Гимн самовару

          ГИМН   САМОВАРУ

БЫТОВЫЕ КАРТИНКИ ИЗ ЖИЗНИ ОДНОЙ КАЛУЖСКОЙ СЕМЬИ.

Посвящён моей горячо любимой, незабвенной, светлой памяти
бабушке Клаше, большой любительнице самоварного чаепития.
               




                О самоваре сочиняют стихи,
                Как его любят на Руси.

                Народная прибаутка


                Самовар кипит – уходить не велит

                Народная поговорка

В репертуаре Леонида Утесова нэповских времен была песенка:

У самовара я и моя Маша,
А на дворе совсем уже темно.
Как в самоваре, так кипит страсть наша.
Смеется месяц весело в окно.

Маша чай мне наливает,
И взор её так много обещает.
У самовара я и моя Маша –
Вприкуску чай пить будем до утра!

О самоваре сочиняли песни, но и не только песни: поэты слагали стихи,  художники писали картины,  народ создавал пословицы и поговорки, придумывал загадки. Самовар – это часть жизни и судьбы нашего народа, отраженная в его пословицах и поговорках, в произведениях классиков нашей литературы – Пушкина и Гоголя, Блока и Горького и многих других.

Вот такую популярность получил этот прибор для кипячения воды к чаю (В.И.Даль в своем «Толковом словаре живого великорусского языка» назвал  самовар водогрейным, для чаю, сосудом, большей частью медным, с трубою и жаровней внутри).

Своим появлением самовар обязан чаю. В Россию чай был завезен в XVII веке из Азии, и среди знати применялся в то время как лекарство.  Появился чай, появились и самовары.
До сих пор идут споры, где и когда он впервые появился, кто его изобрел? История самовара уходит в глубь веков. Первые самовары появились в Китае. Что касается   России, то  в 1730-1740 годах самоварами  уже пользовались на Урале.  Однако родиной самоваров всё же считают Тулу, где в конце ХYIII века было налажено их  первое производство. Тульские мастера ковали оружие и делали самовары.

Выпускались самовары емкостью от 2-х до 80-ти литров, а делали их из разного металла: из меди, латуни, томпака, иногда из серебра и мельхиора. Что интересно, вначале самовары продавались  не поштучно, а на вес, чем тяжелее – тем дороже.

Самовар и Тула стали неотделимыми  друг от друга. Тульский самовар!  В нашем языке это словосочетание давно стало устойчивым. Нелепый, с его точки зрения, поступок А. П. Чехов сравнивает с поездкой "в Тулу с собственным самоваром".

В XIX веке самовар стал всё чаще и чаще появляться в русских домах, сначала  в Санкт-Петербурге, потом в Москве, во Владимирской, Ярославской, Вятской губерниях, а далее и  по всей России.  Несмотря на весьма высокую его стоимость, он проникает не только в господские дома, но и  в рабочие и крестьянские семьи, становясь непременным атрибутом каждого русского дома.

Наличие самовара в семье свидетельствовало о её зажиточности. Самоваром гордились, выставляли его напоказ. А при продаже имущества за недоимки в первую очередь продавался самовар, как предмет роскоши.

С середины XIX века чаепитие из самовара стало на Руси национальной традицией. Самоварное чаепитие становится настолько популярным, что превращается в один из национальных обычаев. Вот что писал В.Г. Белинский в своей статье «Петербург и Москва»: «В Москве много трактиров, и они всегда битком набиты преимущественно тем народом, который в них только пьёт чай. Не нужно объяснять, о каком народе говорим мы: это народ, выпивающий в день по пятнадцати самоваров, народ, который не может жить без чаю, который пять раз пьёт его дома и столько же раз в трактирах».

А замечательный современный писатель Валентин Распутин писал: «Стол без самоварного возглавия – это не стол, а так, кормушка, как у птиц и зверей, ни приятности, ни чинности. Из веку почитали в доме трех хозяев – самого, кто главный в семье,  русскую печь и самовар. К  ним и подлаживались...»

Самоваром пользовались не только дома, его брали в дорогу, на гулянье. Для этой цели использовались дорожные самовары. Самовар стал символом России.

