Верую?

  Как и большинство представителей моего поколения, я рос в атеистической среде, хотя мой дед был глубоко верующим человеком.
  Обучаясь в школе, я прошел путь пионера, комсомольца и, уже будучи взрослым, коммуниста. Правда, коммунистом я стал не по идеологическим принципам,а потому, что при назначении на руководящую должность мог претендовать лишь член партии. Такова была политика государства!
 В нашем доме никогда не было икон, ни отец, ни мать не посещали церкви.Скажу больше. Мать в молодости (она рассказывала мне) будучи комсомолкой "громила" церковнослужителей.
Правда, уже перед смертью, в начале 70-х годов, на мой вопрос:А есть ли бог, она ответила:"Не знаю есть ли бог, но что-то есть".

    Человек так устроен, что он не очень верит в то, чего сам лично не увидел и не попробовал. Тем более, что получает такое воспитание, которое получало мое поколение. Пока еще большинство из нас посещают церкви с тем же чувством, что и при посещении музеев. Видимо должно еще пройти много времени, чтобы мы начали думать по другому. Вот почему, когда встречаешся воочию с чудесами, которые не поддаются объяснению с материалистическим подходом, ты понимаешь что "что-то есть" и постепенно приходишь к осознанию в существовании ВСЕВЫШНЕГО.

  Вот с таким, необъяснимым явлением, я столкнулся этим летом, путешествуя по Рязанской области. Мой путь пролегал в Караблинском районе Рязанской области. Это дало мне возможность посетить храм (в прошлом монастырь) недалеко от селения Ибердь.

     Верст пять легко пройти по лесу, вдыхая благодатный ароматный воздух. Можно и проехать на машине по отличной асфальтированной дороге. Тихо, спокойно кругом. У подножия обители журчит речка Ибердь. В кроне вековых дубов прячутся купола церкви. И вот вы на опушке леса, и перед вами словно на ладони монастырские стены, из-за которых смотрят главки храма. Позолоченные кресты сияют в вышине.
Прекрасна Александро-Невская обитель. И это ровное, спокойное ее окружение, эта благодатная тишина, временами прерываемая удивительным переливистым звоном, дают душе благодатное отдохновение, а мысли устремляются ввысь, к Богу.

    Чудо начинается еще по дороге. По краям дороге, сплошь сгоревший в прошлом году лес. И лишь не доходя метров 100 до обители лес преображается. НИ ОДНОГО СГОРЕВШЕГО ДЕРЕВА! Разве такое возможно без вмешательства каких-то неведомых сил? Кто уберег это место от пожарища?!

   Объяснение этому может только получить из истории возникновения обители, ее истории, которую я и предлагаю Вашему вниманию.

   
Основание обители положил в 1862 году крестьянин села Канино Сапожковского уезда Софроний Абрамович Лисин.

«Великим будет сие дитя»

Родился Софроний в деревне Канино Сапожковского уезда Рязанской губернии в крестьянской семье Лисиных 9 марта (ст. ст.) 1825 года, в день празднования Собору Киево-Печерских святых. Когда его крестили в церкви, то местный священник отец Василий дал младенцу имя Софроний - в честь преподобного Софрония, Печерского чудотворца. Вынимая младенца из купели, батюшка увидел столб света, уходящий от него в небо. После видения он сказал родителям, что великим будет их дитя...
Когда Софронию исполнилось шесть лет, его отдали в церковно-приходскую школу обучаться грамоте. Учился мальчик хорошо, полюбил читать жития святых, особенно Киево-Печерских. Подобно им, уходившим от мира в монастырь для подвигов духовных и молитвы, отрок часто уходил в лес, где беседовал с Богом, открывая Ему свои мысли и желания.
Однажды родители решили свозить его в Саров к Преподобному Серафиму. И Батюшка Серафим, к их радости, позвал отрока к себе в келию и по-отечески с ним беседовал. Для детского сердца эта беседа не прошла даром: будущий старец всю жизнь вспоминал о тех благодатных минутах.
Шло время, и юноша по родительскому благословению женился на уроженке того же села Матроне Никифоровне. Семейная жизнь Софрония с избранницей была счастливой. В семье было трое детей: Наталия, Борис и Дария. Однако мысль об уединенной жизни не покидала его, и однажды, получив на то согласие супруги, Софроний ушел в лес для подвигов духовных.
Сердце его матери не находило покоя. Она долго молилась, прося Бога открыть ей, где ее сын, жив ли он. И вот однажды видит она в тонком видении Преподобного Серафима, который ласково говорит ей: «Радость моя! Не мучь себя и не ищи сына, ибо на это есть воля Божия, чтобы покинул он семью и этим прославил род ваш».

