии с Герчиком мне доведется близко сталкиваться, на его лицо, обезображенное ожогами, было страшно смотреть.

Мог погибнуть и конструктор Янгель, который тоже находился на стартовой площадке, но за несколько минут до катастрофы покинул площадку, чтобы покурить. Однако трагедия на стартовой площадке для него не обошлась бесследно, вскоре он слег в больницу с инфарктом.

Трагедия была строго засекречена, официально было объявлено о гибели только Неделина якобы в авиакатастрофе. Захоронение  Неделина находится в некрополе Кремлевской стены на Красной площади в Москве.

После гибели Неделина ракетными войсками командовали маршал Москаленко Кирилл Семенович, затем с 1962 по 1963 г. - маршал Бирюзов Сергей Семенович, с 1963 по 1972 г. – маршал Крылов Николай Иванович, с 1972 г. по 1985 г.– генерал армии Толубко Владимир Федорович.

Когда я приступил к службе, строительство основных позиционных районов (ОПР), боевых стартовых позиций (БСП) и технических позиций было почти закончено, и полк уже нёс боевое дежурство, но, как мне помнится, не всеми стартами. Кстати, дежурство было нескольких степеней: постоянная, повышенная, повышенная 1-й степени и полная. Полная – это когда ракеты с пристыкованными головными частями и заправленные горючим стоят на пусковых столах. Но до этого, слава Богу, ни разу, даже в период Карибского кризиса, дело не дошло.

Военные строители и монтажные организации  всё еще что-то доделывали,  строили здания штабов, казарм, дороги, устраняли огрехи и только после этого приступили к строительству ДОСов, так что многие офицеры, прежде всего из числа вновь прибывших, жили на частных квартирах

Подвергнув резекции ВВС и ВМФ, Хрущев все силы бросил на становление ракетного щита страны. Полк постоянно инспектировали большие и малые московские начальники. В полку побывали и два из перечисленных мною главкома: М.И.Неделин, которого я видел только издали, и значительно позже -  Н.И.Крылов, в числе других офицеров я представился ему и пожал протянутую мне руку. Приезжал в полк и начальник штаба РВСН генерал-лейтенант М.А.Никольский.

В феврале 1960 года результаты работы по созданию первых ракетных полков изучала большая группа руководства во главе с Председателем Президиума Верховного Совета СССР Л.И. Брежневым, который был «смотрящим» за строительством ракетных баз, за что в 1961 году получит свою первую звезду Героя соцтруда. Группу сопровождал главнокомандующий Ракетными войсками главный маршал артиллерии М.И. Неделин.»

Ожидали прибытия Брежнева, но пошли разговоры, что он на вертолете пролетел над объектами полка, ограничившись их осмотром с высоты птичьего полета. Однако это  не соответствовало действительности, в полку Брежнев всё же побывал,  о чём не все знали. Вот как описывает пребывание Брежнева в 1-м дивизионе командир дивизиона Чаманский  в своих мемуарах «Воспоминания без размышлений», вошедших в книгу «29-я ракетная дивизия»:

«В конце февраля 1960 года около 10 часов утра я получил команду от командира полка убрать со строящейся боевой стартовой позиции дивизиона весь личный состав, включая строителей, и до особого распоряжения прекратить все работы и передвижения, что и было выполнено. Около 12 часов мне поступил доклад с КПП дивизиона, что «к воротам идут какие-то гражданские». Подойдя к воротам, я увидел группу гражданских лиц из 8 человек и среди них главного маршала артиллерии М.И. Неделина, которого знал по встречам на полигоне. Я подошел к нему с докладом, а он показывает на соседа, идущего рядом, но я доложил все-таки маршалу. Он сказал: «Веди, показывай». Все прошли, поздоровавшись со мной за руку, последний себя назвал: «Первый секретарь Калининградского обкома Коновалов». Группа проследовала на стартовую позицию второй батареи, затем через хранилище для ракет, с плоской крышей и без ворот, на бетонную площадку первой батареи и через уже обозначившийся склад КРТ к воротам КПП, где ждал заместитель командира бригады полковник М.П. Вишневский с двумя ЗИМами и ГАЗ-69А. Все пояснения в ходе осмотра БСП давал главный маршал артиллерии М.И. Неделин. Стали садиться в машины, кто-то спросил: «А где Леонид Ильич?» Неделин сразу: «Найдите Брежнева». Он оказался в казарме строителей, которые лежали на нарах, а он с ними курил. Я ему сказал, что его ждут, он попрощался и вышел. Все сели в машины и уехали. Как потом выяснилось, первоначально прибытие группы ожидали в штабе бригады в г. Таураге, а полковник Вишневский должен был встретить их в г. Советск. В Советске Неделин пересадил Вишневского в свой ЗИМ, спросил маршруты движения на БСП через Таураге и по кратчайшему пути. Решили ехать кратчайшим путем, свернули на Каунас, а затем съехали с асфальта на лесную дорогу, где ЗИМы «сели» и поэтому пришлось идти пешком до КПП БСП. Вот такова история посещения Л.И. Брежневым строящейся БСП 1-го дивизиона».