Были у самовара свои аксессуары: труба для отвода дыма и улучшения тяги,сапог для его растопки, а также поднос, на который самовар ставили на столе.

Чаепитие породило и особую систему сервировки, которая складывалась из многочисленных чайных принадлежностей: сам самовар,  заварной чайник; полоскательница; чашки с блюдцами, как правило, фарфоровые, а в более зажиточных семьях – кузнецовского фарфорового завода (кстати, стаканы не признавались, но если и использовались,  только с подстаканниками, и только для мужчин); сахарница; щипчики для колки сахара; ложечки, одна из них для насыпки чая, опять же у более зажиточных - серебряные. Даже скатерти для стола должны были отвечать нормам чайного этикета. Поэтому столы покрывались только тонкой накрахмаленной, как правило, белой или голубой материей.

Калужские водохлёбы очень уважали чаепитие из самовара. Примером самоварного чаепития для меня служила моя бабушка Клаша, коренная калужанка. Когда я её вспоминаю, то, как наяву, вижу её сидящей на высоком табурете у шумящего на столе самовара. Где и когда появился первый самовар, она не знала, да и не интересовалась этим. Зато она знала толк в самоварном чаепитии. Каждый свой день бабушка Клаша начинала с чаепития.

Еще все домочадцы  спят, а она уже на ногах – ставит на кухне самовар. Ставили его на древесном угле или на сосновых шишках, реже на древесных щепках. Шишки и щепки быстро сгорали и не держали жара. Поэтому уголёк был предпочтительней:  на нём самовар быстрее закипал и жар в самоваре держался дольше. От того, что жар долго держался, самовар не остывал, от того и шумел. Если самовар, когда его ставили,  плохо разгорался, то уголь раздували так называемым крестьянским способом – старым хромовым сапогом, как мехами.

За углём далеко идти не надо. В те годы по улицам города ходил разный мастеровой люд, предлагая свои услуги: стекольщики, точильщики, жестянщики, лудильщики. Ходили и угольщики, предлагая свой товар. Нужда в стекольщике или жестянщике, как и в других мастерах, случалась редко. А вот уголёк нужен был всегда.

Разжигали самовар обычной лучиной -  тонкой щепой из смолистой сосновой или еловой древесины. Запас угля и лучины всегда хранился у нас на кухне.

Самоварная жестяная труба в виде буквы «Г» устанавливалась длинным концом на внутреннюю трубу самовара, а коротким –  в специальное устьице в русской печи.

Ко времени, когда вся семья собиралась за столом, баба Клаша уже успевала выпить одну-две чашки чая. Чай она заваривала крепким, и пила его вприкуску. Чаепитие в накладку или из стакана она не признавала. Большие куски сахара-рафинада (теперь такой не выпускают) специальными щипчиками она раскалывала на маленькие кусочки, которые и отправляла в рот. Баба Клаша сама пила чашку за чашкой и других приглашала выпить еще чашечку чая. А самовар так уютно шумит, что отказаться невозможно (в скобках замечу, что в самоваре, на пару варили яйца и разогревали зачерствевшие пироги, уложив их на «круг» - литое кольцо, находившееся в верхней части самовара).

Отец и мать спешат на работу и за столом подолгу не засиживаются. А бабушка еще долго сидит за столом у шумящего самовара, выпивая третью, а то и четвертую чашку чая.
            
Так происходило в будни, а в будни весь самоварный ритуал не очень нагляден. Другое дело  праздничное застолье, например бабушкины именины.

Тот круг связей, который сложился еще при жизни деда, после его смерти  почти полностью сохранился. На бабушкины именины приходили все старые друзья, приходили без приглашений, так издавна повелось, что друзей на семейные праздники не зовут, они приходят сами, без приглашения. Приходили с недорогими подарками,  поздравляя именинницу,  обменивались с нею троекратными поцелуями, а затем обменивались поцелуями и с другими членами нашей семьи.
 
