Поцелуй робомозга 1 часть

Выходец Из Арройо
 
Это только начало
(13 глав одним файлом, а кусочками начало тут: http://www.proza.ru/2011/06/05/124)

"ШАЛБАН МАЛ АЛАН"

      Скиталец устал и часто переходил на шаг. Вычитанный в "Вестнике скаута" способ передвигаться по пустошам трусцой был бы хорош, кабы груза в старом рюкзаке было бы поменьше. Тут этот способ бегать, почти не тратя сил, не годился – слишком много трофеев, слишком пригибает к замусоренной земле, вернее, не к земле сейчас, а к довоенному асфальту в послеядерных развалинах, необозримой свалке обломков.
      Люди – тоже обломки. Или обрезки? От человечества после Последней Войны осталось не много. В основном, каждый сам по себе. Некоторые собираются в группы, большинство промышляет самостоятельно. Глобализация с ядерным фейерверком эволюционировала. Теперь правит бал индивидуализм и неестественный отбор. И анархия. Естественный отбор по Дарвину в прошлом, а неестественный по Кюри, Рентгену, Бору, Тесле и прочим великим умникам, успешно ускорил эволюцию в никуда.

      Практика экономного бега давалась не очень легко. В теории всё было зашибись, но!.. Слишком непривычно "дышать животом", как в статье написали про движения диафрагмы для вдоха-выдоха при неподвижных рёбрах какие-то знатоки чудной гимнастики и секретного бега древних горных скороходов, слишком много железа в инвентаре. Для бартера хорошо, для бега плохо!
      С тех пор, как обзавёлся механическим кастетом под названием "Шалбан мал алан", трофеев стало много. Уникальное оружие с собственным именем? Редко такое встречается. "Шалбан" весил раза в три тяжелее обычного шипастого и значительно меньше знаменитого "Кулачища". Или "Шокера", например. Но эффективен был, как оба громоздких приспособления вместе взятые – из-за выскакивающих из него ударных жалящих щупов позволял сбить с ног любителя помахать битой или кувалдой на такой дистанции, что враг не мог дотянуться и как следует треснуть по кумполу. Наловчившись, скиталец орудовал замечательной штукой, почти не получая ранений.

      Путь к Лингвисту лежал через несколько сложных районов с непредсказуемым числом бродячих рейдерских шаек, супермутантскими заставами типа укреплённых площадок в самых удобных для прохода между развалинами местах и мигрирующими опорными пунктами наёмников "Когтя". На последних нарываться очень бы не хотелось. Ничего особо привлекательного у трупов не взять, а вот сделать нескольких наёмников трупами – та ещё запара. При временных опорных пунктах они повадились ставить роботов-охранников и даже многоруких "Храбрецов" с весьма неприятным плазменным оружием в одном из манипуляторов. И места для засады возле своего временного пункта выбирают наёмники-киллеры умеючи – внезапно сталкиваешься со стрелками и всё внимание на них, а робот тут, как тут. А то и два! И хоть на британский флаг порвись, сразу всех одновременно не упокоить, а поочерёдно – больно и даже смертельно. Такие дела... К тому же, импульсные гранаты опять кончились. Нет, лучше обойти этих бешеных, если удастся, конечно... Да уж, вовремя бродячий торговец роботами Жестянщик Джо рассказал про оптовую закупку когтевцев. Надо быть начеку.

      За ближайшими развалинами кто-то затеял перестрелку. Сначала стреляли одиночными и скиталец решил было топать мимо, но потом в тарарам включился миниган и стало любопытно. Подкрадываясь, он услышал выкрики людей и басовитый ор мутантов. Ещё интересней! После скрытной пробежки в тенях у стен наткнулся на лестницу. С остатков второго этажа будет виднее и для стрельбы удобно. Стало быть, нам туда...

      Да, стоило попыхтеть для обретения хорошего пункта наблюдения! Шайка разномастных рейдеров дралась с супермутантами и силы были примерно равны – пять на пять. Битва между людьми и бывшими людьми, вид сверху... Ну чисто кино! Только у мутантов двое были псевдокентаврами и с дистанции оплёвывали противника радиоактивными слюнями, а два зеленорожих здровяка молотили кувалдами. Апдайковские псевдокентавры опасны на дистанции – как начнёт такой человекообразный кентавропаук лепить ядовитыми своими харчками, так тут тебе и передоз, и механические повреждения. И тупой, как животное, а опасен, гад. Молотобойцы, правда, больше промахивались – очень уж шустрые им достались враги. Вероятно, руинные разбойники под завязку заправились боевой химией и носились, как угорелые с пропеллером.
      Миниганщик пытался пострелять из шестиствольника опять, но его убойный агрегат только истерично взвывал, начиная разгон стволов, и тут же затихал - свалка плотная, можно и своих поранить. Наконец, пулемётчику надоело подвывать оружием, он бросил пулемёт и выхватил доску, утыканную здоровенными гвоздями, но... Совершенно на ровном месте он вдруг завертелся, зацепился ногой за ногу и грохнулся прямо под ноги ближайшему рейдеру. Тот, не раздумывая, влепил мутанту в глаза всё, что было в обойме, и счёт стал четыре-пять.
      Это было что-то! Даже если этого гигантского растяпу удачно подранили в самом начале драчки, слишком странно выглядело его нелепое падение и помер как-то слишком быстро. Видом он был покруче бестии или мастера. Вполне возможно, что это супермутант-босс. Сколько про этих плохишей-богатырей рассказывают, а видеть пока не приходилось. Но они же, считается, очень живучие и сильные! При обычном для супермутанта росте под три метра, силой и здоровьем с половину супермутанта-бегемота будут. А этого так запросто уложили? Что-то тут не так! И что это за чудило пляшет на третьем этаже руины напротив через улицу?

      Этого странного типа в одежде наёмника скиталец заметил не сразу - внимание приковала схватка на бывшей улице. А зря! Типус был оригинальнейший и вёл себя необычно. Он то вертелся волчком, то чудно размахивал руками и приседал, то выделывал ногами такие антраша, что не всякому азартному танцору под силу, иногда совмещая пляску с пассами. В его движениях была какая-то система. Явно совпадало всё это его мельтешение с тем, что творилось на поле битвы. Вот он встал на одну ногу и стал медленно толкаться правой, крутясь вокруг левой, как вокруг оси, одновременно двигая грудной частью туловища с расслабленными руками. Руки его шлёпали по телу, обвиваясь вокруг торса, как плётки. А внизу один из кентавров вдруг завертелся и взялся охлёстывать себя языком и отростками! Рейдеры не зевали и прикончили шестируконогого в момент. Что за дела? Скиталец попытался повторить эти движения странного наёмника и чуть не свалился со своего насеста в свалку. Фига се! Не так просто, оказывается.
      Быстро перестала кружиться голова и картинка прояснилась. Наёмник стоял, не шевелясь и разглядывал скитальца в оптику снайперки. Эх, нечего было тут выпендриваться с подражанием! Но чужак не стрелял. Рейдеры уже добили последнего врага и собрались в кучку, подлечиваясь и возбуждённо гомоня. Наблюдатель решил выждать. Наёмник куда-то пропал из виду... А! Вот он уже внизу и подходит к рейдерам. Интересно, его они тоже примутся лупить? Нет. Дали ему денег и пару коробок патронов для снайперской винтовки. Чем дальше, тем загадочней! Наёмник украдкой посматривал на этаж развалин, где затаился наблюдатель, но, судя по всему, не выдал. Держа наготове пистолет-пулемёт, скиталец решил подождать развития событий. Интуиция сулила продолжение. И не подвела.

      Вдруг за спиной кто-то засопел и зло забормотал. Опа-на! Почти подкрался гуль-бродяга и выпучил бельмастые глаза! Сперва немного отшатнувшись, мертвяк выставил когтистые лапы и кинулся на добычу. "Добыча" метров с пяти выбросила вперёд правую руку, будто била кулаком в грудь близкого противника, а из механического кулака выскочило три стержня с особыми наконечниками и два из них впились подбегающему гулю в грудь, а третий попал в лицо. Людоед хрюкнул и кувырком покатился с лестницы в груду камней. Там и остался валяться. С ядом и жалами не поспоришь. Куда ему, малохольному, против "шалбан мал алана"!
       Добавлять пуль не потребовалось, но прятать пистолет-пулемёт пока рановато. Гули редко бегают водиночку, чаще стаями.

ЧТО К ЧЕМУ

      На улице быстрой схватки не заметили. Рейдеры уходили в дальние развалины, наёмника было не видать. Скиталец по-быстрому сбегал обшарить гуля, вернулся на облюбованное место и сразу же принялся заправлять жала кастета скорпионьим ядом.
      На лестнице послышались шаги. Кто-то поднимался, особо не таясь, но достаточно осторожно и не быстро переставляя ноги. Кастет на правой, стрелялка в левой, сам полуприсел за обломком плиты. Лучше бы пообщаться, но можно и подраться. Такой в Пустоши этикет – будь готов воевать, но не задирайся. И можно получить шанс обойтись миром. Но будь готов. Всегда готов! Потенциальные собеседники оценят.
      Чужак почти прошёл последний пролёт и его голова показалась из-за плит. Часть головы – он выглянул ровно настолько, насколько нужно, чтобы осмотреться. Два человека встретились взглядами. Никто не торопился демонстрировать мирные намерения и попусту оружием тоже не бряцал. Два опытных пустынных жителя внимательно разглядывали друг друга.

– Поговорим? – первым подал голос наёмник.

– Можно, – согласился скиталец, но выходить из укрытия не поторопился.

– Выхожу. С пустыми руками! – с нажимом сказал наёмник и преодолел последние ступеньки.

      Руки в самом деле держал на виду. Пустые, как и сказал. Из-за плеча торчал приклад снайперки. Он остановился у самой лестницы и выжидал. Скиталец вышел на открытое место и демонстративно вложил пистолет-пулемёт в специальную кобуру на левом боку. Наёмник внимательно посмотрел на его правую руку и чуть дрогнул бровями.

– Это механический кулак у тебя? Интересная модификация...

– Не жалуюсь.

– Это им ты гуля приголубил? – спросил, а странник только кивнул. – Трое из стаи покойника убежали.

– Тебя испугались?

– Не испугались. Одичавшие не боятся. Если видят большого силача, думают не о боли и драке, как нормальные люди, а о том, что перед ними много еды.

– Это почему это? – удивился странник.

– У них наглядное, предметное мышление. Как у малышей ползункового возраста. Думают простую мысль о том, что видят или щупают. Или унюхали. Да, и каково на вкус. Без образов и абстракций.

– А убежали почему?

– Удалось внушить им желание наведаться в другой конец района.

– За добычей?

– Это слишком сложно. "Добыча" - уже понятие. Просто НАДО БЕЖАТЬ ТУДА! И всё. Говорю же, у них интеллекта, как у мелкого несмышлёныша, только инстинкты вполне взрослых хищников.

– А они тебя видели? И не напали?

– Видели, но... Как бы сказать... Знаешь, что ты для них еда?

– Ну, скорее это они для меня носители мелких трофеев. Но вообще-то я понимаю, что могу стимульнуть гульский аппетит. Да, знаю. Они людоеды.

– А я "знаю", что для них несъедобен. И своё знание как бы громко думаю. Это трудно объяснить. Понимаешь, в древние времена были умельцы отводить глаза. На тебя смотрят и не видят, а потом и не помнят, что ты встречался.

– Ага... Это что-то типа стеллз-боя, только в мозгах, а не оборудование?

– Усложняешь. Хотя... Ну, да. Типа "невидимки". Только тепло тела при применении стеллза увидеть можно и запах учуять. А если у одичавшего гуля одна только мысль – о жратве, то проще внедрить в его башку, что ты не еда. И ему будет на тебя наплевать.

      Повисла пауза. Скиталец обдумывал услышанное и подозревал, что незнакомец неспроста разговорился. Что ему надо? А тот будто мысли прочитал!

– Думаешь, с чего такие откровения? Я видел, как ты пытался повторять мои движения. Тебе интересно?

– Да. Что это было?

– Это был секрет. И теперь я должен тебя спросить: ты хочешь научиться или просто суёшь нос куда попало?

      Скиталец хмыкнул и заколебался. Он привык к одиночеству и не искал компаний. Но знал за собой особенность – был переимчивым. Некоторые даже обижались, когда он непроизвольно копировал манеру речи или акцент. Это была врождённая способность подражать и её даже приходилось держать под контролем. Не все любят, когда передразнивают. Но он не дразнил, а просто точно копировал. Даже манеру двигаться.
      Однажды долго шёл по шоссе за каким-то бродягой и просто вжился в его подшаркивающую походку и привычку оглядываться, поводя плечами. А потом возникло ощущение двух тел – своего и чужого. И он специально представил, что спотыкается. А бродяга натурально споткнулся на голой дороге и чуть не упал. Обозлился, дождался пока его догонят и потребовал отстать, "а то аж щекотно от взгляда в спину". Раскричался: "Не доставай, отвяжись!" Потом почти бегом ломанулся куда-то вбок от дороги.
      И похожее случалось не раз, только не так явно. В детстве как-то чуть молотком не схлопотал - смотрел на плотника, тот вдруг стал промахиваться мимо гвоздей. С парикмахерами ещё хуже – приходится стричься с закрытыми глазами или налысо.   
      Скиталец всё сильнее подозревал, что встретил человека, знающего, как обращаться с таким даром. Но бесплатного сыра не бывает!

– Что я буду тебе должен за науку?

– Поклянёшься хранить тайну, пройдёшь посвящение. Сможешь передать знания одному ученику. Потом, когда сам станешь мастером. А до тех пор...

– Я должен побольше знать. Прежде, чем давать клятву, надо знать, на что подписываюсь. Согласен?

– Не согласен. Если я тебе открою часть секретов, а ты передумаешь? Выйдет, что я проболтался. Не пойдёт. Вот тебе предварительный урок. До клятвы...

      Заклинатель поставил подвернувшуюся консервную банку на обломок плиты и предложил попасть кастетом в цель. В момент, когда в конце удара скиталец нажимал спуск и должны были выскочить жала, мышцы на мгновение сковало, а потом что-то вроде мощного импульса заставило дёрнуться. И все три жала впустую оцарапали стенку почти в метре от цели! Однако... Так грубо промахнуться всего в паре метров от объекта... Позор!

– Теперь ещё раз попробуй, – предложил мастер.

      Скиталец сосредоточился и поразил цель. Банка унеслась в пролёт, а парень прислушался к ощущениям. Скованность он преодолел легко, а вместо импульсивного сокращения группы мышц ощутил только жар в теле. У него получилось сопротивляться!

– Понял? – спокойно спросил наставник.

– Отчасти. Объяснишь?

– Ты был готов. Ты знал, что я буду тебе мешать. Пока не знал, срабатывало.

– Если бы кентавры и мутанты знали... Ага! Надо врасплох... Так-та-а-ак... Гули одичали и осмыслить такое просто не могут. А мутанты?

– Те, что посообразительнее, могут успеть догадаться. Тут и пригодится снайперская винтовка. Обычно смекнуть не успевают и секрет разболтать не могут. А с умниками разговор короткий – пуля.

– Ты хочешь сказать, что не давший клятву знайка твоих секретов – потенциальный труп? – спросил, а рука автоматически потянулась к пистолету-пулемёту.

– А есть выбор? Если про навыки заклинателей узнают, навыки уже не пригодятся. Сам подумай! Хочу я, например, "помочь" миниганщику не в тебя дать длинную очередь, а поразить атакующего тебя собрата-мутанта. Всего-то нужно подправить движения рук и торса. Чуток развернуть стрелка. Если он будет знать, что такое возможно, решето сделает из тебя, а не из своего. Кому от этого польза? Мутанты, кстати, неплохо обучаемы. Большинство мыслит образно, хоть и конкретно, а есть такие, что и абстракции освоили. Ну, что? Решай.

      И скиталец решил.



КЛЯТВА И ТЕОРИИ

      Месяц юркнул в прошлое, интенсивное обучение съедало календарь, как голодный кротокрыс сочный мутафрукт. Даже закалённое тело скитальца ныло и стонало, так ломало от непривычных нагрузок. Вот сами попробуйте сесть в позу лотоса, если раньше всегда предпочитали табуретки! А особые боевые пляски, а скручивания тела вокруг осей до немыслимых поз? Суставы хрустели, мышцы, бывшее прежде в теле как бы на всякий случай, получали нагрузки от упражнений, со стороны похожих на кривляния или даже корчи в судорогах, но это ещё цветочки. Ягодками стали открытия в невидимом обычному глазу мире Столичной Пустоши.

      Клятва давалась у бочки с горящими в ней деревяхами из ближайших развалин в день их встречи. Ровно в полночь странник поклялся хранить тайну и принимать мир Пустоши таким, какой он есть на самом деле. Свидетелями клятвы стали духи Пустоши. Тут скиталец чуть не нарушил торжественность церемонии – не очень-то верилось в реальность этих духов. Не то, чтобы был атеистом или язычником, но после ядерного армагеддона всё так запуталось. Ходили слухи про секту хабологов в окрестностях бывшего Сан Франциско, в Мегатонне расцвела странная шарашка поклонников атома, а совсем недавно у всех на слуху были какие-то "дети храма" и преобладало мнение, что это были вконец отмороженные фанатики какого-то непонятного "возрождения".
      Но серьёзность удалось сохранить. В самом конце, когда полагалось долго молчать, вникая в то, что только что говорил, была рекомендация повернуться к самому тёмному месту, закрыть глаза и смотреть на веки изнутри, представляя, что это экран, как в кино. Странник изо всех сил постарался ни о чём не думать и не представлять никаких образов. Образы пришли сами, он это ощутил. И образы эти были тенями. Речей теней не было, жестов тоже. Некоторое время было ощущение, что тебя внимательно разглядывают, потом появилось другое – что одобряют и приняли.
      Он сказал об этом наставнику и тот довольно кивнул. Потом они присели и мастер-заклинатель разрешил задать один вопрос.

– Откуда ты? – сразу же спросил скиталец.

– Из убежища без номера... – после паузы ответил заклинатель и снова замолчал, на пару минут погрузившись в прошлое. – Предки были адептами экуменистического культа.

– Секта?

– Да нет, не секта, хотя в убежище были и сектанты тоже. Ты про экуменизм слыхал?

– В общих чертах. А что?

– А то, что приветствуются все религии. Бог-то один. Представления разные, а какие правильные, какие нет... Бог знает, а нам бы надо просто быть поскромнее в суждениях. У культа были спонсоры, убежище создавалось по проекту "Ваулт Тек", но с модификациями. В частности, была здоровенная бумажная и ещё более крупная электронная библиотека специальной литературы о верованиях жителей нашей планеты и философская, и теософская, и даже магическая. С древнейших времён накопилось много знаний, а рассекретилось многое только в девятнадцатом-двадцатом веке. И попало в книги. Понимаешь? Неэлектронная часть библиотеки принадлежала основателям культа, а когда грянула беда, всё это оказалось в распоряжении одной компании – у жителей убежища. И почти тысяча человек мирно уживалась, давала потомство и никто никому не плющил мозги, требуя принимать определённую религию. Первым смотрителем был индуист, потом мусульманин, а следом баптист. Ты о таких верах слыхал?

– М-м-м... Так, краем уха. Мне больше нравились представления о духах Пустоши и духах предков, как у древних индейцев. Но я вообще-то ни в какую из религий не вникал и не посвящался.

– А сам ты откуда?

– Я тоже почти из убежища, только номера не знаю. Вероятно, надо считать, что я уроженец Пустоши, а убеженцем был... Так сказать, внутриутробно. Родители вышли с несколькими семьями, когда автоматика открыла бронеплиту и я родился уже в пути. На железнодорожной дрезине.

– Да ну! Так они двигались по железной дороге? А куда?

– Убежище было вроде бы рядом с канадской границей, а несколько семей, наткнувшись на дрезину в разведке, решили, что надо в столицу. Если от правительства и государства что-то осталось, то искать логичней в столице. Верно?

– Логично, конечно. Они же не могли знать, как оно обернулось. Да... Слушай, а как им дрезина пригодилась? Тут даже в метро далеко по рельсам не уедешь, а уж на поверхности-то и подавно.

– Дрезина была с двойным питанием – дизель и электричество. У неё были дополнительные выдвижные колёса для езды без рельс, но ими редко пользовались. Добыли мотор, заменили и двинулись. Да, прицеп был. До войны дрезина возила на прицепе запчасти или рельсы со шпалами, а наши построили на этой небольшой платформе домик. Там и жили. Там я и родился.

– А как платформу с домом перетаскивали через заторы и разрывы в пути?

– А тут повезло просто. Возле убежища были развалины метеостанции. Там в остатках склада нашли зонды и насос с запасом лёгкого газа. Надували зонды, цепляли симметрично к платформе и её можно было переносить на руках. Лёгкая же становилась.
      В одном гипермаркете где-то по пути было в глубоком подземелье устроено корпоративное убежище для высшего менеджмента и их ближайшей обслуги. Военные и госкорпорация обязательно навтыкали бы там турелей и поставили боевых или охранных роботов, а эти понадеялись на замки и электронные запоры. Электроника сдохла, когда шарахнуло ядерным, а обычные замки взломать шанс был. Там у многих агрегатов было автономное питание. Мощный малогабаритный электромотор удалось снять в лифте их главного начальника. Солярка почти закончилась к тому времени. Мотор очень кстати оказался. Установили взамен сгоревшего и дальше поехали, само собой, предварительно почистив подземный секретный офис. Чего там только не было, как рассказывали!.. Но это так, к слову.
      Ядерных батарей хватало, а заторы на железных дорогах объезжали на дополнительных выдвижных колёсах с литыми шинами. Почему не поехали по шоссе и хайвеям? Трясло сильно и скорость не та. Да и разруха на нежелезных дорогах. А по железке иногда можно было целый день нестись, не встречая препятствий. Хотя бывало и по пять-шесть объездов, особенно в промышленных районах. Когда миновали половину пути, дрезина сломалась и уже было не починить. Семьи стали расходиться кто куда, мои родители погибли, а меня усыновили. Тогда в нашем домике на колёсной платформе оставалась только одна семья. В шестнадцать я ушёл скитаться.
      А в твоём убежище вообще не было пастырей? Паства сама себе была и шаманами, и проповедниками, и попами?

– Не совсем. Тут вот какое дело... Несколько мозгоботов было для ремонтных дел, ещё рободворецкий... Знаешь, модель "мистер хэнди"? Так вот этот "хэнди" был с пастырской начинкой. Он, конечно, мог разрезать торт или подмести, но в основном был просто ходячим справочником и он же активировал нам более продвинутую модель. Это была военная модификация "мистера хэнди", их называют "храбрецами", как известно, да ещё и круче, чем обычный боец. Этот робот был сержантом-капелланом. И тогда в убежище наступили новые времена...

– Что за времена?

– А это будем считать уже вторым вопросом. Отложим на завтра.


СЕРЖАНТ - КАПЕЛЛАН

      На следующий вечер после всех дневных хлопот скиталец напомнил о "других временах".

– Автоматика сообщила, что внешняя среда почти пригодна для обитания. Главный компьютер убежища сделал прогноз и получалось, что через год-другой можно будет отправлять первую разведку. Активировали робота-разведчика, но он продержался только суток трое, успел озадачить нас сообщениями о здоровенных насекомых-мутантах и был погублен яо-гаем. Наш "хэнди" оповестил нас о мобилизации резервов и отправился в ангар. А вышло оттуда уже два робота. Так мы и познакомились с сержантом-капелланом.
      У этого робота был неснимаемый боевой ограничитель и конфликт программ. Базовая комплектация сержанта никак не могла ужиться с добавленными файлами капеллана, иногда от этого ему просто башню сносило. И тогда он носился по убежищу и приставал ко всем на повышенной громкости со всякой чепухой типа: "Ещё один день в церкви этого человека!" или "Паства! Р-р-ровняйсь! Смирно! К торжественному выносу реликвий и выходу причта НА КАРАУЛ!!!" А иногда подкрадывался и рявкал прямо в ухо: "Вот ты где! Сейчас догоню и обращу тебя в истинную веру! Во славу дядюшки Сэма!" или "Ты что? Издеваться вздумал?! Выходи и молись!"
      Угомонить сержанта-капеллана удавалось просьбой составить план военного парада к церковному празднику. Он важно удалялся к своему блоку подзарядки и обращался к служебной базе данных в миниангаре. А когда вылезал, был вполне здравомыслящим механизмом, полезным и послушным. По рукопашке и стрелковой подготовке он был великий дока. В пустующем зале возле реактора заставил мозгоботов построить стрельбище и именно благодаря этому роботу все научились грамотно обращаться с арсеналом убежища. Если бы он не настаивал так настырно на строевой подготовке, золото был бы, а не робот. Мы жалели, когда он погиб и даже похоронили его винч возле входа в убежище со стороны пустошей.

– А что случилось?

– Он требовал взять его в первую группу разведчиков и взяли. Он же с плазменкой в боевом манипуляторе. Вышли только, обследовали ближайшие к убежищу пустоши, а потом заметили стаю кротокрысов. И тут опять конфликт программ! Наш сержант-капеллан помчался обращать в истинную веру кротокрысов... Сам понимаешь, когда мы добежали, почти вся стая была перебита, а наш гвардеец только успел простонать из динамика: "... сообщите родным... поминальная служба..." Мы вкопали над его могилой обрезок трубы с приваренной заводской табличкой с его корпуса. Многие потом с благодарностью вспоминали его стрельбище и приносили на могилу детальки от враждебных роботов, некоторые даже венки делали из кабеля и запчастей. Его любили и уважали, а закидоны из-за конфликта программ быстро забылись. Добрые дела запомнились. Вот так-то...
      Вот, что я тебе скажу... Думаю, тебе надо кое-что знать о других наёмниках.

