Звездное небо Буча

          Какая чудная и волшебная летняя ночь! Сверкающие звезды, рассыпанные по черному бархату вечной и загадочной вселенной, слегка подмигивают, с интересом глядя на Землю. Они влажно отражаются в воспаленных глазах собаки, только что родившей щенят. Все они, мокрые и едва шевелящиеся, составляют единый мохнатый клубок и почти ничем не отличались друг от друга. Только последний, маленький и невзрачный, имеет на всех лапах белые носочки.
          Мать, белая большая собака с розовым носом, облизала щенков и благословила на собачью жизнь.
          Как прошло детство, самый маленький щенок почти и не помнил. Сначала была темнота, потом было теплое, доверчивое, с розовыми сосками тело матери и вечная борьба с другими щенками за еду.
          А потом в его жизни появились они – звезды, живущие только ночью, когда темно, тихо и безопасно. В то щенячье время они пахли материнским молоком.
          Однажды щенок почувствовал другой запах: ни матери, ни звезд - запах человека, неизвестный и тревожащий. Щенка подняли и положили в чьи-то ладони.
          - Какой маленький!
          В ладонях было тепло и непривычно. Щенок был настолько мал, что еле умещался в них.
          - А как его зовут?
          - У него еще нет имени.
          Чье-то лицо близко надвинулось к его мордочке. Он увидел большой нос и блестящие глаза.
          - Он, кажется, больной. Посмотрите на него!
          Щенок почувствовал, как его перекатывают в ладонях, осматривая со всех сторон.
          - Нет, он просто маленький.
          - Посмотрите, какие у него красивые белые носочки, - сказала девочка.
          И это решило его судьбу - его забрали от теплой и надежной матери.
          Там, где он оказался, не было звезд – его поместили в большую комнату, в которой не было видно неба. Его тискали, гладили, целовали, тыкали мордой в еду и в его лужи. А однажды девочка случайно придавила ему хвост. Было очень больно – и он заскулил. Девочка с интересом посмотрела на него, потом отвернулась и решила избавиться от него. Кому нужен больной щенок? Поэтому его, как игрушку, поменяли на таксу, забавную и более подвижную.
          Такса, как любая собака, сразу поняла, что в семье, куда она попала, нет вожака. В семье жили три женщины: бабушка, мама и дочь. Причем, бабушка и мама постоянно выясняли отношения и ругались, но очень любили и баловали девочку. Поэтому такса взяла роль вожака на себя. Она позволяла себе многое: постоянно рычала и лаяла на женщин, особенно когда они ругались, спала в их кроватях. Иногда даже могла покусывать. И женщинам это нравилось! Они ее не прогоняли и не отдавали никому, а еще больше любили. Наверно, женщинам всегда нужен вожак.
          А щенок, которого выменяли на таксу, оказался в другой семье. Он сразу понял, кто в этой стае главный - главным был хозяин. Хозяин был вожаком в этой стае. Его все боялись и слушали. Вторым был сын хозяина - Вова. Потом шли хозяйка и дочь.
          У щенка появилось имя - его стали звать Буч. Почему так, он не знал: людям виднее.
          Он стал полноправным членом этой стаи и занял свое место в ней. Буч подружился с Вовой и поставил себя на одну ступень с ним. Он слушал только хозяина, охранял его и был предан ему. Хозяйка по статусу была ниже Вовы, но с ней нельзя было ругаться: она кормила. Еще ниже статусом была дочка хозяина. Буч к ней относился равнодушно, почти не замечал ее. Лишь, когда она давала что-нибудь вкусное, слабо вилял хвостом.
          Вова стал тренировать Буча, вешая ему на шею железо и много бегая с ним. И вскоре Буч стал красивым и сильным псом бойцовской породы. Он был не похож на своих ожиревших, ленивых братьев: у него появилась могучая шея, подтянутый живот с блестящими гладкими боками, молниеносные рефлексы и крепкие белые зубы. Ошейник, надетый на большую шею, сползал с небольшой головы, и поэтому на него иногда надевали жилетку с поводком. Не одну соседскую кошку разодрал Буч. Да и многие собаки пострадали от его мощных зубов и молниеносной реакции.
          Не раз уже хозяевам предлагали продать Буча за хорошие деньги. Хозяева раздумывали, но Вова ни в какую не хотел расставаться. Разве друзья продаются? На том и решили – не продавать.
