Глава 13. Уроки Каратэ

  1.

  С  самого утра  у  Сергея  разболелась  голова.  Такое  у  него  иногда  бывало.
  Боль  накатывала  волнами.  Голова  резко  начинала  болеть,  через  пару  минут  боль  плавно  отступала.  И  вроде  терпимо,  но  любое  резкое  движение  головой  и  боль  возобновлялась.  Она  пульсировала  в  левом  виске,  давила  на  глаза.
  Сергей  уже  знал,  что  сама  боль  не  пройдет.  К  концу  дня  голова  еще  больше  разболится.  Надо  выпить  таблетку  «анальгина»  или  «цитрамона»,  но  на  заставе  нет  никаких  таблеток.
  Зарядку  Сергей  кое-как  еще  продержался.
  Перед  завтраком,  старшина  Петренко  записывал,  в  специальный  журнал  всех  больных,  или  тех,  кому  надо  было  в  санчасть.
  Старшина  ходил  перед  строем  и  весело  зазывал  людей:
 - Больные  и  калеки,  шаруны  и  лентяи,  шланги  и  дистрофики!  Подходи  веселей,  запишу  побыстрей!
  Стали  подтягиваться  больные,  со  своими  проблемами.
 - Товарищ  старшина,  у  меня  ноги  болят, - первым  подошел  к  старшине  рядовой  Романцев.
  Он  единственный  на  заставе,  кто  ходил  не  в  сапогах,  а  в  тапочках. Ноги  Романцева  покраснели  и  распухли,  в  сапоги  не  влезали.  Ходил  Романцев  медленно  и  осторожно,  с  трудом  переставляя  опухшие  ноги,  боясь причинить  им  нечаянную  боль.
 - Товарищ  старшина,  у  меня,  ноги  продолжают  пухнуть   и  сильно  болят.  Не  знаю,  что  делать, - на  добродушном  лице  Романцева  отчетливо  читался  растерянность  и  беспомощность.
  Сам  Романцев  был  очень  спокойным  и  исполнительным  парнем.
  Старшина  посмотрел  на  ноги  и  покачал  головой  и  сказал  сочувственно:
 - Хорошо,  я  тебя,  Романцев  запишу  в  журнал.  После  обеда  сходишь  в  санчасть.
 - Но  у  меня,  ноги  сейчас  болят, - сказал  Романцев.
 - Романцев,  я,  ничем,  тебе,  не  могу  помочь.  Только  после  обеда  санчасть  принимает.  Так,  что  потерпи.
  Неожиданно  Романцев  расплакался:
 - Как  же  так…Всем  наплевать  на  меня…А  если  я…ног  лишусь?
 - Романцев  прекрати.  Что  за  бред! – немного  растерялся  старшина. – Ладно,  я  сейчас  Кушнарева  предупрежу,  и  кто-то  из  сержантов  тебя  отведет  в  санчасть.
  Романцев  стоял  перед  старшиной,  и  казалось,  ничего  не  слышал.  А  по  его  щекам  скатывались  большие,  крупные  слезы.
 - Серега,  а  ты  чего  такой  бледный? – спросил  Валентин.
  Сергей  пожал  плечами.  Он  не хотел  жаловаться  другу. Опять  горячей  волной  накатилась  боль.  Стало  жарко,  пот  выступил  по  всему  телу.  Капельки  пота  стали  скатываться  по  телу  вниз  под  одеждой.  Хэбэ  от  пота  стало  мокрым,  противно  прилипало  к  телу.
 - Эй,  Серега,  что  с  тобой? – потряс  Валентин  друга  за  рукав.
  В  висок  заколотили  молоточками.
 - Не  знаю,  Валек…Схожу  к  старшине…запишусь  в  санчасть.
 - У  тебя,  Худжиев,  что? – спросил  Петренко.
 - Голова  сильно  болит…
 - Так,  ты  только  не  умирай  прямо  здесь.  Голова  болит,  это  плохо.  Может  сама  пройдет? – спросил  старшина. – Может  после  завтрака  легче  станет.  Бывает,  что  голова  болит  от  пустого  желудка.  А  поешь  и  порядок.
 - Сама  голова  не  пройдет.  Товарищ  старшина,  а  у  вас  нет  «цитрамона»  или  «анальгина»? – спросил  Сергей.
 - Сейчас  посмотрим, - ответил  старшина.
  Петренко  заглянул  в  журнал  записи  больных  и  почесал  затылок:
 - Что-то  многовато  на  сегодня  хромо – косых.  Аж  двенадцать  человек,  больше  целого  отделения.  Так  скоро,  вся  застава  успешно  переменит  дислокацию  с  казармы  на  санчасть.
  Старшина  в  переносной  аптечке  отыскал  таблетку  «анальгина»  и  дал  ее  Худжиеву.  Сергей  разломал  таблетку  по  полам,  бросил  ее  в  рот  и  запил  сладковатой  водой  из  фляги.  Через  пол  часа  боль  немного  притупилась.
  Но  когда  Сергей  находился  на  солнце,  боль  вспыхивала  с  новой  силой.

  2.