Как следует из воспоминаний Чаманского, Брежнев с сопровождающими его лицами посетил только  1-й дивизион, и ни в штабе полка, и ни в штабе дивизии он не был, поэтому о его визите  большинство личного состава и не знало. 

А пока строители доводили до ума объекты полка и РТБ, штаб полка и личный состав, не привлеченный к несению боевого дежурства, располагались в военном городке Таурай.  Военный городок полка с расположенными в нём казармами,  подсобными помещениями  и жилыми домами,  находился в километрах полтора-двух от Таураге, за рекой Юра. Штабное здание, казармы  и прочее – всё старой постройки еще периода буржуазной Литвы. На берегу реки стоял огромный деревянный дом в два этажа. Здесь когда-то была усадьба князя Васильчикова, потомка государственного и военного деятеля, участника Отечественной войны 1812 года и русско-турецкой войны Иллариона Васильевича Васильчикова, имение которого когда-то располагалось и в соседнем городке Юрбаркасе. Теперь усадьба была включена в территорию городка, а дом был превращен в коммуналку, где в каждой комнате жило по семье.

РТБ с боезапасом головных частей располагалась в самом Таураге, в том же военном городке, где размещался штаб дивизии. Там была «зона в зоне», огороженная высоченным забором. Доступа в эту зону не имел даже командир полка

Потом, когда строительство объектов полка и РТБ будет полностью закончено, штаб полка, РТБ и личный состав переберутся на БПР, и городок опустеет, в нём останется лишь лазарет.

Полк можно было назвать элитным, он был создан на базе огневого  дивизиона инженерной бригады особого назначения РВГК, прибывшей в Таураге из Капустина Яра. Там в Капустином Яре, или, как его сокращённо называли, Капяр, в начале 50-х годов были сформированы самые первые ракетные части – те самые бригады особого назначения, которые впоследствии (в 1953 году) назовут инженерными.

Прибывшие из Капяра ракетчики была в основном молодежь, окончившая Ростовское и Камышинское военные училища,  все – по своему базовому военному образованию истинные ракетчики и классные специалисты, так что многие майорские и подполковничьи должности занимали старшие лейтенанты и капитаны.

На вооружении полка находились баллистические ракеты средней дальности 8К63 (ракетный комплекс Р-12), в обиходе ракету в целях конспирации называли изделием. Боевой ракетный комплекс Р-12 был создан в КБ «Южное» (завод № 586), г. Днепропетровск, под руководством генерального конструктора М.К.Янгеля. Буква «К» в условном обозначении ракеты «8К63», видимо, указывает на то, что к созданию комплекса имеет отношение и Сергей Павлович Королев. Ракета 8К63 была принята на вооружение 4 марта 1959 года.
               
Летом 1959 года Днепропетровск посетил Хрущев, там он раздавал награды всем причастным к созданию ракетного комплекса. После поездки он заявил: «В нашей стране производство ракет поставлено на конвейер. Недавно я был на одном заводе и видел, как там ракеты выходят точно сосиски из автомата». Западным спецслужбам не составило труда сопоставить поездку Хрущева  и его восторженное заявление. Одной этой фразой Хрущев уничтожил многолетнюю работу КГБ по сокрытию местонахождения крупнейшего ракетного завода. Подобные «пенки»  Хрущев будет выдавать и позже.

