В поиске истины. Цветок папоротника

Цветок папоротника.
Случается, что в жизни мне не хватает чуда. Чуда из волшебной сказки. Так было и накануне экзамена. Последнего экзамена. Сил на последний рывок нет.  Остается упасть и лупить горячий асфальт ладонями. Хочется, чтобы Гонка «только за победой» закончилась.   Хочется, чтобы все решилось само собой. Как по мановению волшебной палочки. Что делать? У меня есть самое простое решение. Лечь на кровать закрыть глаза и вообразить место, где я бы хотела оказаться прямо сейчас. К своему удивлению я представила, как покупаю большой рожок мороженого с голубым сиропом. У сиропа вкус жевательной резинки. Всю предыдущую неделю я мечтала об этом - есть мороженое, тающее во рту. Буду идти, и улыбаться счастливейшей на свете улыбкой. До чего воображение странная штука. Я буквально чувствую, как во рту оказывается огромный кусок мороженого вперемешку с хрустящей вафельной крошкой. Я давно не чувствовала такого  радостного детского возбуждения. Как будто я вот-вот  получу то, о чем мечтала всю свою жизнь. Эйфория. Начинается. Вдох. Огненная плеть прокатывается по спине. Мгновенный прыжок в обжигающую льдом пропасть и я, перестав чувствовать собственные руки и ноги,  открываю глаза. Стою по плечи в воде среди камышей. Чудо? С тех пор, как я  была здесь в последний раз, прошло чуть больше месяца.   
И в параллельные миры я не верила. И никому рассказывать не собиралась. И не потому, что меня бы посчитали сумасшедшей, а  потому что я бы не смогла объяснить, где я нахожусь. И если это сон, то он самый реальный из всех. Я по-прежнему ощущала свое тело  частями. Но решить что мои руки, ноги или голова  находятся непонятно где,  не могла. И «дорисовывала» все тело полностью в воображении. В этот раз я более четко видела окружающий меня мир. И слышала различные звуки: плеск воды, крики птиц, песни людей и треск поленьев на берегу.
Осторожно выбралась из камышей и пошла в сторону берега. Ногами я не ощущала дна, да и воду как таковую не чувствовала. У меня создалось впечатления, что я нахожусь не там, где должна. Если бы не это,  я до сих пор думала, что лежу на кровати. Я увидела людей.  Это были юноши и девушки. Не далеко от воды  были сложены два костра. Один просто огромный  - в середине его установлен  высоченный шест, на вершине которого прикреплено деревянное  колесо. Другой костёр, сложенный в виде колодца был установлен не далеко от первого, не был столь велик. Также здесь стояла  срубленная березка, украшенная лентами и цветами.  Это был праздник и судя по всему в самом разгаре. Молодая девушка подошла к большому костру и зажгла его горящей головней. Слышится музыка. Похоже на бубен и  трещотки. Девушки начинают петь, водя хоровод вокруг большого костра,  но слов я пока не понимаю, слишком далеко. Наверное, это бесконечная река? Еще один шаг и я стою на глиняном бережку. 