          Однажды, во время очередной тренировки, когда Буч, как обычно, бежит за велосипедом, Вова быстрее обычного стал ехать. Буч старается не отставать и изо всех сил поспевает. Из его большой страшной розовой пасти белыми хлопьями падает пена, глаза застилает пот, и он кажется таким чудовищем, что встречные люди поспешно уступают ему дорогу. Сердце бешено колотится и, кажется, вот-вот вырвется из открытой пасти; сильный, напоминающий удары, шум в голове разрывает мозг; вены на шее и на лбу сильно набухают, твердеют и выпучиваются на коже.
          С трудом добежав до реки, он не как обычно плюхается в воду с разбега, а едва заползает. Вода кажется волшебным напитком, спасающим жизнь. Он лакает и лакает и никак не мог напиться; пена с губ белыми пористыми большими хлопьями уплывает по течению, совсем не растворяясь и не исчезая в воде; гладкие бока заметно и сильно разбухают от воды, но пить все хочется и хочется. Буч чувствует, как вода обратно вытекает из пасти - он широко вздыхает и перестает пить. Уставшие ноги подкашиваются, и он погружается в воду всем телом. Только голова с уставшими глазами находится над поверхностью воды и бессмысленно видит нависший коричнево-полосатый обрыв берега и темно-зеленые таинственные деревья, зеркально отражающиеся в чуть трепещущей от вечного движения реке. Когда-никогда заквакает на другом берегу лягушка и умолкнет. Ей в ответ лениво ответит подружка и тоже умолкнет. Жарко. Даже неугомонные птицы умолкли. То ли от жары, то ли от вечернего времени.
          Буч уже чувствует себя лучше: дыхание успокоилось, исчез шум в голове и даже уже не хочется пить спасительную воду. Он только несколько раз лизнул ее, да и то она стекла по языку обратно. Буч преданно смотрит на Вову и слегка виляет в воде хвостом, отчего на поверхности образуются круги.
          А Вова, бросив велосипед на жаркий покатый песчаный берег, бросается в реку, оставляя за собой шумный всплеск, расходящиеся водяные круги и белые газированные пузырьки. Он исчезает в глубине реки и не видно, где он выплывет.
          Буч беспокойно вглядывается в реку, встает на лапы, внимательнее смотрит и даже попискивает.
          Но вот голова Вовы шумно появляется из воды, и он плывет к берегу.
          Буч сильнее начинает вилять хвостом и радостно прыгает по воде.
          - Что, морда, устал? – спрашивает Вова, доплывая до пса.
          Буч кидается к нему и старается лизнуть.
          Вова треплет его по мокрому загривку, и Буч счастлив. Эх! Так бы всегда быть с Вовой!
          Дорогу назад Бучу было уже тяжело осилить. Это понимали и он, и Вова. Пес преданно и просящее смотрит в глаза.
          - Ну, что?.. Пошли обратно? – спрашивает Вова.
          Буч виляет хвостом.
          Вова обхватывает собаку и поднимает на велосипед. Буч при этом пытается
лизнуть Вову, мешая ему.
          - Не мешай!
          Они с трудом двигаются с места, руль велосипеда юлит и не хочет поддаваться управлению. Но вот, наконец, они сдвинулись с места и потихоньку поехали.
          - Сиди спокойно! – говорит Вова, когда Буч пытается вновь лизнуть.
          Буч все понимает и успокаивается. Теперь его главная обязанность – следить за тем, чтобы никакая собака не мешала поездке. Он внимательно смотрит на дорогу. Но никого нет, и это даже обидно.
          А вечером они с Вовой поднимаются на холм, садятся на траву и смотрят на ночное небо. Звезды на нем желтые и теплые. Среди молчаливо зависших звезд, вдруг одна звезда срывается и летела вниз, оставляя за собой тонкий длинный хвостик. Буч поднимает выше голову и внимательно следит, в какую сторону она упадет. Но звезда падает очень далеко, даже дальше, чем находится река. А может, все-таки, она упала в реку? Вот бы поплыть и вытащить ее из воды и принести Вове! Буч даже смотрит на Вову: видел ли он, как полетела звезда? догадывается ли, что Буч вытащит ее из речки и принесет ему?
