Улыбка рыжего кенгуру

Куда улетают мечты, которым не суждено сбыться? Наверное, они попадают в заоблачную страну, в которую не достать билет. Сидя на белых небесных перинах, машут на прощание и просят никогда их не забывать.

                *  *  *

 – Лучше бы ты себе шубу купила! Сколько можно позориться в пальто с куцым воротником! Австралия! Какая к черту Австралия?! Зима на носу! – я положила трубку на тумбочку и подошла к окну.

          Можно добрых десять минут смотреть на спешащих домой прохожих, на потрескавшееся стекло луж, скованных первыми ноябрьскими морозами, на погружающееся в темноту красное солнце – она все равно не заметит моего отсутствия, так и будет читать нотации тишине.

– Мам, а я уже на загранпаспорт сфотографировалась.
– Ты бы лучше диван новый купила!
– Диван дороже загранпаспорта, – пошутила я.
– Господи, в кого ты такая дура?
– Насколько я помню, моим ближайшим родственником являешься ты. Ладно, мам, Таньку привели. Мне надо идти. Пока.
– Ну конечно. Кто ж еще будет бесплатно сидеть с чужим ребенком?! – успела крикнуть трубка перед тем, как опуститься на рычаг.


          Танька – пятилетняя дочка соседки, вечно подрабатывающей, что-то моющей или где-то дежурящей. Она растит девочку одна – приходиться вертеться. Танька – дочь подъезда. По четвергам и пятницам Галя – ее мать, приводит девочку ко мне. Я люблю эти дни – мы отлично проводим время.


– Теть Женя, ты расскажешь про кенгуру? – крикнула Танька с порога.
– Конечно. Опять рваные колготки?
– Опять, – кивнула она. – Мама говорит, на меня не напасешься.

           И устраиваясь на диване, напомнила:
– Ты обещала.
 
            Сколько же раз рассказывала ей о своей полутораметровой мечте, которая скачет по австралийским прериям и весит больше меня. Рыжий кенгуру. Исполинский красавец. Предмет моих снов. Брешь в моем скромном бюджете. Стена между мной и мамой.

– А ты скоро поедешь? – спросила Танька.
– Скоро.
– А вернешься? – насторожилась девочка.
– Обязательно. Я же только на месяц. Погляжу на Рыжика (так она называет его) и прилечу, – пообещала я.
– А привет от меня Рыжику передашь?
– А как же. Подойду к нему и скажу: «Товарищ Рыжик, принимай привет от девочки Тани из двадцать второй квартиры», и пожму мохнатую лапу.

             Глазенки Таньки сверкали от счастья.

               
                *  *  *
 
Откуда приходят мечты? Из детства? Из снов? У всех по-разному. Моя мечта поджидала меня в учебнике биологии. Я помню наизусть тот параграф: «Хорошо приспособились к условиям засухи, и много дней могут обходиться без воды. В дикой природе большой рыжий кенгуру живет около 18 лет…». Наверное, поэтому я сама стала учителем биологии. Хотя надо было стать банкиром, тогда бы не пришлось десять лет копить на поездку в Австралию.
               
           Удивительное ощущение – знать, что буквально через две-три недели твоя мечта осуществится.

– Это хороший отель, – заверила меня девушка в турагентстве.

– Это не важно. Скажите, а экскурсия по бушу будет? – заволновалась я.

           Девушка посмотрела на мех неизвестного животного на моем пальто и пообещала «до черта экскурсий по австралийским просторам».

– Паспорт готов?
– Через две недели.
– Тогда и приходите. Есть туры на пятнадцать дней и на месяц. Вам верно покороче, – предположила она, видимо находясь под впечатлением от моего воротника.

– Нет, мне на месяц, – твердо сказала я.
 
– Вся поездка обойдется в 4700 долларов, – сказала девушка и стала разглядывать мои сбитые сапоги.

– Хорошо. Значит через пару недель я зайду.

            В тот день я поехала в аэропорт. Стояла и несколько часов смотрела на самолеты и представляла, что совсем скоро в одном из них я полечу в Сидней. Можно было собирать вещи.



– Зачем тебе эта Австралия? Съездила бы лучше в профилакторий…

– Странно. Сегодня Таньки долго нет, – перебила я мать. – Я пойду к ним зайду.

           Двери никто не открыл. Через час я снова позвонила в двадцать вторую квартиру. Выглянула соседка:
– Они в больнице. Таню машина сбила возле подъезда. Гололед, занесло.
– Когда?
– Сегодня, в обед. Да жива она, жива…

           Через минуту я кричала в телефонную трубку:
– Алло. Девушка, такси до первой городской больницы…

                *  *  *

Галя сидела на подоконнике. Я погладила ее по волосам и спросила:
– Ты видела ее?
– Да.
– Она в сознании?
– Нет, – и она заплакала.
– Что с ней?
– Что-то с позвоночником. Надо оперировать.
– Понятно.
– Нужны деньги. Много денег. На лекарства. Врач сказал, что операцию они сделают бесплатно, но реабилитационный период потребует больших расходов  – в больнице нет лекарств.
– Понятно, – снова повторила я.

           Я села рядом, мы помолчали.

– У меня есть немного. Еще можно телевизор продать, и холодильник, – сказала она.
– Этого мало. Надо больше.
– Больше нет. Квартира не моя. Тетки двоюродной.
– А родственникам звонила?

           Галя кивнула и хмыкнула. Больше я не спрашивала.

– Вот вещи ей принесла, – и она вытащила из пакета колготки с дырками на пальцах и маленького игрушечного кенгуру, подаренного мною.
– Молодец, она обрадуется.
– Ты скоро улетаешь? Ходила в агентство?
– Нет у них путевок в Австралию.
– А когда будут? – спросила она.
– Не скоро. Очень не скоро.
– Жаль. Танька так мечтала, что ты привет Рыжику передашь.
– Пообещай мне, что ты ей ничего не расскажешь. Пусть думает, что я там была. Так надо. Обещаешь? – попросила я.
– Хорошо. Если надо, – согласилась Галя.

            Она сдержала слово.



                *  *  *

 За окном снова осень. В этом году теплый ноябрь. Пальто с невиданным зверем только готовится к выходу. По четвергам и пятницам Танька, как всегда, у меня. Болтает ногами в дырявых колготках и в сотый раз начинает:

– Теть Женя, а Рыжик хороший?
– Очень, Танечка, очень.
– А ты точно привет передала, не забыла? – спрашивает она.
– Точно.
– И лапу пожала?
– Пожала…


                *   *   *

Где-то в небе, перепрыгивая с облака на облако, жонглирует солнечными зайчиками большой рыжий кенгуру, машет мне на прощанье лапой и улыбается широкой Танькиной улыбкой.


Рецензии