– Я встречал щёголей и смутьянов. Да, ещё видел борца. Но пообщаться с ними не получалось – они не шли на разговор.

– И не удивительно. О смутьянах и борцах я расскажу тебе в следующий раз. Спокойной ночи...

РАССКАЗ ЗАКЛИНАТЕЛЯ О СМУТЬЯНЕ

      Следующим вечером мастер сам предложил вернуться к тому, чем закончилась вчерашняя беседа.

– Я встретил его в Пустоши и мы разговорились у костра на привале. С ним было двое бродяг-людей и один гуль, раздумавший добираться до гульского Подземья. Ты знаешь, там на подступах полно мутантов, целый укреплённый городок между историческим и техническим музеями, да? Вот гуль потыркался, понял, что один не дойдёт, и решил пристать к этой компании, раз все трое без антигульских предрассудков.
      С нашей горушки было хорошо видно открытый кинотеатр с большой площадкой перед экраном. И стояло там с десяток старых машин, торчали парковочные счётчики... А? Да, это на подходах к башне старого хрыча Тэнпенни.
      Каждый кратко представился и поведал о себе в двух словах, только смутьян промолчал и ничего, кроме прозвища не назвал. Погонялка у него была Задира и в группе он был как бы лидером. Тут кто-то из людей напомнил смутьяну об обещании рассказать про родное убежище. Смутьян помолчал, покосился на меня – видимо, не хотел откровенничать при чужаке. Но, потом решился и стал рассказывать...

РАССКАЗ ЗАДИРЫ О СЕМЬДЕСЯТ СЕДЬМОМ

      Если бы Задира смог добраться до сволочных экспериментаторов из компании "Ваулт-Тэк", лично бы порвал каждого на мелкие клочочки! Он так и сказал, с этого и начал.
      Представь себе! В семьдесят седьмое убежище набирали спортсменов – специалистов по рукопашке. И на всё убежище после запечатывания оказалось только две женщины, причём одна была упёртой лесбиянкой, а другая вообще андроидом! Когда по тревоге в самом начале обмена ядерными ударами все сбежались в убежище, их смотритель сообщил на общем собрании об особой программе довоенного Правительства. Оказалось, что в их убежище двери откроет автоматика и только через пятьдесят лет. Будто бы специальная аппаратура определит, пригодна ли поверхность для жизни. Если нет, то не откроется, пока датчики не выдадут сведения о пригодности. И по-другому открыть убежище смогут только снаружи, и только какие-то особые уполномоченные, знающие код пульта. Половина века в спасительном заключении...
      Всем предстояло провести этот срок в суперсовременных капсулах гипер-сна, разработанных специально для эксперимента. Считалось, что старение во сне значительно замедляется и десятилетия проходят, как годы, а системы жизнеобеспечения покруче, чем у астронавтов – внутривенное питание, массаж, противопролежневые лежаки и прочее. Делать нечего, народ разошёлся по капсулам, да проснулись не все, как выяснилось. Смотрителю персональный апартамент достался с брачком – после пробуждения его нашли в капсуле растолстевшим стариком. Умер во сне от ожирения. Он, кстати, единственный был не спортсменом, а просто администратором.
      И вот они проснулись... Само собой, потянулись в спортзал. И тут до них дошло, что на сотни мужиков у них всего две дамы! При отличном питании, безопасности и скуке хочется приключений. Не так ли?
      Через пару месяцев сидеть в убежище всем надоело, пробиться в офис смотрителя никто не смог, разобраться с механизмами, отпирающими ход на волю не сумели и атмосфера накалилась, участились конфликты. Гормоны распирали мужчин, а дамы отнекивались. Кончилось это воздержание печально – парни додумались выпускать пар в состязаниях и устроили в атриуме ринг для боёв без правил. В медблоке аншлаг, но сердцам романтики всё ещё не хватило.
      А тут вдруг обнаружился труп убитой об стенку лесбиянки. Тёмная история так и осталась загадкой. Зато другая дама вдруг стала популярной! Задира с усмешкой рассказал, как она морочила головы – скрытно заводила шашни чуть не со всеми, но довольно долго не попадалась. А потом кто-то случайно заметил секретный проход в неизвестный отсек, подглядел, как она отпирает, и рассказал ближайшим товарищам. Этот "кто-то" видел их подружку, открывающую в её собственном животе дверцу, вынимающую пробирочки со спермой и надписывающую ярлыки. Прикинь! Потом выяснилось, что андроид писал печатными буквами со скоростью типографского станка! Весь лабораторный журнал этого хитроумного генофонда был написан карандашом, но текст был видом, как из книгопечатни.
      Стали следить и выяснили, что их всеобщая любимица конспиративно собирает генный материал в здоровенный холодильник. Представляешь? Как только она наполнила последнюю пробирку, жеребцам было отказано в удовлетворении. 
      Андроида пришибли и взрыв недовольства стал неизбежным. Ждали побоища всех со всеми со дня на день, как вдруг система оповестила, что бронезаслонка может быть открыта. К этому моменту в живых осталось едва ли две трети от начального состава. И все ломанулись в Пустоши.


И ВЫШЛИ НАЁМНИКИ

      Помолчали... Легенды об убежищах гуляют разные, даже нелепые и явно фантастические. Но тут слишком много деталей. Такое разве выдумаешь?

– С тех пор и бродят по территории наёмники-борцы и смутьяны, – продолжил заклинатель. – Знаешь, наёмники – это своеобразная каста. Только про борцов и смутьянов можно сказать, что они одиночки. Вероятно те, первые, до выхода из семьдесят седьмого так обрыдли друг другу, что предпочитали любые компании, только бы со своим соубеженцами не видеться. Говорят, они не сразу разделились на смутьянов и борцов, а произошло это как-то само собой. Борцы предпочитают наниматься в охранники к искателям приключений, а смутьяны часто бывают заводилами в шайках отморозков. Видел, наверное? Думаю, теперь выходцев из семьдесят седьмого почти не осталось. Вот, Задира, разве что. А если человек решает податься в наёмники, если сам о себе понимает, что смутьян, то и одежду выбирает соответственную и его издали видать. И борцы, и другие тоже. Такие дела...


ДОМ

      Трио охранных роботов и турели пятой марки бдительно мерцали индикаторами. Они сулили непроходимость периметра. Домишко в районе особняков недалеко от развалин Фэйрфакса заклинатель обжил и защитил давно.
      Тут наверняка когда-то жила семья с одним ребёнком. А кровать в бывшей детской была расчитана на крупного подростка, вероятно. Скитальцу понравилось. Взрослому на ней спалось очень даже комфортно. Неплохая получилась тренировочная база! Это было чьё-то довоенное родовое гнездо, на удивление прилично сохранившееся и приспособленное наёмником для современной жизни. А сейчас? Хм-м... Резиденция.
      На кухне имелась плита в рабочем состоянии, тихо гудел вполне исправный холодильник. В прихожей радио развлекало приколами Тридогнайта, на вешалке у входной двери радовала глаз небольшая коллекция шляп и бейсболок. Даже уютно! На отставшие обои и мутные стёкла в окнах можно не обращать внимания, а разбитое зеркало... Что ж, пусть будет хоть какой-то недостаток, хоть маленький. Идеальная исправность и чистота в постапокалиптические времена может даже напугать. Подумаешь, уж не умер ли. Небывальщина ведь в поле зрения...
      Оборудовав себе на втором этаже в бывшей супружеской спальне кабинет, благо приличный письменный стол там уже стоял, заклинатель отдыхал на двуспальной. На шуточки про пустующее место подруги жизни только посмеивался и отшучивался, что скитальцу ещё доведётся познакомиться с заклинательницами. Тогда шутить сразу расхочется!
       Но отдыхать приходилось только ночью и то не каждой. Наступило время практических занятий. Для проверки навыка решили выйти за периметр к развалинам и потревожить крупную банду рейдеров.


К ПРАКТИКЕ

По пути заклинатель напомнил:

– Куда ты шёл, когда мы встретились? Помнишь, обещал рассказать?
– К Лингвисту.
– А зачем?
– Да я уж говорил, что переимчивый. Если собеседнику яо-гай на ухо наступил, пою так, что самому страшно. Если хороший певец заражает, вдруг слух возвращается и голос. А интереснее всего получается со стихами – иногда так пробирает, что могу поэту отвечать стихами в его любимом размере. Это бывает редко, но запоминается, знаешь... А Лингвиста же не зря так назвали? Наверняка! Я уже несколько раз слышал от разных людей, что стихи и песни – не просто так. Будто бы есть особые фразы для отдыха, для напряжения, для внушения и так далее. И рассказывали, что Лингвист в этом классно разбирается. Хотелось бы с ним пообщаться на вербально-мнестические темы.

– Ух ты! Какие термины. Самообразование словечками снабдило? Ну да, ну да... А Лингвист разбирается. Это точно! У нас с ним была дуэль пару лет назад...

– У-у-у-у...

– Что?

 –Так я зря шёл? Раз ты жив...

– Да нет, расслабься. Дуэль была поэтическая.

– А... Хорошо тогда. Кто победил?

– Лингвист, конечно. Он настоящий мастер. Но я поупирался, как мог. Ему понравилось. Мы так увлеклись, что даже стали записывать. Жаль, мои записки потерялись. Там много забавного было.

– А по памяти?

– Почти ничего не помню. Вот, может быть, это:

Нету знания в бутылке,
Да, да, да!
Не чеши себе в затылке -
Не беда!
Много знаний обретаешь
В голове,
Если трезво наполняешь
Даже две.
Хоть для выпивки немало есть причин,
Алкоголик будет глупым, как брамин.

Скиталец расхохотался и зааплодировал.

– Отличный стих! Твой?

– Лингвиста. Кстати, используется в комплексе мер для снятия пристрастия к алкоголю. На отвычку от баффаута было ещё интересней, но это я уже не помню. А для укрощения абстинентного синдрома было даже с табуированной лексикой. Ломка – это не смешно, сам понимаешь. Но я, когда впервые услышал, смеялся до слёз. Он этим стихом, что вспомнился, и победил в дуэли. А на прощание прочёл мне маленькую поэму про родное убежище. Туда собирали писателей и поэтов – особая правительственная программа. Было среди прочих ещё и песенников несколько с музыкальным образованием и хорошим слухом. Однажды эти поэты-музыканты засекли тайную трансляцию нейро-внушений в инфрадиапазоне. Народ взбунтовался и с пристрастием допросили смотрителя. Оказалось, что на них проверяли ритмизированные формулы внушения. Каково? А люди столько лет голову ломали, почему это у них то конфликты без причин, то вдруг сладкое братство-сестринство до оскомины. А ведь сперва подозревали СДУ.

– А что это?

– Синдром Депрессии Убежища, – тихо ответил заклинатель и вздохнул.

– Да? Выходит, повезло мне не торчать в подземелье часть жизни?

– Кто знает...

– И чем всё кончилось?

– Мне надо было уходить. Он пообещал в следующий раз дорассказать, как литераторы вышли в Пустошь... – пожал плечами заклинатель.

– Я вот всё думаю про странности в убежищах. Почему? – поразмышлял вслух скиталец, приостановившись. – Смутно припоминаю байки про такое, где был всего один мужчина, а остальные – женщины детородного возраста. Говорили, что это убежище не распечаталось до сих пор. Только это выдумки, по моему. От бродяг слышал про республику Дэйва, но это уж совсем чепуха была. А вот про специфику комплектации уже склоняюсь...

– Рассказ Задиры тоже сперва выдумкой показался, но он не производил впечатление болтуна-сочинителя. Я поверил. Ты шагай поэнергичней. Недалеко уже. А что там с республикой Дэйва?

– Будто в небольшом поселении главарём многожёнец и у него целый гарем. А дети все его. Даже приёмыши официально считаются его родными. Может, он один из потомков того везучего мужчины? Единственного бычка в целом цветнике... Ладно! Про Задиру... Хорошо, он не врал. Смысл эксперимента? Они там, в корпорации и правительстве, расчитывали, что из убежища выйдут осваивать развалины и восстанавливать планету бойцы-одиночки?

– Этого я не знаю. Но угадать результат многолетнего сидения сотен драчунов без женского общества не сложно. Задира не сказал, но я больше чем уверен, что все мужики были нормальной ориентации. Может, их туда специально для создания элитного генного банка заманили?

– Паранойя... Вот твоё убежище было частным и никаких экспериментов.

– Не скажи. Собрать почти тысячу человек разных вер – уже эксперимент. А корпорация и казённые экспериментаторы просто сэкономили на процедуре отбора. Мы сами справились, в смысле, наши предки. Думаю, что за нами тоже предполагали присматривать и оценить, что получится. В базе данных главного компьютера убежища были какие-то невнятные данные про ваулттэковское такое же на западе. Только оно было поменьше и комплектовалось обычным способом – комиссии, сертификаты, залоги и так далее. Но отобрали по одной-две семьи каждой веры. Я уже плохо помню детали и что там стряслось. Об их участи случайно слышал, как упоминал кто-то из мигрантов с запада. Но те ребята передрались, а убежище покинули, сделав его непригодным для жизни. Им пришлось строить себе укрытие на поверхности. Тем, кто выжил, понятно.

– Они были тоже без номера?

– Вроде с номером... Я почти уверен, что это было убежище № 8. Почему-то так запомнилось. Может, из-за цифры? Очень похоже на знак бесконечности, поставленный дыбом.

– Похоже...

– Глянь-ка! Вон стая одичавших псов, ближе к холмам шарится пара скорпионов, на холме яо-гай, а вдали вроде бы несколько кротокрысов. С кого хотел бы начать?

– А рейдеры? Кстати, с этими у тебя тоже деловые отношения?

– С этими нет, – усмехнулся заклинатель. – Эти вконец отмороженные – воюют со всеми. Видимо, чувствуют свою силу. На окраине района есть ещё база изгоев Братства, но туда лучше не соваться пока.

– Почему? Враждебны?

– Нет. Нейтральны, но... Нам нечего им предложить, а их интерес к технологиям с нашим не совпадает. Думаю, что в лучшем случае они буркнут что-нибудь презрительное и пошлют подальше в Пустоши. Однако, если с кем-то сцепятся, лучше им пособить. Они с плохишами на ножах. Таким и помочь не грех. А вот их соседи, рейдеры, в последнее время оборзели. Это угроза.

ПРАКТИКА

     Скиталец выбрал удобное место и начал расслабляться и сосредотачиваться, как учили. Через некоторое время он стал слышать движение крови в своём теле, стук сердца, поскрипывания и шорохи организма. Потом вник в ближайшее окружение и слушал ветерок, звуки небольшого пыльного смерчика. Предпоследний этап – слушать порёвывание далёкого яо-гая, лай псов, топот скорпионов и перекличку рейдеров за наваленными плитами и балками. Последний этап был самым сложным. Надо было слушать все сферы сразу.
      Его "шалбан мал алан" взял подержать заклинатель. Рюкзак с пристроенным сверху пистолетом-пулемётом был рядом. На теле почти не осталось металла, а одежду готовили заранее – должно быть легко, удобно и без синтетики.
      Пришло ощущение слитности с окружением. Мысли развеялись, восприятие обострилось, но скиталец безучастно отражал собой всё вокруг, как зеркало. Вмешиваться не хотелось. Покой сошёл в душу и даже явное присутствие духов пустоши не взволновало. Сейчас его не "разглядывали". Было понимание их присутствия, как зрителей в зале. Только скиталец был для них не артистом на сцене, а декорацией. Странное положение, но так и должно было быть. Пока надо оставаться безмятежным.
      Спустя какое-то время скиталец "прислушался" к псам. Недавно ели. Можно поваляться на выгоревшей траве, пометить участок, побродить, гавкнуть просто со скуки... Скорпионина гуляет далеко... Люди далеко... Яо-гай пахнет... Далеко...    Зрение изменилось и сквозь одну картинку стала проступать другая: с метровой высоты скиталец видел кусты, корявые деревья и камни на земле. Всё вокруг струилось запахами. Хотелось подпрыгнуть сразу всеми четырьмя лапами или пробежаться. Сытое тело было сильным и ловким, челюсти могли сокрушить кости. Но драться не хотелось. Присесть и почесаться? Можно...

– Приближается караван! – вплыл голос заклинателя. – Похоже, идут по дороге через территорию рейдеров. Как бы не нарвались...

      Настроение духов в "зрительном зале" изменилось.


ПОЩАДА

      Было видно, как кто-то сигналит с верхнего этажа крайней развалины. Наблюдатель рейдеров задрал над головой две руки, потом хлопнул себя по голове и растопырил руки, будто обнимал баул. Понятно: два человека и вьючный брамин. Охранник караванщика держал в готовности штурмовую винтовку, выглядел в коже по-боевому, а вот караванщик был одет странновато. Кто же ходит по опасным местам в засаленном деловом костюме? Только док Хофф. Это он и был.
Из-за бугра показался другой караван. Скиталец забрал у наставника "Шалбан", схватил оружие с рюкзака и кинулся к караванам, на бегу закрепляя свой суперкастет на правой руке. Заклинатель поспешил следом, но отставал.
      Пятеро рейдеров высыпало встречать "дорогих гостей" и полукольцом они явно пытались охватить караван Хоффа. Его охранник уже дал по атакующим несколько коротких очередей, когда на помощь коллеге свернул и второй караван. Это был, скорее всего, мародёр. Его брамин загремел поклажей, неуклюже изображая галоп и всё больше отставая от хозяина. Один из бандитов захромал и задёргался туда-сюда, не решив, отступать или нападать. Четверо быстро сближались с доком, вовсю обстреливающим их из крупного пистолета.
      Краем глаза скиталец успел заметить что-то мелькнувшее у стены развалины с наблюдателем и оттуда донесло вскрик. Не сигнальщик ли чебурахнулся с третьего этажа, азартно пытаясь домахаться подельникам о втором караване? Некогда об этом! Мародёр уже бабахал из дробовика и уменьшил отряд врагов на одного с кувалдой, а осатаневшую девку с ножиком ранил. Та, проорав что-то про мясо, кинула нож в обидчика, не попала и на карачках поползла обратно в развалины.
       Ещё трое рейдеров выбежало из прохода в завалах. Пока бандитское подкрепление было далеко, имелся шанс проредить передовой отряд. И скиталец своего не упустил.
      Дав веером длинную очередь примерно в сторону оставшейся пары бандитов, прицельно влепил в ближайшего рейдера все жала "Шалбана мал алана". Тот кувыркнулся, дрыгнул ногами и затих. Остаток магазина ушёл на обстрел короткими очередями подбегавших. Подкрепление рейдеров увидело, что подкреплять уже некого и сбежало к своим баррикадам, затеяв оттуда плотную стрельбу. Док со своим охранником и брамином куда-то подевался, а мародёр кинул скитальцу сумку с гранатами, подмигнул и показал на остатки древней фуры, почти упирающиеся в рейдерские укрепления. Заклинатель, добежав, укрылся в камнях и выцеливал из снайперки обозлённых фэйрфаксовских разбойников.
      Благоразумный мародёрский брамин остался у входа в подземку, а двое скрытно пробежались к фуре. Баррикада оказалась на расстоянии броска, орущие что-то несусветное стрелки их маневр пока не заметили. Переглянувшись, скиталец и мародёр кинули первую пару гранат. Удачно! Рейдеров сдуло, а гранат-дуэт продвинулся к самой баррикаде и принялся метать на ту сторону всё, что было. 
      Быстро заменив магазин, скиталец весь его выпустил в зловредного снайпера, решившего было перестрелять чужаков с насеста на втором этаже ближайшего здания. Тот визгливо ойкнул, уронил винтовку и скрылся за стеной. На видимой части улицы никого не осталось. Только за кучей хлама кто-то шипел, вскрикивал и непотребно ругался. Это было примерно там, куда мог упасть наблюдатель. Скиталец, пригнувшись, двинулся глянуть.
      Волоча сломанную ногу, на трёх конечностях чумазая рейдерша пыталась дать дёру, но соскальзывала с горы хлама и чуть не лишалась сознания от боли и страха. Оружие она потеряла, а вид чужака со здоровенным кастетом и приличной пушкой в другой руке оптимизма не внушал.
      Добивать не хотелось. Скиталец подбежал, сунул пистолет-пулемёт за пазуху и похлопал девицу по попе – та как раз её выпятила, пытаясь выдернуть из мусора арматурину.

– Не убивай меня! – взвизгнула рейдерша и сжалась в комок, прикрыв руками голову.
 –Ладно, - хмыкнул скиталец. – Не буду. Только поцелую и дальше пойду!

      Он уже автоматически вживался и ощутил липкий страх и сильную боль. Мелькнула мысль, что убить – всё будет, как всегда. А пощадить и даже подлечить... Может, чмокнуть её, а то вон как трясётся? И он потянулся к рейдерше, но тут же схлопотал кулаком в грудь, а головой дама попыталась стукнуть его в лицо. Этот импульс скиталец успел скопировать, только голову наклонил и самой крепкой костью черепа угодил рейдерше в лоб над переносицей.

– Ой, мазафака-а-а-а.... Мясо бодуч!.. – теряя сознание вякнула бандитка и отключилась.

      Воткнув пару стимпаков и наложив на перелом шину, скиталец выудил из мусора сломанный костыль, скрутил проволочкой повреждение и положил рядом с рейдершей. В её карманах нашёлся карандаш, чудо-клей и коробка с последним чипсом. Хрустя лакомством и улыбаясь, скиталец разорвал коробку, написал несколько слов на белой внутренней стороне упаковки и приклеил чудо-клеем на покрасневший лоб пациентки. Она уже подрагивала руками и скоро должна была очнуться. Ну и шишак у неё будет на красивом лице! А написал он вот что: "Будете обижать караванщиков, ПОРВУ!!!"
      Выбравшись из-за кучи мусора, увидел вдали мародёра, запихивающего что-то в один из вьюков на его браме. Огляделся. Недолгий союзник уже собрал трофеи и только грязное нижнее бельё прикрывало трупы. Мародёр издали помахал на прощанье и двинулся с брамином по дороге, как ни в чём не бывало.
 
      Скиталец шёл к заклинателю и его терзали смутные сомнения. Вдруг посетило понимание: духи пустоши хотели не того, что он сделал. Они были бы сердиты, но возня с рейдершей искупила какой-то его промах, что-то скомпенсировала. Можно уходить. Практическая работа закончена, надо теперь копать теорию и разбираться.

      Возвращались молча. В жизни скитальца схватки случались не так уж редко. Навыки скрытного передвижения, привычка осматриваться и не забывать о том, что за спиной, быстрая реакция на атаку врага, выделение в развалинах или на пленэре мест, удобных для засад, снайперского гнёздышка или укрытия пулемётчика, привычка постоянно высматривать мины с ловушками – всё это когда-то накапливалось, шлифовалось и теперь служило. Быть настороже стало, как дышать. И не напрягаешься особо, а ушки на макушке. Сегодня что-то пошло не так.


ЦЕПИ И ЦЕПОЧКИ

      Сидели на кухне за бутылочкой колы и разбирались.

– Надеялся, что выберешь псов, – заметил заклиналь. – Если не совладал бы со всей стаей, я подстраховал бы. С барбосами у меня получается хорошо.

– Я так и хотел. Начал было и даже посмотрел на мир глазами собаки, но потом надо было решать и без промедления. Разве нет?

– Разве да-а... – протянул заклинатель, кивнул и задумался. – Заметил, что ты начал поскуливать. Это ты увлёкся больше, чем нужно, – добавил после паузы. – Почему ты не позвал с собой стаю?

– Когда-то я с Хоффом познакомился возле Джермантауна. Вмешался, когда на него мутанты напали. Так, как-то вспышкой вспомнилось и я потерял ощущение стаи, а снова вникать было долго.

– Долго... Да, вмешательство мародёра изменило баланс и док Хофф с мародёром не должны были видеть нашу работу.

– А те рейдеры? Ну, помнишь, которым ты помогал в день нашего знакомства? Они же видели?

– Нет. Я специально занял позицию повыше. Да и не до подглядывания им было. Они вообще считают меня живым амулетом или талисманом. Придумали теорию, будто в моём присутствии у них всё получается без потерь. Чудаки!

– А откуда ты их знаешь?

– Эта группа сбежала из начальной школы Спрингвэйла. Они там рылись в подвале, куда-то докопаться хотели, а вожаки их слишком напрягали. Когда чумовые взрывники додумались применить взрывчатку, эти ушли. И правильно сделали! Оставшиеся чуть всё здание не разрушили взрывом. А я был неподалёку, когда ребята вляпались в битву кротокрысов с муравьями. Да ещё пара скорпионов явилась поживиться на халяву. Рейдеры запаниковали, а я усилил их и ускорил. В результате получилась гора кротокрысятины, муравьиного мяса и две ядовитых железы. Но они расхрабрились и решили ещё и меня ограбить. И тут же повалились без сил. Я сказал им, что они прогневили духов Пустоши. Ивинялись потом.

– Ого! Ты и это умеешь? Научишь?

– Этот этап ещё не скоро и вообще годится только на крайний случай.

– Не очень понятно. Силы, выносливость и скорость... Да об этом каждый в Пустоши мечтает! – воодушевился скиталец.