Готовя праздничный стол, бабушка перечисляла тех, кто должен придти, и тех, кто не сможет из-за болезни или по другим причинам. Всегда приходили кумовья Анисим Андреевич Яковенко с женой Елизаветой Андреевной, бывший сослуживец деда Жабыко Николай Андреевич с женой, реже чета Долбышевых. Ольгу Николаевну Долбышеву и её мужа Васю, бывшего почтового служащего, связывала необыкновенная любовь. Ольга Николаевна была много старше мужа, к тому же  была без одной ноги, и чтобы скрыть деревяшку, заменявшую ей вторую ногу, носила длинные, до пола, платья, хотя мода на них уже прошла. Других постоянных гостей уже не помню.

 Бабушка была отменной кулинаркой и иногда баловала нас какой-нибудь вкуснятиной из прежней, дореволюционной жизни. Очевидно, она знала толк не только в самоварном чаепитии, но и  в гастрономии.  В разговорах о прошлой жизни она упоминала ликер шартрез и селедочку с душком. Кстати, протухшую селедку – сюрстремминг – в Швеции считают деликатесом. Не знаю, какими угощениями баба Клаша украшала праздничный стол до революции, в 30-х, несытых, годах, никаких изысков, как мне помниться, не было. Всё было по-простому: полукопченая колбаска, сыр, холодная телятинка, соленые или маринованные грибочки,  селёдочка под луком и  никаких оливье или иных салатов, но зато непременный винегрет. Из спиртного для мужчин – водочка, настоянная на лимонных корках, для дам – сладкие наливочки. Подавалась и более крепкая наливка «спотыкач»*, до которой были охочи и женщины, и мужчины. Непременным атрибутом праздничного стола были пироги с разной начинкой. Подавалось и горячее блюдо. Помню, как на какой-то праздник баба Клаша подала на стол большое блюдо, на котором высокой горкой лежали макароны в виде толстых трубочек – такие делали раньше, они были очень вкусны, - а вокруг, по краям блюда, располагались вкусно пахнущие румяные котлеты. Это простое и, по теперешним понятиям, не праздничное кушанье, было встречено гостями с восторгом и с аппетитом поглощено.

Спиртным не увлекались и допьяна не пили. Не было и тамады. Заздравные тосты, конечно, произносились, но по желанию. Иногда за столом пели старые русские песни, но позже - под занавес застолья. После ужина играли в лото или в карты, ставки были копеечные. А заканчивалось всё чаепитием. Это самоварное чаепитие и являлось кульминацией праздничного застолья, его финалом.

Отужинав, гости выходили из-за стола, чтобы размяться после долгого сидения. Еще с дореволюционных времен все хорошо друг друга знали, но поскольку давно не виделись, обменивались новостями.

Со стола всё убрано, и он сервируется заново.  Самовар уже поставлен, а пока он  закипит,  на белую скатерть выставляются все чайные принадлежности. А что они собой представляют, я уже описал. В центр стола выставляется выпечка: именинные пироги, ватрушки, хворост, – все домашнего изготовления, не из магазина. Выставляются  также сахарница с уже расколотым на кусочки сахаром-рафинадом, вазочки с вареньем, как правило, земляничным или из крыжовника,  розетки для варенья, редко - конфеты.

Наконец, вносят самовар и всех приглашают к столу. Бабушка, хотя она и именинница, дирижирует чаепитием сама. Русский чай (с Батумских плантаций, позже с Краснодарского края) был сносного качества, но не мог соперничать с чаем китайским. Бабушка сама покупала чай, ни кому не доверяя – купят не тот, - покупала ароматный, дорогой. И заваривать чай она тоже ни кому не доверяла. Разливая из заварного чайника чай по чашкам, спрашивала: покрепче или послабее. Большинство – чаевники с большим стажем - просит покрепче. Но единицы, боясь, что от крепкого чая будут плохо спать, просят послабее. Вообще-то жидкий чай был не в почете, потому как свидетельствовал о скупости хозяйки.
       
За чаем велась застольная беседа уже без тостов и анекдотов. Бабушка следила за теми, кто уже выпил свою чашку, и тут же предлагала налить новую. Возле неё стояла полоскательница, в ней она споласкивала чашку, чтобы остатки спитого чая на дне не портили вкус новой порции.

Пили чай вприкуску исключительно с рафинадом, но кто-то  и с  вареньем. Кстати, это и отличало русское чаепитие от английского, когда чай пьют с молоком,  или восточного, характеризующегося  употреблением зеленых чаев с добавкой жасмина, лотоса и мяты.