В первый год нашего пребывания в Таураге шло не только строительство, но и пополнение боезапаса ракет, головных частей и компонентов ракетного топлива.
В зиму с 1959 на 1960 год стали поступать ракеты и ГЧ для второго, а затем и для третьего пуска. Позже в Главном штабе РВСН, очевидно,  поймут, что в вероятной будущей войне дело до третьего пуска вряд ли дойдет, поскольку  ядерная война уже после первого залпа может окончится. И излишки завезенных в хранилища ракет будут переданы в другие ракетные части.

В Таураге имелась железнодорожная станция, но она не отвечала условиям секретности, да и подходящей рампы на станции не имелось. Поэтому поступавшие ракеты, ГЧ и компоненты ракетного топлива (КРТ) разгружались в километрах сорока от Таураге на рампе, расположенной в глухом лесу на железнодорожном перегоне между Советском и Пагегяй. По всей видимости, рампа была построена немцами после того, как фашистская Германия отхватила у Литвы Мемельскую область и готовилась к нападению на СССР. Место для разгрузочных работ в смысле их секретности было идеальным. Вокруг лес и никаких населенных пунктов.

Ракеты и ГЧ поступали по одной или партиями по несколько штук. Выгрузить ракету, имевшую длину 22 метра и в диаметре полтора метра, было не простым делом. Ракеты поступали в специальных вагонах, внешне схожих с почтовыми вагонами. Крыша у вагонов раскрывалась,  специальным краном ракету поднимали из вагона вверх и  перегружали на грунтовую тележку, затем ракету закрывали тентом. Тележку тянул мощный тягач АТТ на гусеничном ходу. Транспортировать тележку с ракетой тоже было не просто – тележка трудно вписывалась  в повороты дорог, так что водители тягачей должны были быть классными специалистами. Выгрузка боезапаса и его транспортировка производились только в ночное время. Зима выдалась снежной и морозной. Работы, как я указал,  проводились ночью, а ночью мороз крепчал, но мне, как и всем офицерам ракетных расчетов, выдали валенки, меховые куртку, штаны и рукавицы, и мороз был нестрашен. Домой я возвращался под утро, и так продолжалось долго, пока все хранилища не были заполнены.

Получением ракетного топлива и загрузкой его в специальные емкости занимался дивизион подвозки  ракет и КРТ. Впоследствии, по завершении процесса по пополнению боезапаса ракет и КРТ, дивизионы подвозки будут расформированы, а в штаты стартовых батарей введены отделения заправки. Надо отметить особую опасность проведения работ с окислителем, в качестве которого в ракетах Р-12 использовалась сильно концентрированная азотная кислота, ядовитая как в жидком состоянии, так и при испарении. Поэтому работали с окислителем в специальных костюмах и противогазах. Вторым компонентом был керосин особого состава. Кроме окислителя (азотной кислоты) и керосина, был еще один компонент – перекись водорода.

В полку постоянно проводились так называемые комплексные занятия. Комплексные занятия – это основная форма обучения личного состава стартовых батарей, которые позволяли максимально приблизить учебную обстановку к реально боевым условиям подготовки и пуска ракет, иными словами проводилась полная имитация подготовки ракеты к пуску и её пуск. Для занятий использовалась учебная ракета, к которой пристыковывалась учебная же боеголовка – болванка.

А на настоящие, боевые пуски ракет, расчеты выезжали на  центральный  ракетный полигон в Капустин Яр. Довелось побывать там и мне. Приметой полигона была стоявшая на въезде первая советская ракета Р-1, созданная по образцу немецкой VAU-2 и сделанная полностью из советских материалов.  Это был памятник первому пуску ракеты. Надпись на памятнике гласила: «На этом месте в 9 часов 47 минут 18 октября 1947 года состоялся пуск первый в СССР баллистической ракеты». Эта дата считается днем рождения полигона.

На полигоне мне довелось быть свидетелем пуска не только ракеты 8К63, запущенной расчетом нашего полка, но и более мощной 8К65 шахтного варианта. Неизгладимое впечатление у меня осталось от зрелищной стороны самого пуска ракеты: грохот запустившегося двигателя, медленный отрыв и кажущееся зависание ракеты над пусковым столом, а затем возрастающая скорость, её полёт. Потом минут двадцать мы ждали получения «квитанции» с места падения головной части с подтверждением, что головная часть пришла в расчетный квадрат.