– Видишь ли, надо забегать вперёд, а это не совсем... Ладно. Тебя уже присутствие духов не удивляет? А чем они живут, как ты думаешь? Не знаешь? Они черпают силы у нас. Те, кто с ними в отношениях, могут отдавать им жизненную энергию добровольно. И брать, когда очень нужно. Они делятся, не жадничая. Но дурить себя не позволяют. От этого, вероятно, зависит их существование. Этика заклинателей обязывает вернуть духам всё, что взял. А если можешь, даже больше. За духами не заржавеет. Когда ты пройдёшь посвящение, будешь допущен к обмену силами и знаниями. Обычные воплощённые люди связаны между собой. Родители с детьми, супруги, друзья и знакомые. Эти связи позволяют вполне заурядным людям ощущать угрозу и смерть на больших расстояниях, если тревога велика. Некоторые даже могут увидеть. И знаешь что? Это происходит не одновременно. Иногда чувствуют и видят то, что уже было, а самое удивительное - то, что ещё только будет. Мир духов – мир чудес. В нашем понимании у них нет материального тела, а личность есть. Самые талантливые заклинатели с духами пустоши даже общаются, но от них об этом слова не услышишь. Это большая тайна.

 –Что общаются?

– Нет. Общение – не тайна. Что духи рассказывают о своём мире – тайна. Одно известно точно: если люди вымрут, духи погибнут тоже. Поэтому ни один заклинатель не станет убивать просто так. Потому, что может. Только при крайней необходимости. Никто из нас не может видеть все цепочки обмена энергией между людьми и духами. А ты минимум двоих убил. А должен был? Вопрос... Думаю, духи помогли бы тебе с помощью собачьей стаи отогнать рейдеров без убийств. А ты развоевался. Понятно, что за знакомого вступился, но если бы ты не позаботился о той девчонке, то отношения с духами могли и испортиться. Понял теперь?

– Да-а... Теперь понял. То-то мне казалось, что не так дело идёт, неодобрение ощущал. Да, знать бы вовремя...

– То знал бы теорию, а так знаешь ещё и практику, – перебил заклинатель. – Нет худа без добра. Но кое-что я тебе поведал рановато. Давай к этой теме пока не возвращаться.

      И несколько недель не возвращались. Всё шло своим чередом. Домашние тренировки и теории чередовались с практикой. Зверьё в окрестностях быстро выучило, что к чему. К периметру не совалось, а стая одичавших псов даже признала за своего и охотно принимала подачки.
      Рейдеры больше на караванщиков не нападали и опять стали уходить в походы. Вышла нечаянно подстава для изгоев Братства - раз на караваны запрет, агрессивные выходки направили на ближайших соседей. Чуть ли не каждый день от их форта слышалась пальба. Самые отмороженные бандиты лезли атаковать, изгои Братства отстреливались.
      Однажды скиталец упражнялся в асанах и мудрах, а заклинатель сидел рядом в старом кресле и просматривал свои записи мантр, когда в дверь стукнуло. Шагов было не слышно, а роботы с турелями не стреляли. Что за дела? Стукнуло ещё раз, а минуту спустя дзынькнуло стекло в окне возле двери. И это была не пуля - скиталец подобрал камешек. Стекло в окне оказалось не с дырой, а сплошные осколки. Заклинатель быстро вынул из шкафа снайперку и с минуту высматривал что-то в оптику. Скиталец тоже сканировал, но мысленно. И ничего враждебного не ощутил.

– Кто-то прячется в непростреливаемой зоне за периметром, – тихонько сказал заклинатель. – И этот "кто-то" неплохо стреляет из рогатки. У нас гости!

      Переглянулись и почти одновременно пожали плечами. Гостей не звали, а чужие здесь не ходят.


МИРУ МИР

      После ядерной войны пейзажик не гламурный. Наверняка сохранились уцелевшие участки и благополучные кварталы. Где-то далеко. Да кто их видел? Уже второй век разруха выглядит привычно и житель Пустоши обалдел бы, наткнувшись на пространство без повреждений.

      Дикий гуль сидел на корточках возле ржавого достижения фирмы "Кризалис моторс" и заглядывал в пулевые дырки. Их было много в открытой дверце машины. Изредка специфическое пёрхание выдавало удивление или что там испытывают бывшие люди. Никто не знает, как переплющила эмоции недобитка мутация, так жутко изменившая тело и ум. Гулю наверняка было наплевать, "Корвега" оттопырила перед ним дверцу или легендарный покоритель шоссе "Хайвэймен". Он таращился в самую большую дыру в автомобильной дверце и видел в округлой железной рамке мирный целый дом с крышей без прорех и со стёклами в окнах, ухоженный участок с почти здоровыми кустами под деревьями. Возле входной двери одно стекло в окне было чистым и даже блестело. Это, вероятно, потрясло урода-мутанта и удивило бы любого обитателя Столичной Пустоши.
      А в доме на кухне женщина в весеннем наряде подавала на стол кексы из болотника. Остатки синяка на лбу не портили красоту, ведь на лице улыбка. А разве может неотмытый клей поверх жёлтого пятна испортить лицо с таким редким выражением? Мужчина за столом тоже улыбался, но дело не в этом.
      Если экстрим довоенных времён – беготня с оружием по развалинам и смерть на каждом шагу, для вас есть рутина и повседневная проза, то мирное неспешное застолье под целой крышей – событие. Почти высокая поэзия! Даже если вы привыкли носить броник и обвешиваться смертоносными штуками, нет причин отказать себе в удовольствии переодеться в прогулочную одежду, найденную в шкафу довоенных хозяев этого дома. Пробить эту ткань можно даже из пневматической пукалки. За два века в шкафу довоенный прикид чуть выцвел и стал ветховатым, но создавал настроение. А уж настроение у мужчины и женщины было почти праздничное. И из-за одежды тоже.

      Пожилой нынешний хозяин дома в облачении наёмника-заклинателя зашёл на кухню глянуть на эти игры в мирную жизнь и со странным выражением лица покачал головой, но потом тоже улыбнулся и кивнул на приглашение к столу. Контраст однако! А как начинался "праздник"? А вот как...

      Выйдя посмотреть на стрелка из рогатки, заклинатель и скиталец увидели такую картину: турели частили звуковым сигналом поиска цели, охранные роботы тревожно маневрировали, в окрестностях никого не видно, только метрах в пятидесяти из-за камней торчит рукоять китайского меча с привязанной серо-чёрной тряпочкой и похоже, что этим импровизированным флагом кто-то помахивает. На отключение ушло несколько минут, а там, за камнями, махали, не переставая.
      Заклинатель с винтовкой присел за кузовом ржавой "корвеги", спугнув какого-то очумелого гуля, а скиталец подкрался к камням. Тут и нашёл бурчащую старую знакомую. Она сердилась на домоседов, не догоняющих, что к ним пришли "и сидят теперь тут, как чёртов знаменосец шайки идиотов".

– Да хватит махать! Уже можно пройти. Привет, бандитка! – обратился к гостье скиталец и про себя пожалел, что не догадался хлопнуть по попке.
 
      Вот бы подпрыгнула! А она и так чуть не подпрыгнула. Вздрогнула, но особо испуганной не выглядела.

– Сам привет! Подкрадываются тут некоторые тормоза! А чё, сразу было не выйти? – насупившись для вида, ответила рейдерша. – Вошкайся тут с вашими роботами, будто дел других нету...

– А зачем ты чёрным знаменем махала? Анархия к нам в гости?

– Знаменем? Это носовой платок мой, а не знамя. Белый, между прочим. Был... Парламентёров не видал? – обиделась рейдерша.

– Белый, да? Ну-ну... – заулыбался скиталец.

– Да ну тебя на фиг! Пошли, что ли? Или тут тебе дать? – сняв платок явно не белого цвета, буркнула визитёрша и встала в полный рост, пристроив меч в самодельные ножны.

– Пошли. Чего тут торчать? – позвал скиталец и сделал гостеприимный жест. – А что дать-то?

– Дойдём, увидишь.

– Ладно, пошли.

      Уже вместе с заклинателем, чуть приотставшим, пока включал системы, подошли к дому. Войдя, рейдерша огляделась и хихикнула.

– А у вас клёво так, цивильненько. Это чё за камасутра? – спросила, ткнув пальцем в разнокалиберные листы, развешенные на стенках. – Почему сам с собой? Гы-ы! Извращенцы?

– Не суй свой нос в чужой вопрос, а то мертвяк откусит нос! – зардевшись, буркнул скиталец и быстро посдёргивал рисунки с позами йогов. – Зря стекло нам кокнула. В дверь было не попасть?

– Попасть, конечно. Я чемпион банды по рогатке. А вы бы ещё час чесались, если в дверь. А так сразу вышли. Ладно, с меня стёклышко будет, на куксись.

– Проходи, – пригласил заклинатель. – Меч на вешалку повесь. Пошли на кухню.

– В санузел загляни, умойся, красавица. Там за унитазом стиральный порошок. Простирни свой флаг, а то не сразу понятно, чем машут – прикололся скиталец.

– Да не выпендривайся ты! Стирального порошка и у нас хватает... Вода – дефицит. Не до шика.

– Ты не злись, – примирительно вмешался заклинатель, – Без обид. С неочищенной водой у нас нет проблем. Фонит, конечно, но антирадином угостим, не волнуйся.

      Пока рейдерша журчала и плескалась, хозяева выставили на стол еду и питьё. Вошла она уже умытой и с чистыми руками. Повесив платок сушиться на спинку свободного стула, уселась и ещё раз огляделась, задержавшись взглядом на метёлке и мусорном ведре. К угощению пока никто не притрагивался.

– А наши парни считают вас геями, – вдруг брякнула и зыркнула на скитальца.

– Ух ты! А они ещё и считать умеют? – ничего лучше не придумав, среагировал скиталец.

– Да не парся, мы без предрассудков.

– Мы не геи, – спокойно сказал заклинатель. – Перекусим сперва или сразу к делу?

– Да, можно... – кивнула гостья и почему-то покраснела. – Короче, вот...

      Она вынула из сумки три стимпака и положила на стол.

– Кость срослась. Возвращаю должок. За помощь спасибо. Записку дружбаны прочитали, поржали, но тему усвоили. Не все были за пощаду караванам, а самым твердолобым дали прочухана. Теперь у нас факаный консенсус. И лучшие раздолбаи потянулись делить ослиное дерьмо с изгоями. В расчёте? Я пошла...
 
– Не спеши. Я только два на тебя потратил. Один лишний. И... это... У тебя срочные дела, что ли? – запинаясь, заговорил скиталец, вдруг смутившись и осторожно глянув на заклинателя.

      Наставник с полуулыбкой переводил взгляд с рейдерши на ученика и обратно. Ему было хорошо видно, что она уходить не рвётся, а он не прочь пообщаться ещё.

– Я до заката буду ставить новую турель, а потом у меня встреча с Жестянщиком Джо. До завтрашнего утра меня не ждите. Перед трудовым вечером самое время пообедать. Всем приятного аппетита.
 
– Спасибо! – оба ответили хором, что рассмешило рейдершу и скитальца заставило улыбнуться тоже.

– Третий стимпак – премия умелому лекарю. Твой! Э-э... Ладно, чё ж не перекусить? Я сразу скажу, чтобы потом не мерещилось... Я вам теперь не враг, но на остальных это не распространяется. На нашу территорию лучше не суйтесь. Вот... Красавчик, вон тот шашлык, передай мне... Угу, спасибо. А кухонная плита работает? У меня есть лишний запальник... Да, вот ещё... Посидим, а я потом схожу домой за стеклом. Есть два подходящих больших. Ещё и подстеклорезить понадобится.

      Обедали больше часа. То непринуждённо, то с напрягом. Гости тут были вообще впервые, а уж с бандитами трапезничать... Неловкость преодолевать приходилось и рейдерше. Старый стереотип сломался, а новый ещё не родился. И базар надо фильтровать. А то как оно ещё там обернётся? Будущее во тьме. Поди, знай, не сослужит ли её язык дурную службу. Ей и товарищам.

      Ушла за стеклом рейдерша, ушёл и заклинатель, а скиталец засел на диван поразмышлять. Выходило, что наставник даёт ему ночь на подругу. Она подруга? В смысле будет... Фигурка у неё что надо, мордаха привлекательная. Даже жаль, что пятно от того синяка с шишкой. Когда улыбается, видно, что даже зубы ещё все на месте. Говорит по-жлобски, но от разбойницы ждать литературной речи наивно. И костюм пустынного рейдера с неё хотелось снять, и обнять... А что она скажет, если зазвать её в ванную и предложить потереть спинку? Тут мысли сделались смелыми, а фантазия разгулялась. Эти приятные размышления были прерваны стрельбой турелей, а потом и гранатомёт робота-охранника бабахнул, и ещё раз. Тревога!
Выбежав с оружием, встретил заклинателя.

– Это не она! Какой-то шальной смертокоготь тут куролесил. Одну турель разбил подлец, опять будет три, а не четыре. А рейдершу нашу не видел, – успокоил заклинатель.

– Давай с часок подождём, а потом сходим к Фэйрфаксу по её возможному маршруту. Не против? А пока глянем на незваного.

      Когтя прикончили турели, роботы промахнулись. Так что самый ужасный хищник Пустоши предстал почти целым. К счастью, мёртвым. Скиталец принялся отпиливать кисть со здоровенными когтями.

– Сувенир у нас. Редкая штука! – пыхтя, поделился с заклинателем.

– Сувенир? Я думал, ты кастет мастерить решил. Ты ж любитель.

– Нет, просто на память. А что за устройство?

– Это не совсем устройство. Смонтированы лапа и крепления. Типа насадки на правую руку. Когти лапы не затупить, даже пробивая металлокерамику. А дырявят почти любую броню. Не попадались схемы? Кстати, всё забываю тебя спросить, какая у тебя рука основная.

– Обе. В смысле, я одинаково владею и левой, и правой стороной тела. Насадка, говоришь? Жаль, схема не попадалась такая. Интересно было бы...

– Ты амбидекстр... Я так и думал!

– Амби- что?

– Амбидекстр. Декстр – это на каком-то довоенном языке означает право. Синистр – лево.

– А... Хорошо, что я не амбисинистр. А то... Как бы на довоенном языке было "руки из задницы"?

– Не знаю. Ха-ха! Это я в анантомическом атласе вычитал про лево-право. Большая ягодичная мышца – мускулюс глютэус максимус, а задница... Вроде там такого не было.

      Скиталец справился, наконец, и пошли по следам когтя. На половине пути к рейдерским развалинам наткнулись на пятна крови и множество осколков стекла. А тут и рейдерша подоспела. Она имела сердитый встрёпаный вид, вместо меча за плечами лазерку, а кисти рук были наспех замотаны. Проступала кровь.

– Миру мир, войне пиписька! – прокричала рейдерша издали.

      Лист оконного стекла она несла перед собой. Если бы заходящее солнце не бликовало, вид спереди был бы, будто идёт с раскрытыми объятиями. Мужчины приняли ношу, а она сразу же высказала всё, что думает о когтистых придурках.

– Нет, вы представляете? Несу вам стекло... Этот лист, кстати, поменьше будет, чем тот. А из-за холмика вываливает прямо на меня этот недоносок когтистый. И мы с ним лицом к лицу, только через стекло... Тьфу! Морда к морде... Э... Ну, вы поняли. Да? Этот козлопотам р-р-раз! меня лапой, а стекло дзынь! и вдребезги! У меня только по большому осколку в каждой руке. Прикиньте, мужики! Он, гад, так и пёр на меня с растопыренными лапищами! И так быстро ударил, я и сообразить, что делать, не успела. Порезал лапы, охренел от звона и того, что вместо меня стекло разбубенил. Тут я ему в рожу р-р-раз! Да с другой руки! А в руках-то стёкла! Повезло мне – я ему в глаза попала или в бровь, так ему зенки кровищей залило и он ломанулся, блин горелый! Хоть не на меня, а наугад куда-то... Пришлось топать обратно за последним стеклом. И руки порезала, зараза! Нет, ну какая скотина! А?

– Ты молодец. Не растерялась, – похвалил заклинатель.

– Вот, сувенир тебе и награда за подвиг, – это уже скиталец без сожаления расстался с трофеем.

– Ух ты! Вы его догнали?

– Он на турели налетел. Жилистое чудовище – еле отпилил. По-честному это твой трофей.

– Ну... Спасибо, конечно. Повезло мне. Чуть не уписалась сперва, – уже спокойнее сказала героиня дня, ухватила лапу десклава за палец и первая пошла к дому, помахивая наградой.

      Наставник с учеником переглянулись. Лексикончик девушке подрихтовать не мешало бы. Хотя кто сейчас в Пустоши может похвастаться воспитанием? Увы... Однако дисгармония резанула опять. Приятный вид, грязный язык... Заклинатель был терпимее, а скитальцу хотелось, чтобы она поменьше бранилась и жаргонила. Мечты...
      В доме осталась молодёжь, а заклинатель ушёл. Якобы, встречаться с Жестянщиком Джо на предмет новой турели и прочих важных дел. Перед уходом разрешил разместиться на своей двуспальной и сказал, где довоенный шампунь и махровый халат. Пока они прощались до завтра, дама уже оккупировала ванную и восторженно оттуда повизгивала.

– Скиталец, про антирадин не забудь. В аптечке только одна доза осталась, а запас в сейфе под кроватью.
 
– Много она от воды получит?

– Думаю, не меньше тридцатника. Счётчик Гейгера там же, в сейфе. Бывай!

– Буду! – ответил скиталец, а мыслями был уже в ванной, подозревая, что оба они получат там не меньше полтиника.

      С восходом следующего дня скиталец открыл глаза и прислушался, не поворачивая головы. Она уютно посапывала, а истома и ощущение восстановленных сил в сочетании со звуками и запахами одарило его чудесным переживанием доброго волшебства, сбывшегося желания – всем, что можно переживать, получив к празднику долгожданный подарок. Хорошо!... Интересно, а как её зовут?
      А тут и дама пробудилась. Пискнув, она потянулась, взбрыкнула, подбросив ногами одеяло, и перевернулась на бочок.

– Щас спросишь, как меня зовут и откуда я такая нарисовалась, – промурлыкала бандитка и даже зажмурилась от ущущения уюта, комфорта и ещё чёрти чего, недоступного в развалинах Фэйрфакса.

– Как тебя зовут и откуда ты такая? – послушно отреагировал скиталец.

– А Скиталец – это твоё имя или так, погонялка дежурная?

– Я не помню, как меня назвали. Приёмные родители дали мне имя своего умершего сына, а родителькое забылось. Я не принял чужое. Ушёл скитаться пацаном ещё, так и прилепилось. Сойдёт за прозвище.

– Человек без имени, пошли завтракать. Лопать хочу, как голодный яо-гай.

– Пойдём. Ты не ответила.

– Пока не отвечу. Потом. Фак! Я забыла повесить сушиться свою одежду. Буду голой ходить? При заклинателе?

– Пошли в шкафу пошарим. Заклинатель всю довоенную одежду из шкафов сложил вместе. Подберём тебе что-нибудь.

– А на ноги там есть что? А то я свои говнодавы тоже помыла, а сушить их надо в тени, а то покоробятся.

– Девушка без имени, а могу я тебя попросить?

– Всё, что хочешь, мой повелитель! Уже не девушка однако.

– Придержи грубые слова, а то вот как помою тебе ротик с мылом, будешь потом сердиться на меня.

– Ты ещё не слышал, как я сержусь. Уши в трубочку свернутся! – выпалила подруга, но запнулась и покраснела. – Ладно... Я поняла. Тебе перед заклинателем за меня стыдно?

– Нет, не то, чтобы... Он, кстати, не ханжа, очень терпимый человек. Просто мне хочется, чтобы от тебя веяло лаской, а грубость... Понимаешь, это фонит, как грязная лужа. Не смертельно, но напрягает. Это просьба. Мне просто будет приятно.

– Ладно. Побуду пай-девочкой. И вот ещё... Я инкубаторская.

– Что-что?!

– Не делай квадратные глаза, дорогой. Я из пробирки. Лаборатория далеко отсюда. Это долгая история и я не люблю вспоминать. Мне и другим давали цветочные имена. У меня долго хранилась бирка с надписью. Не скажу, какой. А рейдерскую кличку тебе знать не обязательно. И ещё... Мы были модифицированные. Ты у меня первый, но правдиво кричать ОЙ! и тыкать в кровавые пятна на простыне я не буду. Не хочешь, не верь.

– Чудная модификация! Зачем девичий признак убирать?

– А затем, что не понадобится! Понял?! Нас выращивали для солдатского борделя! Поэтому в инкубаторе почти не было мальчиков. Да и те, что получались... Всё! Я больше не хочу об этом!

      На кухне уже всё было мирно и спокойно. Чувство комфорта и уюта только окрепло. Говорили о еде и бытовых мелочах, обходясь без имён. Завтракали, мыли посуду, подметали крошки с пола. Проверились счётчиком и убедились, что после вчерашнего антирадина всё обстоит неплохо.
      Одежда рейдерше подошла без подгонки, а скитальцу мужская оказалась чуточку маловата, но он так мужественно распирал короткие рукава мышцами рук, крепкие грудные так проступали сквозь рубаху, что подруга уговорила побыть в тесноватой. Пока они в доме хотя бы. Она хвасталась умением готовить кексы из болотника. Оказалось, хвасталась не зря.
      Как раз к кексам и вернулся заклинатель.

      Гуль опять пришёл глядеть в дырочку. Иногда он отшатывался, бубнил что-то и глубокомыслено совал в дыру палец, но так было видно хуже. И он снова приникал к своему "окуляру" и сопел, вглядываясь в открывающийся вид. Сделай он пару шагов от машины к дому и вышел бы из мёртвой зоны под обстрел турелей, а роботы добили бы его пулемётами. Инстинкты оставляли зрителя у дверцы, а странный вид завораживал. В его бессмысленное ворчание и попёрхивание затесались необычные сочетания звуков: "Х-хр-р-ом... ом-м-м... гр-р... х-х-о-о-м-м..."
      Случись поблизости какой-нибудь фантазёр, он мог бы утверждать, что гуль вспоминал слово ДОМ и пытался изобразить мутировавшей глоткой. Но случилось крупное хищное летучее насекомое и было этому летуну на гульские попытки и самого гуля наплевать. В прямом смысле! Дутень атаковал, гуль отлип от дверцы и кинулся на дутня. Размахивая руками он преследовал, а дутень уворачивался, не забывая плеваться ядовитыми сгустками.
      Кто кого съест, решил пролетавший мимо робот-шпион и в три выстрела укокошил вредителя. Гуля анклавовский разведчик не атаковал, дальше полетел, переключившись с дезинсекции на вещание. Под президентские речи гуль выдрал из дутня мясо и остановился, мучительно соображая. Он что-то забыл, а в руке еда. Чавкающий мервяк присел и впал в прострацию. День закончился, а
п р о д о л ж е н и е
с л е д у е т ...



В ПОХОД!

      Однажды очень довольный заклинатель явился с закупок от Жестянщика Джо с новым протектроном, забавно семенившим из-за здоровенной коробки. И человек шкандыбал бы не грациозно, если бы пёр в руках перед собой такой груз. А уж у протектронов походочка та ещё! Особенно, когда торопятся или груз волокут. В коробке оказалась новая турель и скиталец вышел помочь с распаковкой и монтажом. Работали молча, но потом заклинатель сделал перерыв и возникла тема.

– Рядом неплохой дом. Пора вам обзавестись собственным жильём. Он почти такой же, но без детской и только один туалет. Периметр растянем, а когда Жестянщик добудет охранных роботов, расширим зону патрулирования. Как тебе?

– Подходяще. Хорошо, что детской нет. Она не сможет забеременеть.

– Из-за модификации? А это точно? – отвлёкся от настройки блока прицельной стрельбы заклинатель.

– Да. Помнишь же, для чего готовили девочек-пробирочек? На кой солдатским шлюхам животы и детишки? Сколько таких инкубаторских подалось в рейдеры, зная, что нормальной семьи у них никогда не будет и потому пропади всё пропадом... Как думаешь?

– На её жетоне было: "Фиалка - 101/1313". Если "фиалок" наклепали сотню с лишним, то второе число могло быть общим порядковым. Много... Что тут скажешь? Знать про себя, что даже имя у тебя серийно-издевательское, а судьба не по заслугам, а по гадскому плану неизвестных подлецов – не мёд. Понятно, откуда грубость и тяга к рейдерскому укладу.

– Да-а-а... – протянул скиталец. – Она сказала, что может зваться Алкой. Без Фи... А знаешь, какой в той лаборатории творили "букетик"?

– И какой же?

– Я запомнил ромашек, лютиков... Оранжерейка, загрызи их пьяный Коготь! А ещё лилий, маргариток, астр, гвоздик, настурций и... м-м-м... сиреней, кажется. А редких пацанов только пионами да маками звали. Даже без номера. И воспитывали вместе с девочками. Жуть...

– Там ещё и человеческий персонал был?

– Нет, нормальных людей не было совсем. Няньками были мозгоботы или робомозги, как она называет, а на хозяйстве мистер хэнди с придурью. Она рассказывала, что этот хэнди за мусор и неаккуратные постели мог ухватить манипулятором ухо и потрепать. Одного "пиончика" так трепанул, что оторвал. А потом сам же ушко и пришил. Только криво. Эта железяка числилась ещё и ассистентом автодоктора. Бред...

– Глянь-ка, она вышла на порог. Пора обедать? – отвлёк скитальца от дурной темы заклинатель.

      Бывшей рейдерше полюбилось лёгкое платье и в нём она смотрелась, как довоенная домохозяйка, только стеснительно прятала под передником небольшой револьверчик. И пахло от неё не потным телом, железом и порохом, а специями, заправками салатов и чем-то сладким. Пальчики оближешь!