          Время от времени сразу несколько звезд с черного неба неровно падают вниз, и тогда Буч чувствовал себя счастливым. Он даже немного скулил и вертелся. Вот бы погоняться за ними по небу!
          Падающие летние звезды пахнут счастьем и весельем.
          Иногда бывало, что яркая звезда, мигая, медленно летела по ночному небу. Но на нее Буч не обращал внимания. После этой звезды всегда был гул. И пролетала она в одно и то же время. Она пахла чем-то далеким и неинтересным.
          А потом Буч спит. Что ему сниться? Может быть, этот летний день? А может быть, подружка Лада, с которой они радостно бегали по огородам, не замечая никого и ничего. А одна очень вредная соседка-старуха, ходившая с клюкой, которую так не любил Буч, даже сказала, что собаки вытоптали всю ее капусту. Эх! Если б хозяин разрешил, он бы сгрыз клюку!
          Он даже скрипит зубами во сне.
          Сквозь сон он чувствует, как Вова гладит его. Но просыпаться не хочется - он только слабо виляет хвостом. Но вдруг он чувствует запах Лады; он мгновенно просыпается, не понимая, что происходит и где Лада. То ли это сон, то лм это явь. Но Лады нет. Буч оглядывается кругом, но никого, кроме смеющегося Вовы, не видит. Пес сильнее принюхивается. Запах не исчезает. Он где-то близко. Это Вова погладил его рукой, которой перед этим погладил Ладу. Вова во всю смеется, глядя на недоумевающего пса, а затем уходит в дом спать.
          Поняв, что Лады нет рядом, Буч успокаивается и вновь пытается заснуть. Но ему это не удается.  Вредные писклявые комары зудят и зудят возле него. Их также много, как и звезд. Только комары надоедливые. Буч щелкает зубами, чешется, но они не исчезают. И кто их только придумал?
          Он подходил к двери дома, скулил и слегка скребся до тех пор, пока Вова не открывает дверь и не впускает во внутрь. Внутри хорошо: прохладно, пахнет вкусным и Вовой и – главное! – нет пищащих и кусающих комаров.
          Пес укладывается возле двери и засыпает.
          Буч любит лето. Летом хорошо! Он любит ходить с Вовой на речку. Во-первых, там иного места и можно бегать, и за это никто не будет ругать. Во-вторых, можно многое узнать новостей по запахам и по встречам. А в-третьих, главное, что он с Вовой!
          На речке Буч вырывает почти рядом с водой в песке небольшую яму и прячется так, что только торчат уши. В яме и прохладно, и ему интересно наблюдать за Вовой. А вот когда Вова начинает его искать и звать: «Буч! Буч!!! Иди сюда! Ты куда спрятался?!» - он пригибается ниже и вылетает совсем неожиданно прямо перед Вовой. Тот громко удивляется: «Ты где спрятался?!» - и смеется. А Буч бросается к нему на грудь и пытается лизнуть. Вова берет палку и забрасывает далеко в воду, и Буч бросается за ней. Он подплывает, крепко берет ее в зубы и сразу же плывет обратно. С гордостью выносит ее, отряхивается от воды и подбегает к Вове, ожидая заслуженной похвалы и внимания.
          Вова гладит его и внимательно смотрит на речку. Буч тоже смотрит и видит, как по воде пошли круги - он вновь бросается за палкой. Но когда он подплыл к месту, откуда шли круги, то ничего не обнаруживает. Он вопросительно посмотрел на Вову, и видит, как тот смеялся. «Наверно, он надо мной смеется», - думает пес и обижается. Он выходит из воды, отряхивается и медленно уходит в сторону от Вовы. Ложится недалеко на теплый песок и старается не смотреть в вовину сторону. А Вова продолжал смеяться. Он видел то, чего не видел Буч: большая рыба, хлестнув хвостом по поверхности воды, создала круги, которые пес принял за круги от палки.
          Вова подходит к Бучу и обнимает. Буч все еще дуется, слабо виляя хвостом и стараясь не смотреть на Вову. Но обида быстро проходит, и он вновь радостно вертится возле Вовы.
          А потом они бегут в гору, и пес обгоняет его: ведь у него четыре лапы, а у Вовы всего две - и в этом превосходство Буча.