После второй или третьей чашки горячего чая чаевников начинает пробивать пот, тут уж без носового платка или полотенца не обойтись. 

Бабушка рассказывала, что раньше в трактирах пили чай «с полотенцем», вешая его на шею для утирания пота.  А чай пили из блюдца, держа его высоко на растопыренных пальцах.

Но вот чаепитие окончено, и разомлевшие гости начинают расходиться по домам. Прощаются, как и при встрече, обмениваясь троекратными поцелуями.

Война надолго отлучила нашу семью от самовара. Пока мы находились в эвакуации, всё наше добро было похищено, пропал и наш старинный самовар. Когда отец пришел с фронта и ему, как фронтовику, вернули нашу прежнюю квартиру с русской печью, появился в квартире и самовар. Его подарила бабушке её подруга Елизавета Ильинична. Самовар был старинный, дореволюционного производства, с медалями. Самоварное чаепитие в нашей семье возобновилось.

Прошли годы,  бабушка ослепла, а вскоре и умерла.  Ставить самовар стало некому. Теперь из самовара пили  чай только по выходным дням или по праздникам.  А когда наш дом снесли и маме дали квартиру в «хрущевке» с малюсенькой кухней, о самоварном чаепитии пришлось забыть. Самовар свезли на дачу, а когда дачу продали, то самовар спрятали в гараже.

Угольный самовар исчез не только из нашей семьи. Постепенно он стал терять свои позиции повсеместно. С исчезновением самоваров, исчезло и кустарное производство древесного угля,  а с ним с улиц города пропали и разносчики угля.

На смену угольным самоварам пришли самовары электрические. Появился такой самовар и в нашей семье. Казалось бы, что нет никакой разницы во вкусе воды, вскипяченной в обычном чайнике на газовой плите или вскипяченной в электросамоваре, но мне почему-то втемяшилось в голову, что чай из электросамовара, как и из угольного шумящего самовара,  вкуснее. У нас находилась сестра жены, приехавшая к нам погостить из Таганрога, и когда я пришел со службы, чаепитие у них уже подходило к концу. Я поинтересовался, почему на столе нет самовара, ведь из самовара чай вкуснее. Жена тут же унесла чайник на кухню, и пока я переодевался и умывался, самовар уже стоял на столе. Я пил чай и нахваливал его вкус, но не мог понять, по какому поводу мои дамы так развеселились: глядя на меня, они от смеха чуть-ли не падали на пол. Оказалось, что жена, уйдя на кухню, перелила кипяток из чайника в самовар, так что фактически вода была вскипячена не в самоваре. Теперь-то я понимаю, что самовар, даже электрический, - это антураж, от чего и чай кажется вкусным. Но как бы то ни было чай из угольного, шумящего,  самовара всё же  много вкуснее.

Электросамовары, пришедшие на смену традиционному самовару, оказались суррогатом, они не шумели и не создавали уюта, и мода на них стала быстро проходить Шумящий на столе угольный самовар - это поэзия. Он придает столу своеобразный уют. Так что старый угольный самовар – это не просто прибор для кипячения воды. Это символ домашнего уюта, это помощник и верный товарищ. Потому-то в русских семьях к самовару относились как к члену семьи.

В чем заключается притягательная сила самовара, почему он остался наиболее устойчивым атрибутом домашнего уюта, можно понять, только поняв особенности русской традиции – чаепития. Это доброе русское гостеприимство. Это круг друзей и родных, это теплый и сердечный покой.

О самоваре впору сочинять оды и петь ему  гимны, и очень жаль, что самовар уходит из нашей жизни, а с его уходом утрачивается и многовековая культура русского чаепития. По меньшей мере, наши дети и внуки уже не знают, что такое пить чай из самовара. Чаепитию из самовара, особенно вечернему, когда вокруг него собиралась вся семья или гости, были свойственны не только своеобразный уют, но и расслабленность, легкость, неторопливость. Пили чай  не спеша, не думая о грядущем дне и его проблемах. Ведь самоварное чаепитие не терпит суеты.