– Джентельмены! На столе шашлык и пюре быстрого приготовления. И вас ждут ещё салат и компот.

– Из мутафруктов? – алчно облизнулся скиталец.

– Ага, из хрустящих салат, из обычных компот. Давайте, а то остынет!

– Идём-идём! – откликнулись оба.

– Кто сегодня моет посуду? Кстати, антирадин кончается. Что-то док Хофф давно не забредал. Опять, небось, у Агаты торчит? А ведь я ему заказывала. Обещал.

– Появится. Куда он денется? Хотя... Недурно бы сходить к Джермантауну. Очень там место паршивое на его маршруте. Как, скиталец, не против прогулки? Там и до Лингвиста рукой подать. Познакомлю вас, наконец.

– Да, можно. Алка тут генеральную уборку закатит, уже грозилась. А, Алка? Закатишь?

– А то! Развели тут кротокрысятник, господа заклинатели, а помёт убрать поленились.

– Ага, а кто грызунов чипсами кормил?

– Не я! – картинно замотал головой заклинатель.

– И не я! – скопировал скиталец интонацию и мимику наставника.

– Ладно уж, друзья животных. Как гипнотизировать, так вы, а как какашки убирать, так мне. Разделение труда по-заклинательски. Знаем, знаем! Я вот сама в заклинательницы подамся, так хоть яо-гаев приводите – буду заниматься дрессировкой, а не уборкой. Так и знайте!

– Даёт себя знать боевое прошлое, да? – улыбался скиталец, вытирая руки в тубзике, пока заклинатель смывал мыльную пену со своих.

– Да уж, из анамнеза слов не выкинешь! – ответно усмехнулся заклинатель. – Ты привлекай её к занятиям, основы можешь сам преподать.

– Она тоже подсядет на одну энергоцепочку с духами?

– Уже подсела. С вашей первой ночи. А тебе это не нравится?

– Не то, чтобы... Иногда кажется фантастикой всё это. И не вяжется с традиционными представлениями. Не вяжется?

– Даже противоречит. По пути в Джермантаун поговорим подробнее.

НА ДОРОГЕ В ДЖЕРМАНТАУН

      Заклинатель дорогу выбрал извилистую, зато без неприятных встреч и ненужных стычек. Дутни не считаются – подруга согласилась тренироваться вместе со скитальцем только "бартером" и он честно брал уроки стрельбы из рогатки, радуя тренершу ростом мастерства. Сделав себе свою рогатку по руке и силе, показал класс, превзойдя мастерицу в дальности. На дутней и радтараканов теперь они не тратили пуль – камешков хватало. А крупную живность либо подчинял заклинатель, либо обходили. Если условия позволяли, практиковался скиталец, но хорошо получалось только с собаками. А с насекомыми не получалось даже у заклинателя.

– Сделаем большой привал и можем заночевать, – предложил заклинатель возле старой ржавой мачты разрушенной линии высокого наряжения. – Видишь, кто-то тут жил, а сейчас только бродяги изредка задерживаются на денёк. Если пойти от мачты к мачте в любую сторону, можем дойти до подстанций, но там есть большие шансы на кого-нибудь наткнуться, а матраца там не найти даже одного. Тут как раз два.
 
– Да, щиты вокруг мачты поставили крепкие, а проход узкий. Гигантский скорпион, пожалуй, не пролезет. Только мелкий. Жаль, до крыши у строителей руки не дошли. Правда? – оценил квадратную загородку из столбов и фанерных щитов скиталец. – Я заглядывал на некоторые подстанции. Внутри никого не заставал, а возле почти всегда случались стычки. Ночь будет тёплая и лунная, тут спокойнее.

      Развернув ещё тёплые алкины кексы, лакомились у костра и разговор опять срулил к древним религиям. Заклинатель ещё пару недель назад жалел, что никак не удаётся раздобыть одну древнюю книгу. Она попалась ему в Пустоши лишь однажды и то была написана особыми точечками-пупырышками для слепых. Знал бы, обязательно забрал бы экземплярчик довоенного издания из своего убежища... Скитальцу книги для слепых тоже попадались, но про Библию он слыхал от многих – до войны считалась самой массовой, а теперь стала раритетом.

– Так ты считаешь, что Создатель всего один и пропал куда-то? – уточнил скиталец.

– Не так всё просто. Думаю, что не пропал, а просто не вмешивается. Если его создания такое натворили, что специальный конец света свыше уже не нужен, то нам дают шанс всё поправить. Вероятно, дают. Это у нас в убежище смогли в согласии жить разные этносы и веры, а было бы так везде, не стали бы бомбами кидаться. Знаешь, когда была Первая мировая война?

– Ну... Лет четыреста назад, кажется.

– Примерно. В самом начале двадцатого века. И сейчас кажется, что она кончилась только в 2077 году, когда балбесы доуправлялись миром до ядерного армагеддона.

– Разве кончилась? Война не кончается и не меняется. Разве у нас мир сейчас?

– Не мир, конечно. Просто государства кончились. Хаос, разброд и анархия везде. Война стала частным делом, а не государственным. Как у первобытных людей. Только копья соседствуют с лучевым оружием, а ты вон и рогаткой овладел. Камни и пули... Мамонтов не хватает.

– А я видел одного! – похвастался скиталец. – В Историческом музее.

– То чучело. А я уж на секунду подумал... – развеселился заклинатель.

– Ну да! Нам и десклавов за глаза и за уши, куда ещё мамонтов с динозаврами!

– Слушай, у тебя стало многовато особых оборотов и рейдерских словечек. Перенимаешь?

– Фильтрую помаленьку, но проникают. Но фильтрую!

– Ага, фильтрация базара тоже не из твоего лексикона. А наша рейдерша-то гораздо цивилизованнее в речах стала. Заметил? Закон сообщающихся сосудов!

– Да, она некоторое время даже казалась заторможенной, пока я не догадался, что она сперва в уме проговаривает, что хотела сказать, а потом только вслух. Талантливая она. Не накосячили чёртовы пробирочники... – сказал скиталец и нахмурился.

      А заклинатель покосился на ученика, но промолчал. Переимчивость импульсивна и спонтанна. Постепенно всё утрясётся. Помолчали, приканчивая кексы.

– Я слыхал, что раньше верили в рай и ад. А духи откуда? – прервал паузу скиталец.

– Думаю, что не из рая и не из ада. Тут всё не просто. Есть основания считать, что они видят мир не так, как мы. В старину считалось, что существуют божьи ангелы и противники Создателя – черти. Так вот, предполагалось, что даже у самых младших сферическое зрение и ещё масса способностей, в том числе умение читать в душах и вносить в сознание информацию. Духи это умеют, но они и не ангелы, и не черти. И никто не знает точно, имеют ли они хоть какое-то отношение к аду или раю.   Возможно, они из пограничной зоны между тем, что было до нашего рукотворного конца света раем и адом. Нелепо звучит, да? Кстати, твоё посвящение приближается и ты должен знать, что будет три этапа. На первом получишь интуитивное знание и возможность иногда видеть всё таким, каким видят духи. На втором этапе сможешь отдавать им силу. На третьем – брать. После первого этапа ещё можно отказаться, но расплатиться за это надо будет мной.

– Это как? – опешил скиталец.

 –Убить. Или ты меня, или я тебя. Такие дела...

– Понятно. Никто никого убивать не будет – не понадобится. А на втором?

– А после второго этапа посвящения отступник сам погибает. Силы он отдавать начнёт, а брать не сможет. Жизнь-то у нас не санаторная, сам понимаешь. Долго ли протянет ренегат, по-своему применяя строгие правила обмена силами?
 
– Не долго. Это понятно.

– После третьего этапа отступничать самому не захочется. Вот и всё. Останется только самосовершенствоваться, пока не поймёшь, что пора искать ученика. Когда моя жизнь закончится и я сам стану духом, я буду ближайшим в цепочке бесплотных личностей. Нашей общей цепочки.

– И тогда от правильности моих действий будет зависеть твоя жизнь в виде духа?

– Примерно так. Хотя всё гораздо сложнее. Ты ведь представил именно цепочку?

– Ну да.

– А это ты представил в трёх измерениях в линейном времени.

– А как ещё?

– Представь в четырёх или двадцати, а линейность времени отмени. По времени дух может ходить туда-сюда, как ты по тропинкам. И как?

      Скиталец зажмурился и честно попытался. Даже с четвёртым измерением вышло плохо, а со временем ещё хуже. Он затряс головой и рассмеялся.

– Так... А жить-то оказывается гораздо интереснее, чем я до сих пор думал. Да... Как же я это Алке объясню? Про энергетические цепочки ещё можно, а вот про...

– То, что я тебе рассказал – секрет. Раскрывается только ученику перед посвящением. А захочет Алка посвящаться или нет, мы пока не знаем. И для неё надо будет искать заклинательницу. Мучины женщин не посвящают.

– Фу-у-у! – свободнее вздохнул скиталец. – Тогда легче!

– Да не сказал бы. Заклинательниц очень мало, зато шарлатанок, воображающих себя ведьмами – пруд пруди. Большинство из псевдо-заклинательниц просто экзальтированные фантазёрки. А настоящие – в самом деле редкость.

– И как же?.. Тэ-э-кс-с-с... Проблема...

– Я знаком с несколькими, но их бесполезно искать. Они сами приходят, когда нужны.

– А уже нужны?

– Это известно только им и своих секретов они тоже не разглашают. Хочешь, чтобы у Алки появились от тебя секреты?

– Честно говоря... Не очень хочу.

– Вот то-то и оно... А ты подшучивал, что у меня подруги нет. Была... Только делиться этим я не буду. Ты уж не огорчайся. Заболтались мы с тобой что-то. Подкинь дровишек в костёр и будем устраиваться. Ладно? Если с рассветом выйдем, к полудню обследуем окрестности Джермантауна. Спокойной ночи.

– Спокойной... Заснёшь теперь, как же... Но надо! Релаксация, ау! Добро пожаловать в предпоследнее измерение. В сны...

      Одинокий охотник поглощал дистанции со скоростью, которой позавидовали бы и мотоциклы. Те ржавые двухколёсные "красавцы", с которых механики-самоучки с аппетитом снимают ручной тормоз и бак, точно рассыпались бы от зависти, если бы умели мыслить. Но бывший мотоцикл, задетый ненароком, дребезжал, как обыкновенное несъедобное железо и ни о чём не думал, никому не завидовал. Этого добра в Пустоши навалом. А у куч этого хлама иногда бывает еда. Охотник принюхался и двинулся осторожнее. Несколько минут отделяло его от громыхнувшей развалюхи до объекта. Конечно, сразу надо было наведаться сюда. Это сооружение – просто кормушка! Почти всегда рядом или внутри что-то вкусненькое.
      А сегодня удача отвернулась. В проходе стояла полупрозрачная копия лакомства и пренеприятно вглядывалась в незваного гостя. Проход дополнительно был прикрыт проволокой с колючками. Охотник с этим способом еды защищаться был хорошо знаком. Нужно ждать в засаде, когда уберут и освободят проход. Перепрыгнуть не получится. О попытках пробиться сквозь колючую проволоку напомнинали бы шрамы на сильном жилистом теле, но разглядывать себя в зеркале у Когтей Смерти не принято.
      Остаться в засаде? Не остаться. Тут еды не будет. Будут крупные неприятности. Полупрозрачная копия еды была не одна. Сама еда спала на матрцах, а за передовым сторожем виднелась целая армия других призраков. С такой группой не совладать. В лучшем случае будет слабость или обморок, в худшем... Когти смерти не могут поделиться друг с другом рассказом о худших случаях. Просто охотник не возвращается, а стая чувствует потерю и догадывается, что нарвался. Если нарвался на духов, это видно всем и довольно отчётливо, какое бы расстояние не разделяло. И видно глазами погибающего Когтя. С угасанием...
      И ладно. Можно обойтись яо-гаем. Как раз недалеко взревел. Чуть посложнее, зато на нём тряпок и железок нет. Главное – не пялиться призракам в глаза. Вон как мерцают угольками. Не повезло.
      Но кормушек в Пустоши полно. Только не ленись!


ДЖЕРМАНТАУН

      Когда заклинатель вернулся, скиталец был очень занят в палатке с кроватями. Он сидел за столом и корпел над большим листом плотной бумаги.

– Вокруг полицейского участка никого, – поделился заклинатель озабоченно. – Куда подевались? Те двое с кентавром, что напали на дока Хоффа, были всем, что осталось от целого отряда, выходит.

– Угу, сейчас дочерчу и посмотрим...

– Я уже посмотрел. Отвлекись на минутку. Пока мы не обследовали весь участок, поосторожней. Это вокруг здания никого. А внутри? Ещё не знаем. В главные двери не войти, а на задворках ещё одна дверь есть. Чем ты занят?

      Поскрипывая сразу двумя карандашами по плотной бумане, скиталец двумя руками одновременно что-то дорисовывал, полувнятно приговаривая про петли жгута и прицельную рамку...
      Наконец, с довольным видом посозерцал чертёж и высказался совсем загадочно:

– Мухобой!

– Что "мухобой"?

– Я назвал её "Мухобой".

– Тогда "Мухобойка". Женский род. Не так ли?

– Мужской. Метатель "Мухобой" - полное имя оружия. Рогатка – ласкательное для фанов. Согласен? – улыбнулся во весь рот скиталец и протянул лист с чертежом чудо-оружия.

– Ну-ка, ну-ка... Так-так... Понятно... Жгут, две игрушечные машинки, хваталка из манипулятора протектрона, сковородная ручка... – разбирался заклинатель, а потом перевернул лист и прочитал вслух: "пашли в бальшой Горот за нормалами. кто может сними-те мины сы второй этаж и отмыкните гатскую кладофку!!! Там оружыи! Астаюся ваш камандир и началникъ"... – Ты это читал?

– Конечно! Грамотеи скоро вернутся. Обработаем?

– Вряд ли получится. Мутанты почти не гипнабельны. На короткий срок можно устроить им самоподножку или помешать прицельно стрелять, но они быстро спохватываются. А "бегемоты" вообще недоступны – будто пытаешься войти в разум гигантского младенца. Хуже правой головы брамина. Кстати, ты понял, почему я тебе не советовал внедряться в браминов?

– Да, теперь понял. Но кое-что получилось же? Пока ты путал мозги стрелкам, их док с охранником добивали, а кентавра доковский брамин забодал. Классно же получилось!

– Сначала да. А потом? Когда вьючный брамин гонялся за тобой и атаковал не хуже бешеного? Кто-то сообразительный даже на дерево залез и битых пять минут объяснял потом Хоффу, почему его животное так тебя невзлюбило. Кстати, что ты ему сказал?

– Что обшаривал недавно дохлого кентавра и испачкался в уродские слюни. Показалось, что поверил. А тебя за кустами они вообще не заметили. Решили, что сами справились.

– Хорошо. На короткий срок можно овладеть командной левой головой, а правая голова потом припомнит. Она у брам что-то вроде супервизора и гораздо умнее головы-начальницы. Вот так, повелитель браминов. А на дереве ты смотрелся замечательно! Я чуть смехом не выдал себя.

– Но не выдал и ладушки... Так будем встречать хозяев или пойдём к Лингвисту? – излучал боевой настрой изобретатель уникальной рогатки.

– Надо бы встретить. Если они с пленниками, помни о конспирации, не увлекайся. Нужно будет обойтись обычным оружием. Давай-ка я засяду с винтовкой на выступе второго этажа, а ты с "Шалбаном" встретишь у палаток. Дай мне рогатку.

– Зачем? На.

– Сверху будет виднее. Когда они войдут в лабиринт мешков и сеток у главных ворот, стрельну камешком в борт палатки. Услышишь, готовся. Да, у того крыла в сетчатой ограде пролом. Если оттуда кто полезет, крикну... Нет, надо молчать, а то выдам позицию...

– Кинь пару гранат. Вот, возьми мои. Мне в рукопашке вряд ли пригодятся.
 
– Да-да... Пара гранат – доходчивый скрытный снайперский сигнал об атаке с тыла. Сигнал только тебе... Замечательно! Ладно, лучше уже не придумать. Я пошёл на позицию. Где устроишь засаду?

– У выхода из лабиринта к зданию. Вот тут, возле стола со старым компьютером и кровавой сеткой. Одобряешь?

– Да-а... Если больше двух будет, станут мешать друг другу в узком проходе и лезть к тебе смогут поочерёдно. Нормалёк! Ладно, ушёл.

     Как в прежние времена, скиталец закрепил на правой руке "Шалбан мал алан", взял в левую пистолет-пулемёт и подвигал запасные обоймы в специально нашитых кармашках на костюме. Скользили легко, но выпасть не должны, если что.
      Сосредоточившись на дальних подступах, расслышал тяжёлое топанье, тонкие визги и басовитый смех. Через минуту камешек шлёпнул в брезент палатки. Идут! Тело становилось лёгким, мышцы кипели силой. Духи! Они помогают! А бездушные чудовища уже дотопали. Судя по возне в воротах, там не меньше трёх и все застряли в проходе.

– Отлезь! Мешаешь! – проорал злой бас.

– Отцепись, гнида мутантская! Обвонял меня подмышками, огрятина-вонятина! Уй! Да не щипись ты, недоумок! – визжал девчачий голосок так, что даже у скитальца заломило уши.

– Сам отлезь! Ты моё дуло в сетку запихал... – с опозданием густо ответил какой-то тормоз.

– А ну тихо! – громко рявкнул ещё один бас. – Ты, с ружьём! Вынимай дуло и иди первым! Ты с девкой последним. Я в центре. Пшли! Марш, марш!

      Вот какие заботливые! И численность доложили и часть вооружения указали. Сейчас встретим! И встретил.
      Раздражённо пыхтящего гиганта, нёсшего охотничье ружьё за ствол прикладом вперёд, "Шалбан" не повалил с одного удара, но приголубил, как надо. Из трёх жал, только одно попало в шею, а мутант бросил оружие и сразу же схватился за больное место. Жала уже почти втянулись обратно, но вторично нажимать на спуск было рановато и скиталец от души врезал пассивным кастетом в выпяченную челюсть ударом снизу. Очень уж верзила выгодно её подпирал ручищами, лапая шею и хрипя.
      Второй удар уже активным "Шалбаном" пришёлся в ногу, повалил врага и он только успел просипеть: "Останови-и-ись..." Удачно упал! Идущий вторым супермутант-бестия с миниганом, рванулся было вперёд, но споткнулся и через обмякающее тело свалился прямо к ногам скитальца. Тут вся обойма десятимиллиметровых и пришлась ему в голову. Полетели красные ошмётки и капли. На плечах упавшего уже не было головы, только шея брызгала, а мозг, удивительно маленький для такого здоровяка, отскочил на пару метров.
      Третий с ношей обалдело топтался в проходе. За спиной у него суетился, размахивая отростками, псевдокентавр и никах не мог вмешаться в битву. Доразмахивался! Один отросток застрял в сетке, на другой наступил мутант и остался стоять, как по заказу! Натужно соображая, как поступить, громила замер, не позволяя кентавру отодвинуться. Тот молча дёргался. А стрелять в носильщика было опасно – перед собой в охапке он держал обмотанную верёвками бледную девицу, в ужасе таращившую глаза.
      Получалась патовая ситуация – мутант вперёд не шёл, зацепить пленницу пулями или жалами кастета легко из-за разброса, а отступить враги не могли. Мутанту мешал кентавр, перекрывший весь проход телом и растопыренными конечностями, а кентавру с места не сойти из-за ножищи мутанта, так и торчащего столбом.

– Брось человека! – глядя прямо в глаза врагу, сказал скиталец и демонстративно вставил новый магазин, быстро взведя и направляя в голову.

– Щаз-з! – отреагировал мутант и приподнял тело повыше, заслоняясь от опасных пуль.

      На пузе у него было что-то вроде металлического щитка, зато ноги теперь было видно хорошо. Только мутант не совсем заслонялся девчонкой. Он сдвинул тело жертвы к одной руке и с силой вытолкнул прямо в противника, как метатели ядер на картинках в древних спортивных журналах.
      Верещащее "ядро" попало по адресу и два человека кубарем покатились к палатке. А с задворков грохнули взрывы. Обе гранаты! Верзила уже набегал с доской, утыканной гвоздями, но резко остановился – во лбу появилась красная дырка. Ноги мутанта подкосились, он брякнулся навзничь, а со стороны прохода полетел первый плевок. И последний! Заклинатель не промахнулся и вторым выстрелом уложил плеваку-кентавра.
      Скиталец пробежал пару шагов в проход, как только вскочил на ноги. Порядок! Два тела идущих с тыла валялось на земле. Снайпер уже не прятался, а открыто стоял на выступе, держа наготове винтовку, и внимательно осматривался. Похоже, всё! Можно выпутывать мутантскую добычу.

ЛЮТИК НОМЕР РАЗ

      Короткий обморок позволил без хлопот развязать пленницу, а очнулась она сама и сразу схватила обрезок трубы. Осмотревшись, расслабилась и заговорила.

– Привет! Я Лютик. Спасибо за спасение. Уф! Думала, стошнит от мутантской вони. Укачали гады. Вообще-то я блевать не любительница, но на этого очень хотелось! – показала она на несуна-неудачника, застывшего теперь уже окончательно с сардоническим оскалом.

– Я заклинатель. Это скиталец. Откуда ты?

– Из Большого Города. Мне надо домой...

– Хочешь одна? Опасно, – высказался скиталец. – Можешь и не дойти. Почти ночь уже.

– Одна?.. – Лютик примолкла и понурилась.

      По бледным щекам покатились слёзы и промыли дорожки. Стало заметно, что бледность не своя, а макияжная. Лютик молчала, зная, что за охрану ей нечем расплатиться, а заклинатель и скиталец переглядывались. Похоже, к Лингвисту опять не судьба. Заклинатель двинул бровями и указал глазами на несчастную. Скиталец кивнул.

– Ты ночушь в той палатке, мы в этой. Завтра идём в Большой Город! – решил заклинатель, а Лютик приободрилась, но потом опять сникла.

– Денег нет. Чем расплачусь?

– Чем бы дитя не расплачивалось, только бы не расплакивалось, – пошутил скиталец.

– Не дрейфь, бледнолицая! Нам по пути, пройдёмся в компании.

– Хорошо бы, – прикинула Лютик, что эта боевая пара наёмников, так запросто отметелившая пятерых и кентавра, наверняка доведёт целой и невредимой.

– А ты просто Лютик или Лютик с номером? – закинул удочку заклинатель, а собеседница неожиданно остро зыркнула на спасителей.

– С номером, допустим. А что?

– Ничего, это не важно. Захочешь, расскажешь. А нет – и не надо. Пошли устраиваться. Если не ошибаюсь, нам на юг почти день идти? – стал закруглять разговоры старший.

      Лютик только кивнула. Исподволь она посматривала на симпатичного младшего и собиралась спросить, есть ли у него подруга. Но потом передумала. Завтра!
      Почти до рассвета она не спала и бродила вокруг палаток. И сомневалась. Возвращаться в Большой Город к его проблемам? Напроситься в компанию? А вдруг у младшего уже есть подруга? А вдруг нету?
      Иногда вспоминала своё раннее детство и побег из лаборатории. Нахимичить с боевым ограничителем робомозга-няньки было опасной затеей. Робот не ухлопал шуструю девчонку только потому, что она запрыгнула ему сзади почти на самый плафон с мозгом и оказалась в мёртвой зоне - туда манипуляторы не доставали и от лазерного лучемёта ей удалось увернуться.
      А выехав за ворота, робомозг пожелал размазать настырную наездницу о стенку, разогнавшись задним ходом, да нарвался на случайного протектрона, воевавшего с дутнем. Тут бы малышке и конец, но шальным лучом робомозгу повредило видеосенсор и он ослеп. А в отместку стал стрелять на звук и поджарил и дутня, и протектрона.
      Апофеозом везения был договор с ослепшим робомозгом о том, что вцепившаяся в его корпус, как клещ, Лютик "будет его глазами" на пути в ремонтные мастерские. Высоко сижу, далеко гляжу! Да уж... Ехала наугад и привирала, как могла. Так и набрели на пещеры. Пока слепой нянь разбирался со случайным скорпионом, соскочила и побежала к таинственной дверце в пещеру. И не прогадала! Но это уже совсем другая секретная история.

К ВОСТОКУ ОТ ДЖЕРМАНТАУНА

      Харрит и Ворон перекуривали на торговой площадке в Кентербери. Ворон уже уходил, Счастливчик Харрит только пришёл.

– Как сам? Что нового? – спросил Ворон.

– Порядок! Встретил Хоффа. Его заклинатели отмазали от мутантов у Джермантауна. А брамин чуть одного не забодал.

– Они теперь парами ходят?

– Наставник с учеником, должно быть. Видать, скоро посвящать будут молодого. Старшой так и не вышел из кустов, а Хофф тактично удалился.

– Конспирация... У них всё так секретно.

– А у вас?

– Какие у дикарей секреты? Духи предков – наша родня и соседи. Просто о том, кого уважаешь, трепать языком не принято. Секретничать дикари не обязаны. Но уважаем. Мы помогаем им, они помогают нам. Это, считай, добровольный равноправный альянс племён. Даже дружба.

– Да-а. С такими друзьями хорошо. Ну, пока, Ворон. Спокойной дороги на пустошах.

– И тебе хорошо расторговаться. Успехов и удачи! – махнул рукой Ворон и караван отправился в путь.

