Сказочки о новом облике

Присказка.

Было это, или не было, а так уж запомнил народ, и миру поведал.
Жила-была армия у страны неведомой, с землями не измеренными, с реками полноводными да людьми необыкновенными. Жили армия, авиация и флот так себе, вооружениями да техникой с третьего поколения на четвёртое плюс перебиваясь, с поганью всякой время от времени разбираясь, да слова доброго от народа своего не слыша. Потому как слушал народ рекламу, да жевал сникерсы, памперсами утираясь. Благо, много всякого такого дерьма дешёвого, из химии сварганенного, поставляли сему народу друзья лютые, забугорные да заморские, на его земли испокон глаз положившие.
 И жила бы себе армия, поживала, да очередных супостатов поджидала, да вот засвербело у правителей, олигархами подпружиненных, что-то то ли в носу, то ли в ухе. И решили они, управители, от ума большого, никем не мерянного, привести армию в соответствие, со своими запросами демократическими.
 Чтобы стала эта армия на инородные похожа.
 На те самые демократические, что огребали от неё не единожды, а по многу раз, да с довесочком.
 И чтоб сказали о них, о правителях, друзья лютые, забугорно-заморские, что являются они демократами, и что правят страной плюрализменно.
 Вот решили назначить в армию министра нового, из поколения эффективных менеджеров. Тех, что страну да армию эффективно разбазарили да разграбили, занимаясь своими хищениями. Что в мире забугорном зовут схемами, а в стране необъятной - махинациями. Ведь известно всему миру демократическому, похабному да завистливому, что нельзя в той стране неведомой быть военным министром военному. Потому как опять может статься, что не раз огребут друзья лютые, ненасытно стремясь экспансировать.
 И пошло представленье, поехало…


 Сказочка первая.

 Новый Министр обороны появился в Генеральном штабе минута в минуту. Двенадцать генералов, прошедших огни, воды и коридоры Минобороны и Генштаба, что бывало порой опаснее медных труб, деловито представились и составили небольшую свиту.
 Знакомство Министра с военными секретами началось.
 Спокойно и буднично.
 Вояки, скромно блестя орденскими планками и генеральскими звёздами, просто и доступно объясняли высокому гостю, а теперь уже их начальнику, предназначение каждого отдела и даже отдельных комнат и кабинетов, напичканных техникой, к которым Министр проявлял интерес. Они гордились хорошо и грамотно отлаженным бытом такого сложнейшего армейского механизма, как Генеральный штаб. Это было их детище.
 Мысли о том, что сам Министр служил в армии когда-то обычным ефрейтором, а потом стал коммерсантом и производителем какой-то там мебели, генералы старались гнать подальше. Ведь люди иногда меняются, почему-то внутренне соглашались они с весьма спорной мифологемой, никак не подтверждаемой примером педофилов и рецидивистов.
 Больше часа заняло знакомство с главными объектами здания. Ещё минут десять понадобилось Министру, чтобы ознакомиться с устными пожеланиями Главкомов. Секретарь Министра бойко записывала незнакомые ей названия и термины. Сам Министр излучал понимание и глубокую заботу о Вооружённых силах.
 Командиры несколько оживились, и уже поглядывали на начальника более тепло, а самые молодые из них тихо переговаривались между собой:
 - Чем чёрт не шутит, может и правда, эффективный менеджмент – решающее условие для решения всех армейских проблем?.. Смотри, как вникает, никакого апломба и недовольства…
 Группа вышла на крыльцо. Приближалась минута расставания.
 Один из самых уважаемых в армии Главкомов взял на себя смелость подытожить итоги визита.
 - Товарищ Министр обороны, будут ли какие-нибудь замечания или пожелания?
 Министр, приоткрыв рот, чуть запнулся и оглядел всю группу командиров.
 - Да, у меня есть одно замечание. Мебель в кабинетах очень старая и не модная, надо бы обновить. А так всё, вроде, нормально…
 Главкомы окаменели.
 Попрощавшись, и уже не пожимая рук, Министр деловито зашагал к своему автомобильному кортежу. Рядом семенила длинноногая секретарь в модной юбке, придерживая подмышкой изящный кейс.
 Из-за редких тучек выглянуло солнце.
 Страна дышала миром и покоем…


 Сказочка вторая.