  Сергей  еле  дождался  обеда.  У  старшины  он  отпросился  не  ходить  в  столовую,  на  обед.  Его  временами  буквально  трясло  и  подташнивало.
  После  обеда  старшина  собрал  всех  больных  и  повел  в  санчасть.
 - Хромо – косые  стройся  в  две  колоны.  За  мной  шагом  марш.  Худжиев  голова  не  прошла?
 - Нет, - покачал  головой  Сергей.
  Санчасть  располагалась  в  самом  конце  учебки,  у  системы,  на  самом  берегу  реки,  в  бывшей  конюшне.
  Прием  вели  трое  ребят  их  призыва.  На  гражданке  они  учились  на  ветеринаров,  а  здесь  их  назначили  фельдшерами.
  Возле  санчасти  уже  стояло  несколько  человек.  Это  пришли  больные  из  сержантских  школ,  всего  пять  человек.
  Ребята  фельдшеры  осматривали  больных  быстро.  Один  спрашивал,  второй  записывал  в  журнал  приема,  третий  или  бинтовал,  или  давал  таблетки.
 - Фамилия.  С  какой  заставы?  Что  болит? – спрашивал  один  фельдшер,  осматривая  больного.
 - Горло  сильно  болит.
 - Меряй  температуру.…Ну,  что  там?  Сколько?  Ага,  тридцать  шесть  и  девять…Нормальная  температура.  Кашель  есть?
 - Да,  есть  немного, - парень  даже  пару  раз  кашлянул,  чтоб  показать  врачу,  что  он  не  врет  и  кашель  у  него  есть.
 - Ну-ка  рот  открой,  покажи  горло, - фельдшер  быстро  осматривает  горло. – Ничего  страшного.  Вот,  будешь  принимать  эти  таблетки…И  обязательно  горло  полоскать  содой.  Все  иди.
 - Что,  совсем  идти? – растерялся  больной.
 - Да,  совсем.  Не  задерживай  прием.  Еще  больных  много.
  К  столу  подошел  второй  солдатик.
 - У  тебя,  что?
 - Да  вот,  сердце  болит  сильно…
  Фельдшер  закатал  ему  рукав,  измерял  давление,  сообщил:
 - Конечно,  давление  повышенное.  Вот  таблетку  «валидола»  под  язык  ложи.  Часок  спокойно  посиди,  чтоб  тебя  не  дергали…Следующий  подходи.
  К столу  приблизился  худой  парнишка,  протянул  руку.  На  одном  пальце  сильное  нагноение.
 - Ничего  себе, - удивился  фельдшер. – Когда  воспалился  палец?
 - Дня  три  назад, - ответил  солдат
 - А  чего  сразу  не  пришел?
 - Думал,  пройдет.  Я  йодом  мазал  каждый  день, - оправдывался  солдат.
 - Дружище,  здесь  не  просто  надо  мазать,  а  еще  и  забинтовать  нарыв.  Чтоб  грязь  не  заносить  в  ранку.  А  он,  я  йодом  мазал…- передразнил  солдата   фельдшер. – Проходи  к  Ивану.  Он, тебе,  сейчас  ранку  прочистит,  промажет  и  перебинтует,  а  завтра  на  перевязку  обязательно  придешь. 
  Подошел  Сергей,  доложил:
 - Худжиев,  первая  учебная  застава.
  За  пол  дня,  головная  боль  сильно  вымотала  парня.  Наваливалась  слабость,  руки,  и  ноги  неприятно  дрожали.
 - Что  у  тебя?
 - Голова  сильно  болит,  слабость…тошнит, - сообщил  Сергей.
  В  санчасти  было  прохладно,  а  с  Сергея  градом  катился  пот.  Затем  ему  стало  холодно,  даже  кожа  покрылась  крупными  «мурашками».  Теперь  Сергею  захотелось  выйти  на  улицу,  согреться  под  жаркими  солнечными  лучами.
 - Возьми  градусник.  Померяй  температуру
  Сергей  померил.
 - Тридцать  семь  и  две,  В  норме, - равнодушно  сообщил  фельдшер.
 - Как  это  норме? – удивился  Сергей.
 - Не  шуми,  Худжиев, - скривился  фельдшер,  словно  от  зубной  боли. – Для  этого  климата  температура  действительно  нормальная.  Ясно?
  Сергей  промолчал.
 - Возьми  «анальгин».  Выпьешь,  и  голова  пройдет.
 - Я  уже  пил  и  не  прошло.
 - Следующий  подходи.  Худжиев,  у  меня,  ничего  другого  нет.
  Вот  и  все  лечение.  Из  всех  больных,  фельдшеры  оставили  в  санчасти  только  двоих  солдат.  Оба  с  резкими  болями  в  животе  и  частым  поносом.
  На  заставе  старшина  разрешил  отбиться,  видя  в  каком  состоянии  находится  Худжиев.
 - Я  предупрежу  дежурного,  чтоб  тебя  не  дергали, - сказал  Петренко.

  3.

  - Худжиев,  к  начальнику  заставы! – крикнул  дежурный  сержант.
  Ничего  себе.  С  чего  бы  это?  Худжиева  еще  ни  разу  не  вызывали  к  Кушнаренко.  Обычно  к  начальнику  заставы  ходили  только  залетчики.  Но  Сергей  вроде  ничего  плохого  не  сделал.  Ладно,  сходим,  скоро  все  узнаем…
 - Худжиев  не  спать.  Если  тебя  вызывает  начальник  заставы,  то  ты,  должен мухой  лететь  к  нему  в  кабинет, - пояснил  дежурный  по  заставе  сержант  Латышев. – Понял?
 - Так  точно!
 - Тогда  вперед.
 Сергей  подошел  к  комнате  Кушнаренко  и  постучал.
 - Войдите.
 - Разрешите, - вошел  в  комнату  Сергей. – Рядовой  Худжиев  по  вашему  приказу  прибыл!
  В  кабинете  Кушнаренко  находился  еще  один  офицер – капитан,  медик.
 - Худжиев,  я  здесь,  на  досуге  дела  перебирал.  В  твоем  деле  написано,  что  ты  занимался  каратэ.  Что,  правда? – спросил  Кушнаренко.
 - Так  точно!
 - Долго?
 - Около  года.
 - А  если,  я,  тебе  предложу  нас,  с  капитаном  потренировать.  Поучить  каратэ.  Как  ты  на  это  смотришь?
  Сергей  пожал  плечами.
 - Я  не  против.  Только  я,  уже  почти  год,  как  не  занимался.
 - Ну  хоть  запомнил,  что  и  как?  Удары,  приемчики…
 - Запомнил.
 - Ну,  и  порядок.  Тебя  как  звать?
 - Сергей.
 -  Вот,  давай  договоримся  с  тобой  Серей, - Кушнаренко  остановился  рядом  с  солдатом. – Времени  у  нас  свободного  мало  днем.  Я  предлагаю  вставать  на  час  раньше  общего  подъема.  И  часик  по  прохладе,  в  спортгородке  тренироваться.  Ты,  как  сможешь,  на  час  раньше  встать?
 - Смогу.
 - Ну  и  отлично.  Кроме  нас,  с  капитаном  Сологубом,  еще  три  офицеров  хотят  заниматься  каратэ, - Кушнаренко  обернулся  к  медику  и  спросил. – С  завтрашнего  утра  и  начнем?  Я  дежурного  сержанта  предупрежу,  чтоб  нас  разбудили  в  пять  часов.  На  зарядку  можешь  не  бегать.  Старшина  и  дежурный  в  курсе  будут.  Застава  после  подъема  бежит  на  зарядку,  а  ты  спокойно  подшиваешься,  бреешься,  вообщем,  занимаешься  своими  делами.  Ясно?
 - Так  точно! – ответил  Сергей.
 - Все  иди.
  Сергей  вспомнил,  как  он  начал  заниматься  каратэ.

  4.