Существовал даже некий церемониал, правила: у самовара должна была быть хозяйка, которая сидела во главе стола и как бы дирижировала чаепитием. Она разливала чай и потчевала им сидящих у самовара. От её умения вкусно заварить чай, разлить его по чашкам и   подать их, от сказанных при этом слов, зависело и настроение чаёвников, зависел и вкус чая.

Как же так случилось, что самовар никак не вписывается в современную жизнь? Неужели этот красавец с блестящими боками, этот предмет гордости, как крестьян, так и горожан прошлых веков, превратится в обычный, интересный только коллекционерам, антиквариат?

Причин ухода из нашей жизни традиционного самовара вижу две: первая – в новых квартирах с центральным отоплением их негде ставить, самоварную трубу в окно не выставишь; вторая – жизнь стала динамичной, и рассиживаться у самовара просто некогда (чего не скажешь о посиделках вокруг бутылки).
 
Проходят годы – и, как мне кажется,  самовар не стареет,  и тешу себя  надеждой, что он всё же вернется в русские семьи и займет свои прежние позиции, поскольку традиция русского чаепития продолжает жить.


*СПОТЫКАЧ - Наиболее популярный напиток у славян. Свое смешное название «Спотыкач» получил из-за свойства опьянять. При его употреблении голова остается свежей, мысли ясные, но вот ноги начинают заплетаться и спотыкаться.

Спотыкач считается типичным дамским напитком - сладковатый, крепость его составляет порядка 30 градусов.  Легко и мягко пьется, словно фруктовый компот, не вызывает похмельного синдрома. Но это весьма ложное представление. Само название говорит, как якобы безобидная наливочка может действовать, и есть сомнение, дойдет ли дама после употребления спотыкача до дому самостоятельно.



СТИХИ О САМОВАРЕ ИЗВЕСТНЫХ И НЕИЗВЕСТНЫХ ПОЭТОВ
***********************************************

Перт Вяземский
*
Но нас еще влечет какой-то силой тайной
В знакомый тот приют, где с лаской обычайной
Вокруг стола нас ждет любезная семья.
Я этот час люблю - едва ль не лучший дня,
Час поэтический средь прозы черствых суток,
Сердечной жизни час, веселый промежуток
Между трудом дневным и ночи мертвым сном.
Все счеты сведены, - в придачу мы живем;
Забот житейских нет, как будто не бывало:
Сегодня с плеч слегло, а завтра не настало.
Час дружеских бесед у чайного стола!
Хозяйке молодой и честь, и похвала!
По-православному, не на манер немецкий,
Не жидкий, как вода или напиток детский,
Но Русью веющий, но сочный, но густой,
Душистый льется чай янтарного струей.
Прекрасно!.. Но один встречаю недостаток:
Нет, быта русского неполон отпечаток.
Где ж самовар родной, семейный наш очаг,
Семейный наш алтарь, ковчег домашних благ?
В нем льются и кипят всех наших дней преданья,
В нем русской старины живут воспоминанья;
Он уцелел один в обломках прежних лет,
И к внукам перешел неугасимый дед.
Он русский рококо, нестройный, неуклюжий,
Но внутренне хорош, хоть некрасив снаружи;
Он лучше держит жар, и под его шумок
Кипит и разговор, как прыткий кипяток.
Как много тайных глав романов ежедневных,
Животрепещущих романов, задушевных,
Которых в книгах нет - как сладко ни пиши!
Как много чистых снов девической души,
И нежных ссор любви, и примирений нежных,
И тихих радостей, и сладостно мятежных -
При пламени его украдкою зажглось
И с облаком паров незримо разнеслось!
Где только водятся домашние пенаты,
От золотых палат и до смиренной хаты,
Где медный самовар, наследство сироты,
Вдовы последний грош и роскошь нищеты, -
Повсюду на Руси святой и православной
Семейных сборов он всегда участник главный.
Нельзя родиться в свет, ни в брак вступить нельзя,
Ни "здравствуй!" ни "прощай!" не вымолвят друзья,
Чтоб, всех житейских дел конец или начало,
Кипучий самовар, домашний запевало,
Не подал голоса и не созвал семьи
К священнодействию заветной питии.
Поэт сказал - и стих его для нас понятен:
"Отечества и дым нам сладок и приятен"!
Не самоваром ли - сомненья в этом нет -
Был вдохновлен тогда великий наш поэт?
И тень Державина, здесь сетуя со мною,
К вам обращается с упреком и мольбою
И просит, в честь ему и православью в честь,
Конфорку бросить прочь и - самовар завесть.