      Закат малиновыми и розовыми оттенками добавил тусклых красок в освещение общины. Из закусочной слышался тихий разговор, наёмник пенсионного возраста патрулировал, пацана в красной бейсболке уговаривали отправиться спать, а ближе к горушке на выселках было пустынно и тихо.
      Изредка тихонько завывал или посвистывал вечерний ветерок, но тишина позволила бы расслышать даже осторожные шаги. Шагать однако было некому. Опять совсем тихо... Только из-за здоровенных дверей цеха слышался шум механизмов. Внутри у верстака умелец колдовал над улучшением лазерного пистолета и подбирал название. Глаз протектрона, око протектрона... Взгляд протектрона, взор протектрона...
      В пещере на подступах к городу скреблось и шуршало. Жителям пещеры предстояло познакомиться с королевой, но знать об этом они не могли. А будущая королева мирмиков ещё не знала, каким будет конец истории. Просто она уже не надеялась ни на что. Она считала, что будущее есть только у насекомых. Или ни у кого.
      Люди готовились ко сну и не знали, что в Пустошь вышел человек, способный изменить судьбу человечества... В столичном масштабе пока.
      Но это так, к слову, а

П р о д о л ж е н и е
с л е д у е т


НЕ ЗЕВАЙ!

      В пути Лютик клевала носом и больше тёрла глаза, чем посматривала вокруг. Само собой, провожатые полагались на себя и только изредка с воспитательной целью делали строгие лица. Так и шли – серьёзно напоказ, усмехались и перемигивались украдкой, не показывая, что девчонка их скорее забавляет, чем впечатляет навыками скаута-землепроходца.
      На коротком привале она умудрилась задремать, сидя на корточках, и не заметить бойцового муравья. Когда скиталец прихлопнул агрессора, даже не проснулась, только мило всхрапнула, причмокнула и улыбнулась во сне. Ей дали поспать лишний час. В Большой Город, видимо, будут входить после заката. Не поднялась бы стрельба. Наверняка там ждут очередного набега зеленорожих захватчиков.
      Макияжная бледность почти совсем стёрлась и её спросили о гриме.

– Я готка-а-аха-а, – пояснила, прикрывая зевок. – Такие убеждения. А вы что подумали?

– Сперва была мысль, что маскируешься под вампиров, – подмигнул скиталец. – А то и не маскируешься! Всякий народ шляется по Пустоши.

– Вампиры? А что? Заманчиво... Нет, готка. Мы существуем ночью и готовы к смерти всегда. Будущего нет, под луной только, когда навеивает и... А вампиров мутанты не едят? И не захватывают? – вдруг заинтересовалась юная полуночница.

– Встретим, узнаем, – лаконично ответил заклинатель и вздохнул, подумав, что каждый сходит с ума по-своему.

– Как думаешь, Лютик, а зачем тебя мутанты живой захватили и притащили к себе? – решил скиталец потормошить сонную тетерю вопросами, а то на ходу вырубится и страхуй её, чтобы кубарем с кручи не навернулась.

– Пока живой, не разлагаешься. Понятно? Заметили, как от кровавых сеток воняет? Супермьютики не гурманы, конечно, но травануться тухлятиной тоже не хотят. Я так думаю. Если кого у нас хватали во время набегов и утаскивали, те больше не возвращались. Буду первая, тьфу-тьфу, чтоб не сглазить. Мрачно всё и трагично – смерть витает над Большим Городом и тень её на каждом... И рейдеры туда же! Тоже норовят захватить. Садисты проклятые! Без надежды, без будущего... Без радос-с-ти-их-х... – зевнув, задремала таки на ходу мрачная готка прямо посреди фразы.

      Встряхнув и попеняв, её уберегли от попытки пройти сквозь штакетник при древнем фундаменте одинокого домишка. Соня покраснела, покивала и опять попыталась взбодриться. Вот морока на заботливые головы! Одно было хорошо – такие ещё не встречались и было любопытно, ведь о Большом Городе почти ничего не известно. Почему, по слухам, там только молодёжь? И откуда они там, если нормального воспроизводства населения нет? Странное место. Вот и пользовались случаем, заговаривая о том, о сём.

– О себе не хочешь нам поведать? – не утерпел скиталец.

– Нет, – решительно отрубила Лютик. – Если это не ваше условие, то не хочу, – добавила, чуть погодя, сообразив, что почти грубо брякнула своё "нет".

– Нет, не условие. Ну, ты зевать! Смотри, дутень залетит. Проснулась? Ты поглядывай повнимательней вокруг. Ладно? Зорких глаз и чутких ушей в команде лишних не бывает! – замял неловкость заклинатель.

– Ага... Не сплю уже... – виновато поёжилась Лютик, но украдкой опять пару раз зевнула. – Там у нас возле города рейдеры пасутся. Могли бы их ухайдакать, как тех мутантов, а? Недавно они на торговца напали прямо у мостков в город. Мы, конечно, сбежались спасать. А чем спасать-то? Я с клотушкой, а на весь город винтовка только, да пара револьверов. Одной девчонке вообще повезло разжиться всего лишь пневматичкой... Вот и повоюй хламом. Рыжая однажды выбежала с хирургической пилой, но это было скорее психической атакой, чем настоящей обороной. Безнадёга...

– Чем дольше идём, тем меньше мне хочется переть этот чёртов мутантский шестиствольник! – увёл разговор странник. – Оставлю я его вашим. И доски с гвоздями, и ружьё, и кувалду. В технике кто-нибудь смыслит? О самодельном оружии не думали? Можно и камнями воевать, если умеючи.

– Да думали, только толку-то! – пожала Лютик плечами. – Гуляют байки про агрегат, стреляющий железнодорожными костылями. Сказочки, вероятно. Даже наверняка! И где напастись костылей? И верстака у нас нет. Никто не бегает по пустошам за трофеями. Все дома сидят и боятся нос высунуть за ограду. Я вот набелю лицо и выхожу иногда, но жутко. Говорят, что хожу за смертью. А что? И хожу... Леденит и завораживает. Страшно, но тянет, как магнитом. Потрясная некроромантика, власть ночи и небытия...

      Оба мужичка только одновременно вздохнули. Опять она за своё! Лютик заметила и прервала готскую агитацию.
      Почти до самого города шли молча, а рейдерские хибары обошли по широкой дуге вдоль разрушенного моста. Полуразвалившуюся церковь тоже не навещали – оттуда ощутимо несло мутантятиной. Не запах, конечно. Заклинатель ощутил специфическое загодя, а скиталец потренировался. Сделав зверское лицо и показав руками, какие рожи у здоровяков, с удовлетворением принял кивок наставника – верно просканировал, логово там. В церкви мутантский дух давно вытеснил стародавний, если и был там когда-то святой благодатный, то выветрился. Место это сейчас не для прихожан с паломниками, не для мирных визитов.
      Такой дистанционный скан порождал противное чувство где-то в животе – что-то среднее между щекоткой и предчувствием поноса. Не спутаешь! Лучше уж засечь псов или яо-гая. А от скорпионов ломило в висках. Только доброжелательно настроенные люди давали приятное чувства тепла в груди. Злюки же обдавали холодом и сопровождалось это зудом от кисти до локтя. Не кулаки ли чешутся? Древняя примета и традиция!


ЗОРЬКА АЛАЯ

      Дошли уже во втором часу ночи. У мостика через здоровенную лужу за небольшой баррикадой из мешков с песком парнишка в броне средней паршивости и полицейской каске пытался грозно выглядеть, крепко сжимая единственую городскую винтовку. Начал со строгих вопросов, но быстро махнул рукой, усвоив, что возвращают жителя города, а не забирают.
      Лютик вприпрыжку ускакала в дом и появилась уже со свинцовой дубинкой. Поблагодарила и попрощались было, но она решила проводить спасителей за мостки до перекрёстка. Груду оружия вывалили у поста на входе, узнав, что вход-выход в городе единственный. Пусть сами разбираются. И ушли.

– Ну, пора прощаться. Опасно одной. Не думаешь? – остановил процессию заклинатель, видя желание Лютика довести их до самой окраины.

      Они остановились на относительно исправном участке дороги. Округа отсюда хорошо просматривалась бы днём, но в ночном сумраке поворота к мосткам было уже почти не видно.

– Не боюсь темноты. Ночью у меня примущество! – бодро ответила Лютик.

      И куда только сонливость подевалась? Девчонка выглядела вполне отдохнувшей. Ну, дела! Надо было выходить в ночь. Хотя и так дошли, даже не дали ей протаранить заборчик.

– Что ж, спасибо ещё раз за спасение в полицейском участке, сама бы я... А это что за чудо в перьях?! – сделала большие глаза Лютик, глядя мужчинам куда-то за спины. – Никогда такого не видела! – сказала она уже спинам развернувшихся спасителей.

      Во тьме кто-то шёл по дороге. Своевременно выглянула луна и все увидели фантастическую картину: из сумрака проступила женская фигурка в короткой ночнушке. Сперва показалось, что босая, но потом разглядели тапки с помпончиками. Из-за плеча оригиналки виднелся приклад штурмовой винтовки. 
      Более нелепую картину трудно представить! Разве что мутанта без штанов, но в веночке из орхидей... Веночка у "чуда в перьях" не было, перьев тоже, зато была белая женская шляпка из соломки и это делало бы её облик комичным, если бы не решительное выражение красивого лица. Было не похоже, что женщина с таким лицом позволит насмешничать.
      Собственно, первой увидела её Лютик, причём издали, хоть и темно.

– У тебя что, кошачий глаз? – тихонько спросил её скиталец.

– Ага, в темноте вижу почти как днём, ночное я существо. Не заметил разве? – подтвердила Лютик и вернулась к разглядыванию незнакомки. – Повезло с аномалией. Да? – добавила, подмигнув скитальцу, и опять сосредоточилась на идущей к ним особе.

– Ночью да, а днём не очень... Редко такое встречается. Ты её знаешь?

– Лицо кажется знакомым, но не уверена... Имени точно не знаю. Вроде видела когда-то с косичками... Нет, не помню.

      Незнакомка подошла и внимательно оглядела троицу на дороге. На Лютике задержалась взглядом и её брови слегка дрогнули. Или это просто лёгкое облачко бросило тень, чуть прикрыв ночное светило? Нет, взгляд был почти узнавающим. Но, приглядевшись, она слегка нахмурилась и отрицательно качнула головой. Обозналась?
      Странно... Обе сперва узнали и потом обе обознались. Ночь загадок!
Пауза затягивалась, но слова всё не находились. Угрозы от неё не исходило, хоть всю винтовками обвешай. И заклинатель, и скиталец ничего враждебного не ощущали, как ни вчитывались, а Лютик вообще прицепила свою свинцовую колотушку на пояс и просто глазела.
      Вблизи разглядели татушку на правом плече – вертикальный маленький флажок, правее грустный смайлик, ещё правее весёлый смайлик. Интересно! Флагшток и круги смайликов тусклые, а треугольный флажок и глазки-ротики поярче. Двое переглянулись – это ж номер 1ОО! А Лютик украдкой прикрыла левой ладонью своё правое плечо, потом вспомнила, что у самой-то не видно под рукавом, и немного расслабилась.

– Нагляделись? – чуть насмешливо вымолвила незнакомка. – Далеко до Фэйрфакса?

– Дня два. Если поспешить, сутки с половиной.

      Заклинатель степенно ответил, помолчал секунд десять и, представившись, познакомил с остальными. Он уже догадывался, кто перед ними, но не хотел торопить события словами. А сперва ведь подумал, что заклинательница! Но тех нутром чуешь и духи не промолчали бы. Нет, не заклинательница.

– Лютик, да? Интересно... А я Алая, – завершила ритуал знакомства женщина и опять стала всматриваться в Лютика. – Что-то лицо знакомое и имя.

– Роза алая, – пробормотал себе тихо заклинатель, но Алая услышала.

– Роза? Алая Зорька, допустим. Только не роза!

– Я имел ввиду имя, а не цветок. Не пора ли нам домой? – уже скитальцу сказал, но дошло и до Лютика.

– Да, Алка долго одна. Пора! – ответил скиталец, догадываясь, что теперь вместо Лютика будут втроём с этой необычной путешественницей.

      В ночной пижамке! С ума сойти!

– Мы живём возле Фэйрфакса. Нам по пути, – пояснил скиталец.

– Интересная идея. Неплохо бы, – почти не раздумывая, кивнула Алая.


ПЕРЕД РАССВЕТОМ

      Втроём довели Лютика до входа в Большой Город и перед расставанием узнали кое-что любопытное. Пока прощались, Алая отошла на пару шагов. Лютик всё ж не утерпела и выяснила, что скиталец с кем-то встречается и это почти семья, поприглашала заглядывать, если что, а в конце заметила, что уже видела переделанные тату – число 99 превращали в пару больших запятых, а 69 - в пару больших кавычек без пробела. Спасители покивали, но оба подумали, что один из этих переделанных номеров у самой же и на плече. Ну да ладно...
      Шли до утра, на рассвете устроили привал.

– Фэйрфакс – опасное место. Если ты не рейдер, конечно, внутрь квартала лучше не заходить, – услышав далёкую стрельбу и взрыв, как бы между прочим заметил заклинатель. – Припоминаю трагические случаи с одинокими путниками. Тудно угадать, что рейдерам взбредёт в голову, но чаще их выходки добром не кончаются.

– Я неплохо стреляю! – улыбнулась Алая. – А понадобится, смогу и ножичком.

– Они нападают группой.

– Это хуже, но... Там видно будет. Вообще-то я не в сам район, а на окраину. Расчитываю пообщаться с изгоями Братства.

– Ну-ну... Они не любители общаться с гражданскими, – вступил в разговор скиталец.

– Но на тему довоенных технологий среагируют, только бы с самим хранителем Каденом поговорить. Дело верное! Да вы не парьтесь так, парни. Вы уже лбы изморщинили, пытаясь догадаться, что за странная дамочка в прикольной одёжке вам попалась. Да? Тут секретов особых нет, просто история не очень приятная.
 
– Мы не настаиваем, но любопытно, конечно, – за двоих ответил заклинатель.

– Ушёл один наёмник на покой. Хорошо заработал и ушёл. Занял уцелевшие нижние этажи в бывшей гостинице и неплохо устроился. Накупил выпивки, но быстро заскучал без женского общества. И послал записочку с кем-то из старых знакомых в Парадайз Фолз. А там как раз хотели продать девчонку – рабыню, которую с детства готовили в телохранители.

– Девчонку? В телохранители? – удивился скиталец.

– Ну да. Когда её сцапали, она чуть не вырвалась. Двоим я так наваляла, что Гробовщик... Это вожак...

– Про Гробовщика известно. Мы уже поняли, что ты про себя рассказываешь, – улыбнулся заклинатель.

– Короче, он на своих расцарапанных с фингалами глянул и решил, что я буду телохранителем. Сбежать шансов не было, а попасть в рабскую элиту всё же лучше, чем прокисать в загоне с отребьем. Вот и продали меня. Пока записка шла, пока снаряжали доставку, наёмник пригрел двух приблуд, а я оказалась третьей. Весёлая была бы компания. И я не жалуюсь! Тем более, что он к рабству без симпатии и сразу же снял с меня рабский ошейник. Да вот... С самолюбием у него проблемы.

– Не понял, – удивился скиталец. – При чём тут самолюбие?

– Я три раза подряд обставила его в стрельбе по мишеням. И выпер Дуков – просто, в чём была, вытурил за дверь. Хоть с винтовкой, что уже подарок по нынешним временам. Зато теперь не рабыня!

– Этот Выпердуков мог бы хоть одежду дать! – возмутился скиталец.

– Дуков. Его зовут Дуков. Я знаком с ним. Когда напьётся, бывает вспыльчивым слишком. Но стреляет метко даже в сильном опьянении. Колоритный персонаж! – пояснил заклинатель.

– А! Дуков... Дуков... Вспомнил! Он был в команде крутых наёмников. Я тоже слышал о нём, но давно. В последнее время о нём перестали говорить. Я думал, пропал.

– Да, это он. Нормальный мужик. Весёлый пьянчуга и шалопай, каких мало, но вообще-то не злой. Только считал себя непревзойдённым стрелком, а тут какая-то рабыня... Выходит, я его сильно задела и пьян был, пьянее некуда. Кстати, женской одежды у него просто не было, а в его обносках я бы и километра не прошла – он крупный, как две меня. Да ладно, я не в обиде! – посмеялась Алая.

– Я слышал, что у Гробовщика Джонса две телохранительницы – Алая и Кловер, – ни к кому особо не обращаясь, сказал заклинатель.

– Понятно... Значит, тёзка сделала карьеру... Так я и думала.

– Сдаётся мне, что она тоже сбежала из лаборатории, – решил проверить догадку заклинатель.

      Алая только вздохнула. Некоторое время шли молча, потом она заговорила.

– Ладно, чего уж. Мы не сбежали, а ушли. Кто-то нашёл инструкцию по ремонту робомозгов и мы подготовились. Одного робота попортила какая-то непоседа из младшей группы, а остальных мы совсем отключили. Хэнди заперли в амбулатории – заклинили дверь колышком и всё. А потом самые головастые поработали с главным компьютером – смогли перевести лабораторию в режим самоконсервации. Клонированию конец! Да только очистка воды и пищевая автоматика тоже отключились и жить там стало трудно. Вот и разбрелись кто куда.

– А татуировка? Она же не у всех? У кого-то были жетоны? – вставил скиталец.

– А вы и это знаете? Да, жетоны у тех, кого клонировали для рядовых, а нам полагались тату с порядковым номером. Надо думать, до войны элита была даже в бордельном бизнесе. Тату делали тем, кого планировали в обслугу офицерского состава. Роза номер 100 и Роза номер 88 - две Алые. Надо мне имечко менять. Как думаете, Зорька подойдёт?

– Красиво... – согласился заклинатель и скиталец тоже кивнул.

– Ладно. Будем знакомы! Раз уж пошла такая пьянка, вот что: думаю, я изгоям в обмен на приличное обмундирование дам сведения об одном прелюбопытнейшем местечке. Дуков как-то с бодуна рассказывал, как бригада наёмников обшаривала форт и нашла там столько всего, что начальник изгоев дорого даст за координаты. А я в дуковской записной книжке не зря втихаря покопалась. Поговорим с Каденом, поговорим...


АССОРТИ

      Каден вспоминал, как восхищался плазменным оружием, когда был ещё молодым послушником. Сейчас у него под рукой тесак-потрошитель и стрелковому с электронным он предпочитает холодное оружие. Вот бы опять поиметь "шиш-кебаб"! Комбинация лезвия газонокосилки с огнемётом повреждения продолжала наносить даже секунд пять-шесть после удара и хранителю Кадену приятно было вспоминать, каково врубаться в ряды противника, разя налево и направо, зная, что пламя доест раненного врага, а ты можешь переть вперёд и добывать победу...
      Болтающийся метрах в ста анклавовский робот-шпион был слабым врагом. Его из винтовки или лазерки достать можно, а тем, что есть, нельзя – далеко. Бегать за роботами не солидно. Подлетит ещё, не отвертится.
      Робот ни о чём таком не думал. Всего три программы: боевая требовала защищаться от любого нападения и нападать на агрессивную живность, вещательная и шпионская, как основные, занимали почти всё пространство в куцем "уме" круглой летающей жестянки. И глава изгоев Братства, и робот-шпион не думали о смысле жизни и предназначении. Каден эти расслабляющие мысли гнал, а робот мечтать не умел.
      Умел малорослый рейдер на другом конце района Фэйрфакс. Он под улюлюканье братвы катался на трёхколёсном велосипедике фирмы "Рэд рэйсер" и мечтал найти исправный мотоцикл. Что-то смутно вспоминалось из баек про довоенную жизнь о братстве мотоциклистов, воображение рисовало банду рейдеров в чёрных, как у лидера компании "Коготь", касках, загонявшую на шоссе какого-нибудь хлюпика-ботана в гламурной мини-корвеге... Крак! Велосипедик развалился и коротышка пошёл с остальными бухать под вопли о завтрашней потехе. Завтра выпустим кишки изгоям! Мечтать не вредно...
      На секунду Кадена заворожило разглядывание робота-шпиона и показалось, что он в принципе не умнее этого летающего тостера с лазерной пшикалкой и умеет делать в жизни только то, что предусмотрено программой изготовителя, как заводная игрушка. И что? Не застрелиться же, раз дела идут не блестяще!
      Когда-то некоторые в Братстве крепко задумались и кончилось это расколом. Надо не думать, а жить по уставу и следовать клятве. Ещё не все источники знаний исследованы, не все хранилища довоенных технологий найдены, даже известные далеко не освоены. Как заразишься мыслями штатских штафирок, так и заворот мозгов в солдатской голове! Не годится. Услугами штатских попользоваться можно, а мысли нужны свои – правильные мысли воина. Если распуститься и не обуздать отчаяние, останется только втыкать в себя "шиш-кебаб", пока сам себя не изжаришь. Бред и чепуха! Наша цель велика, наша жизнь – служение...
      Мысли вошли в привычное русло, а со стороны никто не догадался бы, что в пообтёршейся моторизованной броне только что побывал слабый измученный человек. Нет, снаружи металл, внутри брони тоже сталь, а не дрожащее мясо. Образцовый воин крепко стоял на ногах и зорко смотрел в перспективу. Даже жаль, что ночь и впереди только тьма. А будет утро и ... А будет?


ПАМЯТНИК

      Ночь застала на подходе к дому. Всего-то меньше суток осталось, но шли быстро, устали. Удачно подвернулась почти улица с недоразрушенными коттеджами и даже несколько относительно удобных спальных мест нашлось в руинах. В самом деле удача – ведь по соседству. Кто-то когда-то притащил на голую кровать матрац и это комфортное лежбище пожертвовали Зорьке, а скиталец с заклинателем заняли соседнюю развалину. Крыш тут не было давно уже, но на одну ночь сойдёт. Стены-то есть!
      Из пролома в стене был хороший обзор и скиталец некоторое время всматривался в ближайшую низину. Она была свободна от кустов и деревьев, а прямо посреди стоял довоенный автобус. Он выглядел мало повреждённым, правда, шин уже не не было. Чуток накренившись, стоял этот образец довоенной техники, а вокруг там-сям ещё виднелись какие-то мелкие предметы, только не разглядеть, какие. Слишком далеко.

– Схожу-ка гляну, что там. Спать пока не хочется, пройдусь.

– Давай, - кивнул заклинатель. – Если уж идёшь, глянь вокруг. Ладно? А я костром займусь.

      Скиталец вернулся в мрачном настроении. Заклинатель поглядывал, но решил пока не тормошить, а то вон, как хмуро шурудит прутиком в костре. Что же там было такое? Дождался минут через пять.

– Там местечко будто специально для нашей лютой готки. Вот, взгляни, – протянул он несколько ветхих листочков. – Фирменные бланки с уведомлением о местах в убежище. Это я в лохмотьях на скелетах нарыл. А в одном почтовом ящике возле во-о-он того дома нашёл письмо из "Ваулт Тек" об отказе. Стандартные процедуры приглашения к спасению и отказа. В спасении... Нет мест – как приговор. Мы-то знаем теперь... А-а! Что об этом... – махнул рукой скиталец и опять примолк.

– Что тебя так поразило?

– Груды костей и остатки одежды. Несколько детских колясок, трухлявых чемоданов. Понимаешь, они ехали в автобусе и считали, что им повезло. А потом автобус сошёл с магистрали и пассажиры оказались снаружи. Там их кости и валяются уже двести лет. Думаю, это не авария. Скорее всего, пробка на дороге или близкие взрывы. Когда поняли, что даже с их путёвками в "комфортабельные убежища фирмы" им не спастись, вышли из автобуса и посмотрели на мир в последний раз. В автобусе, кстати, нет останков – пусто. Только у водительского места стояло это, – протянул скиталец статуэтку экзотической певицы. – Да, и на пассажирском сиденье совсем целый плюшевый мишка. Валяется на полу немного барахла, но скелетов нет. Даже детских. Значит, все вышли, взяли с собой детей и пошли умирать. Никто не захотел провести последние минуты в железной коробке. Лежат теперь непогребённые под луной и выглядит это так... Скорбно, что ли? Лютик бы впечатлилась.
 
– Может, автобус застрял на грунте при объезде затора и они решили собрать группу? Возможно, до убежища не так уж далеко и дошли бы пешком? А потом их накрыло взрывной волной или световым излучением... Могло так быть?

– Волной вряд ли. Кости не разметало. Если бы они стояли плотной толпой, а потом улеглись бы, так бы это и осталось лежать, как я нашёл. Они могли ещё быстро погибнуть от радиации. Вспышка могла погубить тоже, ты прав. Но теперь этого не узнать, а памятник несбывшейся надежде там, в низинке, теперь очень горький, если понимаешь, что там стряслось. Или догадываешься, хотя бы... Вот так оно всё... Эх, что ж теперь-то...


АНТИЛИНГВИСТЫ

      Заклинатель повертел в руках статуэтку певицы и аккуратно поставил на уцелевшую книжную полку. Там лежало несколько обгоревших книжек. В углу валялось ведро и вверх дном торчала большая кастрюля, рядом сломанная швабра. Оба огляделись. Сколько раз они видели осколки довоенного быта в развалинах? Не сосчитать. Случалось находить практически целый телевизор, часто встречаются сундуки и металлические упаковочные контейнеры, коробы. Не проблема наткнуться на пылесос или листодув. Весь этот хлам можно было бы использовать, но это и при очень большом старании и везении не позволит восстановить довоенный мир, даже в маленькой зоне. Иллюзию устроить можно, а копию не создать.
      Статуэтка певицы улыбалась. Эта аборигенка сказочных островов когда-то пела шуточную песню и кому-то очень понравилась. И этот "кто-то" создал оригинал, а фирма растиражировала, отлили тысячи экземпляров из крепкого пластика. И радостно поющая смугляночка полюбилась. Фигурку охотно покупали, ставили на виду, любовались, дарили к празднику. Игрушка сохранилась, а глаза, глядевшие когда-то на неё с симпатией, унесло ветром. Сдуло ядерным цунами улыбки, надежды, смех и радость... Сдуло всё, осталась Пустошь.