  1978  год.
  Это  сегодня  любой  мальчишка  знает,  что  такое  каратэ.  А  в  те  далекие  года  каратэ  только  входило  в  моду. 
   Происходит  резкий  прорыв.  На  экранах  страны  показывают  первые  зарубежные  фильмы,  в  основном  индийские.  В  которых  показывали  каратэшные  драки.  Где  один,  конечно  положительный  герой  мог  легко  победить  сразу  трех  или  четырех  человек.
  На  фильмы,  с  каратэшными  драками  выстраивались  огромные  очереди.  Пацаны  ходили  на  такой  фильм,  по  нескольку  раз,  лишь  бы  увидеть  короткий  эпизод  с  дракой.  Запомнив  несколько  ударов  и  движений,  пацаны  считали  себя  настоящими  каратистами.  На  самом  деле,  у  них  лучше  всего  получались  устрашающие  крики,  вроде  таких:  «Я-я!  К-и-и-я!  Х-а!»
  Каратэ  сразу  завоевывает  огромную  популярность  миллионов  советских  людей.  Им  увлекаются  не  только  мальчишки,  но  и  взрослые  люди.  Каратэ  по популярности  сразу  обгоняет  все  виды  единоборств,  какие  имелись  на  тот  момент;  бокс,  самбо,  борьбу  и  дзюдо.
  Самым  известным  стал  Брюс  Ли.  Хотя  он  уже  в  1973  году  трагически  умер,  многие  про  это  даже  не  знали.  В  это  не  хотелось  верить.  Человека  уже  несколько  лет  нет  в  живых,  а  слава  его  растет.
  Все  мальчишки  мечтали  заниматься  каратэ.  Сильным  хотелось  стать  еще  сильней.  Слабые  хотели  научиться  себя  защищать.
  О  каратэ  много  пишут  в  газетах.  Хотя  иногда  писали  полную  чушь.  Некоторые  статьи  зачастую  противоречили  друг  другу. В  одной  пишут,  чтоб  стать  мастером,  надо  долго  заниматься,  несколько  лет  и  каждый  день.  В  другой  утверждалось,  что  любой  учитель  физкультуры,  всего  лишь  после  месячных  курсов  может  стать  настоящим  тренером  каратэ.  Вот  так  все  легко  и  просто.  Еще  в  одной  газете,  горе – журналист,  краем  уха,  где-то,  что-то  услышав,  объясняет,  что  каратэ,  в  переводе  с  японского – пустой  рукав.  А  может  журналист,  намекает,  если  хорошо  потренироваться,  то  можно  противника  пустым  рукавом  пришибить?
  Став  популярным  каратэ,  как-то  резко  прикрыли  и  запретили.  Теперь  за  обучение  каратэ  можно  было  и  срок  получить.
  Каратэ  не  исчезло.  Оно  ушло  в  подполье.
  Самым  известным,  в  то  время  в  Харькове  был  Луис.  Он  приехал  из  Доминиканской  республики  учиться  в  институте.  Луис  вел  несколько  групп,  обучал  Тей  кван  до. Попасть  в  группу  оказалось  очень  сложно.  Каратэ  занимались  в  основном  студенты,  или  желающие  по  очень  большому  блату.
  Сергею  повезло,  он  попал  на  соревнования  тейквандонистов.  Ребята  красиво  демонстрировали  ката.  Когда  пятьдесят  человек,  синхронно  меняют  различные  стойки,  перемещаются,  наносят  удары  руками  и  ногами,  ставят  блоки.  Затем  разбивали  руками  и  ногами  толстые  доски.  В  самом  конце  прошли  показательные  спарринг - бои  между  учениками.
  В  конце  выступил  сам Луис.  Невысокий,  хорошо  сложенный,  смуглый  метис.  Он  показал  настоящий  класс  владения  нунчаками,  ножами  и  длинной  палкой.  За  тем,  что  он  вытворял  невозможно  просто  уследить.
  Вообщем  осталось  море  впечатлений.
  В школу,  один  одноклассник,  Мишка  Костиков,  принес  толстую  книжку  о  китайском  каратэ – Кунг  фу.
  Книгу  отпечатали  на  ксероксе,  аккуратно  сшили  и  одели  в  обложку.  Местами,  правда  текст  и  рисунки  плохо  отпечатались.  Но  все  равно,  это  самая  настоящая  книга  по  каратэ,  которую,  до  этого  Сергею  не  приходилось  видеть.
  В  книге  описана  история  возникновения  каратэ.  Описывалось,  как  надо  заниматься  физподготовкой.  Много  иллюстраций,  с  диковинными  стойками,  а  главное  на  рисунках  показывали  удары  и  блоки.
 - Мишка.  Дай  книгу,  я  ее  перерисую! – попросил  Сергей.
 - Не  могу,  Серега.  Я  сам,  книгу  взял,  только  на  пару  дней.
 - Мишка,  послушай.  Ты  же  рисовать  не  умеешь.  А  я,  рисунки  на  кальку  сниму,  а  потом,  тебе,  тоже  дам пересовать.  Согласен?
  Мишка  колебался.
 - Мишка,  я  тебе,  еще  10  рублей  дам.  А  ты,  своему  другу,  чего-нибудь  наврешь.
 - Ладно,  уговорил, - сдался  Мишка.
  На  несколько  дней  уроки  были  полностью  заброшены.  Полным  ходом  шел  процесс,  по  перерисованию  книги.
  По  этой  книге  Сергей  затем  серьезно  занимался.  Выполнял  упражнения,  которые  там  описывались.  Некоторые  упражнения  оказались  очень  даже  трудными.

  5.