          Еще Буч очень не любит пьяных. Однажды, когда они возвращались с речки и шли по дороге, Вова видит, как Буч насторожился и агрессивно оскалился. Навстречу им шли двое изрядно подвыпивших мужчин. Свернуть с дороги нельзя: по обе стороны длинные заборы. А он, как назло, не взял ни ошейника, ни жилетки.
          Надо что-то делать. Расстояние сокращается.
          Пьяные, завидев злобно рычащего пса, останавливаются, останавливается и Вова. Он садится на корточки перед собакой и смотрит Бучу в глаза. Тот лизнул его, но глаз от дороги не отводит, а вновь рычит.
          - Сссс, - начинает ругаться Вова, и Буч затихает.
          - Быстро проходите, пока я его держу, - говорит Вова, обхватывая Буча и крепко прижимая.
          Один из пьяных быстро проходит и ждет, когда другой догонит его.
          Но другому хочется поговорить.
          - А ты чего это тут ходишь с собакой? - он шатается и мутными глазами смотрит на Вову.
           «Урод! Ищет приключений на свою голову», - думает Вова. Он уже сам начинает злиться.
          Буч нервничает еще больше, рычит и пытается вырваться из объятий.
          Вова еле сдерживает его.
          - Да проходи ты быстрей! – злится он.
          Пьяный все еще ничего не понимает, шатается и пытается опять что-то говорить. Первый пьяница быстро, как только может, возвращается обратно, хватает приятеля и уводит его, бормочущего что-то.
          И только после того, как они удалились на значительное расстояние, Вова отпускает Буча.
          - Придурки! – говорит Вова и смотрит на Буча. Тот во всем соглашается с ним и виляет хвостом. Вова всегда его понимает.
          А потом что-то непонятное стало происходить в жизни Буча. Вова ушел. Его нет ни вечером, ни ночью. Буч, высунув морду из будки, принюхивается к ночи, к звездам. Но Вовы нет. Нет его и на следующий день. Буч с утра обнюхивает весь двор, заглядывает в самые глухие закутки, обнюхивает лаз в соседний двор, даже пытается заглянуть в мышиную нору - но Вовы нигде нет.
          Пес подходит к двери дома, обнюхивает, даже втягивает в себя воздух из дверных щелей, но все безрезультатно. Еще немного побродив по двору, он ложиться в будку и закрывает глаза.
          Вовы нет и на следующий день, и на третий, и еще, еще, еще…
          Буч тоскует, сильно тоскует. Он прячется в будке, кладет голову на лапы и темные зрачки покрываются влагой. И тогда ночные звезды отражаются в его глазах.
          Но однажды под вечер Вова вдруг неожиданно появляется. Буч прыгает, скачет, пытается лизнуть Вову. Его радости нет придела. И вновь они играют на речке, и вновь им хорошо, и вновь они ночью сидят на холме и смотрят на прекрасно пахнущие звезды.
          А потом Вова опять исчезает. Он набирает много пакетов с едой и уходит. Буча он не выпускает на улицу, а закрывает калитку прямо перед его носом.
          Буч вновь обнюхивает весь дом, тоскливо ходит по двору и скучает. И вновь ночные звезды отражаются в его влажных глазах.
           «Может это такая игра? - думает он, ворочаясь в будке. – И Вова прячется где-нибудь недалеко» Но что-то не очень нравится ему эта игра.
          Но вскоре Вова опять появляется. Он появляется один раз в неделю: на выходные. И Буч уже к этому привыкает. Когда Вова приезжает - он радуется, когда уезжает - его охватывает тоска, он вздыхает и скулит. Почему Вова не хочет быть постоянно с ним?
          Буч не умел считать дни недели, да и не знал их, но по каким-то внутренним часа он уже знает, когда появится Вова. И еще он заметил, что к появлению Вовы хозяйка начинает больше суетиться и из кухни пахнет чем-то вкусным.
          Буч начинает чувствовать Вову еще тогда, когда тот в начале улицы. Пес радостно повизгивает и суетливо крутится возле калитки.
          - Смотри, мать, на собаку, - говорит хозяин.
          Буч подбегает к хозяину, затем к калитке, мечется по двору, скулит.
          - Наверно, Вова приехал, - говорит хозяйка, улыбаясь, и добавляет, глядя на Буча, - чувствует его.