1838
***

А. С. Пушкин
*
Смеркалось. На столе, блистая,
Шипел вечерний самовар,
Китайский чайник нагревая,
Под ним клубился легкий пар…
***

Борис Садовский
*
Страшно жить без самовара:
Жизнь пустая беспредельна,
Мир колышется бесцельно,
На земле тоска и мара.
Оставляю без сознанья
Бред любви и книжный ворох,
Слыша скатерти шуршанье,
Самовара воркованье,
Чаю всыпанного шорох.
Если б кончить с жизнью тяжкой
У родного самовара,
За фарфоровою чашкой,
Тихой смертью от угара!
(1913г.
***

Студенческий самовар
(Из сборника поэта Садовского Б. А. «Самовар»
*
Чужой и милый! Ты кипел недолго,
Из бака налитый слугою номерным,
Но я любил тебя как бы из чувства долга
И ты мне сделался родным.
Вздыхали фонари на розовом Арбате,
Дымился древний звон, и гулкая метель
Напоминала мне о роковой утрате;
Ждала холодная постель.
С тобой дружил узор на ледяном окошке,
И как-то шли к тебе старинные часы,
Варенье из дому и в радужной обложке
Новорожденные «Весы».
Ты вызывал стихи, и странные рыданья,
Неразрешенные, вскипали невзначай,
Но остывала грудь в напрасном ожиданьи,
Как остывал в стакане чай.
Те дни изношены, как синяя фуражка,
Но все еще поет в окне моем метель,
По-прежнему я жду; как прежде, сердцу тяжко,
И холодна моя постель.
***
Александр Блок
*
Глухая тоска без причины
И дум неотвязный угар.
Давай ка наколем лучины —
Раздуем себе самовар!
За верность старинному чину,
За то, чтобы жить не спеша!
Авось, и распарит кручину
Хлебнувшая чаю душа!

***
Николай Заболоцкий
*
Самовар

Самовар, владыка брюха,
Драгоценный комнат поп!
В твоей грудке вижу ухо,
В твоей ножке вижу лоб!

Император белых чашек,
Чайников архимандрит,
Твой глубокий ропот тяжек
Тем, кто миру зло дарит.

Я же — дева неповинна,
Как нетронутый цветок.
Льется в чашку длинный-длинный,
Тонкий, стройный кипяток.

И вся комнатка-малютка
Расцветает вдалеке,
Словно цветик-незабудка
На высоком стебельке.

1930
***

Сергей Михалков
*
Пили чай в любом трактире,
Кто в избе, а кто в квартире.
Соберутся млад и стар —
Раздувают самовар.
Пили чай с особым рвеньем
Зимним вечером, с вареньем,
С пастилой и с мармеладом,
После бани — с рафинадом,
По старинному порядку,
Кто вприкуску, кто внакладку.
Пили, чашек не считая,
Отдуваясь после чая.
Что за чай без самовара,
Без душистого завара,
Без крутого кипятка,
Без угарного дымка?!

***
Сегей Михалков
*
Из стихотворения "Самовар".

Что вы знаете про старый,
Русский, тульский самовар?
В нем пылал когда-то пар,
В золотой, пузатый бок
Глухо бился кипяток...
Что за чай без самовара,
Без душистого завара,
Без крутого кипятка,
Без угарного дымка?
***

Елена Меньщикова
*
Посидеть за самоваром
Рады все наверняка.
Ярким солнечным пожаром
У него горят бока.

Самовар поет-гудит,
Только с виду он сердит.
К потолку пускает пар
Наш красавец самовар!

Самовар пыхтит, искрится –
Щедрый, хрупкий, золотой.
Озаряет наши лица
Он своею добротой.

Лучше доктора любого
Лечит скуку и тоску
Чашка вкусного, крутого
Самоварного чайку.
***

Даниил Храмс
*
ИВАН ИВАНЫЧ САМОВАР

Иван Иваныч Самовар
был пузатый самовар,
трехведёрный самовар.