  Прошел  год.
  Весна.  Конец  апреля.  Как-то  Сереге  похвастался  Леша  Федоров,  старинный  дружок,  которого  он  знал  с  самых  пеленок,  что  он  нашел  секцию  каратэ.
 - Серега,  я  пошел  на  каратэ.  Уже  на  двух  тренировках  был.
 - А  где  же  ты,  отыскал  секцию? – удивился  Сергей.
  Буквально  месяц  назад  они  с  Лешей  обошли  многие  спортивные  комплексы,  в  поисках  секции  каратэ.  Их  поиск  оказался  безрезультатным.  Секции  каратэ  закрывали  и  разгоняли.  Некоторые  сами  уходили  в  глубокое  подполье.  Для  каратэ  наступали  тяжелые  времена.
  Боксом,  дзю  до,  борьбой  пожалуйста,  занимайся  сколько  хочешь.
 - У  меня  одногруппник,  уже  три  месяца  ходит  на  занятия.  Он  и  меня  взял.
 - Ну  и  как?
 - Нормально.  Сильно  гоняют,  по  физподготовке.  В  конце  занятия  спарринги  в  полный  контакт.
  Сергей  слушал  друга,  открыв  рот.
 - Леша,  а  за  меня  можешь  попросить?  Я  тоже  хочу  заниматься…
 - Хорошо,  спрошу.
 - А  где  занимаетесь?
 - На  Журавлевке.
 - В  школе,  в  зале?
 - Нет,  прямо  в  лесу.
 - Как  в  лесу? – удивился  Сергей.
 - Да  просто.  Сейчас  тепло.  Так,  что  прямо  в  лесу  и  занимаемся.  На  свежем  воздухе, - рассказывал  Леша. – Сергей,  секция  платная.  В  конце  месяца  платить  надо  по  десять  рублей.
 - Я  не  против.
 - У  нас  находятся  умники.  Ходят  месяц,  а  в  конце  просто  уходят,  ничего  не  заплатив.  Вот  только,  за  месяц  ничему  не  научишься.
  На  следующий  день,  после  школы,  быстро   сделав  уроки,  Сергей  бросил  в  сумку  футболку  и  спортивные  штаны.  Выскочил  на  улицу.  У  подъезда  его  уже  ждал  Леша,  с  сумкой  через  плече.
 - Спортивную  форму  взял? – спросил  Леша.
 - Да,  взял.
 - Тогда  пошли.
  Четыре  остановки  они  проехали  на  трамвае.  Дальше  трамваи  не  ходили,  они  поворачивали  влево.  Целый  микрорайон  надо  было  идти,  к  Журавлевке  пешком.
  У  реки  раскинулся  небольшой  сосновый  лесок.  В  этот  лесок  и  направились  ребята.  Уже  войдя  в  лес,  Леша  стал  проявлять  беспокойство.
 - Леша,  ты  чего? – заметил  его  напряженность  Сергей.
  Осматриваясь  по  сторонам,  Леша  тихо  сказал:
 - Нас  Саня  должен  встретить,  а  я  его  не  вижу.  Дима – тренер  предупредил  всех,  чтоб,  я  при  подходе,  к  поляне,  где  мы  занимаемся,  соблюдал  осторожность.
 - Зачем  такая  секретность? – удивился  Сергей.
 - Ну,  короче,  чтоб  мы  с  тобой,  за  собой  «хвост»  не  привели.  И  чтоб,  поблизости  ментов  не  было.
 - Все  так  строго?
 - А  то,  кому  охота  проблемы  с  государством  иметь.
  Пошли  в  глубь  леса,  по  широкой  тропинке.  Впереди,  от  дерева  отделился  крепкий  коротко  стриженый  парень.  Это  Саня,  друг  Леши,  с  которым  они  вместе  учатся  в  училище.  Сергей  несколько  раз  видел  его.
  Саня  привел  Лешу  в  секцию  и  поручился  за  него.  Сегодня  Саня  пообещал  и  за  Сергея  поговорить.
  Пошли  дальше.  Саня  и  Леша  постоянно  оглядывались  и  крутили  головами.
 - Я  здесь,  уже  минут  десять,  вас  жду.  Недавно  менты  на  «уазике»  проезжали.
 - Не  думал,  что  все  так  серьезно, - сказал  Сергей.
 - А  ты,  как  думал.  Менты  меня,  к  примеру  могут  тормознуть,  проверить  сумку.  А  там  спортивная  одежда  лежит.  Ну,  совру,  что  я  боксом  занимаюсь.  Но  у  меня,  в  сумке  еще  нунчаки.  А  нунчаки  тоже  для  бокса?
 - Саня,  ты  очень  сильно  рискуешь, - сказал  Леша.
  Ребята,  углубляясь  в  лес,  свернули  с  главной  дорожки  в  бок.  Пошли  по  узенькой  тропинке.  В  лесу  то  и  дело  встречались  люди.  Вот  на  небольшой  полянке  стоят,  оживленно  разговаривают  трое  собачников.  Вокруг  них  бегают,  резвятся  три  здоровые  псины,  ротвейлер  и  две  овчарки.  Мимо  проехал  велосипедист.  По  другой  тропинке  медленно  прогуливается  влюбленная  парочка.  Еже  дальше,  на  поваленной  сосне  и  пеньках  сидело  несколько  парней,  разложив  нехитрый  закусон,  они  по  очереди  опрокидывали  граненный  стакан,  каждый  раз  наполняя  его  водкой.  Еще  по  одной  тропинке,  через  лес,  пробирался  парень  со  спортивной  сумкой.
 - Это  тоже  наш, - сказал  Саня. – Гена  на  тренировку  идет.
  Идти  по  лесу  одно  удовольствие.  Воздух  чистый,  приятно  пахнет  сосной.  Ноги  мягко  ступают  на  рыжий,  толстый  ковер,  из  опавших  сосновых  иголок.  Не  обращая  внимание  на  людей,  перекрикиваются  между  собой  сойки.
  Ребята  сворачивают  с  тропинки,  пробираются  через  кустарник.  Впереди,  еще  плохо  просматриваясь  из-за  стволов  сосен,  видна  группа  ребят.  Человек  десять  не спеша  переодевались  в  спортивную  одежду.  Чуть  в  стороне  стоял  высокий,  стройный  парень,  лет  двадцати  пяти,  сунув  руки,  в  карманы  длинного,  кожаного,  черного,  плаща.  Модный  плащ  расстегнут,  воротник  стильно  поднят.  Парень  еще  издалека,  увидел  походивших  ребят.  Узнав  их,  успокоился.
  Саша  сразу  пошел  к  учителю  и  поздоровался  с  ним  за  руку.
 - У  меня  друг,  тоже  хочет  заниматься.  Я  за  него  ручаюсь.
  Учитель  внимательно  посмотрел  на  Сергея.
 - Конечно  можно, - после  небольшой  паузы  сказал  учитель. – Зовут  меня  Сергеем.
 - И  я  Сергей.
  Учитель  крепко  пожал  парню  руку.
 - Тебя  предупредили,  что  занятия  у  нас  платные?
 - Да  предупредили.
 - Если  согласен,  то  переодевайся  и  присоединяйся  к  ребятам.
  У тренера  приятное,  красивое  лицо.  Модная  стрижка,  волосы  зачесаны  на  бок.  Широкий  лоб,  большие,  немного  раскосые  глаза,  тонкие  губы  и  небольшой,  ровный  нос.
 - Минут  через  десять  начнем, - сказал  учитель. – Еще  не  все  подошли.
  Ребята  стали  переодеваться.
 - А  почему  все  в  спортивной  одежде.  Что,  ни  у  кого  нет  кимоно? – поинтересовался  Сергей.
 - Может  и  есть, - отвечал  Саша. – Но  понимаешь,  по  лесу  иногда  ментовские  патрули  проходят.  Мы  всегда  можем  сойти  за  группу  боксеров  или  борцов.  Нам  может  и  ничего,  а  тренера  задержать  могут.
  Ребята  подходили  на  поляну  с  разных  сторон.  Собралось  человек  тридцать.  Многие  наверно,  уже  давно  ходили  на  занятия,  и  хорошо  знали  друг  друга.
  Учитель  посмотрел  на  часы  и  несколько  раз  громко  хлопнул  в  ладоши.
 - Ребята,  начинаем  тренировку!
  Пацаны  построились  на  поляне.  Сначала  хорошая  разминка.  Затем  учитель  показывал,  как  правильно  наносить  удары  руками  и  ногами.  Потом  показал  несколько  приемов,  которые  усиленно  отрабатывали,  в  течении  часа.
  Кто-то  из  ребят  коротко  свистнул:
 - Менты!
  Видно  такие  визиты  уже  раньше  случались.  Ребята  быстро  разбились  на  пары  и  стали  отрабатывать  захваты  и  подсечки.  Обхватив  друг  друга,  делали  вид,  что  борются.  Остальные  застыли  рядом,  наблюдая  за  борьбой.
 - Не  стойте  столбами.  Отжимайтесь,  пресс  качайте,  или  растяжку  делайте, - скомандовал  учитель.
  Мимо,  по  накатанной  дороге  проехал  желтый,  с  синей  полосой  милицейский  «уазик».  Сержант  подозрительно  вглядывался  в  группу  ребят.
  Только  «уазик»  скрылся,  занятия  возобновились.
  Два  часа  тренировок.  С  непривычки  все  тело  стало  болеть,  от  физических  нагрузок.  Отработка  ударов  и  приемов  иногда  прерывалось  командой:
 - Отжаться  20  раз!...Приседание  20  раз!...
  Учитель  охотно  отвечал  не  вопросы,  объяснял  и  показывал,  как  надо  правильно  наносить  удар,  или  как  провести  прием.  Ребята  чувствовали  себя  с  учителем легко  и  свободно.
  В  конце  занятий  ребята  рассредоточились  вокруг  поляны.
 - Проводим  спарринги! – объявил  учитель.
  Сергей  указывал  на  любых  двоих  ребят.  Причем  они  могли  быть  совершенно  разной  комплекции.  Вызванная  пара  выходила  на  поляну  и  по  команде:  «Хаджиме»,  бросались  в  бой,  нанося  удары  руками  и  ногами.  Здесь,  сразу  бросалось  в  глаза  кто  дерется  по-уличному,  а  кто  уже  использует  выученные  ранее  приемы  и  удары.
  Первый  спарринг  закончился,  когда  один  из  ребят  разбил  другому  нос.  Хлынула  кровь,  и  поединок  остановили.
  Учитель  вызвал  новую  пару  ребят  на  спарринг.  Вторая  пара  оказалась  опытной,  и  за  поединком  наблюдать,  одно  удовольствие.
  Сергей  немного  волновался,  насчет  спарринга.  Спросил  товарища:
 - Леша,  сегодня  все  будут  спарринговаться?
 - Нет, не  все,  но  многие.  А  новички  обязательно.  Это  для  новичков,  как  испытание.  Я  тоже  в  первый  день,  с  одним  верзилой  помахался, - отвечал  Леша.
 У  Сергея  нервы  на  пределе.  Мелкая  дрожь  гуляет  по  всему  телу,  и  он,  с  этим  не  в силах  справиться.  Лучше  сразу  выйти  на  спарринг,  чем  вот  так  дожидаться  своей  очереди.
  Сергей  дрался  в  четвертой  паре.
 - Сергей  выходи,  поучаствуешь  в  спарринге, - сказал  учитель.
  Учитель  сказал  так  просто,  словно  Сергей  каждый  день  участвовал  в  поединках.
  Против  Сергея  вышел  парень  среднего  роста,  худощавый,  но  по  возрасту,  старше  года  на  три – четыре.  Сергей  немного  успокоился.  У  него  появился  шанс  на  победу,  хотя  он  знал,  что  этот  парень  уже  занимался  несколько  месяцев.
  Схлестнулись  и  Сергей  сразу,  пропустил  несколько  ударов.  От  ответного  удара,  противник  ловко  ушел.  Сергей,  за  свою  жизнь  приходилось  драться  не  так  часто,  но  кое-какой  опыт,  по  этой  части  у  него  имелся.  Поэтому,  в  следующий  момент,  он  все  же  подловил  соперника  и  хорошо  впечатал  кулаком  в  грудь.  Соперник  едва  устоял  на  ногах,  но  сразу  опомнился  и  отскочил  на  безопасное  расстояние.
  У  Сергея  не  особо  получалось  ногами,  и  он  больше  рассчитывал  на  свои  руки.  Хорошо,  что  они  у  него  длинные.
  Бились  с  переменным  успехом.  Закончилось  все  из-за  того,  что  противник  неловко  ударил  Сергея  по  спине  и  выбил  себе  руку.  Спарринг  остановили.
 - Ну,  что.  Для  начала  неплохо.  Мне  понравилось, - похвалил  учитель.