          И правда, через несколько минут открывается калитка и появляется Вова. Буч в доме первым его встречает.
           «Эх! Найти бы то место, где Вова прячется!»
          С наступлением осени идут бесконечные дожди, небо мрачнеет от темно-свинцовых туч, холодный ветер продувает будку, и долгой ночью нет звезд. Нет даже запаха их.
          В такие дни, когда дождливая и холодная погоде кажется вечной, Буч лежит в будке, и у него ноет от боли хвост, поврежденный в детстве. Он сворачивается клубком и упирается мордой в свой бок, крепко закрыв глаза, чтобы не видеть мира, чтобы забыть о нем. Он обижен на весь мир за холод, за ветер, за свое одиночество.
          То ли во сне, то ли в реальности с закрытыми глазами, он вспоминает Вову и тот случай, когда Вова его ударил.
          Это было волшебным и солнечным летом, когда Буч помогал Вове загонять коров. Он так старается, так покусывает за ноги коров, что не замечает, как попадает в вонючую лужу, наполненную коровьими испражнениями. Было неприятно, но он отряхивается, оставив, правда, часть грязи на себе. Когда же он радостно бросается лизнуть Вову, тот ругается и отпихивает. Еще ничего не понимая, Буч опять бросается к Вове. Но тот еще больше ругается и, достав кожаную плетку, хлещет его. «Может быть, это игра?» - думает Буч и вновь бросается. Но вновь получает болезненный удар хлыста.
           «За что?» - он недоумевает. Но перестает бросаться.
          - Где ж это он так вымазался? – спрашивает хозяйка, остановившись рядом, и, не дожидаясь ответа, уходит по своим делам, покачав головой.
          Буч представляет из себя жалкое зрелище: весь в коровьем дерьме, с обиженным лицом, побитый, он одиноко стоит посередине двора.
          Вове становится жалко его.
          - Пошли на речку! – кричит он ему и бежит. Буча не надо было уговаривать, он рванул с места и уже оказался впереди Вовы. И всю дорогу то забегает вперед, то бросается облизывать Вову. Но Вова уже не ругается, ведь он тоже будет купаться и отмываться от бучевой грязи.
          А еще у них с Вовой есть секрет.
           - Как ты так быстро пригоняешь коров? – спрашивала мать, удивляясь. – Мне надо полчаса, а ты за десять минут.
          Мать хмыкает.
          - Секрет знаю! – отвечает Вова, поглядывая на Буча.
          Буч радостно вертится возле Вовы, и даже если бы мог говорить, то сейчас он молчал бы, - ведь у них общий секрет. Не расскажешь же ей, как Буч помогает, покусывая коров за хвосты и ноги. Мать будет ругаться.
          Буч от этих воспоминаний даже попискивает во сне и совсем забывает об осеннем холоде.
          Но вскоре вкрадчиво и безвозвратно появляется зима, тоскливая и сказочная.
          Замерзающие звезды становятся холодными, белыми и дрожащими. Они злы, надоедливы и пахнут одиночеством.
          Может быть, поэтому они начинают густо падать на землю: в бугристую грязь, в темно-зеркальные мутные лужи – и, растворяясь, умирают. Но новые белые звезды вновь падают. И вскоре всю землю покрывает белое пушистое одеяло.
          Буч высовывает морду из будки и подставляет розовый язык. Звезды нежно и тихо падают на язык и превращаются в капельки холодной воды. Пес проглатывает звезды и вновь забирается в будку. Лишь иногда случайно залетевшая звезда падает на кожаный, морщинистый нос. Но это не больно и не вкусно. Эти звезды пахнут холодом и вечностью.
          И только тогда, когда приезжает Вова, Буч вновь радуется, бегает и хватает холодные нежные звезды на лету.
          Так, однообразно и безынтересно проходят дни и ночи.
          Однажды, когда Вова приехал, его удивила странная тишина. Буч не бросается к нему на грудь, повизгивая и виляя хвостом. Будка мертвецки пуста и суха. В миске нет ни еды, ни воды. Даже, казалось, исчез сам запах пса.
          - Где Буч? – еще ничего не понимая и стараясь ничего не додумывать, почему-то шепотом спрашивает Вова отца.
          Отец хмурится, стараясь не глядеть на Вову и раздражаясь, бросает:
          - Отстань, я занят!