– Я полистал книжки с полки, – прервал молчание заклинатель. – Романчики, приключения, любовные истории. По науке и технике – ничего. Знаешь, странная мысль посетила – если бы про наши приключения кто-то писал книгу, сейчас была бы самая скучная глава. Ничего не происходит, персонажи отдыхают и ведут банальные разговоры. Ни тайн, ни открытий, ни интриг. Зорька спит, два мужика убивают время.

– Ну, я бы такому повороту нашего сюжета только порадовался. Много радости, что ли, если надо обороняться и убивать? После твоего пояснения о цепочках, о связях всего живого с духами, я на многое смотрю иначе. Вообще-то и раньше убийство коробило, но я не представлял, насколько может быть важна любая жизнь. Даже злюки кому-то нужны. Всех кто-то родил, все хотели жить и стать счастливыми.

– Пробирочные тоже считают себя людьми, а не клонами. И жить хотят, и счастья себе желают, – заметил заклинатель.

– Хотят, желают... – эхом повторил скиталец. – Мы все хотим. А из-за чего дерёмся?

      Как по заказу, издалека донесло стрельбу, а чуть погодя, звук взрыва гранаты. Примерно в километре от этой кучки домиков была здоровенная воронка и жалкие останки многоэтажки.
      Заклинатель схватил ведро и накрыл костёр, ногами нагребли земли и пыли, засыпав щели у неплотно прилегавшей кромки, и костёр бысто угас, выпустив струйку дыма через последнюю прорешку. Её сразу же тоже присыпали.
      Петляя между ржавыми корпусами машин, со стороны воронки пробежало двое с ружьями. По дороге они выбежали на окраину бывшего посёлка и засели за грудой камней. Оба в коже и были похожи друг на друга, как близнецы. Сходство усиливали головные уборы, точнее, их отсутствие - только головные повязки, а на лицах одинаковые мотоциклетные очки.
      Через какие-то секунды показались преследователи – подбежало трое в кожаных пыльниках и притормозили они у первой же машины посовещаться. Присев за корпус, пока не высовывались. Со стороны камней зачастили выстрелы. Дилетант решил бы, что у беглецов сдали нервы – ведь погоня за укрытием.
      Но скиталец и заклинатель сообразили, что происходит, и отодвинулись под защиту остатков стен. Корпус машины полыхнул и через пару секунд бабахнуло. Да так, что дверца машины залетела к костру и сшибла ведро с угольков! Оба выглянули, увидели Зорьку, наблюдающую за происходящим с винтовкой в руках из своей "спальни", и немного расслабились. Всё происходило так быстро, что разбудить спутницу не было шанса. Она в порядке! А погоня? А погоня кончилась.
      Два находчивых стрелка осторожно вышли из-за камней и некоторое время выжидали. Добитая машина почти догорела, но небольшой участок ещё освещала. Если возле взорвавшейся "корвеги" кто-то ещё мог стрелять, палил бы со света в темноту. Мало шансов попасть. Посовещавшись, победители разделились и один осторожно пошёл к месту взрыва, а другой двинулся скрытно позади вдоль стен коттеджей.
      Скиталец осторожно тронул заклинателя за рукав и показал глазами на укрытие Зорьки. Оба глянули повнимательней. Спутница хорошо устроилась и теперь смотрела прямо на них, как бы предполагая действовать сообща. Или не действовать. Решили выждать – заклинатель приложил палец к губам и сделал большие глаза: сидим тихо, выжидаем. Зорька кивнула. Свою приметную шляпу она не надела - повязала волосы тряпицей на манер банданы.
      Чужаки тем временем убедились в гибели преследователей и больше так не осторожничали. Один стоял посреди улицы и осматривался, второй копошился за догоревшей машиной. Вышел оттуда с лазеркой и двумя штурмовыми винтовками. Тут же расстелил пыльник одного из убитых и, передав лазерку напарнику, за пять минут собрал из двух изношенных штурмовух одну, а оба охотничьих ружья разобрал и собрал относительно отремонтированное. Пригодные запчасти они рассовали по карманам и сумкам, хлам оставили на пыльнике. Деловые парни. Только с очень грязными языками!
      Их разговор во время ремонта оружия содержал почти нулевую информацию, зато ругательств и похабщины было с избытком. Конечно, трое в укрытии слышали не всё, но то, что говорилось эмоциональней, слышалось чётче. В переводе на цивилизованный это было бы диалогом двух сердитых и невиновных о нападении каких-то "контрактников", получивших по заслугам. Скиталец покосился на Зорьку и опять тронул заклинателя за рукав. Тот глянул на соседку и улыбнулся - она внимательно прислушивалась к разговору сквернословов и презрительно кривила губы.
      Скоро грубияны ушли, оставив два трупа в пыльниках с пустыми карманами и один раздетый, чей пыльник так и остался валяться возле закопчёного остова "корвеги" с бесполезными железками.
      Один из плащей-пыльников подошёл Зорьке и все трое собрались у костра. На угольки бросили обломки стен и мебели, огонь затрещал и стало уютней.

– Да-а... – протянул заклинатель. – Дидактики нынче, хоть отбавляй. Это называется "копролалией". По-нашему – дерьмоязычие. Или мусорная речь. Лингвиста на них нет! Да, скиталец?

– Кажется, я знаю, кто это был, – поделилась Зорька. – Думаю, это Гэри. Дуков рассказывал о близнецах. Называл их антилингвистами. Я видела их мельком – он не пустил их дальше порога. Сначала они уговаривали его на какое-то дело, а потом стали ругаться и Дуков их выгнал, и сказал, что пристрелит, если сунутся ещё хоть разочек. Думаю, что они бы его самого попытались, да тут мы втроём в ночнушках наших подошли, а у каждой по штурмовой винтовке в руках. Эти придурки не могли знать, что стрелять из троих умею только я. И сбежали! А Дуков потом закатил грандиозную пьянку и называл нас амазонками... Нет, парни, не злюсь я на Дукова. И ругается он гораздо виртуознее, чем они. Якорь мне в глотку! Нет, лучше им в глотку!

      Напряжение схлынуло, все посмеялись. Заклинатель высказал предположение, что "контрактники" это бригада чудаков в пыльниках из хорошей кожи, чьи трупы остались возле взорвавшейся машины. Они не произвели впечатление умелых вояк, а были из регуляторов, скорее всего. Эти странные энтузиасты воображали себя праведниками, имеющими право на отстрел негодяев, но опытные жители Пустоши не очень их уважали.
      Вся деятельность регуляторов смахивала на самосуд самозванцев и манеры их иногда смешили даже. В Пустоши нет закона, как такового. Если вы кого-то обидели, будьте готовы расплатиться в соответствии с высшей мерой социальной защиты, а социум защитится сам или не сможет. И тогда проблема рассосётся сама. Вместе с социумом!
      Слабаки живут очень недолго и прозябают. Не хочешь прозябать? Учись выживать! Вот это – закон. И этот установился сам собой. Возражать или оспаривать его актуальность бессмысленно. Когда регуляторы с понтом дела заявляют: "Мы – ЗАКОН!", опытный пустынный житель, если и не повертит пальцем у виска, то подумает, что ребята сбежали из дурки. Наверняка!

– Ты сказала, одного из близнецов зовут Гэри? – заинтересовался скиталец.

– И того, и другого зовут Гэри. Обоих. Понимаешь? Я тоже удивлялась, но Дукову уже надоело о них говорить и он только обозвал их: "Не сам урод, так уродские копии урода!" А на следующий день мы устроили третий тур стрельбы и... Дальше вы знаете.

– Никогда не слышал, чтобы у близнецов были одинаковые имена! – засомневался скиталец, а заклинатель применил логику.

– Исключение возможно для клонов. Если они из такой же лаборатории, как та, из которой... Ну, понимаешь, да? То у них может быть серийное имя, а отличия только в номерах. Вот и получается, что оба они "Гэри", а номера в секрете. Да и не интересно никому знать их номера. Сами посудите, важно то, какие они люди, а не под каким номером в дурацких списках давно погибших экспериментаторов. А люди они или клоны? Да кому какая разница, если человек хороший. Согласны?

– Тем более, если плохой, – поддержала Зорька. – Пиф-паф! И незачем грузить мозги чепухой. Хочешь считаться человеком? Заслужи репутацию! И будь ты на самом деле хоть андроидом, всем будет на это наплевать. Дела-то поважнее. Надо быть, а не слыть.

      И с этим никто не стал спорить. Да разве можно не согласиться?


МИНИБАДАБУМ

      До самого изгойского форта Зорька щеголяла в ругуляторском пыльнике и своей замечательной шляпке из белой соломки. С винтовкой за плечами она смотрелась очень неплохо и эскорт тоже не производил впечатление малахольного. Идёт такой отрядик по дороге, посматривает, переговаривается, крутых из себя не изображает, а опытному глазу заметно, что опрометчивому агрессору вмажет так...

      Отморозки тоже бывают с опытом, но опыт – друг ошибок. А долго ли живёт в пустошах умелец ошибаться? Хороший вопрос... Четверо рейдеров шли к мосту перед изгойским фортом, чтобы добить последнюю турель и грохнуть пару бойцов в силовой броне за баррикадой, перекрывающей доступ к воротам в прифортовый дворик.
      Наткнуться на эту троицу им помогла случайность – частая гостья в Пустоши. Ты, человек, планируй, а невидимые руки твои и чужие планы перетасуют, не сомневайся. И будь готов ко всему, только не к тому, что твои сбудутся без поправок! Семейке гигантских скорпионов вштырило полакомиться потной рейдерятиной и все четверо рейдеров почти исчерпали запас патронов и огнемётной смеси, доказывая скорпионам своё превосходство.
      Так и не разминулись, так и встретились две группы из-за драчки с оборзевшими насекомыми гигантами - на какие-то минуты задержались в пути. Стимпаки у разбойников кончились, а полного восстановления здоровья не произошло. Единственный на группу гранатомёт теперь годился, как дубинка, разве что. А ведь гранатомёт и огнемётчика брали с собой только на всякий случай – плечистому с громоздкими аппаратами и охотничьим ружьём предполагалось сидеть в засаде на случай контратаки изгоев Братства, пока остальные будут тарахтеть по турели. Три стрелка планировали обстрел с дистанции и уж никак не рукопашную с чужаками!
      Победа над злющими скорпионами далась с издержками, но иллюзорная непобедимость заморочила мозги. Четыре рейдера решили приголубить трёх путников и топать на базу за пополнением боезапаса и лечилками. А уж потом и изгоям навалять по самое не балуй.

      Но их заметили и перешли в боевой порядок, практически без сговора - скиталец теперь был впереди, сзади и чуть сбоку шла Зорька – винтовка уже была в руках, а заклинатель занял последний угол боевого треугольника с другого фланга. Он, как самый опытный, уже вник в ситуацию и подготовился. Даже винтовку в руки не взял, а готовность была внешне не заметна – все четыре опасных существа за поворотом дороги ощущались им на особом "поводке" и короткая схватка могла оказаться для бандитов с начинкой из неприятных сюрпризов.

      Рейдеры, носите мозги с собой, не держите их дома в холодильнике! Куда там... Четверо ринулись и захотели лёгкой поживы.

      Первым набегал крепыш в шипастой одежде и готовился с одного удара победить кувалдой. Растяпа замер бы от неожиданности или попытался бы отступить и получил бы удар в затылок, но скиталец прыгнул вперёд и нанёс удар правой с кастетом. "Шалбан" он не активировал, а в последний момент согнул руку и вместо кастета сработал локоть.
      Удар локтем с приложением веса всего тела с разбега пришёлся замахивающемуся рейдеру в солнечное сплетение и это уже был не боец - кувыркнулся на обочину, только выпавшая из рук кувалда брякнула оземь.
      Зорька удивила всех, а рейдеров – особенно. Удерживая одной рукой винтовку, она распахнула пыльник и ближайшему с китайским мечом влепила встречный двойной удар ногами – будто изобразила чики-чики ножницами, высоко подпрыгнув. Приземлившись, крутнулась в приседе на одной ноге и подсекла махом другой почти пробежавшего мимо бандита с ножом. Даже шляпка не слетела с головы бывшей телохранительницы!
      Оба фехтовальщика выбыли – меч улетел подальше, меченосцу со сломанной челюстью было уже не до драки. Ножевик крепко приложился затылком об асфальт, а шлем рейдеров-псов от потери сознания не спас.
      Четвёртый и последний противник никак не мог прицелиться – охотничье ружьё плясало в руках так, будто неведомая сила ухватила за дуло и дёргала. Что за напасть?! Мало того, что сбросил с плеч только бесполезный гранатомёт и груз огнемёта лишал шанса на ловкий маневр, так ещё и это безобразие с пляской ствола. А соотношение сил теперь не в пользу – трое на одного.
      Заклинатель выдавал коленца и подпрыгивал, будто споткнулся о радтаракана и никак не мог обрести равновесие, Зорька держала рейдера на мушке, пистолет-пулемёт скитальца тоже глядел своим десятимиллиметровым дулом прямо в лицо, а рука с кастетом была готова к удару.

      Братва, это не мат в три хода. Это вместо гроссмейстерской партии шахматной доской вам по башке, а все фигуры кучей в рожу. Пора сдаваться!
      Все события уложились в пять-шесть секунд и после битвы с голодными насекомыми случился слишком злой контраст. Боевой дух покинул рейдера, ружьё теперь дрожало в руках не по заклинательскому велению, а просто по своему хотению - от страха и слабости.
      Разбойник опустил руки и стал бормотать какие-то нелепицы, типа: "не подписывался я на такое и вообще мы просто играли", но этот лепет прервал заклинатель. Он уже твёрдо стоял на ногах, жёстко глядел прямо в зрачки и диктовал условия капитуляции.

– Оружие брось. Ты несёшь того, что был с кувалдой, меченосец потащит ножевика. И шагом марш домой! Счёт до двух. Время пошло! Один...

      На "два" мычащий, как брама, обладатель сломанной челюсти уже полз к собрату с ножом. Пардон, уже без ножа. Звякнуло железо, сброшенное единственным непострадавшим и сделан первый шаг к бывшему молотобойцу, обалдело трясшему головой в паре метров от победителей. Зорька решила добавить искр в салют победы.

– Эй, не швыряй так, поосторожней с нашими трофеями! Уже не твоё!

– Тётенька, а вы не лопнете? – съехидничал самый целый рейдер.

– А любителя тявкать могу погнать поджопниками до родных дверей без штанов! - грозно рявкнула Зорька и сделала шаг.

– Ладно-ладно, – только и промямлил парень и совсем по-детски поддёрнул свои шорты пустынного рейдера.

      Грозные бандиты с пустыми руками и карманами поковыляли зализывать раны, а Зорька предложила презентовать изгоям гранатомёт и огнемёт, так как ресурс этих тяжёлых орудий убийства почти исчерпан – ценность малюсенькая, но изгоям пригодится на запчасти. Это устроило - бросать жалко, а тащить тяжело.
      Мужчины пошли домой, Зорька двинулась к изгоям, нагруженная трофейным тяжёлым вооружением. Их часовой уже доложил Кадену о схватке и хранитель Каден чуть не почесал затылок сквозь шлем моторизванной брони. Дожили! Трое гражданских в пух и прах разметали отряд, на оборону от которого Каден собирался звать подкрепление из форта. Куда катится мир?! И кто тут решающая сила?


СИЛА ЕСТЬ И УМ НЕ ПРОМАХ

      Жаль, что скиталец и заклинатель не услышали слова приветствия. Когда в рейдерские "хоромы" двое вносили остальных, встречали в банде тоже несколько удальцов. А потом и все сбежались, кто не спал.

– Это изгои так? Гады! Всем сбор! Вынесем моторизованных поганцев! На консервы их, не вынимая из брони! – раздавались выкрики вхбесившихся соратников.

      Уцелевший рейдер только морщился, свалив на руки встречающим намявшего плечи любителя кувалды, а челюстно-лицевой мычатель уложил контуженного об асфальт на ближайший лежак .

– Не-а, не изгои. Хахали нашей девочки повстречались, а с ними прыгучая стерва в регуляторском лапсердаке. Только рыпнулись на них, как бум! трах!... Вдрызг! Мы и пёрнуть не успели... – выдал отбазарки пустынный рейдер и едва удержался, чтобы опять не подтянуть шорты, так как мстительная Зорька на прощанье даже кожаный ремень из них выдернула.

– Слабаки! На кой вам все по обойме патроны собирали? А где огнемёт? Просрали?! – стало совсем шумно от выкриков.

– Дык, это... три скорпа шныряли около моста и прикопались. Мы их того, а тут эти трое. И они нас того... – совсем запутался в аргументах и фактах "герой" в сползающих шортах.

– Ой, ой, скарпы им досадили! А какого яогайского хрена вы покатили бочку на случайных? Вы изгоев шли кончать или кого попало брать на фу-фу? Умники! Заклинатель и один бы вас повалял, салаги! А вы на троих дёрнулись, ублюдки! – со всех сторон неслись упрёки. – Безумству храбрых поём мы песню, а тупым только люлей добавляем! Правильно, братва? – выступил кто-то из ветеранов. – И вообще без нужды лаяться с такими соседями – подстава! На измену подсели?! Пока изгоев не удолбаем, мясорубка на два фронта нам впадлу! Вы чем думали, говноеды?! Если такие храбрые, валяйте к их роботам и турелям. Кто завяжет бантик на стволе турели, тому я глаз на жопу натягивать не буду, так и быть. Эй! Девки, киньте героям ленточку! Они всем докажут, что полные идиоты!

      Воспитательный эффект "торжественной встречи" превзошёл бы все ожидания, если бы кому-то пришло в голову хоть чего-то ждать от рутинного мордобоя. В ближайшее время фэйрфаксовцы не нападали даже на случайных одиноких бродяг. А изгоям таки досталось – через пару дней им понадобилась новая турель.

      Алку дома еле отговорили от похода в логово на разборки. Она же, как-никак, ветеран банды и чемпион по рогатке, а на её драгоценного скитальца потянули какие-то новички, которых она и знать-то толком не знала.
      Оборзевших салаг спасло от дополнительной нахлобучки то, что уже получили и мало не показалось. Да и вообще было не до салабонов – встречальные посиделки за празднично накрытым столом только-только начинались, на плите тесно от булькающих кастрюлек и скороварок.
      Мужичкам как-то до сих пор не приходило в голову, что стол можно накрывать скатертью. Они, конечно, быстро узнали в "скатерти" отстиранные занавески из соседнего домишка, но... Приятно, чёрт возьми!
      Заклинатель ради такого застолья даже переоделся в деловой костюм. Малость засаленный, но так уж нынче обстоят дела, что не без изъянчиков. Пустяки! В этом наряде и при галстуке он показался другим человеком. Только глаза с тем же выражением – будто знает большие секреты.

      Пока переодевался, просканировал вдаль и между делом тихо сказал скитальцу уже на кухне:

– Зорька только что вышла от изгоев. Пока всё нормально, идёт к нам в хорошем настроении. Видимо, удачно поговорила с Каденом.

– Алка, у нас будет гостья сегодня, – тут же обратился скиталец к заботливой хозяйке праздника. – Тебе будет интересно, а то и сюрприз выйдет. Ты дистанционный пульт освоила? Она "постучится" из штурмовушки.

– Не в двери и окно, как одна ваша знакомая рейдерша, надеюсь? – хихикнула Алка.

– Нет, в воздух постреляет. Одиночный, после паузы два подряд. А то стёкол на окна не напасёшься! – развеселился скиталец, не замечая, как внезапно посерьёзнел заклинатель.

      Заметила перемену в его настроении Алка. Старший товарищ сидел в этом непривычном одеянии с полусонным лицом, как скучающий клерк в довоенном офисе, и не шевелился. Он будто прислушивался, а на лице постепенно проступала тревога.

– Эй, что стряслось? – забеспокоилась Алка и показала скитальцу на заклинателя. – Что-то идёт не так?

– Погоди, сейчас прояснится. Он скажет...

– Да-да, что-то не так, – включился заклинатель в разговор. – Настроение Зорьки резко изменилось. Сейчас мрачнее тучи... Но идёт к нам, вроде бы... Уже близко...

      Через пару минут услышали сигнальные выстрелы и Алка отключила роботов с турелями. Самодельный пульт с сенсорами и торчащими проводами внешне был похож на потроха радиоприёмника после многократного пинания, но работал безупречно.
      Гостья поставила у вешалки объёмистую сумку, повесила пыльник и шляпку на вешалку и прошла в кухню. Выглядела улыбчиво, но по глазам было заметно, что просто старается быть любезной. Что-то её точило. А что? Решили пока не дёргать вопросами, дать освоиться. А хозяйка принялась щеголять манерами.

– Вот, сударыня, извольте отведать особых блюд! Особая диета особым гостям! – расщебеталась Алка, а Зорька внезапно помрачнела.

– Да что стряслось-то? – потихоньку спросил заклинатель.

– На уличную рекламу наткнулась. Старый плакат на щите: стерилизованным кошкам предлагались особые диеты. Ваша киска любила бы вискас, да любить-то ей больше и нечего... Котят, например... Ладно! Это так... Древности навеяли. А что в кастрюльке? – встряхнулась Зорька и сделал вид, что повеселела.

– Мои фирменные кексы, – уже без особого энтузиазма продолжила играть роль весёлой хозяйки Алка. – Эх, ладно. Ты поешь... – она сочувственно положила руку на плечо Зорьки и понимающе вздохнула. – Надо привыкать... Ты из какой группы была? – не очень деликатно полюбопытствовала, уже зная про Зорьку и побег из инкубатора от скитальца.

– Из старшей офицерской. М-м! А кексы прелесть! – аж зажмурилась гостья.

– Да ну! Я там всех знала, а тебя не помню! – удивилась Алка.

– Да? Нас "роз" было две только, обе прозвище "Алая" потом выбрали. Тебя я, кстати, тоже не помню... А где твоя лаборатория была?

– Недалеко от района Ланфан Плаза. А ты из какой?

– А моя была в подземном бункере северней округа Монтгомери. Так мы с тобой из разных! Ух ты, а я раньше думала, мы одни такие на всю Столичную Пустошь. Кстати, ходили разговоры, что в одном из убежищ был инкубатор для солдат – там из пробирок только мальчики получались. Не слыхала?

      Алка отрицательно мотнула головой и больше к теме клонирования не возвращались до конца банкета. Вечер удался на славу, пора было расползаться по койкам. Скиталец настоял, чтобы заклинатель занял хорошую односпалку в бывшей детской, сам спустился на первый этаж осваивать диван рядом с прихожей, а дамы заняли двуспальную. Сидя на бывшем семейном ложе довоенных хозяев этого дома, девицы-красавицы разговорились.

– Слушай, Зорька, пока наши были в Пустоши, приходила заклинательница. Оказалось, что она не столько к самому заклинателю, сколько ко мне. Представляешь? Сказала, что она старая подруга хозяина этого дома, что ещё появится, что нам с ней надо решить ряд вопросов и оставила для заклинателя презент. Просила вручить в особый день, а это как раз послезавтра. Ты с заклинательницами знакома?

– Вроде бы. Понимаешь, те из них, что сами про себя говорят, как про заклинательниц, скорее всего просто выпендриваются для саморекламы. Настоящих можно заметить не по болтовне. Думаю, что парочку я видела. Одна к Дукову как-то заходила. Оказалось, что их предки были земляками.

– А она тоже Дукова? – заинтригованно спросила Алка.

– Нет, она Гамова. Но это не родное имя, а псевдоним, как я поняла. Производное от GAME OVER.

– Прикольно... Конец игры! Да, так вот... Её интересовало, вижу ли я духов.

– А ты видишь? – недоверчиво глянув искоса, Зорька ждала ответа.

– Иногда. Краем глаза и случайно. Вроде как... Но довольно часто ощущаю присутствие. У вас в спальнях секретничали о духах Пустоши?

– Конечно. Всех интересовало, мы с душой или только кадаврики из пробирок. Считалось, что духи – это души, не нашедшие свои тела, так как после ядерных ударов тел стало намного меньше, чем душ. "Бездушная" – было самой злой обзывалкой. За такое могли и в драку. А у вас?

– У нас тоже перед сном шушукались. Но так не обзывались. Вообще-то мы осторожничали – системы подслушивания никак не удавалось испортить. Про духов девчонки говорили, что они ждут очереди на рассмотрение в небесной канцелярии. А очередь после Последней войны бесконечная. Вот и болтаются тут, и вмешиваются в наши дела, чтобы не скучать. Нам казалось, что небесная канцелярия обязательно есть. Бюрократия везде, даже на небесах. А может, дело в том, что до подросткового возраста преподавали делопроизводство и стенографию. Скучища! Но въедалось.

– А вы тоже усечённые – анатомия с физиологией не такие, как у всех? – вдруг тусклым голосом спросила Зорька.

– Угу... – мрачно кивнула Алка. – Мы тоже генно модифицированные – ни месячных, ни девичьей анатомии, ни шансов бэбика родить... Ты понимаешь...

– Понимаю...