  6.

  Тренировки  проводились  по  три  раза  в  неделю.  Ребята  ходили  на  занятия  с  удовольствием.
  Родители  были  не  против,  что  Сергей  ходил  на  каратэ.  Но  Сергей  не  все  родителям  рассказывал.  Про  спарринги,  конечно  не  говорил.  И  синяками  не  хвастался.  Родителям  всего  знать  и  не  надо.  А  то  еще  запретят  ходить  на  секцию.
  Самое  главное,  что  Сергей  поверил  в  свои  силы.  А  одноклассники  в  школе  стали  завидовать  ему.
  На  шестой  тренировке  Сергею  выбили  ребро.  Теперь  каждое  движение  причиняло  острую  боль  в  боку.  Временно  тренер  запретил  Сергею  участвовать  в  поединках.
  Как-то  неподалеку  от  их  группы  занимались  каратэ  другие  ребята.  Ребят  было  человек  десять.  Все  они  одеты  в  футболки  и  в  штанах  от  кимоно. 
  В  самый  разгар  занятий  подошел  учитель с  двумя  своими  ребятами.  Тренер  невысокий,  полненький  мужчина,  лет  тридцати.  Двое  ребят,  которых  он  привел,  были  высокого  роста  и  крепкого  телосложения.
  Толстячек  сразу  направился  к  Сергею
 - О-о,  знакомые  все  лица.  Мы,  уже  встречались, - толстяк  фальшиво  заулыбался.
  Сергей  только  кивнул  головой.  По  нему  было  видно,  что  он  не  особо  обрадовался  этой  встрече.      
 - Привет,  меня  зовут  Толик, - толстячек  протянул  руку.
 - Сергей, - ответил  их  учитель  и  пожал  протянутую  руку.
 - Вы,  постоянно  здесь  занимаетесь?  Вижу,  что  полянка  хорошо  утоптана.
 - Когда  как…- уклончиво  и  неохотно  отвечал  Сергей.
 - А  мы  почти  год,  в  спорт  зале,  одной  школы  занимались.  Директору  бабло  платили,  и  все  были  довольны.  Неделю  назад,  директор  поменялся,  и  нас  выперли  из  школы  на  улицу.  Сейчас  ищем,  какое-нибудь  помещение  для  занятий.  Сережа,  у  тебя  нет,  ничего  на  примете.
 - Пока  нет.  Видишь,  сами  на  природе  занимаемся.
 - Понятно…Сережа,  а  ты  не  против,  если  наши  ребята  поспаррингуюся.
  Учитель  оглядел  бойцов,  которых  привел  с  собой  Толик.  Толик  заметил  его  нерешительность.
 - Серега,  ты  не  волнуйся,  мы  же  не  в  полный  контакт, - улыбнулся  Толик. – Или  боишься  своих  пацанов?...Они  плохо  подготовлены  к  спаррингу?  Или  ты,  пацанов  своих  жалеешь?
  Толик  явно  провоцировал  Сергея.
  Сергей  оглянулся  на  своих  ребят,  которые,  с  любопытством  прислушивались  к  их  разговору.  У  Сергея  в  группе  нет  таких  громил,  каких  привел  с  собой  Толик.  Из-за  этого  Сергей  и  нерешался  на спарринг.
  К  Сергею  подошел  один  парень.  Его  все  звали  Андреем.  Андрей  в  секции  уже  давно  занимался  и  был  самым  опытным.
  Андрей  среднего  роста,  широкоплечий.  Два  вражеских  бойца  смотрели  на  него  с  холодным  презрением.
 - Сергей, давай  я,  поспаррингуюсь…Все  будет  в  порядке.
 - Ты  уверен? – спросил  учитель.
 - Уверен!
  Ребята  оговорили  условия,  на  которых  они  собирались  драться.  По  команде  сошлись.  Громила  оказался  не  просто  физически  сильным,  но  еще  и  опасным  бойцом  и  серьезным  противником.
  Андрей  легко  ушел  от  нескольких  мощных  ударов.  Иначе  ему  пришлось  бы  лежать  на  теплом  песочке.  А  затем  ребята  увидели  настоящий  класс. Андрей  нанес  несколько  ударов  руками,  от  которых  его  противник  более  или  менее  защитился.  В  конце  Андрей  мощным  ударом  ноги  смог  сбить  своего  врага  с  ног  на  землю.  Дикий  рев  поверженного  на  землю  врага  возвестил,  насколько  соперник  разозлился.  Вскочив  на  ноги,  соперник  бросился  в  схватку  с  удвоенной  силой.  Замелькали  руки  ноги.  Соперник  наседал,  пытаясь  достать  своего  обидчика,  которому  он  пока  проигрывал.  Вот  только,  злость  и  ярость  не лучшие  помощники  в  рукопашной  схватке.
  Все  заметили,  что здоровяк  бьет  по  настоящему.  Бьет  так,  чтобы  вырубить  Андрея,  а  совсем  не  так,  как  договорились,  в  начале  боя.
  Андрей  перед  таким  натиском  не  устоял  и  вынужден  был  отходить.  Он  еле  успевал  блокировать  или  уворачиваться  от  яростных  ударов  соперника.  Отступая,  Андрею  удалось  провести  несколько  коротких  и  вроде  не  очень  сильных  ударов.  Но  после  третьего  попадания  в  корпус,  здоровяк  замедлил  свой  натиск  и  даже  покачнулся.
  Андрей  был  уже  загнан  в  конец  поляны.  Его  нос  и  губы  сильно  кровоточили.  Кровь  неровными  пятнами  испачкала  футболку  на  груди.  Но  Андрей  и  не  думал  прекращать  бой.  В  его  лице  появилось  злость.
  Еще  один  удар  здоровяка  едва  не  попал  Андрею  в  пах.  Это  скорей  всего  и  ускорило  развязку.  Как  Андрей  нанес  свой  последний  удар,  никто  толком  и  не  заметил.  Здоровяк  просто  замер  и  несколько  секунд  простоял  на  одном  месте.  Такое  впечатление  сложилось,  что  человек  решил  просто  передохнуть.  Но  в  следующую  секунду  он  буквально  рухнул  на  землю.
 - Твой  боец  победил, - вынужден  признать  Толик,  и  кисло  улыбнулся. – Все  по-честному.
  По  лицу  Толика  видно,  что  он  сильно  недоволен результатом  поединка.
 - Забирай  своего  другана, - сказал  Толик  второму  здоровяку  и  пошел  к  своей  группе.   
  Ребро  у  Сергея  зажило  только  через  два  месяца.  Сергей  снова  стал  участвовать  в  спаррингах.  Но  на  второй  спарринге  ребро  снова  выбили.  «Помог»  в  этом  его  друг  Леша,  который  и  привел  его  в  секцию.
  Перед  спаррингом  Сергей  попросил  товарища:
 - Леша,  ты  по  правому  боку  осторожней.
  Через  минуту  боя,  Леша  пропустил  удар  в  лицо.  Это  его  разозлило  товарища  и  он специально  ударил  в  правый  бок,  со  всей  силы.  Удар  буквально  вырубил  Сергея.  От  боли  перехватило  дыхание,  на  глаза  навернулись  слезы.
  Учитель  остановил  бой.
 - Леня,  ты  же  знал,  что  у Сергея  ребро  недавно  было  выбито.
 - Я  случайно…- явно  соврал  Леша.
  Что-то  в  это  не  особо  верилось.  Слишком  хорошо  Сергей  знал  своего  товарища.  Он  всегда  был  злопамятным.  Что  есть,  то  есть.
  После  тренировки,  когда  ребята  переодевались,  Сергей  спросил  у  Леши:
 - Леня,  ну  зачем,  ты  ударил  меня  именно  в  правый  бок?  Я  же  просил  тебя…
 - А  ты,  зачем  меня  в  челюсть  ударил?
 - Значит,  все-таки  специально  ударил.
  Через  три  месяца  занятий  Сергей  перешел  в  другую  группу.