 Военное производство, десятилетиями создаваемое и сохраняемое для защиты страны, не терпело суеты и разгильдяйства. И потому главным конструктором секретного завода, так уж сложилось само собой, обычно становился самый опытный и взвешенный специалист, не только до тонкостей знавший всю многомиллионную вязь производственного организма, но и умеющий видеть перспективу.
 Главный Конструктор был сед и строг, с выправкой морского офицера. Министр обороны, приехавший с визитом для ознакомления с перспективными разработками, смотрелся на его фоне одутловатым коротышкой в своём костюме от модного портного.
 Разговор был долгим и тяжёлым.
 Для окончания испытаний нового изделия, равных которому в мире ещё не бывало, и развёртывания производства в заданном объёме, необходимы были дополнительные средства. Инфляция за пять лет выела выделяемые суммы настолько, что оставшегося финансирования еле хватало на закупку материалов. Часто такие близкие и понятные ему люди, конструкторы, инженеры и рабочие, трудились сверхурочно, не требуя законного вознаграждения. Просто они любили свою работу и высоко ценили Главного, на авторитете и энергии которого держалось всё. Для них понятие Родины было либо неполным, либо не существовало без этого шума станков и чертежей невиданных изобретений.
 Главный Конструктор пытался достучаться до человека, обладавшего властью чуть ли не демиурга. Но, видя перед собой тусклый незаинтересованный взгляд, понимал, что дело туго. Любой технически образованный специалист просто бы изошёл восторгом, слушая точные, выверенные годами созидательной мысли, доводы настоящего творца.
 В конце концов, Министр взглянул на часы и подытожил.
 - То, что Вы тут разработали, это, конечно же, здорово и очень впечатляет. Но сколько же Вам необходимо для завершения работ и начала производства?
 Конструктор уже давно рассчитал всё по самому минимуму, и, в силу своего глубоко честного подхода к любой проблеме, назвал необходимую сумму. Документы, подтверждающие её, уже давно лежали на столе Министра, и он их, конечно же, прекрасно помнил. Эффективный менеджер не может забыть главного. Но он по многолетней привычке чуть не начал торговаться.
 - Да Вы что? Такая огромная сумма!..
 Не был знаком Главный Конструктор с биографией собеседника. Не до того было, чтобы выяснять. Ведь привык судить о людях по взаимному пониманию важных государственных приоритетов, делам, поступкам и способностям, всю свою жизнь выстраивая под эти принципы. Потому и стал Главным, и умел создавать и организовывать с нуля, с идеи. И, не умея двуличничать и притворяться, рубанул в ответ по-простому, по-конструкторски:
 - Господин Министр Обороны, Вы поймите меня правильно. Это минимальная цифра, которая даст нам возможность построить реальное и доходное от экспорта производство! Да ещё и свои войска наполним новыми экземплярами, и не единично, а комплексно!
 И добавил в сердцах, для образности речи:
 - В конце концов, мы же здесь не табуретки штампуем!..
 Конструктор, так и не понял в тот момент, что произошло. Привык за десятилетия общаться с Министрами-военспецами, которые понимали его с полуслова. У него с ними всё было общее. Страна, работа, служение. И даже идиомы и анекдоты, принятые в военных кругах.
 Чем закончился разговор, осталось главной военной тайной. Потому что после образного выражения Конструктора даже личный секретарь и охрана Министра предпочли отойти на приличное расстояние.
 Шум работающих станков с программным управлением заглушил не только окончание высокого разговора, но и истерические всхлипы и повизгивания, некоторое время доносившиеся из разных концов огромного светлого цеха…


 Сказочка третья.