          Предчувствуя что-то нехорошее, Вова резко разворачивается и идет на кухню, к матери.
          - Где Буч? - стараясь держать себя в руках, спрашивает он.
          Мать тоже не смотрит на него. Она ничего не отвечает, прячет глаза и, казалось, не слышит вопрос, что-то усердно и нервно делая.
          Вова стоит и почему-то смотрит на ее быстро шевелящиеся руки.
          - У отца спроси, - говорит она и поворачивается к нему спиной.
          Вова опять подходит к отцу.
          - Где Буч? – опять спрашивает он, но уже твердо и решительно. Он пытается заглянуть в глаза отцу, но тот прячет лицо. Затем громко выдохнув воздух и вздохнув, отвечает:
          - Мы отдали его корейцам, - отец не любит много говорить. Да и что тут скажешь?
          В доме повисает тишина.
          Вова знает, что недалеко живут корейцы. Но, причем тут они? – не сразу понял он. – Зачем? – недоумевает он.
          И вдруг что-то страшное ударило в голову. Этого не может быть!
          - Как вы могли!!! Это же Буч!!! – заорал Вова.
          Отец отворачивается и нервно стучит пальцами по столу.
          Большой тяжелый комок, образовавшийся в груди Вовы, выплескивается через глаза слезами. Мир искажается, и слезы текут по щекам.
          Звуки, не имеющие никогда большого значения, вдруг стали отчетливо слышны: замычала корова, скрипнула дверь, зашумело дерево от ветра.
          Горькое одиночество отодвинуло внешний мир и заполнило теплый внутренний мир.
          А вечером, когда семья ужинала и мать сделала любимый вовин оливье, Вова спросил:
          - Его точно забрали корейцы?
          - Да…
          - Чтоб я знал… Я почищу им зубы…
          Мать подложила ему добавки и сказала:
          - Ты ж пойми, сынок, не могли мы держать такую большую собаку… Ты сам видишь, как мы живем…Приходится много работать… Я встаю рано, чтоб подоить корову… Ложимся мы поздно… Устаем…
          Вова молча ел. Отец подтверждающе кивал головой.
          - У нас каждая копейка на счету… - продолжала мать. - Тебе вот надо на учебу давать… Ну, куда нам такого большого пса держать?.. Ест он много, а пользы никакой… Он даже и не гавкал, когда кто-нибудь подходил к дому…
          Действительно, Буч не гавкал, но и никого в дом и не пускал.
          - Надо было взять еще какую-нибудь маленькую собачку… звонок… - все еще не сдаваясь, говорит Вова.
          - Ну что ж нам двух собак держать? – сказал молчавший до сих пор отец.
          Все замолкли. У каждого была своя правда.
          - Не так уж много он и ел… - тихо сказал Вова.
          - Ну, буханку в день ему надо было давать, - ответила мать, - да и кроме хлеба тоже надо было чем-то кормить…
          После сытного ужина каждый занялся своим делом: отец сел смотреть телевизор, мать еще возилась на кухне, а Вова не знал чем заняться. Внутри него была пустота. Чувство тоски немного затихло, но не прошло. Он посидел возле телевизора, потом встал, походил по дому, заглянул на кухню: мать заканчивала мыть посуду – и вышел во двор.
          Вова стоял у одинокой будки – ему хотелось плакать. Казалось, что все это неправда, что Буч жив и что вот-вот он сейчас выскочит откуда-то из-за угла и бросится к нему, на грудь, стараясь облизать и обслюнявить его. Он увидит преданные глаза и тоже будет счастлив от встречи.
          Он даже замер в ожидании. Может быть, это все неправда?
          Но ничего не произошло.
          Время так же, как всегда, струилось, незаметно и безвозвратно, а ночное небо покрылось множеством ярких звезд, молчаливых и вечных. Звезд, которые пахли по-разному и которые так красиво отражались в блестящих и живых глазах Буча…


Рецензии
Спасибо, Олег, получила огромное удовольствие.
Написано мастерски.
Да благословит Бог весь твой дом.
С любовью, Валентина.

Валентина Охицинская   18.08.2014 22:43     Заявить о нарушении
Вам спасибо, Валентина, за хорошую рецензию.
Мира Вам!

Олег Игорьин   19.08.2014 14:02   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.