  7.

  В  новой  группе  занималось  человек  сорок.  В  основном  все  студенты.  Несколько  человек,  по  возрасту   были  лет  по  тридцать. Сергей  оказался  в  группе  самым  молодым.
  На  первой  тренировке  познакомились  с  учителем.
  Учитель  высокий,  немного  полноватый  мужчина,  с  приятным,  мужественным  лицом,  лет  25 – 28.
 - Зовите  меня  Игорем,  и  обращайтесь  ко  мне  на  «ты».  Точно так  же  и  я,   вас,  буду звать  по  именам,  и  обращаться  на  «ты»,  когда  всех  вас,  запомню.  Никаких  выканьев.  У меня  в  группе  так  не  принято.  На  тренировке  я,  ваш  учитель.  После  тренировки  мы,  все  равны  между  собой.
  В  новой  секции  пришлось  три  месяца  заниматься  физической  подготовкой.  Каждая  тренировка  по  четыре  часа.  В  результате  от  старой  группы  из  сорока  человек  осталось  только  треть  группы.  Остальные,  не  выдержав  нагрузок,  просто  ушли.
 - Игорь,  когда  мы  уже  перейдем  к  изучению  ударов  и  приемов? – спрашивали  учителя  ученики.
 - Ребята,  здесь  нельзя  спешить, - разъяснял  Игорь. – Если  занимаешься,  к  примеру,  Дзюдо,  то  там  пока  не  научишься  правильно  падать,  к  основным  занятиям  не  переходишь.  Любое  падение  может  привести  к  травме.  А  правильное  падение  можешь  изучать  целый  месяц,  чтоб  выработать  все  до  автоматизма.
  Тренировки  на  выносливость  продолжались.  Занятия  состояли  из  разминки,  растяжки,  всяких  физических  нагрузок.  Учились  правильно  падать.  Изучали  правильное  дыхание,  самомассаж.
  Сергей  падать  уже  мог,  до  этого  он  четыре  месяца  занимался  дзюдо.
  Иногда  учитель  читал  всякие  лекции.  Ребята  при  этом  сидели,  поджав  под  себя  ноги,  по-японски.  Сидели,  преодолевая  боль,  у  некоторых  случались  судороги.  Ноги  от  боли  выкручивало,  они  немели  и  кололи  тысячью  иголок.  Продолжали  сидеть,  конспектируя  все  в  общие  тетради.  Записывали  новые  задания,  новые  упражнения.  Сюда  же  заносили  новые  японские  слова.  Слова  заучивали,  чтоб  на  тренировках  говорить  только  на  японском  языке.
  Растяжка.  Ноги  широко  расставлены,  руки  за  головой.  Ноги  медленно  скользят  по  матам,  разъезжаются  под  тяжестью  тела.  Сильная  боль  в  паху,  мышцы  натянуты  до  предела.  Сергей  самый  молодой  в  группе  и  ему  растяжка  дается  легче.  Кости  еще  мягкие.  Месяца  через  два,  он  почти  садился  на  шпагат.
  Сергею  занятия  давались  легче,  многое  уже  было  ему  знакомо,  по  занятиям  в  другой  секции.  Учитель  присматривался  к  новичкам.  Сергея  перевел  в  группу,  к  ребятам,  которые  занимались  у  Игоря  несколько  лет.
 - В  младшей  группе  тебе  нечего  делать, - пояснил  Игорь. – Новички  будут  тебя  тормозить.  Хватаешь  ты,  все  на  лету.  Если  приложишь  усилия,  и  не  будешь  сачковать,  то  вполне  сумеешь  догнать  ребят  из  старшей  группы.
  Занимались  на  Салтовке.  Зал  находился  в  девятиэтажке,  на  первом  этаже.  Над  входом  висела  надпись:  «Вольная  борьба».  Хозяева  здесь  были  борцы.  Так,  что  приходилось  заниматься  через  день.  День  борцы,  день  каратисты.
  Зал  не  очень  большой.  На  полу  постелены  маты,  матами  так  же  прикрыты  стены.
  Когда  Сергей  пришел  в  зал,  в  первый  раз,  то  в  глаза  сразу  бросились  отпечатки  босых  ног  на  потолке.  Их  там  красовалось  больше  десятка.
 - Интересно,  как   это  смогли  сделать? – поинтересовался  Сергей.
 - Это  Валерка  балуется, - пояснил  один  из  ребят.
 - Интересно  как?
 - Прыгает  и  бьет  ногой  в  потолок.
 - Так,  просто  невозможно  сделать, - не  поверил  Сергей.
  Он  вытянул  вверх  руку.  Рука  до  потолка  не  доставала.  Сергей  подпрыгнул  и  коснулся  кончиками  пальцев  потолка.
 - Как  можно  оставить  на  потолке  отпечаток  ноги, - спросил  Сергей. – Если  бы  мне  сказали,  ударь  кулаком  в  потолок,  то  у  меня,  удар  просто  не  получится.
 - Ну,  ты  сказанул, - улыбнулся  чернявый,  веселый  парнишка. – Конечно  у  тебя,  ничего  не  выйдет.  Ударить  рукой  в  потолок  намного  тяжелей,  чем  ногой.
  Ребята,  увидев  растерянное  лицо  Сергея,  засмеялись.
 - Валерчик,  покажи  парнишке,  как  ты,  это  делаешь, - смешливый  показал  рукой  на  потолок. – А  то  Серега  так  и  будет  стоять,  как  столб.
 - Вы,  ребята,  соберите  сначала  всех  неверящих.  И  я  для  них  всех,  специально  покажу, - подошел  Валера. – А  то  каждый  раз  показывать,  мне  уже  надоедает.
  Валера  самый  лучший  ученик  Игоря.  Невысокий,  худощавый,  он  охотно  показывал  свое  мастерство.  Валера  постоял,  резко  потряхивая  руками.  Покрутил  головой.  Сделал  несколько  глубоких  вдохов – выдохов.  И  затем,  с  коротким,  резким  криком,  сжавшись,  подскочил,  и  в  прыжке,  переворачиваясь  в  воздухе,  нанес  быстрый  удар  ногой,  прямо  в  потолок.  На  потолке  появился  свеженький  отпечаток    ноги.  Валера,  в  воздухе  перевернувшись  через  голову,  приземлился  на  ноги.
  Все,  кто  это  видел,  в  первый  раз,  так  и  застыл  с  открытым  ртом.
  Пришел  учитель,  и  начались  занятия.
  Около  года  Сергей  ходил  на  секцию,  и  ушел,  только,  за  пару  месяцев  перед  армией.