 Конкурсы – самое любимое и постоянное времяпрепровождение демократической элиты страны неведомой и необозримой. Как принято, по примеру стран ведомых и обозримых.
 Но даже попкорновидные мисс «бис-браво-грудь-ну-и-попа» порой приедаются, и элиту тянет на что-нибудь более зрелищное, чем упруго и однообразно колышущиеся достижения пластических хирургов и тренеров фитнесса.
 У нового Министра обороны страны возникла неожиданно новая и эффективная менеджерская мысль по проведению Всеармейского Конкурса на лучшего командира взвода. Что, конечно же, добавило головной боли всем молодым лейтенантам Сухопутных Сил, и вызвало непонимание Авиации, Флота и Ракетных Войск.
 Несколько недель лейтенанты, позабыв о выполнении планов боевой подготовки, изводили себя и личный состав вверенных им подразделений на полигонах и в классах по внеплановым задачам, моментально, то есть эффективно, спущенным сверху. Эффектным и странным оказалось не то, что все взводы и командиры, в основном, справились с ненормируемой дополнительной нагрузкой, а то, что не нашлось в эти полтора месяца ни единого супостата, желающего и могущего спокойно и без особых потерь оккупировать страну неведомую. Потому что защищать одновременно собственное реноме по приказу сверху и Родину по велению сердца – задача, невыполнимая технически. Ну, примерно, как если бы 22 июня 1941 года вся Красная армия оказалась на экскурсии по городам Урала.
 Но всё хорошее когда-нибудь заканчивается.
 Отгремели внеплановые стрельбы на полигонах.
 Отрапортовали о результатах высшие начальники.
 Определились победители конкурса.
 Три доблестных командира взвода, выложившись сполна и похудев за месяц до неузнаваемости своими юными и истомлёнными без мужской ласки жёнами, заняли три призовых места. И тут как-то внезапно оказалось, что о форме поощрения никто почему-то даже не задумался. Видимо, у демократической элиты лучшим подарком или поощрением подчинённому, отдающему жизнь и молодость на благо и спокойствие страны, считается ласковое трепание ладошкой по щеке и скупые, но гордые слова седовласого генерала: «Я не сомневался в тебе, сынок!».
 Впрочем, эффективное управление вовсе не предполагает эффекта поощрения, ведь за службу офицер получает месячное денежное довольствие. На тот период, когда проводился конкурс, в размере примерно семи-восьми тысяч у лейтенанта, командира взвода.
 В общем, задумались генералы Генерального штаба. Какую бы такую форму поощрения избрать для счастливчиков? Может, снять все ранее наложенные взыскания? Так ведь у молодых лейтенантов их ещё не набралось, да и эти-то трое – лучшие, у них и вовсе послужной список сияет чистотой. Аки простыня девственницы века девятнадцатого. В общем, сложное решение подобного вопроса застало великие стратегические умы врасплох.
 И тут какой-то полковник, наверняка будущий генерал, потому что и женат на дочке генерала, и смекалист не по возрасту, предложил невероятное. А давайте, говорит, мы этим лейтенантам-победоносцам выдадим денежную премию. И не как обычно, рублей по пятьсот, а в размере двух, а то и трёх месячных довольствий!
 У генералов от таких высот мысли аж дыхание спёрло. А как же, ведь это считалось бы нецелевым расходом и, по сумме выплаты, вытягивало на хищение в особо крупных размерах, согласно новому демократичному Уголовному Кодексу.
 Нет, решили генералы, мы в орла-решку с государством играть не собираемся, не так воспитаны. Но победителей-то награждать и поощрять как-то надо. И, поглядев друг на друга, все одновременно пришли к внезапному стратегическому озарению.
 «А ведь есть у нас главный эффективный менеджер, вот он-то пусть и решает!»…
 Организованно, строевой толпою, как и положено по армейскому строевому уставу, генералы подошли с данным важным вопросом к Министру обороны страны.
 - Товарищ Министр, тут у нас возникло предложение – поощрить победителей Всеармейского конкурса денежной премией в размере двух или трёх месячных окладов…
 Подкорректировав сумму в сторону уменьшения, так как оклад означал, что за звание выплаты не будет, генералы рефлекторно снизили возможность своего уголовного наказания до размеров среднего хищения.
 Внимательно, как всегда, выслушав своих генералов, министр что-то быстро подсчитал в уме и сокрушённо вздохнул.
 - Я вообще-то не против денежного поощрения. Но два, а тем более три оклада - это как-то уж слишком. Выдайте им по сто тысяч, этого вполне достаточно!..
 Через неделю несколько генералов уволились со службы по здоровью. Вот так эффективное менеджерство очищает армейские ряды от слабаков…


Послесказие.

Так и жила страна неведомая и необозримая, эффективным менеджментом сверху донизу обложенная.
И появился у армии страны той облик новый, невиданный. Потому как стали все военные нового облика денежное довольствие в удовольствие получать суммами небывалыми, зависть у олигархов вызывающими. И стали в ряды той армии массово проситься дети олигархов, эффективных менеджеров, правозащитников и иных демократов, толерантных да плюралистичных. Да так массово, что народу оставалось, не служа, лишь жить припеваючи, на пенсии да зарплаты учительские.
И цвела, и процветала в стране демократия. Потому что не было у страны той неведомой и необозримой отныне и навеки никаких врагов лютых. Разве может быть кто против демократии?
Вот только Министр обороны эффективный перестал в войсках бывать, чтобы личный состав проведывать. Потому как вышла одна неудобность мелкая, никаким эффективным менеджментом неописуемая. Что ни спросит Министр, что ни проведает, а всё слышит ответы ритмичные, уставной скороговоркою сказанные:
- Но-вы-йоблик, товарищ Министр обороны!..


Рецензии
Да, зарисовочки!
В страшном сне не приснится...
Спасибо!
Всего Вам, Виталий, наилучшего!

Оксана Радчик   13.09.2011 14:32     Заявить о нарушении
Спасибо, Оксанка, завтра ещё допишу, сюда же, ещё одну. Если, конечно, не обессилю. Тяжкое дело - описывать правду так, дабы выглядела фантасмагорией...))) С теплом,

Виталий Росляков   13.09.2011 15:05   Заявить о нарушении
Дописал послесказие...)))

Виталий Росляков   04.10.2011 21:26   Заявить о нарушении
Зато у него есть большое достоинство, он - зять соседа по даче... Кто ещё может таким похвастаться?

Оксана Радчик   04.10.2011 22:42   Заявить о нарушении
Чьего соседа? Ну, так, это - не секрет...

Оксана Радчик   04.10.2011 22:43   Заявить о нарушении
Виталий! Эта шизофреничка не стоит Вашего присутствия на сайте.
Сделайте мне приятное, уберите разговор...

Оксана Радчик   25.12.2011 00:59   Заявить о нарушении