В лес, во святое место…

А Софроний тем временем сделал себе в лесу землянку и проводил время в молитве и богомыслии. Как-то, выйдя на поляну, он услышал рядом звон колоколов и молитвенное пение. Подойдя ближе, он ничего не увидел: кругом был лишь лес. Обойдя поляну, Софроний услышал дивный голос, говорящий ему, что место это свято, будет здесь обитель.
Помолившись и возблагодарив Господа, Софроний принялся строить несколько землянок для будущих обитателей монастыря. Рядом разбил огород и питался плодами своих рук.
Однажды женщины из ближайшего села, пришедшие в лес за грибами, заметили отшельника. Они очень испугались, но не убежали, а расспросили, кто он, откуда пришел сюда и чем занимается.
Когда слух о подвижнике распространился далеко по уезду, многие стали приходить к нему за советом, и это стало тяготить его. Помолившись и испросив благословения пред иконами Божией Матери и Преподобного Серафима, он ушел в затвор. Три года искали отца Софрония, но найти не могли.
После трехлетнего затвора подвижник вернулся на свое место, чтобы основать обитель.

    С юности мечтал Софроний устроить обитель для девиц, вдов и сирот и подвизаться в монастыре в трудах и молитве. После отмены крепостного права от крестьянина села Мостья Егора Наумова Родина Софроний получил землю под строительство обители. Сначала на месте будущего храма была устроена часовня для молитвы, а в 1892 году построен каменный двухэтажный храм в честь святого благоверного князя Александра Невского.
Престол нижнего храма был устроен в честь иконы Божией Матери «Знамение». Всеми работами руководил живший в землянке сам старец Софроний, которому в то время шел шестьдесят седьмой год.
Количество сестер увеличивалось, и старец поставил управлять обителью свою дочь инокиню Дарию. Строительство шло быстро. Зная прозорливость старца Софрония и веря в его молитвенную помощь, множество благотворителей жертвовали на монастырь деньги, стройматериалы, свечи.
Верующие собирались в обитель преимущественно в престольные праздники в честь святого благоверного князя Александра Невского и иконы Божией Матери «Знамение». Особого расцвета обитель достигла при назначенной в 1897 году игуменией монахине Ангелине (Воронковой). В то время в монастыре подвизались 68 сестер. В течение нескольких лет при обители было построено несколько новых домов для сестер и духовенства, двухэтажный корпус с трапезной. Сестры занимались рукоделием, ткали, стегали одеяла, вышивали, писали иконы, трудились на скотном дворе.

И стало место пусто…

13 ноября 1919 года монастырь закрыли. Большинство сестер увезли в Казахстан в город Акмолинск, где они работали на ткацкой фабрике, а кому удалось избежать ссылки - разошлись по городам и селам.
В 1949 году Александро-Невский храм был полностью стерт с лица земли. Кирпич, из которого была выстроена когда-то благолепная церковь, пошел на строительство коровника. Иконы и церковное имущество частично были переданы в Покровский храм близлежащего села Ясенок, а некоторые святые образа местные жители сохранили в своих домах.
В оставшихся строениях разоренной обители разместились лесники. Сохранилось и монастырское кладбище. Оставшиеся в тех местах пожилые сестры продолжали ходить в разрушенный монастырь и молились на ступеньках храма, уцелевших после погрома.
Тайно добирались сюда мирские богомольцы и молились на том месте, где стоял храм, и на могилке основателя обители старца Софрония. Жившие здесь лесники и сельские жители сохраняли в сердцах своих память об обители и надежду на ее возрождение. Они не раз видели в лесах старца Софрония, который помогал выбраться из леса заплутавшим в метель лесникам, и верили, что на этом святом месте вновь будет возноситься молитва, в былой красе восстанет обитель, будут обретены мощи старца Софрония.
Сохранилось сказание о том, что когда монастырь еще жил, люди приходили в храм и восхищались его красотой и великолепием убранства. На это старец Софроний нередко замечал: «Все это разрушат, и не останется здесь камня на камне. Обитель моя падет, но когда придет час, найдется человек и все восстановит. А я первый войду в новый храм».
Продолжение следует....


Рецензии
Владимир, а как же его семья осталась без кормильца? Софроний ушёл, оставив детей.

Валентина Гишаева   07.04.2018 16:38     Заявить о нарушении
У меня на страничке есть маленькая заметка"Сон ребёнка" (3 сверху) сон моего внука меня очень поразил.Бог есть!

Валентина Гишаева   07.04.2018 16:46   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.