  8.

  Утром  Сергея  разбудил  дневальный:
 - Худжиев,  подъем.
  Сергей  не  заставил  себя  ждать.  Быстро  встал,  надел  штаны  и  сапоги.  Пошел  на  улицу.
  На  востоке  небо  посветлело,  но  на  улице  еще  темно  и  прохладно.
  У  казармы  четыре  офицера.  Один  Кушнаренко,  начальник  заставы,  второй  замполит,  третий  из  сержантской  заставы,  а  четвертого  Сергей  просто  не  знал.
 - Сейчас,  еще  медбрат  наш  подойдет, - сказал  Кушнаренко  весело. – Подождем  немного.
  Из-за  казармы,  как  раз  в  этот  момент  появился  капитан  медицинской  службы  Сологуб,  невысокий,  черноволосый  мужчина.
 - Я  извиняюсь  за  опоздание.  Еще  кого-то  ждем?
 - Все  уже  собрались…
  На  спортгородке,  Сергей  и  еще  один  парень,  Иван,  который  тоже  занимался,  на  гражданке  каратэ,  стали  тренировать  пятерых  офицеров.
 - Ребята,  только  честно.  Что-нибудь,  полезное  из  каратэ,  можно  перенять? – это  спросил  капитан  медик.
 - Конечно, - сразу  отозвался  Сергей. – Вот  возьмем,  хотя  бы,  каратешный  удар  кулаком.  Это  не  наш,  российский,  с  замахом.  Если  не  попаду,  то  тебе  повезло,  а  попаду,  с  ног  сшибу.
  Сергей  показал  офицерам  русский  размашистый  удар.  Офицерам  шутка  понравилась  и  они  рассмеялись.
 - А  теперь  каратешный  удар.  Он  прямой,  его  тяжелей  остановить  или  заблокировать.  Он  не  просто  бьет,  а  еще  вворачивается, - Сергей  продемонстрировал  удар.
  Сергей  с  Иваном  показывали  офицерам  удары,  блоки  и  стойки.  Офицеры  охотно  повторяли.  У  некоторых  удары  получались  очень  коряво,  но  это  и  не  удивительно,  сразу  научится  очень  сложно.
 - Вы,  ребята,  гоняйте  нас.  Не  стесняйтесь! – сказал  Кушнаренко.
  Удары  не  получались,  не  смотря  на  все  старания  учеников.  Выходило  нечто  корявое  и  смешное.  Особенно  плохо  получалось  у  медика.  Но  капитан  Сологуб  брал  все  упорством.
  Удары  ногами  выходили  еще  хуже,  чем  удары  руками.
  Сергей  видел,  что  вряд  ли  он  сможет  обучить  офицеров.  Это  понимал  хорошо  и  Иван.  Но  их  дело  маленькое,  что  им  приказали,  то  они  и  делают.
  Часовая  тренировка  закончилась.  Когда  подходили  к  казарме,  то  увидели  убегающую,  на  зарядку  заставу.
 - Ребята,  у  вас  пол  часа,  чтобы  привести  себя  в  порядок.  Все,  занимайтесь  своими  делами, - распорядился  Кушнарев.
  Так  Сергей  с  Иваном  занимались  в  течении  двух  недель,  пока  другие  события  не  внесли  коррективы  в  их  жизнь.

  9.