В нём качался кипяток,
пыхал паром кипяток,
разъярённый кипяток,
лился в чашку через кран,
через дырку прямо в кран,
прямо в чашку через кран.

Утром рано подошёл,
к самовару подошёл,
дядя Петя подошёл.
Дядя Петя говорит:

“Дай-ка выпью, - говорит, -
выпью чаю”, - говорит.
К самовару подошла,
тётя Катя подошла,
со стаканом подошла.
Тётя Катя говорит:

“Я, конечно, - говорит, -
выпью тоже”, - говорит.

Вот и дедушка пришёл,
очень старенький пришёл,
в туфлях дедушка пришёл.

Он зевнул и говорит:
“Выпить разве, - говорит, -
чаю разве”, - говорит.

Тут и бабушка пришла,
очень старая пришла,
даже с палочкой пришла.Самовар
***

Неизвестный авторы
*
Стихи о чаепитии
Глухая тоска без причины
И дум неотвязный угар.
Давай-ка наколем лучины –
Раздуем себе самовар!
За верность старинному чину,
За то, чтобы жить не спеша!
Авось, и распарит кручину
Хлебнувшая чаю душа!
***

Самовар

Я самовар дарю не шутки ради,
А просто жизнь с ним чудо хороша.
У самовара с кем-нибудь присядешь —
И запоет, как горлинка, душа.
И запах чая очарует,
И море радости дарует.
Ах, просто рай земной на самом деле.
Согреет сердце ласковый пожар.
Свидетель бог, хотя бы раз в неделю
Для счастья нужен русский самовар.
***

    Старый самовар
   
    Самовар, ой сердит,
    Он от скуки мается.
    У него надутый вид -
    С ним никто не знается.

    Все забыли про него,
    Вот он и печальный.
    Променяли все его
    На электрочайник.

    Так пылится он давно
    Высоко на полке,
    И не видно от него
    Никакого толку.

    Катя с полочки сняла
    самовар старинный,
    Чтоб чаем угостить
    нас на именинах.   
   

    Ой, какой неряха,
    Блеска не видать,
    Набекрень папаха
    Съехала опять.

    Не сердись,дружище
    Выше нос держи!
    Я тебя отчищу,
    Только не тужи.

    Свежею водичкой
    Наполню до краёв
    Выглядишь отлично
    Ты средь пирогов.

    Ты нас всех душистым
    Напоишь чайком.
    С джемом или чистым
    Белым сахарком.

    Мама будет рада
    Вспомнить времена,
    Как ты был отрадой,
    Нас поил сполна.

Лилия Петрова
Автор с Портала "Проза.ру"
***
               
               

ПОСЛОВИЦЫ И ПОГОВОРКИ О САМОВАРЕ

Приходите, самоварчик поставим, а уйдете – чайку попьем.
Разошелся, как холодный самовар.
Нашему самовару двоюродный плетень.
С самоваром-буяном чай важнее и беседа веселее.
Выпей чайку - забудешь тоску.

См.также http://www.proza.ru/2011/11/23/1380


Рецензии
Пластинку с Машей у самовара помню столько, сколько себя. А рассказ прекрасный, да ещё с таким богатством стихотворной атрибутики!

Чим Самоварр   18.11.2019 12:16     Заявить о нарушении
Спасибо, Чим!
Сейчас, на закате своих лет, вспоминая свою бабушку Клашу, с удовольствием попил бы чайку из самовара.

Вадим Прохоркин   18.11.2019 13:05   Заявить о нарушении
С удовольствием составил бы вам компанию. Самовар был у меня вплоть до конца минувшего века. А сейчас есть электрический, сувенирный, расписной, но я им ни разу не пользовался. Вот вспомнил песню Утёсова: У меня есть тоже патефончик, только я его не завожу...

Чим Самоварр   18.11.2019 13:38   Заявить о нарушении
Электрический самовар и у нас стоит без дела. Последний раз его использовали, как мне помнится, еще в советское время. А шутливую песенку Утесова "Я живу в озвученной квартире" я упоминаю в одном из своих рассказов (http://www.proza.ru/2012/04/02/562).

Вадим Прохоркин   18.11.2019 14:49   Заявить о нарушении
На это произведение написано 46 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.