После того как в 1960 году РВСН получили официальный статус вида ВС СССР, началось их пополнение до штатного состава. Из училищ и частей других родов войск чуть ли не ежедневно прибывали всё новые и новые партии военнослужащих, имевших допуск к совершенно секретным работам и документам. Кого-то, прежде всего офицеров, прибывших из частей других родов войск, сразу же направляли на переподготовку в учебные центры, остальных ракетным специальностям обучали на месте.

Тогда же ракетным частям и соединениям будут вручены знамена и боевые награды полков и дивизий, прошедших боевой путь во время Великой отечественной войны и по её окончании расформированных. Наша дивизия стала именоваться 29  Гвардейская Витебская ордена Ленина Краснознаменная ракетная дивизия. А наш полк – Гвардейский Полоцкий Краснознаменный ракетный полк. Всем военнослужащим были вручены нагрудные значки «Гвардия».

На базе 50 Воздушной армии дальней авиации была сформирована 50 ракетная армия со штабом в г. Смоленск (Северная Армия). Её первым командующим был генерал-полковник Ф.И.Добыш. В 1961 году Управление нашей дивизии из Таураге будет переведено в Шяуляй, там штаб дивизии разместится в Гагаринском городке. В состав Шяуляйской ракетной дивизии войдут ракетные полки, дислоцированные в Латвии в  пос. Паплака, г. Елгава, г. Добеле, г.Приекуле и в Литве – в г.Плунге и  г.Укмерге.

Поскольку в Шяуляе дислоцировалась еще и авиационная дивизия, нас, в порядке легенды прикрытия, тоже «сделают» авиаторами – переоденут в форму ВВС. В городок в Таураге привезут два списанных ястребка, которые дети быстро приспособят для своих игр.                .

               
В штаб дивизии в Шяуляй долго ездить не придется. В ноябре 1962 года наш и Укмергский  полки будут переданы в подчинение 58-й ракетной дивизии, штаб которой дислоцировался в пригороде Каунаса – поселке Кармелава. Кроме нашего и Укмергского полков, в состав дивизии входил еще один ракетный полк с местом дислокации в Кармелаве.  Теперь по служебным делам придется ездить в бывшую столицу буржуазной Литвы Каунас.

К тому времени все трудности становления ракетных войск остались позади и наступили привычные будни армейской жизни,

Постановление о создании ракетных войск стратегического назначения (РВСН) как вида ВС СССР было принято правительством в день Великомученицы Варвары. В те безбожные и атеистические времена об этом, конечно, никто не вспоминал, и только после развала СССР Святую Варвару начнут почитать как небесную покровительницу ракетных войск. И если раньше в СССР ракетчики свой профессиональный праздник отмечали 19 ноября как «День ракетных войск и артиллерии», то теперь в России ракетчики свой праздник отмечают 17 декабря в день Святой Варвары. Кстати, мощи Святой Варвары в XII веке привезли из Египта в Киев, и они стали главной святыней Златоверхого Михайловского монастыря. Ныне её мощи покоятся в Киеве во Владимирском соборе. В этот день патриарх Московский и Всея Руси Алексий II осуществлял праздничное богослужение в Храме преподобного Ильи Муромца в Одинцове (там во Власихе находится штаб РВСН). Наверное, этой традиции будет следовать и новый  патриарх Кирилл.

Житомир.
Сентябрь 2011 г.

На снимке ракета 8К63 на стартовом столе.

См.фотографии:
1. На юбилее полка - http://www.proza.ru/2014/06/02/1269
2. Прикид авиатора - http://proza.ru/2015/01/05/1821
3. Пристыковка ГЧ к ракете - http://www.proza.ru/2015/10/30/1412

См.также: http://www.proza.ru/2011/09/08/1265


Рецензии
Действительно интересно узнать о становлении основного вида ВС СССР - РВСН. Впоследствии и мне пришлось иметь дело с ракетами на своем подводном ракетоносце. Далеко не простая и нелегкая служба нам выпала, Вадим Иванович. Надеюсь дальше узнать, какой конкретно была Ваша служба, чем конкретно Вы занимались, в каком звании и почему ушли в запас.
А пока с праздником Днем Победы!

Альберт Храптович   08.05.2019 19:56     Заявить о нарушении
На это произведение написано 29 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.