Купало, Купало,  Где ты зимовало? – слышу я. Девушки вокруг костра начинают двигаться быстрее, музыка становиться громче и вот огонь охватывает шест с колесом, мгновенно спалив его дотла. Хоровод рассыпается, и начинаются какие-то игры. Похоже на ручеек, который сопровождается пением и музыкой. Стою на берегу, меня не замечают. Я иду вперед. И когда дохожу до почти догоревшего костра, то замечаю, что игры уже кончились, и начался какой-то обряд. Впрочем, подумать о странном свойстве времени я не успеваю. Прямо сквозь меня проходит молодая девушка  с длинными русыми волосами, украшенными лентами и венком, сплетенным из цветов и трав. Ничего неприятного я не испытываю. И почему-то  меня это не удивляет?  Видно, о том, что у меня есть тело, знаю только я.  Девушка подбегает  к высокому темноволосому парню, который стоит к ней спиной, хлопает его по плечу и убегает. Тот бежит за ней вдогонку, в мою сторону. Пробегает сквозь меня, ввинчиваясь штопором в мои мысли.  Теперь это уже неприятно, моя голова запрокидывается назад.  А парень бежит себя дальше.  Поймав девушку, он подводит её к малому костру, через который они прыгают, держась за куклу на длинной палке.  Чувствуя, как  от холода немеют пальцы, я решаю подойти к костру и погреться. С мокрых волос капает вода на обнаженные плечи. Удивительное чувство - проснуться посреди сна. В голове вновь просыпаться обоняние и осязание. Холодно. Пахнет костром, травами и хлебом.   Я ощущаю руками, как огненные язычки будто слизывают холод из моей памяти.  На меня опять кто-то налетает.  Вижу, как руки молодых людей расходятся, и кукла летит в меня. Время неумолимо тащит вперед. Почему я вижу все урывками? Этот мир давит на плечи своей хаотичностью. Это средоточие огня и холода готовое уничтожить все. И воссоздать заново. Я привычная к упорядоченному существованию просто не поспеваю за ним. Слишком он тонок, не постижим для нормального восприятия. Я оказываюсь на берегу, где  молодые люди  обмениваются венками. Вскоре по реке плывут десятки плотиков с водруженными на них венками, в середине которых горит зажженная свеча. Я слышу песню: «Ой, на святого, Ой на Купалу, Девки гадали, Венки кидали, Кидали в воду»…
Вся река наполняется блуждающими огнями, в  ней гасят головни. Эти огоньки вокруг меня. Пытаясь их поймать, я оказываюсь под водой. Все дно переливается синеватым лунным светом, который окутывает меня. Я вижу сияние, но это уже не огоньки. Переливаются листья папоротника. Они как будто впитали лунный свет. Я стою посреди леса.  Единственными островками света являются кусты папоротника, которые тут и там то вспыхивают, то потухают. Лес такой густой, что свет луны и звезд не проникает сквозь паутину ветвей. Но я иду, словно никаких преград нет. Слышу смех. Вокруг меня заводят хоровод обнаженные девушки с длинными переливающими изумрудным светом волосами. Их тела прозрачны, руки тонкие как ветви деревьев, а голоса прекрасны. Они поют без слов. Голосом ветра и журчаньем ручья. Я медленно иду за ними, они уводят меня вглубь леса. Лес наполнен жизнью. Деревья шелестят кронами, будто переговариваясь. Слышу пение и звериный вой, смех. Все это кружит голову, и я уже не чувствую тела. Превращаюсь во что-то иное, и только имя еще держит меня здесь. Стою на поляне. Передо мной папоротник. Я провожу призрачной рукой по его листьям. Я вижу клад. Настоящее знание. Чудо? Теперь я буду знать. Пальцы чувствуют шершавую поверхность листьев, пятки ступают по мягкому мху. Голова стала тяжелой. Выдох. Не хочу открывать глаза.

Солнце заглядывает в окно. Светило  при восходе играет, переливается всеми цветами радуги, скачет, и снова появляется. День  летнего Солнцеворота переворачивает жернова судьбы. И нужно ли в таком случае надеяться на чудо? Конечно, да. Буду надеяться на великий клад, который получила в Ночь на Ивана Купалу. Это великая тайна, но проста как табуретка. Если я  буду верить, тогда все сбудется. Только вот чудо, настоящее, совершенно не  похоже на то, что представлялось мне. Чудо это зарождение жизни, первый шаг ребенка, каждый миг. Потому что саму жизнь еще никому объяснить не удалось и это чудо! Если осознать эту простую истину, то самые простые обыденные вещи станут чудесами.  Буду просить о чуде свой мир, буду верить в него всей душой.  И буду принимать эту веру как космический дар. Древние верили, что цветок папоротника покажет любой клад, как бы глубоко под землей он не находился. И он поистине глубоко спрятан -  у истоков моей веры. Главное верить.   


Рецензии