Тройной удар

                «Если один инопланетянин – всего лишь диковинка,
                то двое – уже вторжение»
                Урсула Ле Гуин

           То, чем «Я» занимался – теорией вероятности или чем-то в этом роде, но задача была интересная, и «Я» забыл обо всём на свете.
«Итак, по самым скромным подсчётам в видимой мной части Вселенной существует двести восемьдесят шесть биллионов девятьсот пятьдесят три миллиарда четыреста сорок девять миллионов шестьсот одна тысяча сто семьдесят восемь звёзд… И все эти звёзды имеют планеты – за редким исключением»… А вот какая доля планет пригодна для возникновения на них жизни; и на какой доле обитаемых планет развитие жизни приводит к возникновению разумных существ,  точно рассчитать не смог. Мои расчёты колебались в огромных пределах – от трёх миллиардных до двух десятых. Проблема усугублялась тем, что меня интересовали разумные существа, существующие только одновременно со мной, а не в прошлом или в будущем… Придётся начать всё сначала…

        …Начинённые сложной аппаратурой разведывательные зонды  выдавали взаимоисключающую информацию. Каждый видел и слышал планету по-своему… Одни подтверждали наличие атмосферы, другие столь же безапелляционно подтверждали её отсутствие…Одни отмечали наличие магнитного поля планеты, другие – его полное отсутствие… И так – по всем интересующим параметрам… Данные по температуре и давлению на поверхности планеты тоже очень сильно разнились. Всё это было по меньшей мере странно. Тем более, что ни одной пробы грунта взять не удалось! Ни одной… То ли грунт здесь был каким-то особенным – твёрже алмаза, то ли сами разведзонды оказались подвержены влиянию каких-то аномальных сил… Что бы там ни было, а перед посредником Наяром встала во всей полноте дилемма : уйти несолоно хлебавши или разобраться во всём самому.    В конце концов, он решил произвести высадку на поверхность планеты и, лично установив необходимые приборы, производить на ней все необходимые эксперименты непосредственно.
На искривленной поверхности этого тихого мира отливающий совершенством своих обтекаемых форм космолёт воспринимался как причудливая игрушка, заброшенная сюда иронией судьбы. Планета была почти вдвое меньше Земли, горизонт ближе, и посреднику Наяру было видно не так далеко, как хотелось бы. Биороботы Алан и Сезан выгружали переносные сейсмоприемники.

        …Пронзительный писк помешал моим дальнейшим размышлениям. То, что произошло неординарное по своей значимости событие – это «Я» понял сразу. И от теории «Я» сразу же перешел к практике. Нет, это было не бездумное созерцание возмутителей спокойствия, невесть откуда свалившихся на меня, ибо смотреть мне собственно было не на что – так себе, крохотные пылинки мироздания, вдруг преодолевшие огромные космические расстояния. Но это отнюдь не показатель их разумности – в обломках падающих на меня метеоритов «Я» иногда находил простейшие формы жизни. Признаки разумности нужно  искать в логике мышления, если она у них есть…

         Установленные в трёх местах сейсмоприёмники пришли в действие практически одновременно. Узкие сейсмические лучи прошли сквозь многометровый грунтовый слой и погрузились вглубь. Пьезоэлектрические датчики стали снимать данные на разных глубинах и сразу передавать их в головной компьютер. Полученные и обработанные на компьютере данные стали прорисовываться в детальную картину  геологического строения планеты сразу под несколькими углами. Метод сейсмической разведки с высоким разрешением полностью оправдал себя. Посредник Наяр был доволен. Биороботы Алан и Сезан впитывали в себя всю полученную информацию: сверхпрочная кора, вязкая мантия и едва теплящееся ядро – вот и всё!

         Ничего подобного «Я»  до сих пор не испытывал, точнее, даже и не знал. «Я»  ощутил настоящее прикосновение боли. Чувство было неприятным. Хуже того, боль не унималась, а ещё больше проникала в мой разум и замутнила сознание. Самовнушение немного притупило боль и все свои силы «Я» сосредоточил на саморегенерации, чтобы немедленно восстановить проколотые недружелюбными пришельцами кожные покровы и мягкие ткани. Чтобы не говорили, а сам собой «Я» овладел в совершенстве. Все-таки за мной ухаживать некому, так что приходится полагаться только на свои силы и возможности…

         Когда планетный организм корчился от боли под своим пробитым в трёх местах бронированным  панцирем, произошло из ряда вон выходящее событие – посреднику Наяру стало так плохо, как никогда! Открытый резонанский контур обезумевшего от непривычной боли планетного организма вступил в резонанс с человеком. Энергетический мозговой блок посредника Наяра оказался полностью парализован. Случайное это было совпадение или нет, но ответный удар был налицо: тройной удар! У биоробота Алана оказался задет интеллектуальный блок. Так что помочь Наяру он уже не мог. Распад интелекта у биоробота – это то же, что и клиническая смерть у человека. Оставался ещё и Сезан, но… Блок, ответственный за приём, переработку и хранение информации стал давать серьезные сбои. Биоробот Сезан уже не видел ни одного предмета полностью, только по частям. И Наяр, и Алан развалились в его сознании… на тысячи независимых друг от друга фрагментов. И если бы не переменный резистор «Поиск цели», биоробот Сезан уже совсем запутался бы в хаотической россыпи геометрических фигур. Сфокусировав своё порядком помутнённое сознание именно на этой столь спасительной для всех троих кнопке «Старт», биоробот Сезан совершил практически невозможное – космолёт легко оторвался от поверхности и тут же взмыл вверх…

          «…Никогда бы не подумал, что такие микроскопические существа нападут первыми, тем более на меня. Это что-то из ряда вон выходящее! И абсолютно никакой логики. Ну какая тут логика: незаметно подлететь, исподтишка укусить и столь же поспешно улететь? Это уже не логика, а самый натуральный идиотизм! Оригинальный способ общения с разумными существами! А «Я» размечтался… теория невероятности… разумные существа… Если они все такие «разумные», то для чего мне эта теория?! Рассчитывать вероятность очередного нападения?»
И «Я» переключился на решение совершенно других задач…

          А посредник Наяр понял всю ситуацию совершенно по-своему. «Импульсивные физические поля», – лихорадочно соображал он. – «В зоне их повышенного аномального воздействия деформируется и разрушается биополе человека, что приводит к серьёзным сбоям в системе обеспечения его жизнедеятельности».
          То же самое, наверное,  думали и биороботы. Ну может, чуть-чуть по-своему. И Алан, и Сезан в полной мере испытали на себе мощнейшее торсионное излучение планетного организма.

          Только… о его существовании так никто и не догадался.
Ни Наяр.
Ни Алан.
Ни Сезан.


Рецензии
Согласен, жизнь других планетах может совсем не вписываться в наши представления об их формах. Рассказ со скрытым от первого взгляда юмором: "комары" могут на всё, даже на изменение нашего восприятия мира и самочувствие. Но написано серьезно, немного брутально, и как бы, без вариантов. Зачетно! У меня есть почти подобный короткий рассказ "наоборот": "Незванные гости". Хотелось бы услышать ваш отзыв. Успехов в творчестве!

Валерий Проняев   22.09.2018 23:43     Заявить о нарушении
Спасибо, Валерий!

С благодарностью,

Александр Савостьянов   23.09.2018 11:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.