      К ним вошёл заклинатель. Он остановился в дверном проёме и подумал, что дверей тут нет давным давно, а за последние двести лет впервые понадобились только сегодня, пожалуй.

– Дамы, если хотите секретничать, лучше на пороге. Тут всё слышно – дверей-то нету. Вышло, что я и не хотел, а подслушал. Алка, кто приходил? Опиши, пожалуйста.

– Упс! Пропал сюрприз... Ладно. Так... Она очень похожа на Зорьку, только с сержантской стрижкой, постарше и немного повыше. Имени не назвала. Сказала, что ты знаешь. Подарок в том шкафу стоит. Жаль, к дате не вышло. А что за дата? Одета была, как на парад – розовое платье и шляпа, как у Зорьки, Ещё... Да, с собой имела боевой дробовик-многозарядник. Кстати, в отличном состоянии.

– Дата? Дата... Я не всегда был один. Она ушла на запад и несколько лет ни слуху, ни духу. Ушла в тот же день календаря, в какой мы с ней впервые встретились. Вот такая дата. Ну, ладно. Давай подарок смотреть, раз уж так вышло.

      В шкафу оказался красивый жёлтый цветок в довоенном кашпо. Он слабо пах свежей травой и радовал глаз ярким цветом и здоровым видом.

– О! – восхитилась Зорька. – Неужели это легендарный цветок брок?

– Нет, – ответил заклинатель, – Брок оранжевый и бутон иначе выглядит. Это маргаритка. А заодно и имя моей подруги... Сказала, что появится?

– Да, – кивнула Алка.–  Возможно в ваш с ней день. Но духи решат, а она постарается. Это она так про духов. Я этих слов не поняла и спросила, а она только рассмеялась в ответ.

      Заскрипели ступени лестницы. И скитальцу не спалось, он услышал "бу-бу-бу" со второго этажа. Решил присоедениться к компании. Почти ничего не расслышал из разговора Зорьки с Алкой, но чутьё подсказывало, что не просто так сошлись в доме четверо. И будет кто-то ещё, а жизнь нескольких людей уже связалась прочными узами и надвигается новый этап.
      Будет не только первая часть его посвящения на этом этапе. Теперь собирается группа, а это может означать только одно - судьба, духи или особые глобальные силы готовят их к миссии, управиться с которой одному человеку было бы не по силам. Даже заклинателям будет трудно, но шансы есть. Если ты самый настоящий заклинатель, конечно...


ВОТ ТАКОЕ КИНО

      Маргарита пришла точно в назначенный день. Она не "стучалась", как Зорька, выстрелами. Задумчивый с самого утра заклинатель ходил по дому и отмалчивался, прислушиваясь к интуиции, а потом взял пульт и отключил автоматику. Через минуту подошла к порогу она. На "знакомство" с турелями и роботами ушло несколько минут и защита опять перешла в охранный режим.
      Теперь система помнила ещё один объект, узнавала пятерых и не считала целями, а остальное население Пустоши готова была встретить огнём на поражение без предупреждения. Всё было молча, только быстрый тёплый взгляд в глаза да заклинатель потянул носом и улыбнулся – сквозь пыль и запахи путешествия пробился знакомый цветочно-травяной аромат родного человека. Первые слова Маргарита сказала уже в прихожей.

– Поздравляю! У вас завёлся свой дворовый гуль.

– Опять у "корвеги" тусуется? – хмыкнул заклинатель и пожал плечами. – Да пусть. Не мешает.

– Я видела его пару дней назад на детской площадке неподалёку. Угадаешь, что делал?

– В песочнице сидел, куличики лепил?

– Сидел. Только на детской качельке, а не в песочнице. И тихонько раскачивался. А в руках вертел ботинок с колёсиками. Меня вообще не заметил.

– Его так укачало на качелях?

– Скорее, это было что-то вроде прострации. Странно смотрелось. И жалобно. У столба рядом лежал смятый жестяной грузовичок. Ньюкакольный фургончик. А качельки "скрип-скрип"... Тишина, ветерок, шорох перекати-поля. Мне на секунду показалось, что этот гуль – последний человек на планете. Наваждение...

– А потом? – тихо спросил заклинатель.

– Наваждение развеялось. Я поймала мысли рейдерского снайпера да и с визуализацией вдобавок. Он разглядывал меня в оптику и колебался.

– Убивать, не убивать?

– Только первый импульс. Потом он почему-то думал о длиннополом кожаном плаще-пыльнике и хотел его продырявить. Потом решил, что я ему не подхожу, как цель. В смысле, одета не так, как его личный враг.

– Кажется, я догадываюсь, кто это был. А ты считывание всё развиваешь? Всегда уважал твой редкий дар. Подкинь ментальный след, проверю предположение... Ага, держу... Точно! Старый знакомый. Была у нас тут стычка недавно. Он тебя сперва за Зорьку принял. А ты здорово прибавила в способности транслировать. Прогресс?

– Спасибо духам! Растёт дар и не раз выручал в походе. Но, как и раньше, это касается только мозгов людей, желающих на меня напасть. Теперь я могу удерживать контакт несколько минут даже после того, как убивать передумают.

– Хорошо... Что ж, скрипят ступени, наши спускаются. Будем знакомиться...

      Скиталец появлению заклинательницы и радовался, и не очень. Алка так и не решила пока, обучаться ей до клятвы и посвящения включительно или отказаться. На случай, если стать заклинательницей решит, самое сложное в процессе – настоящая наставница, уже есть. А если не посвящаться? У подруги могла начаться своя отдельная секретная жизнь. Но может и остаться всё, как было... Так что же лучше? И для кого лучше?
      Разговор за едой и безалкогольным в стаканах сам собой закрутился вокруг судеб непроявленных заклинателей и постоянно тормозил из-за тайн. Это даже стало смешить публику, так как чуть не каждая вторая фраза обрывалась на самом интересном месте. Как отсмеялись, Маргарита напомнила, что она не только к старому другу, а ещё и по делу. И дело это требует участия всех, а особенные надежды на счастливчиков, не имеющих никаких признаков заклинателей и Зорьку просто подарком судьбы случай привёл в компанию...

      В кратком изложении история её путешествия к западному краю земли прозвучала, как конспект сказки странствий. Детали она пообещала потом, а пока только самую суть.
      Выходило, что довольно долго Маргарита собирала информацию о психотронном оружии и даже сумела раздобыть некоторые экспериментальные образцы. Она только намекнула, что часть информации получила, так сказать, по "духовной" линии. Стало понятно, что духи очень негативно относятся к грубым попыткам воздействовать на мозги людей аппаратурой. А попыток таких, как выяснилось, за предками числилось много!
      Будто бы вся эта муть начиналась за десятилетия до Последней войны с планов программировать электорат, усмирять спонтанные массовые вспышки протеста и направлять коллективное недовольство в нужную сторону. А экспериментальной площадкой стали кинотеатры. Да, да! И не только привычные открытые для автомобилистов, а и вполне элитарные в закрытых залах. Несколько сравнительно уцелевших и сейчас можно обследовать в развалинах столицы.
      Начал развиваться проект "Воодушевитель". К стерео звуку в кино стали добавлять объёмное видео, а для просмотра нужны были специальные очки. Особым спросом пользовались шлемы с очками, так как в залах и в открытых кинтеатрах был очень громкий звук и большинство зрителей предпочитало наушники с регулятором в комплекте с очками, а всё это было смонтировано в виде звукоизолирующего шлема, наподобие того, что сейчас в комплекте силовой брони. Глуховатые обходились, конечно, только очками, но их было меньшинство. Один такой шлем прямо в заводской упаковке удалось найти и хорошенько в нём поковыряться.
Каково же было удивление Маргариты, когда она обнаружила в шлеме гипнотрон и устройство прямо противоположного назначения! Из инструкции и всяких технических сопроводиловок следовало, что шлем применяется только в зоне кинопоказа и не подлежит выносу за пределы этой зоны. Стоит очень дорого и является собственностью корпорации, а продажа, ремонт, раскурочивание и передача третьим лицам запрещена. Даже было специальное федеральное бюро, грозившее какими-то безразмерными отсидками в тюрьме за попытки любопытных сунуть нос в казённую тему.
      Но главное открытие поджидало в самих кинотеатрах. Там обнаружился комплект оборудования – комбинация гипотрона и опять "гипнотрона наоборот". Причём, этот комплектик имел приличную мощность и мог обработать целый зал кинотеатра. Всё это выглядело материализацией бреда технаря-шизофреника, но лишь до тех пор, пока не удалось взломать компьютеры в кабинете контролёров проекта. Тяжеленько было туда добраться, но это особая тема. Оно того стоило – из сохранившихся фрагментов отчётов складывалась прелюбопытнейшая картина!
      Перед самой войной наснимали фильмов в каком-то "3D-формате" и объединили с самыми передовыми программами для компьютерных игр. Зрители в зале могли переживать приключения киношных героев и их пожелания считывались шлемами, суммировались крутым компьютером, а из заранее заготовленных файлов комбинировалось развитие сюжета увлекательного мувика в соответствии с настроением, преобладающим в зале на момент просмотра.
      Скажем, какая-нибудь серийная лента о киберах-терминаторах, засланных из будущего в прошлое, могла закончиться уже в первой части, если залу хочется победы машин, а вторая часть заканчивалась не растворением робота в кипящем металле, а консервацией в мексиканской пустоши для активации в третьей серии! И всего лишь применение компьютерной графики могло создавать иллюзию актёрской игры, даже если актёра, игравшего роль киборга-убийцы, ко времени съёмок пятой-шестой серии уже и в живых-то не было. Но это только часть проекта.


ВООДУШЕВИТЕЛЬ

      Маргарите удалось восстановить фрагменты удалённых файлов в жутко запароленных компьютерах наблюдателей-контролёров, из которых вылезло нечто невероятное – на "пожелания" зрителей можно было влиять.
      Гипнотроны не только собирали импульсивные желания в зале, они могли и внушить зачатки желаний залу, а сюжет фильма становился предсказуемым, хотя зрители собирались любые – просто с улицы. Киноманы шли поглазеть и попереживать в зал, зная, что могут случайным образом изменить сюжет. Так каждый киносеанс становился не стандартным, а уникальным зрелищем, а народ опять толпами повалил в кинотеатры. Рост популярности даже превзошёл прогнозы и стал феноменальным. Экспонента!
      Если Маргарита не ошибалась в оценке отдельных аспектов, всё это служило одной цели – стимулировать патриотический настрой в массах и реформаторский зуд отдельных неугомонных личностей конвертировать в другой "формат". Надежды возлагались не только на игровые фильмы с душещипательными сюжетами о спасении мира или хотя бы отечества, предполагалось, что растущий спрос на репортажные и документальные фильмы с этой системой даст не только точное представление о восприятии проблем государства в широких слоях населения, а ещё и позволит скрытно внедрить в неоднородное общество единое правильное настроение для поддержки собственного правительства.
      Особо отмечалось, что какой-то "дадцать пятый кадр" – архаика и тупиковый путь на заре кинематографии. Это, про кадр, так и осталось непонятным фрагментом. Из остатков отчётов можно было заметить, что спрос на кинохронику становился ажиотажным. Особо был выделен случай с анкорриджским репортажем – после показа сюжета с убийством пленного китайца зарегистрировали всплеск агрессии, а потом большинство в зале "навеяло" поражение своим и это неминуемо завершало репортаж провалом операции. И аннексия Канады стала бы не победой своих, а триумфом китайского агрессора.
      Поскольку таких пораженческих файлов просто не было заготовлено, система "повисла", а резервная под свист и улюлюканье дурила зрителей рекламой "сахарных бомб", робо-дворецких, новейших "корвег" и безопасных убежищ, пока основная перезагружалась. От тотальной проверки зала на благонадёжность отвертелось всего несколько зрителей, расплатившихся в кассах наличкой. Остальные, доверчиво совавшие в кассовые автоматы кредитные карты, были "взяты на карандаш" спецслужбами...

      Несколько минут компания переваривала новости. Многое удивляло даже заклинателя, хотя первый гипнотрон они с Маргаритой нашли вместе на одной старой военной базе. Разобравшись, что за вредоносная штучка им досталась, решили её припрятать получше там же, где нашли, и дальше раскапывала тайны довоенных технологий только она, а заклинатель увлёкся идеями Лингвиста.

– Должна заметить, что из-за природной чувствительности к особого рода излучениям самое сильное воздействие оказывается как раз на заклинателей, – добавила Маргарита. – Мы в состоянии засечь даже слабый импульс, а сильный вызывает тяжёлую головную боль до рвоты и может спровоцировать вспышку ярости. Поэтому так важно работать вместе с людьми, не имеющими к заклинательству ни малейшей склонности.

– Да уж... Где розы, там и шипы, – задумчиво вымолвила Зорька, – Повезло мне.

– Не только тебе, – возразила заклинательница. – Хуже всего инициированным, прошедшим все три этапа посвящения. Я одно время в паре с коллегой шарила по кинтеатрам, так она при эксперименте с запуском стационарного гипнотрона сознания лишилась.

– А ты? – полюбопытствовал скиталец.

– Я только проблевалась, не к с толу будет сказано. К тому времени я тренировалась экранироваться от излучения и кое-что стало получаться.

– Надо будет заняться этим и мне, – высказался заклинатель. – Бери шефство!

– Возьму, конечно, но это долго. Пока неплохо помогает металл, даже обыкновенная кухонная фольга, намотанная на голову в виде чалмы, уже ослабляет удар, а плюс ментальные блоки... Всё это здорово, но силы жрёт. Потом долго восстанавливаться надо. Но это не всё.

– Что ещё? – почти хором отреагировала компания.

– Были очень странные ссылки на медицинские файлы. Их прочитать не удалось, но моя подруга... Та, что в обморок грохнулась, я говорила... Да, так вот она в филиале ваулттэковской штаб-квартиры нарыла данные о вспышке онкологии и чаще именно мозга. По её мнению, кодировка файлов указывала на отношение к проекту "Воодушевитель".

– И из-за вспышки раковых заболеваний мозга проект заморозили или притормозили хотя бы? – высказал предположение заклинатель.

– Если бы! – вздохнула Маргарита. – Я хорошо помню описание одного эксперимента... Рассеивание излучения на большой территории без риска для здоровья давало слабый эффект с отсрочкой и требовало сопровождения обычными средствами пропаганды, а локальное облучение давало много медицинских осложнений, но срабатывало быстро. Планировалось действовать по двум направлениям сразу, но на щадящем денег хватило только на развешивание патриотических плакатов да несколько роликов сняли для телевидения. Зато на вредоносный проект бухнули кучу денег и ещё открыли какой-то онкологический центр "Целебные волны" специально для жертв излучения. Только лечить их там никто и не собирался.

– Вот гниды! – высказалась долго молчавшая Алка. – Ненавижу крысячью породу выродков!

– Да, девонька... – печально кивнула Маргарита, – Не безоблачная жизнь была до Последней войны. Столько тайн сейчас выплыло. Представь себе, сколько любителей кино заплатило бы муками медленной смерти, если бы с ядерными ударами их не настигла бы быстрая. А рассказала я вам это потому, что по многим признакам на Столичной пустоши ожидаются большие перемены.

– А что за признаки? – вскинулся скиталец. – Если не секрет, я добавлю. Даже сперва я скажу... Интуитивно я это чувствую в течение последнего года. Я пока не умею разговаривать с духами, но это просто витало в воздухе. Я ведь и по этой причине хотел добраться до Лингвиста – мне казалось, что в разговорах обычных пустошников стали звучать оттенки... Как бы сказать... Нет, это трудно описать, но если не безумие на меня накатывало, то подтекст многих разговоров заставлял вслушиваться и думать. Надо было с этим что-то делать.

      Маргарита и заклинатель переглянулись, но вслух ничего не сказали. Похоже, эта парочка отлично понимала друг друга без слов. Выждав с минуту, Маргарита стала перечислять признаки.

– Смотрите! Роботов-шпионов Анклава становится всё больше. Скачкообразно! После того, как провалились попытки построить возле Ривет Сити здоровенный очиститель, больше пятнадцати лет там хозяйничают только тупые супермутанты. А недавно "Новости галлактики" растрезвонили о беглецах из одного убежища. И знаете, кто сбежал?

– Неужели начальник проекта "Чистота"? – удивился заклинатель. – Считалось, что он погиб.

– Многие погибли, но один из самых активных и головастых, как оказалось, до времени скрывался в убежище. Да ещё и дал потомство. Потомство, кстати, тоже сбежало из убежища и ошивается сейчас в Мегатонне. Только он не начальник проекта. Он генератор идей и настоящий энтузиаст.

– Слушай, Маргарита... – начал, смущаясь, скиталец, – Ты же только-только с запада. Откуда знаешь столько деталей и новостей, накопившихся за последние годы?

– Сарафанное радио, мальчик. Ты даже не представляешь, сколько можно узнать за сутки, пообщавшись с подругой-заклинательницей. А с двумя? А с тремя? Как у меня только голова не лопнула! Но духи помогли, а выносливость и раньше не подводила. Вот так-то... Теперь считаем дальше! Супермутанты ослабили Братство Стали, сейчас в Пустоши неустойчивое равновесие – мутантам не хватает сил добить Братство, рейдерам неохота заниматься чем-то, кроме грабежей и мелкого ухарства, но они стали в последний год контролировать значительную территорию, – продолжила Маргарита, а Алка только хмыкнула, но возражать было нечего. – Стали появляться таинственные исследовательские отряды Анклава, что уже можно истолковать, как попытку нарушить равновесие и перетянуть одеяло на себя. В Мегатонне засел слащавый подонок, называющий себя мистером Берком и что он там ловит в мутной воде, никто не знает. Но такие гадёныши ничего доброго не творят – просто не умеют. По слухам, его хозяином был или до сих пор является старый хрыч Тенпенни, которому Мегатонна давно поперёк горла, как кость. Наводит на размышления?

– Ещё как! – вмешалась Зорька. – Вишенка и Фантазия кое-что слыхали от пьяного Дукова и считали Тенпенни одним из самых опасных богачей Пустоши. Будто бы это он спонсирует охотников за головами. А Гамова аж зубами скрипнула, когда зашла речь о Тенпенни-Тауэр. Да... Извини, перебила.

– А что за Вишенка и Фантазия? – заинтересовалась Маргарита.

– Приблудные девчонки у Дукова. Если бы он ими не обзавёлся, так бы я и торчала у него в гостях. Я ушла, они остались.

– Понятно... В башне старого Алистера живёт Дэшвуд. Не всё, что болтает Тридогнайт о нём, выдумки – много правды. В частности, наблюдения. Смельчак Дэшвуд собрал много сведений и может кое-что знать о ментальных пушках, применяемых роботами-робомозгами. Всем понятно, о чём речь? – обвела глазами присутствующих Маргарита.

      Все кивнули, а кое-кто даже поморщился. Алка на заре своей бандитской карьеры как-то получила по мозгам из этой роботовской пушки так, что едва жива осталась, а свидетелями атаки излучателей мозгоботов были практически все, одна Зорька только слыхала об этом, но зато в подробностях. В её детстве лабораторные роботы-няньки к детям психоудары не применяли, а в крепость Дукова ни один мозгобот пролезть не смог бы. Зато об опасностях Пустоши Дуков ей столько рассказал, что получилось настоящее пособие по выживанию. Только устное да пополам с пьянством и весёлым разудалым блудом. Но узнать от ветерана-наёмника удалось многое!

– Ещё вопрос: кто-нибудь слыхал о Дэниэле Литлхорне? – продолжила Маргарита. – Нет? Не удивительно. Этот почтенный сэр возглавляет фирму, нанимающую убийц. Именно он выдаёт контракты на отстрел. Но многим неглупым людям кажется, что он кого-то прикрывает, как ширма. И кого, пока не ясно. Подозревают Тенпенни, но доказательств нет, а самые проницательные словили пулю. В соответствии с контрактом за подписью Литлхорна. Так вот, они увеличили плату и пытаются перегнать регуляторов числом. В мастерстве выполнять контракты пока они не круче. А симптом тревожный. И тоже только в последнее время. Не много ли событий для одного, максимум двух лет? А вот активность компании "Коготь" в последнее время просто зашкаливает. Кто-то из заклинателей продался и в их форте Баннистер пытаются тренировать устойчивых к внушению бойцов. И это последняя, но самая паршивая новость. Говорят, что у них появилась мода обходиться без касок потому, что они от ментальной пушки робомозга получают значительно меньшие повреждения, чем обычный человек. Как-то это не очень убеждает, но с другой стороны у них со скромностью всегда было плохо. Может, научились защищаться, но может и просто форсят негодяи.
      А теперь хорошие новости! – бодро продолжила Маргарита, разглядывая озабоченные физиономии. – Из разных источников становилось ясно, что на западном побережье было два центра разработки психотронного оружия. Одно место сейчас известно, как база, из которой вылупилось на свет Братство Стали. И оно недоступно – прямое попадание ракеты, сильное излучение, а вокруг на многие мили непроходимая пустыня. Говорят, его Свечением прозвали за то, что любопытные любители пошарить потом светились до самой смерти. И после тоже. А наступала она быстро. Другой центр был на базе Марипоза и я там побывала. И теперь у меня есть компонент излучателя для безопасной обработки всей территории Столичной Пустоши слабым гипноизлучением. Давайте подумаем, будем ли держать такое в секрете, чего мы хотим от людей Пустоши, как обеспечить максимальную зону охвата и... Самое главное: объединяем ли мы силы для большого благородного дела. Что скажете?

      В доме установилась тишина. На кухне молчали. Пусть молчание поможет им выбрать правильное решение.


ЧУДО МАНИТУ

      Пока длилась пауза, Маргарита захотела выйти на порог, посмотреть на закат. Скоро вышел и заклинатель. Они молча смотрели на красноватый огненный шар, привычно подмечая шевеления у периметра и прислушиваясь к звукам. Шагов гуля-бродяги не услышали, но оба одновременно углядели полусгорбленный силуэт, промелькнувший между кучами камней вне досягаемости охранных систем. Одинокий гуль – явление редкое и недолгое. Этот умудряется как-то выживать уже которую неделю.

– Чудо Маниту! Чуднее говорящего дерева... – тихо произнесла Маргарита, а заклинатель удивлённо на неё глянул и подождал пояснений. – Не слыхал? Старая байка про первопоселенца, спрятавшегося в дупле от преследовавших краснокожих. Чтобы в тесноте дупла не нарваться на длинный нож, индеец взмолился Маниту о помощи. А траппер возьми да ответь ему из дупла, что он, "Маниту", велит своему верному заветам созданию оставить погоню и возвестить племени о чуде. "Чудо великого Маниту! Говорящее дерево!" – вскричал индеец и из уважения к духам предков развёл священный огонь прямо у дупла для ритуальной пляски в честь великого Маниту...

– И чем кончается эта история? – уже улыбаясь, спросил заклинатель.

– Да... Потом расскажу целиком. У индейца стало на скальп больше, а у траппера на скальп меньше. Как там настрой у молодёжи?

– Думают. Каждый о своём, даже не обсуждали пока. С дикого запада байка? Трудно было там?

– Всяко бывало. В Марипозе надо было пробиваться через завалы в зону офицерских казарм. Там лифт на нужный уровень был, а завал... Хоть бульдозер туда загоняй! Пришлось взять под контроль стаю кротогризли. Ничего, прокопались. Только потом трое суток отсыпаться пришлось.

– Кротогризли? – удивился заклинатель.

– Да. Представь нечто среднее между яо-гаем и кротокрысом. Не раз думала, что сожрут, но... Как видишь, обошлось. Туда давно никто не совался. Десятилетия назад кто-то вскрыл заваленный вход в Марипозу и угробил всех, кого там нашёл. А заодно и выгреб всё, что пригодно для бартера.

– Надо же! Не только в Столичной Пустоши водятся великие мусорщики, оказывается.

– Что за мусорщики?

– Пока тебя не было, разошлась тут "Сага о Великом Мусорщике". Фигура мифическая, но Тридогнайт грозился создать радиопьесу о его похождениях.

– Создал? – оживилась Маргарита, любившая передачи радио "Новости Галактики" с самого первого их прорыва в эфир.

– Сейчас трудно сказать. В этой части Пустоши стало гораздо хуже с приёмом. В последнее время заглушает шум, треск и только чуток пробивается голос или музыка. Мне кажется, что когда после музыки слышишь голос Тридогнайта, говорящий: "День другой, дерьмо всё то же!" – то это как раз новая радиопьеса. Только расслышать почти ничего не удаётся.

– А вкратце?

– Будто бы завёлся в Пустоши силач, собирающий везде, где появится, всё, что может пригодиться на продажу или в обмен. Даже черепа браминов! Тащить такое невообразимое количество мусора, даже если ты тренированный и сильный от природы, можно только медленным шагом и то... Пока не упадёшь! А он умудряется притаскивать к торговцам даже дробилки для щепы и мятые консервные банки сотнями. О пустых бутылках я уж и не говорю. Это кроме того, что он ещё и почти весь свой арсенал с собой носит. По легенде при нём ассортимент от простецкого кастета до гатлинг-лазеров. И всем этим он может убедить даже маленькую армию не мешать ему очищать Пустоши от хлама. Будто бы есть локации, где полезного не найти ничего. Ничего! Представляешь? Вот и считается, что там прошёлся Великий Мусорщик. Лингвист собирался писать о нём поэму... Ну, пора в дом? Солнце село...

      А на кухне уже вовсю шёл спор. Пока Зорька и Алка тараторили наперегонки, скиталец пытался вставить хоть слово и это он не зевал так, а просто рот открывал, да сказать не успевал.