  Сергею  вспомнилась  бабушка.
  Дома,  на  гражданке,  он  частенько  с  ней  ссорился.  А  сейчас  заскучал.
  У  бабули  было  два  любимых  киношных  героя.  Первый,  это  капитан  Кольцов,  в  исполнении  Юрия  Соломина,  в  фильме  «Адъютант  его  превосходительства».  Второй  любимчик  Вячеслав  Тихонов,  в  роли  смелого  и  находчивого  Штирлица,  в  «Семнадцати  мгновеньях  весны».  Эти  фильмы  бабуля  могла  смотреть  по  многу  раз.
 - Вот,  настоящий  мужчина, - тихо  вздыхала  бабушка. – Какой  красавчик.
  Зрение  у  бабули  было  слабое.  Поэтому  бабушка  садилась  рядом  с  телевизором  и  смотрела  фильм,  иногда  вставляя  свои  комментарии.
  Как-то  посмотрев  «адъютанта»,  бабушка  выдала:
  - Фильм  хороший.… Вот  только  не  поняла,  где  там  красные,  где  белые.  Кто,  кого  стреляет,  не  могу  разобрать.  Форма  у  всех  одинаковая.  Фуражки,  сапоги,  ремни…А  Соломин  хорош!  Вот  это  мужчина.
  Иногда  бабушка  показывала  старые,  пожелтевшие  фотографии.  Снимков  с  дедушкой  сохранилось  очень  мало.  Но  где  был  запечатлен  дед,  то  сразу  видно,  что  дедушка  очень  красивый.
  Вот  только  судьба  не  пожалела  деда.  В  конце  30-х,  когда  в  СССР  прокатился  террор,  против  советского  народа,  позже  названный  Культом  Личности.  Дедушку,  начальника  одной  из  железнодорожной  станции,  под  Харьковом,  арестовали.  С  бабушкой  он,  уже  не  жил.  Но  чекисты  ночью  приехали  домой  к  сожительнице,  и  арестовали  деда.  Был  начальником  станции,  стал  врагом  народа.  Умер  дедушка  через  несколько  лет.
  Арест  деда  не  прошел  бесследно  и  для  отца  Сергея.  Позорное  пятно  сына  врага  народа,  преследовало  отца  всю  его  жизнь.  Хотя  наши  руководители  страны  и  говорили,  что  дети  за  родителей  не  несут  ответственности,  в  жизни  все  получалось  по-другому.
  Бабушку  за  одно  опоздание  на  работу  сразу  уволили,  с  волчьим  билетом.  На  работу  ее  больше  не  брали.  Пенсию  она  никогда  не  получала.
  Сергей  не  понимал,  к  чему  такая  жестокость.  Он  до  армии  пол  года  работал  на  заводе  им.  Шевченко.  Ехать  с  Салтовки  на  Новоселовку  далеко  и  долго,  почти  полтора  часа  в  пути.  С  одного  конца  города  в  другой.  Иногда  трамвай  ломался,  и  толпа  людей  пешком  шла,  а  некоторые  бежали,  чтоб  успеть  вовремя,  на  завод.  Опаздывали,  как  не  старались.  Кроме  трамвая,  на  завод  больше нечем  доехать  нельзя.  Раньше  их  наверно  поувольняли  бы  с  работы.
  Бабушка,  конечно  же,  любила  своего  любимого  внучка  Сергея.  Больше  всего  она  хотела,  чтоб  ее  внучек  стал,  как  она  говорила  балеруном,  ну  или  на  крайний  случай  фигуристом.  Стоило  по  телевизору  показать  балет,  или  фигурное  катание,  как  бабуля  сразу  подсаживалась  ближе,  к  голубому  экрану.  Ее  лицо  сразу  смягчалось,  даже  морщинки разглаживались.
 - Сереженька,  как  мне,  хочется,  чтоб  ты,  у  нас,  был  балеруном.  Вот  так  же,  танцевал  на сцене,  кружился,  прыгал…Девочку  по  сцене  носил.
 - Ага,  сейчас,  мне  больше  делать  нечего,  как  девочку  по  сцене  таскать, - грубо  обрывал  бабушкины  мечты  Сергей,  которому балет  совершенно  не  нравился.
  А  сама  мысль,  об  участии  в  балетных  дрыганьях,  буквально  убивала  парня.
  Бабушка  молча,  осуждающе  качала  головой.  Она  продолжала  наслаждаться  танцами  своих  любимых  балерунов,  тихо  бормоча  себе  под  нос:
 - Ах,  как  красиво…Вот  бы  ты,  выступал  с  балетом,  а  я  по  телевизору  смотрела…А  то  гацает,  по  всяким  стройкам,  как  сумасшедший.  Только  одежду  портит.
  Если  по  телеку  показывали  фигурное  катание,  бабуля  сразу  бежала  к  телевизору  и  продолжала  мечтать:
 - Вот  какая  прелесть.  Нет  ничего  лучше  фигурного  катания.
 - Бабушка,  ты  же  говорила,  что  нет  ничего  лучше,  чем  балет, - вставлял  Сергей.
  Бабушка  делала  вид,  что  ничего  не  слышит.
 - Вон,  как  молодой  человек,  с  девушкой  катается  и  кружатся.  Какая  прелесть.  Вот  если  бы  Сергей  был  у  нас  фигуристом…
 - Бабушка,  успокойся.  Я  не  хочу  фигуристом  быть.
 - Вот  и  зря, - качала  бабушка головой.
  Лет  в  12  у  Сергея,  неожиданно  заболели  ноги.  Еще  в  детстве,  он  мучался  сильными  болями  в  коленях.  Колени  болели,  как  у  старика,  на  плохую  погоду.  От  этой  боли,  которая  безжалостно  выкручивала  ноги,  Сергей  ночью  просыпался,  не  в  силах  терпеть  адскую  боль.  Он  даже  несколько  раз  плакал.
  Мама  с  бабушкой  смазывали  ему  ноги  водкой  или  одеколоном,  и  даже  дефицитным  «змеиным  ядом»,  который  доставали  по  большому  блату  отцу.
  У  отца,  тоже постоянно болела  одна  нога,  последствие  аварии.  Он  разбился  в  молодости  на  мотоцикле.  Нога  после  страшной  травмы  болталась  на  нескольких  жилках  и  ее  хотели  ампутировать.  Отец  уперся  и  не  согласился.  Ногу  собрали,  но  страшный  шрам  так  и  остался  на  всю  жизнь.  Нога  стала  болеть,  на  перемену  погоды.  Вот  отцу  и  доставали  родственники,  в  Москве  дефицитный  «змеиный  яд».
  После  натирания,  ногу  Сергея  укутывали  теплыми  платками.  Иногда  бабушка  давала  свою  грелку.  Укутанная  платками  нога  быстро  нагревалась.  Пульсирующая  боль  медленно,  неохотно  отступала,  и  Сергей  только  тогда  мог  уснуть.  Эта  сильная  боль  в  коленях,  надолго  отпечаталась  в  его  памяти.
  Прошло  время.  Лет  в  12 – 13 ноги  снова  заболели.  В  области  колен  выросли  костные  бугры,  которые  болели  даже  от  легкого  нажатия  рукой.
  Мама  водила  Сергея  по  врачам.  Врачи  осматривали,  расспрашивали,  заставляли  сдавать  многочисленные  анализы.  Что-то  строчили  в  его  медицинской  карточке.  А  потом  разводили  руками.  Что  с  ногами  у  Сергея  они  не  знали.
  Сергею  даже  больно  стало  ходить.  Прогревания  и  всякие  ультразвуки  облегчения  не  приносили.  Сергей  даже  не  мог  на  присядки  сесть.  Сесть  то  он  мог,  а  встать  не  получалось.  Ноги  пронзила  сильная  и  острая  боль.
  Наверное,  всегда  так,  когда  начинаются  серьезные  проблемы  со  здоровьем,  это  подхлестывает  заняться  собой.  Сергей  ничего  лучшего  не  придумал,  кроме  того,  чтобы  каждый  день  приседать.  Начал  с  десяти  раз.  Приседал,  держась  за  спинку  стула  и  за  стол.  Особенно  тяжело  было,  когда  он  начинал  вставать,  распрямляя  ноги.  Ноги  отозвались  противной  болью.  Но  Сергей  терпел  и  продолжал  приседания.
  Недели  через  две  стало  немного  легче.  Сергей  сразу  увеличил  нагрузку.  Теперь  он  делал  упражнения  утром  и  вечером.  Боль  начинала  отступать,  и  это  добавляло  оптимизма.
  Родителям  Сергей  решил  ничего  не  рассказывать,  чтоб  не  волновать  маму.  Если  делал  упражнения,  то  выбирал  такое  время,  чтоб  родители  не  видели.
  Через  месяц  упорных  занятий,  все  время,  увеличивая  количество  приседаний,  Сергей  мог  уже  выполнять  упражнения  без  поддержки.
  Сергей  вырос,  а  боль  отступила.  Может,  сыграло  роль,  то,  что  Сергею  купили  велосипед  «Украину».  Большой,  черный  красавец,  который  в  те  времена  стоил  96  рублей.  И  он  подолгу,  с  друзьями  гоняли  на  великах  по  улицам.  Колени  получали  хорошую  нагрузку.
  В  военкомате,  во  время  медкомиссии,  Сергей  мог  сослаться  на  свои  больные  ноги,  принести  и  показать  записи  из  медицинской  карточки.  Но  он  ничего  не  сказал  врачам.  Сильно  хотелось  попасть  в  пограничные  войска.  И  он  своего  добился.


Рецензии