– ... и всего два варианта - либо пробиться в "СатКом" и искать доступ к древним мобильным сетям или договариваться с Тридогнайтом о допуске к системе вещания! – почти хором закончили дамы, а скиталец сумел-таки перехватить инициативу, но только тогда, когда они умолкли.

– Раз я там побывал, послушайте! Шансы восстановить такие сложные строения, как саткомовские башни, минимальны. На сколько-нибудь уцелевшую вобще только одна похожа, а часть разрушилась почти до фундамета. И очень напрягает таинственное "нечто" в Рэйвен Роке. Никто же точно не знает, что там, а двери в бункер самые здоровенные в Пустоши и наверняка настолько толстые да бронированные, что продолбиться туда не получится. Вы только представьте, что будет, когда выяснится, кто там сидит, за бронёй этой! А если у них есть доступ к довоенным компьютерным и сотовым сетям? Мы устроим всепустошный гипнотрон, всё подготовим к трансляции, а они ХОП! и зацапают управление себе! А если вместо того, чтобы просто нас отключить, вмажут свою программу на всю катушку?! У заклинателей могут мозги свариться на всей территории, а все жители Пустоши попадают в гипнотическую неволю без всяких там рабских ошейников. Кстати, пора наконец-то ... О! А вот и вы! Маргарита, у тебя на шее устройство, очень похожее на рабский ошейник. Я их навидался и вижу, что некоторыми деталями отличается. Что это?

– Это и есть тот компонент будущего мегагипнотрона, что в Марипозе искала. Я собиралась вам ещё поподробней рассказать об управляющих чипах, но сейчас не очень уместно, а кратко... Дело в следующем: велись эксперименты по вживлению микрочипов в мозг людей и животных. Цель? Тут целый ассортимент! Стимуляция центра удовольствия при покорности, наказание болью и даже уничтожение чипа вместе с носителем при бунте подопытного. Другие варианты чипов должны были позволить программировать поведение и даже побуждать к размышлениям на заданные темы. Из остатков отчётов в компьютерах Марипозы сохранились только отрывочные данные о провалах экспериментов – удавалось брать под контроль только самых тупых людей, а животные могли подчиняться только самым примитивным командам. И были ссылки на переход к внешнему облучению, то есть к гипнотронам. О прототипах переносных и стационарных упоминалось не очень понятно, но тут уж ничего не поделать – столько лет прошло и не все компьютерные потроха дождались включения в целости. Одно было понятно – и вживлённые чипы, и внешние излучатели готовили для массового выпуска, а тогдашнее правительство разрешило тайно опробовать на населении. На западе упоминался Лос Анжелес и демонстрационное убежище "Вест Тек", а на востоке наши края. Тут меня ждал тупик. От демонстрационного убежища осталась только воронка и слухи о Повелителе. Иногда его называли Создателем. Сведения нуждаются в проверке, а история кажется фантастической. Будто бы кто-то залез в лабораторию с мутагенами и сумел запустить систему производства суперсолдат из обычных людей. Только этот "кто-то" так сам при этом пострадал, что превратился в нагромождение кусков тела и мог общаться только через интерлинк. Не понимаю, как это, но выходило, что он сам себя сделал чем-то типа мозгобота, только не ездил на гусеницах, а засел при командном пульте в кресло смотрителя и оттуда повелевал армией своих солдат. Считалось, что пока Братство Стали в своём главном бункере сушило мозги над стратегией, нашёлся смельчак, ухлопавший и Повелителя, и его армию. Этот неизвестный герой взорвал и бункер с Повелителем, и Марипозу, а потом рассосался на просторах Западной Пустоши. Ходили байки о каком-то подразделении в армии этого Создателя-Повелителя – их называли псиониками, но погибли они или выжили... Напоминает сплетни о заклинателях. Да? Вообще в этой истории достоверны только развалины, а было это около века назад. Ещё более удивительные события происходили севернее сравнительно недавно. Для нас может быть важным, что западное Братство Стали из остатков довоенных достижений кое-что сохранило. Оно смогло справиться с модификацией довоенных роботов-врачей, много лет и ресурсов истратило на создание суперкомпьютеров и распространило технологию голопроекторов. Думаю, они работали с компонентами программы гипнотронщиков. Тут многое пересекается. На север от Марипозы будто бы есть легендарная военная база, на которой делали мозгоботов и до сих пор существует оборудование для сочетания электроники и живой человеческой ткани в нечто усреднённое. Там повсеместно, кстати, тоже полно супермутантов. Преобладают обычные, бывают похожие на наших мастеров и бестий, а несколько крутых, типа наших супермутантов-боссов, закончились вместе с Марипозой. Про супермутантов-бегемотов на западе не слыхали, но есть какие-то очень противоречивые байки про существо, очень похожее на наших бегемотов, только в уникальной силовой броне. Делаем вывод: центров, где можно было штамповать супермьютиков, было больше, чем один, в технологии есть отличия, ждём сюрпризов!

– Что-то приятных среди сюрпризов не наблюдается! – откликнулась Алка.

– А кентавры там тоже есть? – спросила Зорька.

– Да, к сожалению, – кивнула Маргарита. – И ещё противных зверюг из той же клоаки хватает.

– Если я правильно понимаю, надёжнее договориться с Тридогнайтом и использовать его оборудование и место размещения для устройства нашего транслятора? Нам понадобится собрать комплект аппаратов и написать программу. И тут мы возвращаемся к главному вопросу: а чего мы хотим? – почти торжественно выступила Маргарита и опять в кухню пришло молчание.

      Молчали недолго. Никому из них не приходило прежде в голову, что можно повлиять на всё население Столичной Пустоши. Даже сквозь шлемы силовой брони можно внедрить в гордые головы общие мысли. Тридогнайт, пока его было слышно на большой территории, много рассуждал на своих волнах о "светлой стороне", пытался не только подсказывать, как выживать, но и с кем дружить. Вероятно, большинство бродяг нейтрально, но доминированию наёмников компании "Коготь", разгулу работорговли или всё новым отрядам охотников-людоедов точно не обрадуются. А поодиночке каждый – лёгкая жертва. Как же объединить вольных бродяг, дисциплинированных вояк Братства, изгоев Братства и всех, кто порадовался бы победе "светлой стороны"?

– Жаль, что реальность – не кино... – задумался вслух заклинатель. – Никто не хочет стать жертвой природы или злых придурков. Пожелали бы, антигипнотрон просуммировал бы и выдал всем обратно благостную иллюзию...

– И было б всем счастье... – перехватила интонацию Зорька.

– Многие предпочитают не вмешиваться и заниматься только личными делами, – заговорила Алка, – Как рейдеры, например. Настоящих разбойничьих натур среди наших мало. Большинство просто не нашло себе другого места в жизни и прилепилось, куда попало. Рейдер-ветеран – большая редкость, салажня зелёная ещё находит в рейдерстве какую-то сопливую романтику, а почти всем просто не с чем сравнивать. Вот так и живут от пьянки до драки. Живут не долго. Конечно, задорнее прикидываться бунтарём и задирой, чем прослыть хлюпиком. Вежливого добряка всегда легче считать слабаком, чем самому попробовать... Когда ты везде изгой, иди к изгоям. Тоже хреново, но зато одинаково хреново всем, кто рядом, не только тебе. А если хочешь стать лидером, так будь им. Ещё никому не удавалось дурить всех долго – в первых же побоищах видно, кто лидер, а кто просто нос задирает на пустом месте. Уж лучше час прожить, не горбясь, чем годы жаться по углам!

– Да... Прямо "Дао рейдера"... – сам себе под нос пробормотал скиталец, но все услышали.

– Да, – кивнула Алка, – Что-то типа. Свобода... До тех границ, какие тебе по силам защитить. А желающие помыкать, управлять и командовать просто не получат в нужный момент помощь друзей – таких не будет. У таких субчиков друзей не бывает, только подлипалы мельтешат, которым не захочется драть себе задницу за чужой интерес в критический момент. У рейдеров тоталитаризм и всякая деспотическая шелуха из прошлого не приживается. Мы дети пустоши, беспризорная гопота.

– Похоже, сегодня мы ничего не решим. Может, по койкам? – предложил заклинатель.

      Народ потянулся перестилать постели – теперь семейную двуспалку на втором этаже в покоях довоенных хозяев займут заклинатели, Алка и скиталец бросили два резервных матраца в прихожей и предвкушали, как тут можно будет покувыркаться, не рискуя свалиться с кровати, а Зорька преспокойно устроилась в бывшей детской рядом с заклинателями, ни капельки не смущаясь из-за ожидаемых звуков их встречи под одним одеялом после долгой разлуки. При такой дуковской закалке её не смутило бы и стадо бегемотов, вздумай они при ней размножаться каким-нибудь своим вегетативным супермутантским способом или хоть почкованием! Кстати, утром выяснилось, что она единственная хорошо выспалась.
      Ожидая, когда освободится ванная, Маргарита с заклинателем засела на кухне.

– Знаешь, не идёт у меня из головы эта странная история Повелителя. Он наверняка и сам стал псиоником, да ещё и наполовину киборгом. Я видела рисунки любителей изображать кошмары на стенках и просто на бумаге... Рисовали жуткое и убогое существо с бешеным темпераментом и стальной волей. Не повторить бы нам его ошибки... – поразмышляла вслух Маргарита.

– Что ты имеешь ввиду?

– По рассказам выходит, что он хотел всех осчастливить без спроса и разрешения. Насильно! Понимаешь? И вот... Говорят, до последнего времени недобитки из его полузабытой армии смертельно опасны и губят случайных встречных и одиноких путников. Так хотел добра, а принёс столько зла... Да-а, революция, ты научила нас верить в несправедливость добра...

– Стихи? – заинтересовался заклинатель.

– Нет, в детстве когда-то песню слышала с такими словами. Песня уже забылась, только эту строчку помню. А ведь если мы сможем разместить габаритистый комплект с усилителями в Техническом музее, то занести повыше понадобится только это колечко! – пощёлкала Маргарита по ошейнику на своей шее. – Для излучения в нужном диапазоне достаточно будет комбинации стандартного радиовещательного оборудования – типа тарелок или специальных антенн, и этого блока.

– Видела саткомовские тарелки? Внутри можно столпиться полусотней и тесно не будет. А мощность...

– Видела, конечно. Сразу заметила, что они могут быть нацелены только в небо. На небесах нам агитировать некого. Кстати, одна тарелка уже рухнула. Там, под перевёрнутой, на земле себе какой-то бродяга хоромы оборудовал. Эдакий модерновый шалашик...

– Да, я видел недавно. Это мародёр там. Но места опасные. Не думаю, что выживет. Духи будут сердиться, если всё получится?

– При щадящем варианте нет. И наших слабое излучение не будет мучать. Гипнотронщина, да вещание Тридогнайта... Надо бы ещё книг, легенд, плакатов, слухов... Да хоть анекдотов!

      Тут из ванной прошествовала к лестнице Зорька с чалмой из древней пелёнки на голове и на кухне одновременно встали из-за стола. Алка и скиталец уже наплескались и шушукались под одеялом на своих матрацах.

– Потрёшь спинку? – лукаво спросила Маргарита.

– Ух! Опередила... Да хоть две потру! – разулыбался заклинатель.

– М-м-м... Две мне ещё никогда не тёрли... Летим!


КТО ТЫ? КОТЫ

      Зорька уже заканчивала на улице утреннюю часть упражнений из комплекса телохранителя, когда заклинатель умылся и спустился по скрипучей лестнице на первый этаж. Выглянув, полюбовался, как она серией ударов поломала доски и пошёл будить молодую смену. Дальше будет ката стрелка, а это он уже видел много раз.
      Скиталец на "доброе утро" сказал ожидаемое "щас-щас, ещё минуточку", стянул с Алки одеяло и со счастливой улыбкой продолжал спать, а очень довольная Алка принялась урчать и потягиваться. Потом сообразила, что голая, не очень убедительно ойкнула и попыталась отобрать одеяло у скитальца. С минуту заклинатель посмеивался, наблюдая за шутливой потасовкой.

– Ты потягиваешься, как кошка. А задней ногой ухо можешь почесать?

      Алка тут же попробовала, но пришлось помогать руками дотягивать стопу до самого ушка. Вдруг она замерла и с любопытством уставилась на заклинателя.

– Кошки же не выжили. Откуда ты знаешь, как они потягиваются? Их и на плакатах днём с огнём не сыскать. Только в комиксах и редких книжках с картинками. М-м?

– А вот, если послушные детки быстро умоются и наведут тут порядок, расскажу им сказочку! – рассмеялся заклинатель. – Давайте просыпаться, а я пока пойду сделаю всем глазунью.

– Из чего? – автоматически спросила Алка.

– Из яичного порошка, естественно, – невозмутимо ответил заклинатель и ушёл на кухню греметь сковородками и трещать упаковкой перченых яиц, а Алка озадаченно почесала ухо, на этот раз рукой.

      Глазунья "по-заклинательски" оказалась омлетом с улыбкой и большими глазками, выложенными из кусочков мутафрукта. От созерцания такого большого аппетитного смайлика настроение едоков улучшилось ещё, хоть и так было уже на высоте.
      Привычно закусив водные процедуры и завтрак антирадином, компания ожидала Зорьку с улицы и Маргариту тоже – та пока оставалась в верхней спальне и вот-вот должна была спуститься. "У неё до завтрака дела с духами" – из уст заклинателя прозвучало исчерпывающе. Никому и в голову не пришло, что это об ароматах из флакончика, понятно без объяснений про ударения.
      Посуду решили мыть потом, когда позавтракают все, а пока напомнили заклинателю о кошках.


КАТА КОТА

– Я возвращался после завершения контракта с регуляторами, – начал заклинатель, глядя поверх голов притихших слушателей и унёсся в прошлое лет на десять. – Удачно покончили с бригадой наёмных убийц-людоедов. Шёл, как обычно, видя, что всё вокруг дома в порядке, и обнаружил чёрного кота с белой "манишкой" и белыми "носочками" на лапах, скромно сидящего у двери. Кот был крупный для своего вида, но среди мутировавших зверей Пустоши казался бы малышом. Даже четыре таких красавца не перевесили бы на весах обычного одичавшего пса. Роботов тогда у меня не было, а турели явно не сделали ни одного выстрела и никаких признаков тревоги. Странно... Видимо, из-за размеров, подумал я тогда, хотя радтаракан лишь чуточку крупнее, а их система замечает почти всегда.
      Котище дожидался, пока подойду на пару шагов и смотрел мне прямо в глаза. Я приблизился и остановился, любуясь на это диво дивное. Он встал на лапы, выгнул спину, задрав хвост трубой, потом лениво потянулся передними лапами, лизнул левую и сел. Всё это время он не отводил глаз от моих зрачков. Странное чувство. Мне показалось, что он меня ждал и точно знал, когда вернусь.
      Некоторое время мы молча разглядывали друг друга, потом кот встал и посмотрел на дверь. Я открыл, зашёл и придержал створку. Он неторопливо вошёл и осмотрелся. Прошёл к дивану, вспрыгнул и опять сел смотреть на меня. Я сел напротив в кресло – в то, что у нас возле вешалки, и тоже молча вглядывался.

– Можешь звать меня Мякиш, – сказал кот. – На первое время сойдёт. Твоё настоящее имя я знаю. Буду звать тебя просто "заклинатель". Ты не против?

      Не скажу, что не вздрогнул, когда услышал голос, но постарался выглядеть невозмутимым.

– Идёт, – ответил ему. – Перекусим?

– Неплохо бы, – серьёзно ответил кот. – Кошачьи консервы подойдут.

– Ладно. Я предпочту свинину с бобами.

– Давай сразу договоримся, – остановил меня кот. – Руками меня не трогай. Если мысленно будешь звать, я услышу. Только думай погромче, ты пока не самый внятный, но можешь, когда хочешь.

      Я уже понял, что происходит что-то особенное и решил ничему не удивляться. Поколебавшись, выложил для него консервы на тарелку, а поставить её решил на стол. Вы бы видели, с какой иронией он на меня глянул! Переставил его посуду на пол и мы поели. Потом сели на прежние места - он на диван, я в кресло. Опять стали смотреть в глаза. Тут я будто раздвоился. Понимал и чётко видел, что сидим, как сидели. Но одновременно я будто вспомнил, что буквально вчера кот уже приходил и живёт в моём доме. Понимаете? Я только-только вернулся после удачного выполнения контракта, а казалось, что сегодня уже завтра, но уже вчера кот пришёл, и не разговаривал, а просто ходил по дому и осваивал территорию. Мне чётко помнилось, что когда я тренировал один из навыков, будто бы он прервал серию приёмов, встав прямо передо мной. Дождался внимания и устроил пляску. Хоть он и проделывал своё на четырёх лапах, я понял, где ошибаюсь, и стал повторять. Мы повторяли и повторяли, пока у меня не стало получаться в лучшем виде. Оба эти ... то ли впечатления, то ли воспоминания, некоторое время так чётко держались в памяти, что даже стало как-то не по себе. Потом ложное воспоминание растворилось и остался только общий смысл.

– Иногда можно объясниться только словами. – сказал кот.

      Дни проходили за днями, у меня в контрактах была пауза, а скучать было некогда. Кот очень редко отвечал на вопросы прямо, чаще уклончиво, очень редко такими псевдовоспоминаниями, как в первый день, а главное до меня дошло само собой: кот - посланник. Он никогда ни малейшим намёком не давал понять, кто его направил, но вы уже и так поняли. Поняли?.. Хорошо...
      Я стал замечать, что его белая "манишка" увеличивается, как и "носочки", а на шерсти тела стали проступать светлые полосы и пятна. Он некоторое время не обращал внимания на мои вопросительные взгляды, а потом сам сказал:

– Карма красит не только человека.

      Некоторое время он был полосатым, потом стал пятнистым. А я дождался ещё одного комментария:

– Сегодня я не чёрный кот с белыми пятнами – я белый кот. А пятна? Да, пятна чёрные. Куда ж от них денешься? Ты подзапустил медитации. Влиятельному танцу я тебя научил. Больше мне тебя учить нечему.

      Он вышел на порог – я по привычке придержал дверь и заклинил её в открытом состоянии, чтобы он мог вернуться без моей помощи. В тот день я впервые открыл для себя времена и пространства, куда прежде не совался. У меня было отчётливое ощущение, что кот не только тут, в доме, со мной, но и "там" со мной тоже. При этом, уходя в медитативное особое состояние, я видел, как он сидит на пороге, долго тщательно умывается и вылизывает свою шубку. Внешне он был занят собой и на меня будто бы не обращал никакого внимания.
      Я увидел "там" не только духов с человеческими очертаниями. Как-то само собой стало понятно, что мог появиться и пёс, и даже яо-гай. Каким-то образом это было связано с тем, что я нашёл когда-то несколько ящиков довоенных кошачьих консервов, но это было просто совпадением, как мне казалось. Он, кстати, попросил меня поставить в прихожей коробку с песком и иногда устраивал там туалет, а чаще просто выходил погулять вокруг дома. Хорошо помню, что запахов его отправлений не было, а песок я менял раз в несколько дней. В тот день он доел последнюю банку кошачьей еды...
      Я непрерывно промедитировал почти двое суток – рекорд просто. А когда вернулся к обычному состоянию, кота уже не было. Я не заметил, как он пропал. Ветер Пустоши занёс пол у порога пылью и песком. Пыль была даже на кухонном столе. Хорошо помню, что кот приходил с улицы в дом и незадолго до конца медитации подходил ко мне и тянулся своей мордочкой к моему лицу, будто нюхал кончик моего носа. Мне казалось, что вот-вот он встанет на задние лапы, а передними упрётся в мою грудь. Но нет... Он привстал, лапами меня так и не коснулся, а мой кончик носа ощутимо обдуло его тёплым дыханием... Потом он ещё раз поумывался на пороге и это последнее, что я видел с его участием. В тот же вечер мы познакомились с Маргаритой.
      Когда я взялся подметать пол, оказалось, что в пыли нет его следов, хотя точно помню, как он подходил ко мне по пыльному полу и даже пару раз брезгливо отряхивал лапы. А на кухонном столе я нашёл рисунок, сделанный, вероятно, когтем на запылённой столешнице – круглый кошачий глаз с вертикальным зрачком, второй глаз – прижмуренный, и зубастая улыбка. Выходило, будто с рисунка мне подмигивал Мякиш. Дверь ещё оставалась открытой и налетел ветерок. Рисунок сдуло. Только пыльный смерчик прогулялся по кухне...

      Как, Алка? Веришь теперь, что я знаю кошачью манеру? – обратился заклинатель к заслушавшейся девушке, а та серьёзно кивнула.

ПРИНИМАЮТСЯ РЕШЕНИЯ

      Они не заметили Маргариту, тихонько стоявшую в дверях во время рассказа о коте. Она не выглядела удивлённой. Видимо, хорошо знала эту историю.

– Зорька сейчас спустится, – сказала заклинательница. – Сегодня будет демонстрировать наряд от изгоев. Правда, что ли, что никто ещё не видел?

      Все кивнули. Зорька, в самом деле, охотно щеголяла в довоенных платьях или пыльнике регуляторов, реже в своей ночнушке, а вместо шляпы обзавелась бейсболкой. То, что она выменяла у изгоев на ценные сведения, она ещё не надевала. Маргарита отказалась от завтрака и присела просто дождаться зорькиного появления.

– Ни фига себе! – не сдержалась Алка, первая увидевшая в проёме подругу. – Ты им не карту острова сокровищ впарила за такой комплектик?

– Не-а! – довольная произведенным эффектом, ответила Зорька. – И даже не карты нефтяных полей, и не координаты секретной фабрики вечных батареек!

      Она вошла на кухню в практически новом комплекте разведывательной брони и покрутилась перед восхищёнными зрителями.

– Классная штука! Да? – спросила, оглядев всех с довольным видом.

– Да, тебе идёт! – высказал общее мнение заклинатель.

– Шикарный у тебя попец, подруга! – подмигнула Зорьке Алка. – На показе бронекостюмчиков был бы фурор от тебя, а не от брони!

– Ну, комплектик тоже ничего! – откликнулась с довольной улыбкой Зорька. Кстати, изгойши без своих силовых броников вполне нормально выглядят. Даже красивые есть. А в броне не разобрать, пока не заговорят, кто там – мужикобабы без явных признаков. Вы меня не видели в форме убежища! Мне ещё в Парадайзе достался как-то костюмчик с накладками из фрагментов боевой брони. Знаете? Кевлар там, бронепластинки, ремешки-кармашки... Хотели меня показывать потенциальным покупателям в этом костюмчике убежища с модификациями и даже велели фотографироваться в мужской шляпе ко всему.

– В мужско-о-ой? – удивлённо протянула Алка.

– Ага, была такая придурь у Гробовшика Джонса тогда. Он считал, что это позволит взвинтить цену. Жаль, нету у меня этой фотки! Полюбовались бы на портфолио.

– Иногда кажется, что ты не очень зла на работорговцев, – заметил скиталец.

– Зла, не зла, а при случае бошки им поотстреливаю без зазрения! – посуровела Зорька. – Я была ценным товаром и меня берегли, даже капризы спускали с рук. А тем, кто стоил дешевле, приходилось намного хуже. Рабство – подлость! Сентиментальничать, доведись посчитаться, не захочется. Человек – не товар. Кто не согласен, получит в рог!

– Кстати, о костюмчике... – вмешалась Маргарита. – По всем признакам нам не миновать встречи с парнишкой из убежища. Помните, я говорила вам про Джеймса, который продвигал проект создания очень большого очистителя воды? Его сынок должен быть сейчас в Мегатонне и надо бы с ним познакомиться. Есть у меня план. Предлагаю обсудить...

К о н е ц
п е р в о й
ч а с т и


Рецензии
Да вот это работа!
Жду 14 части, а то останавливаться на 13 плохая примета ;)! Как у вас с мултиплером, пишите?
Вы я вижу читнули Старого вояку, как вам?
Кстати можно я опубликую мозгобота, одним текстом в Мегатонне?
Антон.

Мегатонна   28.08.2011 17:20     Заявить о нарушении
Спасибо! В МЕГАТОННУ, мне кажется, лучше будет забрать всё целиком. В МАСТЕРСКОЙ я планирую выкладывать большими частями, у себя поглавно, а в родную МЕГАТОННУ можно будет дать все части одним файлом. Роман, пожалей меня духи!

Выходец Из Арройо   28.08.2011 20:10   Заявить о нарушении
Отлично, я и хочу одним большим куском, тока, прочитали рассказ как вам, как дела с мултиплем пишется?

Мегатонна   28.08.2011 22:12   Заявить о нарушении
Вай вай... на месте все стоит.)
АР

Клуб Тринадцатое Убежище   02.12.2011 18:27   Заявить о нарушении
В главе "ДОМ":
...небольшая коллекция шляп и бейсболок. Даже уютно! На отставшие обои и мутные стёкла в окнах можно не обращать внимания, а разбитое зекало... (зеРкало!)

Выходец Из Арройо   13.01.2012 22:47   Заявить о нарушении
На кухне имелась плита в рабочем состоянии, тихо гудел вполне исправный холодильник. В прихожей радио развлекало приколами Тридогнайта, на вешалке у входной двери радовала глаз небольшая коллекция шляп и бейсболок. Даже уютно! На отставшие обои и мутные стёкла в окнах можно не обращать внимания, а разбитое зекало... Что ж, пусть будет хоть какой-то недостаток, хоть маленький. Идеальная исправность и чистота в постапокалиптические времена может даже

В главе ДОМ ЗЕрКАЛО - Р!

Выходец Из Арройо   24.06.2012 02:31   Заявить о нарушении